Ложь как объект философского и психологического анализа (76118-1)

Посмотреть архив целиком

Ложь как объект философского и психологического анализа

Ю. П. Поваренков, Е. Г. Черноморец

"Ложь" относится к группе тех понятий, которые широко используются в науке, в педагогической и социальной практике, а также в повседневной жизни человека. Широкое применение данного понятия неизбежно размывает его содержание, нарушает семантические границы его объема. Расширительное трактование понятия "ложь" приводит к тому, что оно начинает использоваться как синоним близких к нему по содержанию понятий, например, таких, как заблуждение, обман, вранье, дезинформация и ряд других. Данная тенденция отмечается как в психологической, так и в педагогической литературе. Однако стоящие перед нами задачи экспериментального исследования детской лжи требуют дифференциации данного понятия и конкретизации его психологического содержания.

В настоящей статье предпринята попытка в какой-то степени решить эту непростую проблему, опираясь на материалы, имеющиеся в философских и психологических исследованиях. Обращение к философии в данном случае продиктовано двумя группами причин. Во-первых, в работах философов накоплен богатый опыт анализа понятия лжи и понятий, близких к нему по смыслу. Во-вторых, необходимость обращения к философии продиктована тем обстоятельством, что в психологической литературе проблематика лжи представлена явно недостаточно, а экспериментальные исследования практически отсутствуют. Обозначая два уровня теоретического анализа понятия лжи, мы считаем необходимым указать, что, в конечном счете, психологическая трактовка является для нас главной задачей.

Прежде всего обратимся к анализу соотношения таких понятий, как "истина", "заблуждение" и "ложь", поскольку и в психологии, и в философии эта проблема ставилась неоднократно.

Особенно популярными у психологов и философов являются рассуждения на тему: "что такое истина?". В настоящее время данная проблематика широко обсуждается в зарубежной и отечественной науке. Обратимся к отечественным источникам, затрагивающим проблему определения истины. В.И. Свинцов пишет, что понятие истины содержит особое свойство знания, которое отображает фрагменты реальности [12]. В.С. Хазиев конкретизирует данное определение: истина как знание соответствует адекватной действительности, то есть отображает истинные фрагменты реальности [15]. Подобное определение мы находим у А.А. Ивина. Автор пишет: "В соответствии с классическим определением истины высказывание истинно, если оно соответствует действительности, и ложно, если оно не соответствует ей" [4. С. 85].

Наиболее полное определение истины представленно в энциклопедическом словаре: истина - это объективное содержание сознания, адекватное отражение предметов и явлений действительности. Здесь же мы находим классификацию видов истины, выделяют: объективную, конкретную, абсолютную и относительную истины [13]:

объективной определяют истину, которая объективна по содержанию и, в то же время, субъективна по форме (является результатом мыслительной деятельности);

конкретной называют такую истину, которая раскрывает существенные аспекты явлений с учетом конкретных условий их развития;

истина, которая отражает предметы и явления действительности не полностью, называется относительной;

абсолютной признается лишь та истина лишь тогда, когда она дает окончательное знание определенных аспектов действительности.

Более подробно остановимся на соотношении относительной и абсолютной истин. Ряд философов считает, что относительность истины заключается в самом объекте познания. Любой объект познания неисчерпаем, изменчив, обладает множеством свойств. Поэтому полное исследование объекта практически невозможно. Истина относительна, так как она отражает объект не полностью, а лишь частично [14].

И.С. Нарский приводит четыре доказательства относительности истины [9]. Первое доказательство: знания об окружающей действительности мы получаем посредством восприятия, через органы чувств. На восприятие влияет субъективный опыт человека. Поэтому мы не может утверждать, что полученное нами знание правильно отражает действительность. Второе доказательство заключается в том, что трудно удостовериться в точности измерений и вычислений, с помощью которых были получены знания. Третье доказательство - истина (как уже упоминалось ранее) лишь частично отражает предметы и явления действительности. Четвертое доказательство - в содержании истины отсутствует исчерпывающий перечень условий, который бы констатировал правильность нашего восприятия действительности [9].

И.С. Нарский выделяет три вида абсолютной истины: первый вид абсолютной истины - это всеобъемлющее знание обо всей объективной и субъективной реальности; второй - истинные элементы знания, которые входят в состав относительных истин; третий - окончательные знания, зафиксированные в суждениях типа "вечных истин", то есть знания, которые подтверждены историей и не могут быть изменены [9]. Автор обозначает общую характеристику всех видов абсолютной истины: данная категория содержит знания, которые не подвергаются сомнению последующим развитием науки, а обогащаются и постоянно подтверждаются жизнью.

Л. Новак различает не только "абсолютную", но и "полную", "целостную", "окончательную" и "фрагментарную" истины:

абсолютная истина - это безоговорочно истинное высказывание;

"полная" истина - это исчерпывающий ответ на данную проблему, которому предшествовала группа относительно истинных, то есть приблизительных высказываний;

" целостная" истина - сочетание всех полных истин о разных сторонах некоторого объекта;

истина "окончательная" - это исчерпывающее множество всех целостных истин о разных объектах, раскрывающее их сущностные связи и отношения.

"фрагментарная" истина состоит из: "частичной" (отражающей лишь некоторые части познаваемого объекта) и "относительной" (приблизительно описывающей объекты и явления действительности) истин.

Как справедливо отмечают многие авторы, в состав относительной истины входят элементы абсолютной истины. Здесь и возникает парадокс относительной истины, который заключается в том, что относительная истина в своем ядре содержит абсолютную истину, но не сводится к ней. В отечественной философии парадокс относительной истины разрешим на основе следующих тезисов:

в состав относительной истины входят абсолютно истинные утверждения, оставшиеся гносеологически неопределенные утверждения впоследствии будут изменены или исключены;

относительно истинные утверждения могут рассматриваться как относительное заблуждение обратной степени ложности, а в зависимости от изменения условий, усиления практических требований или их замены могут превратиться в ложь, тогда "истина станет заблуждением, заблуждение - истиной" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т 20. С. 92);

утверждения типа "вечных истин" могут быть не только абсолютными, но и относительными. В относительную истину данные утверждения превращаются в том случае, если в практических требованиях к знанию акцент переносится с точности констатации некоторых фактов на максимально достижимую полноту знания о содержании этих фактов [9. С. 31].

Представленные тезисы демонстрируют, что понятие относительной истины тесно переплетается с понятием заблуждения. В содержание относительной истины могут входить неопределенные утверждения, то есть заблуждения. Кроме того, вся история человечества показывает, что путь к истине лежит через заблуждения.

Понятие "заблуждение" схоже по значению с понятием "ложь", поэтому считаем необходимым обозначить их различия. В.И. Свинцов определяет заблуждение "как отношение несовпадения объективной истинностной характеристики знания с его субъективной оценкой в категориях истины и лжи" [12. С. 83]. А.Г. Спиркин приводит следующее определение: "Заблуждение - это содержание сознания, не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное..." [14. С. 462] Автор пишет, что причиной возникновения заблуждений является сложность решаемых проблем, в ситуациях неполной информации [14]. Отличительной особенностью высказывания лжи, в отличие от заблуждения, является сознательное искажение знаемой истины. Вместе с тем анализ философской и психологической литературы показал, что ряд автор ставит понятия "заблуждение" и "ложь" в один ряд и считает их синонимичными.

Рассмотрим подходы к данной проблеме в работах И. Канта и Ф. Ницше. И. Кант в "Критике чистого разума" дает определение понятию "ложь" "(aliud lingua promptum, Aliud pectore inclusum gerere) честолюбие ... заставило одно скрывать в своем сердце, другое держать наготове на языке" [5. С. 453]. Он считает: если человек знает, что говорит неправду, то его высказывание называется ложью, отмечает, что даже безвредную ложь нельзя считать невинной, так как она "остается серьезным нарушением долга по отношению к самому себе" [5. С. 453]. Подобная ложь, пишет автор, унижает человеческое достоинство, ставит под сомнение порядочность личности человека и лишает его доверия со стороны окружающих людей [6].

Ф. Ницше не делает различий между категориями "заблуждение" и "ложь". Он считает, что сама мораль предполагает наличие лжи. В основе моральных допущений лежат заблуждения [10]. Ф. Ницше утверждал: то, что в науке называется истиной, есть просто биологически полезный вид заблуждения. Поэтому "мир, поскольку он имеет для нас значение, ложен" и представляет собой "постоянно изменяющуюся ложь, которая никогда не приближается к истине..." [7. С. 654].


Случайные файлы

Файл
129761.rtf
89.rtf
117796.rtf
11452.rtf
CBRR5057.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.