Эволюция социологических теорий городского развития (73838-1)

Посмотреть архив целиком

Эволюция социологических теорий городского развития

Вагин В.В.

Несмотря на то, что за исключением М. Вебера у отцов-основателей современной социологии (Маркса, Вебера, Дюркгейма) не было специальных работ, посвященных городу, их идеи наложили отпечаток на развитие всей городской социологии. Идеи Дюркгейма о роли «разделения труда» в формировании города, марксистскую теорию классового конфликта, развитие рациональной мысли и идеальной бюрократии М. Вебера можно обнаружить как методологические основания большинства работ современных авторов, занимающихся городской социологией. К. Маркс и Ф. Энгельс обосновали диалектико-материалистические подходы к изучению общества. В общем контексте их взглядов, индустриальный город выступал знаком исторического процесса, являлся шагом на пути экономического развития и строительства социализма, разрушал «идиосинкразию сельской жизни» и был местом формирования «классового сознания», объединения пролетариата, социальной революции. Именно в городах появился и достиг огромной численности рабочий класс, столкнувшийся в нем лицом к лицу со своими эксплуататорами. Здесь начинают развиваться элементы «классовой борьбы», здесь же они достигают своего наивысшего проявления и происходит превращение пролетариата «из класса в себе, в класс для себя». В работе Ф. Энгельса (1844) «К положению рабочего класса в Англии», ставшей классическим описанием существования рабочих в период индустриальной революции, дается исчерпывающий анализ положения дел в рабочей среде, удушающей атмосферы существования наемных работников в центре индустриальной революции — Манчестере. Для К. Маркса и Ф. Энгельса индустриальный город — отражение сущностных черт капиталистического способа производства. Город — это центр нового разделения труда, новых технологий и организации производства, представленный разделением на два доминирующих класса: буржуазию и пролетариат. Города становятся ареной классовых конфликтов и отражают монополизацию капитала, крушение мелких фирм и их поглощение крупными. Таким образом, город в их концепции не причина, а лишь одна из черт капитализма.

М. Вебер посвятил средневековому городу одну из своих работ (Die Stadt. 1921). В этой работе он рассматривает город как место, в котором можно увидеть много ключевых черт современной урбанизированной территории: рост бюрократии, сменяемые правительства и демократию, купеческий класс и ранние капиталистические предприятия. Такие города способствовали превращению феодализма в капитализм, они привносили новый дух рациональности — порядок и эффективность, причинность, но не традиции, как основу эффективного функционирования. Они стимулировали новые идеи, культуру, структуры управления. Города содействовали росту индивидуальных предприятий, их самостоятельности. Социолог подверг глубокому анализу три основных типа европейского города: города производителей, потребителей и торговые города, проследил эволюцию конкретных городских поселений.

М. Вебер также указывал на важность функции наличия гарнизона — отличительной черты (не всегда городские стены служили такой чертой) городской принадлежности. Отнюдь не только экономические причины являлись основой роста городов. Мощным ускорителем их развития служило придание им особого административного статуса. В своей работе М. Вебер обосновал идеальный тип «полного городского сообщества». Его чертами являются: защитные сооружения, рынок, суд, относительная форма ассоциации, хотя бы частичная политическая автономия. Однако становление европейских монархий, национальных государств и империй, рост капитализма в таких городах приводил к утрате их независимости. М. Вебер сожалел о том, что «век» города подошел к концу.

Э. Дюркгейм, анализируя общество в целом, подошел к нему не просто как к объединению индивидов, но живой целостности, сущность которой определяется поведением составляющих ее отдельных граждан и собственными законами развития. "Города всегда происходят от потребности, побуждающей индивидов постоянно находиться в максимально возможной близости друг к другу; они представляют как бы точки, в которых социальная масса сжимается сильнее, чем в других местах", — писал он в своей работе "О разделении общественного труда" (Э. Дюркгейм. С. 241). В его функциональном анализе общества, каждая из взаимодействующих частей: экономика, семья, правительство и т. д. взаимодействовали на основании системы общих норм и ценностей. Именно на базе этих норм происходила социализация отдельных членов общества. Такое коллективное сознание обеспечивало моральные основания для контроля общества над чаяниями и желаниями индивидуумов и предохраняло его от конфликтов. Одним из важнейших пунктов анализа Э. Дюркгеймом общества было разделение его эволюции на время «механической» и «органической солидарности».

Первая была характерна для доиндустриального общества, вторая — для современного. В первом случае, отношения между людьми были непосредственными, «лицом к лицу», высоко персонализированными с ограниченным влиянием разделения труда. Каждый знал специализацию другого и какое место в социальной иерархии он занимал. Семья и церковь выступали главными агентами социального контроля. Во втором случае, отношения между людьми строились на основании специализации выполняемых ими трудовых функций; они опосредованы; общество состоит из различных этнических и конфессиональных групп, субкультур. Велико разнообразие поведенческих норм, передающихся в коммуне. Дюркгейм возлагал надежды на усиление значения «органической солидарности», однако он опасался, что переход от аграрного общества к индустриальному чреват разрушением традиционного социального контроля, усилением потенциальной возможности массовых отклонений в поведении, социальными беспорядками и аномией. Основой для такого рода настроений служили опасения перед «Мобо»- массами крестьян, прибывавших в европейские города в конце XVIII — XIX вв. Именно эти социальные силы составили основу для революционных выступлений во Франции 1789 г. и на всем протяжении европейской истории XIX в.

К числу отцов-основателей современной городской социологии можно по праву отнести и двух немецких философов Ф. Тенниса и Г. Зиммеля.

Ф. Теннис является, кроме того, родоначальником исследования сообществ (community studies). Ф. Теннис ввел в научный оборот разделение общества при анализе на «сообщество» (gemeinshaft) и «ассоциацию», "общество" (geselshaft). Первое, характерно для традиционных, доиндустриальных обществ. Социальная жизнь там строится на личностных отношениях между людьми, осознании собственной принадлежности к семье и кругу друзей. Отношения в сообществе регулируются на основании традиций, под контролем семьи и церкви. Общину сближает общий язык, общие друзья и общие враги, представление «мы и они». Второе, отражает состояние современных индустриальных обществ, в которых отношения в городах гораздо более официальны, безличностны, основаны на расчете. Это происходит от конкурентной и высокомобильной природы современного общества, где отношения между людьми означают прежде всего отношения выгодного и эгоистичного интереса. Эти взаимодействия носят все более специфический характер в отличие от смешанной природы отношений в коммуне. Так, каждый знает человека, отвечающего за общественный порядок в коммуне, но отнюдь далеко не все могут сказать, что знают участкового полицейского в современном городе. Краеугольными камнями традиционного общества были церковь и семья, современное же общество скрепляет деловая этика и «общий дух». Если раньше человек от рождения получал свои статус и место в социальной иерархии, что было жестко предопределено, то теперь все большую роль играет «битва за существование» между индивидами. Таким образом, Теннис в отличие от Дюркгейма был настроен гораздо более пессимистично в отношении будущего. Он считал современное общество временем упадка коммуны и цивилизации. Г. Зиммель приложил многие из идей Тенниса к городской среде в своем известном труде «Метрополис и ментальная жизнь»(Меп"ороН8 and mental life. 1903). К числу уникальных достижений города Зиммель относит интенсификацию «nervous stimulis» — психологических воздействий на человека. В отличие от сельских поселений, где жизнь течет более плавно и традиционно, город бомбардирует индивида всевозможными знаками, звуками и запахами. Все это приучает индивида к большей восприимчивости и одновременно с этим притуплению восприятия.

Этот процесс делает горожан более интеллектуально и психологически богатыми, нежели чем селяне. Результат процесса в большей рациональности и расчетливости горожан. Особую, ни с чем не сравнимую, роль в городе играют часы и деньги. Зиммель пишет о том, как сложно даже представить, что может произойти в случае, если хотя бы один час в Берлине перестанут ходить все часы. Это неминуемо приведет к катаклизмам различного толка. Невозможно себе представить город без денег, как универсального средства обмена в эпоху всеобщего разделения труда. И несмотря на то, что в «городе-джунглях» потенциально высока угроза различного рода психических расстройств, самоубийств, бродяжничества и бездомности, город, тем не менее, дает потенциальную возможность высвобождения, позволяет индивиду избежать жесткого социального контроля в выражении собственной индивидуальности и творчестве.

Городская социология в работах классиков

Наиболее известной из всех социологических теорий городского развития, получивших институциональное закрепление, является "Чикагская экологическая школа". Не случайно деятельность выдающихся социологов — представителей этой школы Р. Парка, Э. Берджесса, Л. Вирта и т. д. связана с США и Чикаго начала и середины XX в. В это время Чикаго, как и много других американских городов, переживал бурный рост индустрии, приток иммигрантов из Старого Света и массированный приток населения из сел и малых городов Америки. За 50 лет с 1850 по 1900 гг. население этого города практически удваивалось, а в отдельные периоды и утраивалось, каждые десять лет, достигнув к двадцатым годам нынешнего столетия 2 миллионов семисот тысяч человек. Этому городу был присущ весь спектр проблем быстрорастущих городов: перенаселенность, бездомность, высокий уровень девиаций и т.д. Однако едва ли не решающую роль в появлении школы все-таки сыграло наличие в Чикаго одного из крупнейших университетов, на факультете социологии и антропологии которого оказались сосредоточены ученые, заинтересованные городской проблематикой.


Случайные файлы

Файл
24159.rtf
ыен.doc
36998.rtf
CBRR2226.DOC
179641.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.