Место и роль языка в жизнедеятельности человека (73513-1)

Посмотреть архив целиком

Место и роль языка в жизнедеятельности человека

Д. А. Нуриев, Б. Д. Нуриев

Возникновение человека и человеческого общества непосредственно связано с формированием языка и языковой деятельности. Часто этот вопрос остается вне поля зрения ученых, когда они рассматривают функции языка, его место и роль в жизнедеятельности человека, когда осмысливаются проблемы этноса и межнациональных отношений. В философской литературе не исследуются механизмы формирования и “действия” языковой деятельности на образ жизни людей, на менталитет нации. Дискуссионными являются проблемы соотношений а) языка и знака, б) языка и мозга, в) языка и сознания. Их неразработанность не позволяет четко и строго фиксировать место и роль языка в воспитании человека, в формировании личности, в решении вопросов совершенствования межличностных и межнациональных отношений. В предлагаемых читателю тезисах мы пытались рассмотреть упомянутые выше дискуссионные вопросы.

Язык и знак. Часто язык сводится к знаковой реальности, а языковая деятельность - к знаковой деятельности. Более того, некоторые философы считают, что “исторически первой формой знаковой реальности выступает язык”. Они полагают, что язык и языковая деятельность создают необходимые условия для развития всех других форм знаковой реальности. Здесь понятие "язык" оказывается шире понятия "знаковая реальность", а понятие "языковая деятельность" - понятия "знаковая деятельность".

Имеются и другие точки зрения. В частности, считается, что язык и языковая деятельность являются лишь определенной и вполне конкретной формой знаковой реальности и знаковой деятельности, что простейшие виды знаковой деятельности являются промежуточной формой деятельности человека в процессе ее эволюционного усложнения в направлении формирования ее языковой формы. Возникновение языка и языковой деятельности рассматривается здесь лишь как усложение и развитие знаковой реальности и знаковой деятельности. Поэтому и считается, что понятие "знаковая реальность" шире понятия "язык", а следовательно и понятие "знаковая деятельность" понятия "языковая деятельность".

Сторонники и первой, и второй точек зрения по вопросу сути языка и языковой деятельности не считают их качественно новой формой реальности, отличной от знаковой реальности и знаковой деятельности. Поэтому у них и общие подходы к анализу языка и языковой деятельности - идти к ним от знака. И так сложилось исторически - в древности в индийской и античной науках к языку шли от текста, от закрепленного, "омертвленного" в текстах знания. И языкознание на протяжении двух с половиной тысячелетий оставалось гуманитарным, применяя характерные для гуманитарной науки чисто описательные методы изучения языка. Тесно переплетаясь сначала с филологией, а затем и с другими гуманитарными дисциплинами, языкознание в прошлом не отрывалось и не могло отрываться от знания, закрепленного в тексте, от письменного языка. Такой лингвистический (филологический, грамматический) подход к анализу языка господствует и в настоящее время. Особенности языка обнаруживаются и в синтаксисе (в построении предложений), и в структуре абзаца, и в членении текста, и даже в ритмике изложения. Такой подход объясняется задачей языкознания - описать формальное устройство естественного языка с учетом его содержательной стороны. В философской литературе выделяются онтологические, гносеологические, методологические и логические аспекты исследования языка, где последний понимается или как система а) знаков, б) терминов, в) понятий и категорий, или как а) "система знакообразных правил", б) "система правил образования и преобразования выражений" и т.д. Во всех случаях анализ языка в конечном счете сводится к тексту, к сопоставлению текста (термина, понятий, категорий, предложения, высказывания, суждения и т.д.) с реальной действительностью, к выявлению правил логики и нормативной грамматики.

Эти два вида реальности (язык и языковая деятельность, с одной стороны, и с другой - знаковая реальность и знаковая деятельность) отличаются друг от друга. Первое. На наш взгляд, реальность языка и языковой деятельности обусловливаются не только знаками письменности, текстом, но и звуковой коммуникативной деятельностью. До недавнего времени на биологические, чисто материальные стороны речи, ее воспроизведение голосовым аппаратом человека обращалось мало внимания. Между тем без органов речи, воспроизводящих звуки, не было бы и никакой языковой коммуникации, а, следовательно, и языковой деятельности. Как ни сложна языковая деятельность, она сводится к работе речевого аппарата и воспринимается ухом. Языковая деятельность отличается от сигнализации звуками, а речевой аппарат, воспроизводящий членораздельные звуки - от органов, воспроизводящих сигнализации звуками.

Бесспорно, в начале формирования языка и языковой деятельности сигнализация звуками выполняла знаковую функцию. Очевидно, что сигнализация звуками была удобнее, предпочтительнее по сравнению с другим видами и формами знаковой деятельности, поскольку она имеет явное преимущество по сравнению с сигнализацией позами, мимикой, жестами и запахами: звуки могут быть более четко и строго дифференцированы, чем запахи, мгновенно воспринимаются, звуковая сигнализация не ограничена дневным временем, как двигательная (жесты, позы и т.д.), пространственные возможности ее распространения больше, чем у других видов сигнализации и, наконец, звуки могут выражать гораздо более разнообразные эмоциональные состояния и поэтому и с этой точки зрения они информативно несравненно богаче других форм сигнализации. Совершенствование звуковой сигнализации путем ее вокализации привело к формированию совершенно нового органа деятельности, а именно к возникновению речевого аппарата. С его появлением звуковая сигнализация "превращается" в языковую деятельность, которая качественно отличается от знаковой деятельности, подобной имитации трудовой деятельности, принятия той или иной позы, мимики, жеста, движению пальцев, рук и т.д. Языковая деятельность становится необходимым способом существования речевого органа человека, который приобретает здесь качественно новую функцию в силу того, что появляется возможность с его помощью вокализировать звуковую сигнализацию, дифференцировать ее по частоте, амплитуде и фазе. Именно на этой основе возникает членораздельная речь. И это означает, что языковая деятельность не только имеет свой собственный орган, но и становится способом его существования. Знаковая деятельность не является способом существования того органа, посредством которого создается тот или иной знак. Только языковая деятельность является способом существования того органа, посредством которого создаются знаки в виде слов (понятий, высказываний, предложений и т.д.).

Второе. И очень важное. Язык и языковая деятельность как звуковая коммуникативная деятельность человека есть прежде всего и главным образом выражение реальности мысли и мыслительной деятельности. Язык и языковая деятельность как звуковая коммуникативная деятельность человека, как выражение мысли и мыслительной деятельности возникают намного раньше, чем письменность и печатное дело. Знаковая реальность и знаковая деятельность, возникшие до и после появления языка и языковой деятельности, прямо и непосредственно, четко и строго не выражают реальности мысли и мыслительной деятельности. Об этом говорят и существующие ныне компьютерные устройства, где последние могут относительно самостоятельно оперировать знаками и знаковыми системами. На наш взгляд, только язык и языковая деятельность как звуковая коммуникативная деятельность человека строго и однозначно выражают реальности мысли и мыслительной деятельности.

Сказанное выше в целом показывает, что язык и языковая деятельность не сводится к знаковой реальности и знаковой деятельности. Но вместе с тем следует отметить, что язык и языковая деятельность выполняют функции (и лишь функции), соответственно, знаковой реальности и знаковой деятельности. Языковая деятельность осуществляется посредством речевого аппарата вообще и работы голосовых органов, в частности. Поэтому проблемы языка и языковой деятельности должны изучаться с использованием данных и палеоневрологии, занимающейся анализом эволюции мозга, и психофизиологии, находящиеся в сфере нейрофизиологии, и анатомии речевых органов, и фонологии, рассматривающей звуковые стороны языка, а также биофизических и физико-акустических методов образования речевого звука, строения и функций слухового аппарата.

Язык и мозг. Анализируя данный вопрос, мы исходим из того, что в истории человечества нет и не было такого ребенка, который владел бы с первого дня своего существования какими-то зачатками речевой деятельности, которыми владеет взрослый человек и которых нет у других живых существ. Начиная примерно с одного года, когда ребенок произносит первые слова, взрослые целенаправленно и усиленно учат его объединять эти слова во фразы и овладевать языковыми навыками и правилами. Характерно, что ребенок каждое слово пытается соотнести с реальной действительностью, всегда стремится найти то, что обозначает данное слово. И, что особенно важно, каждое слово он выговаривает вслух (что способствует развитию речевого аппарата). Потребности и умение писать формируются намного позже, чем потребности что-то сказать. Следует отметить, что у ребенка и потребность как-то воздействовать на окружающий мир возникает намного позже, чем потребность что-то сказать. Поэтому не случайно обучать его языку начинают намного раньше, чем целенаправленно обучать предметно-чувственной деятельности, труду. В то же время, как правило, ребенок прямую походку усваивает раньше, чем речевые навыки. Но и звуки он начинает издавать раньше, чем приобретает навыки прямохождения. Все это говорит об относительной самостоятельности формирования языка по отношению к практической деятельности.


Случайные файлы

Файл
82657.rtf
2924-1.rtf
176918.rtf
31487.rtf
88059.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.