Генезис единства сознаний общества и индивида (73309-1)

Посмотреть архив целиком

Генезис единства сознаний общества и индивида

Шадрин Юрий Борисович

Предисловие

В очерке "Концепция сознания вне основного вопроса философии" был сделан вывод о том, что сознание это объект ("авангард") исторической фазы эволюции материи, сущностной задачей которого является повышение степени своего самосохранения, реализация чего сопровождается активным изменением структурного уровня самой материи. Данный очерк в качестве "пилотного проекта" посвящен исследованию следующего вопроса: какое сознание следует понимать как объект эволюции? Сознание человека? Но которого? Всех? Или бога? И как соотносятся их взаимные стремления к самосохранению, имеющие собственные интересы, ведь ограничение таких интересов – есть отказ в праве быть по определению объектом (авангардом) эволюции.

Общим мотивом при написании очерка было желание показать наш Мир как цельное, логическое, а не эклектичное явление, что примирило бы как естественно-логическое, рациональное или "научное" мировоззрение, демонстрирующее на примере современного общества несомненные, достойные уважения достижения, так и сверхъестественное, религиозное мировоззрение, тысячелетиями надо полагать не случайно владевшее умами человечества и, следовательно, сформировавшее их в не меньшей степени, чем рациональное. Сугубо рациональный подход очевидно плодотворен и эволюционен, но по отношению к психике человека ограничен и не всеобщ. Теологическая концепция более соответствует сущности общей психики индивида, но страдает непониманием и неприятием его рациональной деятельности. Так становится возможным понимание, что за ними - нечто Высшее, что они – лишь две его, видимые нам, противоположные стороны. Понимая под Высшим объект эволюции нашего Мира, мы снова приходим к вопросу: так что же является подлинным историческим объектом эволюции?

I. Эволюционные истоки и сущность Высшего сознания

Объявив сознание сущностью человека, мы сразу по этому определению должны отвергнуть его возможность у животного, – иначе мы их просто не дифференцируем. Само слово "СОзнание" подразумевает понятия СОотнесенного, СОвместного знания, т.е. общего или общественного знания, что подтверждает ограниченность рассматриваемого понятия рамками человеческого общества. Каким термином тогда обозначить "сознание" животного? Увы, другой дефиниции, отличающей сознание животного от сознания человека, наука не предлагает, и Тейяр де Шарден говорит об истории жизни как развитии сознания. Но выполняет ли сознание животного ту же функцию, что и сознание человека, т.е. является ли самоотрицанием материи, как было раскрыто в очерке "Концепция сознания вне основного вопроса философии"? Если сознание человека обеспечивает свое самосохранение через преобразование окружающей материи, то у животного эволюционное самосохранение обуславливается изменением собственной морфологии и не под действием "сознания". Роль самоотрицания материи в зоофазе играет скорее генотип (генофонд). Сознание человека и сознание животного, при всей их эволюционной преемственности принципиально различаются, - "сознание животного" "обслуживает" в целях самосохранения саму особь животного. Однако, отсутствие иного термина принуждает пользоваться при необходимости именно понятием "сознание животного", которое я бы скорее назвал, если бы не его двузначность, "СОчувствием", поскольку животное чувствует, а не знает.

Появление элементов "сознания животного" располагается в фазе формирования многоклеточных, когда посредством организующейся нервной системы клетки новообразовавшегося организма связывались в единый субъект самосохранения на основе развития противоречия с окружающей средой. Окончание этого процесса с пиком указанного противоречия стало переходом к следующей фазе, в которой появляется необходимость адекватных поведенческих реакций эволюционирующих организмов на внешние раздражители, в первую очередь, для поиска пищи, защиты, полового воспроизводства. Основой структуры, решающей данную задачу, стала уже имеющаяся нервная система, окончания которой превращались в датчики сигналов внешней среды – прообразы органов чувств. Кроме того, ввиду большой сложности внешней среды, понадобилось опосредующее звено между получаемыми внешними сигналами и приказами на адекватное реагирование - мозг.

В мозге аккумулируются из получаемых сигналов ценностные (положительные и отрицательные) образы окружающей среды в соответствии со значением для самосохранения объекта эволюции, в своей совокупности образующие "картину мира" "сознания". После идентификации поступающих сигналов от органов чувств, ценностные образы сознания запускают соответствующий алгоритм (рефлекс) поведения особи. Так идентифицировав ценностный образ с объектом питания, сознание запускает алгоритм охоты и т.д. Развитое сознание идентифицирует сразу целую совокупность ценностных образов, например, когда видит как пищу, так и хищника. Сознание запускает алгоритм более значимого для него ценностного образа. Здесь, разумеется, возникает возможность ошибки, что стимулирует постоянную переоценку и уточнение ценностных образов, их дифференциацию. Взаимодействие ценностных образов в сознании и есть мышление.

Сначала развитие поведения происходило на базе формирования безусловных рефлексов, подобных реакциям на раздражители внутренних органов многоклеточного организма животного. Затем усложнение сознания привело к возникновению условных рефлексов, которые становятся для поведения ведущими, поскольку более оперативны. Наследуются уже не сами рефлексы, а способность их вырабатывать. Но их выработка не может быть оторвана от механизма критического анализа, т.к. необходимо уже в пределах жизни индивида оценить их эффективность. Быстро освободиться от устаревших реакций не менее важно, чем приобрести новые. Этот критицизм отношения к своему условному рефлексу, а точнее к ценностному образу сознания есть основа его интеллекта. Многие ценностные образы сознания становятся более вариабельными, получая вероятностную, а не абсолютную, степень оценки. Наконец, условные рефлексы создаются уже через подражание, или, точнее, копирование поведения особей своего вида. В результате особи не обязательно самой вырабатывать все условные рефлексы – она может перенимать их у соседа, что резко ускоряет их распространение. Приматам это дало такие преимущества, что сделало противоречия их со средой и с другими видами второстепенными. Взаимное копирование достигает у обезьян высокого уровня интенсивности и отличается появлением активности этого процесса. Т.е. обезьяна постоянно сознательно посылает сигналы и контролирует их восприятие другими особями.

Взаимное копирование поведения особями с достаточно развитым мозгом означает уже не что иное, как копирование содержания их сознаний, поскольку сущность развитого копирования не в формальном воспроизводстве принимаемых сигналов (подражание), а в передаче ценностных образов от одного сознания к другому. Это одно из фундаментальных положений излагаемой теории. В данном очерке я не рассматриваю как реально происходит процесс копирования ценностных образов мозгом, но то что он имеет место очевидно. Только это может объяснить появление внутренних причин для образования общественного сознания. Можно говорить о внешних причинах, обусловивших возникновение необходимости консолидации индивидов в общество и просто ссылаться на высокий уровень развития сознания предчеловека, обусловивший ее реализацию. Однако из высокого уровня сознания еще не вытекает его общественный характер, наоборот – общественность сознания человека и есть критерий его высокого уровня, а его сущность не что иное как приоритет самосохранения общества перед индивидом. Последнее могло появиться только в результате взаимодействия сознаний и передаче в этом взаимодействии элементов самосохранения одного сознания другому.

Чем выше уровень сознания особи, тем полнее ее способность к восприятию чужих ценностных образов. На самом деле: восприятие другого человека для нас - не исчерпывается механическим запоминанием его слов или формулировок мыслей, а является усвоением сущности его сознания. Необходимость этого была выработана в процессе напряженного сосуществования индивидов в праобщине, когда от моментального понимания другого зависела жизнь. Поэтому и мы способны уже после относительно незначительного контакта представлять психологический образ нового человека.

Так как сущностная сущность сознания – самосохранение, то с копированием чужих ценностных образов неизбежно бессознательно привносится и эта функция другого сознания. Практически бесконечное взаимное наложение индивидуальных сознаний происходящее в результате процесса копирования их ценностных образов вызывает частичное их отождествление. Точнее, в сознаниях формируется всеединая тождественная часть, обладающая совершенно новым феноменальным качеством. В ней в "снятом" виде содержится функция самосохранения "всех" и закладывается переход от самосохранения индивида к самосохранению коллектива и далее общества. Так копирование сознаний создает процесс превращения "сознания животного" в истинное сознание человека.

Сознание индивида становится суммой двух сегментов, один из которых принадлежит только ему, т.е. направлен на конкретное индивидуальное самосохранение и которое будем условно называть "низшим сознанием". Второй сегмент, составляя всеединое сознание индивидов, направлен на самосохранение их сообщества и которое назовем "высшим сознанием". Низшее сознание близко по понятию к "сознанию животного", но реальное "сознание животного" также включает в себя и сегмент высшего сознания, однако низшее сознание сохраняет при этом доминирующее положение.


Случайные файлы

Файл
12028-1.rtf
265.rtf
150525.rtf
167629.doc
170093.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.