Бэкон и его индуктивный метод (156738)

Посмотреть архив целиком

Бэкон и его индуктивный метод.

Введение

Имя Фрэнсиса Бэкона - из числа тех имен в истории человечества, которые не принадлежат безраздельно какой-то одной отрасли знания, культуры или политики, как не принадлежат они одной эпохе или одной стране. Он сам, как бы провидя свою посмертную славу, писал: "Что касается моего имени и памяти обо мне, то я завещаю их милосердной людской молве, чужеземным народам и будущим векам".

К Бэкону полностью применима характеристика, данная Ф. Энгельсом деятелям эпохи Возрождения, которые не стали еще рабами разделения труда: "Что особенно характерно для них, так это то, что они почти все живут в самой гуще интересов своего времени, принимают живое участие в практической борьбе, становятся на сторону той или иной партии ... Отсюда та полнота и сила характера, которые делают их цельными людьми". Крупнейший политический деятель Англии первой четверти XVII в., юрист, лелеявший идею реформы средневекового права, философ, социальный мыслитель, историк, литератор, публицист - вот далеко не полный перечень граней культурно-исторического феномена, имя которому - Бэкон.

И все же потомкам он известен прежде всего как выдающийся философ-материалист и основоположник экспериментирующей науки. История, как это часто бывает, произвела строгий, но в конечном счете справедливый отбор, высветив в творческом наследии мыслителя и политика непреходящее и оставив в тени другие стороны его деятельности, многие из которых представлялись современникам (и действительно были) не менее важными.

Новая вспышка исследовательского интереса к Бэкону, и прежде всего к Бэкону-философу, произошла в 60 - 70-х годах нашего века, после того как в 1961 г. было отмечено 400-летие со дня его рождения. В 1968 г. в США переиздано наиболее полное собрание сочинений Ф. Бэкона, впервые опубликованное в 50 - 70-х годах прошлого века его соотечественниками Дж. Спеддингом, Р. Эллисом и Д. Хитом. В СССР двумя изданиями вышел двухтомник, включивший важнейшие философские труды Ф. Бэкона.Закономерен интерес и к личности этого человека, жившего в эпоху перехода от средневековья к новому времени.

Бэкон и его жизнь

Детство Бэкона - он родился 22 января 1561 г. - прошло в лондонской резиденции отца Йорк-хаузе, на берегу Темзы, по соседству с дворцом королевы. Расположение Порк-хауза довольно точно отражало и то место, которое занимала семья Бэконов в придворной иерархии Елизаветы Тюдор.

Отец Фрэнсиса Николас Бэкон являл собой типичный образец "новой знати", пришедшей на смену старой родовитой аристократии и занявшей ключевые позиции в политической жизни тюдоровской Англии. Н. Бэкон сумел получить высокое по тому времени образование: он окончил колледж Корпус-Кристи в Кембридже со степенью бакалавра искусств, изучал право в лондонской юридической корпорации Грейз-Инн, а на досуге читал сочинения древнегреческих философов. Благодаря природной сметке, профессиональной хватке и умению держать себя с власть имущими, Н. Бэкон достиг весьма высоких ступеней на поприще юридической и государственной карьеры. В течение 20 лет он занимал должность лорда-хранителя печати, одну из наиболее высоких при елизаветинском дворе. Н. Бэкон пользовался расположением и дружбой всесильного советника королевы Уильяма Сесила, будущего лорда Бэрли, с которым к тому же находился и в родственных связях: оба были женаты на дочерях Энтонк Кука, бывшего при Генрихе VIII воспитателем наследного принца Эдуарда.

Мать Фрэнсиса, урожденная Анна Кук, была образованнейшей женщиной своей эпохи. Она в совершенстве владела латынью, древнегреческим, итальянским и французским языками. Фанатичная пуританка, Анна Бэкон поддерживала личные контакты и переписку с ведущими теологами-кальвинистами Англии и континентальной Европы. Ей принадлежит перевод на английский язык ряда богословских трактатов.

Атмосфера придворных интриг и политических схваток заполняла покои и залы Йорк-хауза. Кухня "большой политики" составляла содержание домашних бесед. Сопряженность личных дел, интересов, наклонностей с проблемами общегосударственными была одной из наиболее отличительных черт жизненного уклада Бэкона. "Бэкон изощрил свой ум общественными делами, - заметил А. И. Герцен, - он на людях выучился мыслить".

Весной 1573 г., после завершения домашнего образования, 12-летний Фрэнсис и его брат Энтони, которому исполнилось 15, были отправлены в Кембридж, в Тринити-колледж. К этому времени твердыни средневековой университетской схоластики были в значительной степени поколеблены двумя поколениями английских гуманистов. Поколеблены, но не уничтожены. Университетское образование продолжало оставаться оторванным от действительных потребностей жизни. Много лет спустя Бэкон с горечью писал, что в Англии нет учебного заведения, где бы давалось образование, необходимое для государственной деятельности, где бы молодые люди "прежде всего изучали (помимо других наук) историю, новые языки, политические книги и трактаты, чтобы затем приступить к государственной службе более подготовленными и сведущими".

Именно здесь, в стенах Тринити-колледжа, Бэкон впервые осознал бесплодие схоластических студий, освященных авторитетом Аристотеля, причесанного в соответствии с философскими вкусами самих схоластов. Это отрицательное отношение к средневековому аристотелизму Бэкон сохранил на всю жизнь. И, может быть, именно в эти годы впервые посетила его дерзновенная идея пересмотра всей системы человеческих знаний. Обучение в Тринити-колледже пришлось прервать из-за чумы, свирепствовавшей в Англии с лета 1574 г. В 1576 г. Фрэнсис и Энтони поступают в качестве студентов в Грейз-Инн. Но уже через несколько месяцев отец добивается зачисления 15-летнего Фрэнсиса в состав английского посольства во Франции. Жизнь в Париже, посещение Блуа, Тура, Пуатье, непосредственное участие в выполнении дипломатических поручений способствовали расширению кругозора юного дипломата.

Внезапная смерть отца в феврале 1579 г. принуждает Бэкона вернуться на родину. Младший сын, он получил весьма скромное наследство. Пришлось всерьез задуматься о своем будущем. Без особого энтузиазма Фрэнсис вновь поступает в Грейз-Инн, где тщательно штудирует "общее право". Юридическая карьера его складывалась удачно. Уже в 1582 г. он получил адвокатский чин барристера, а четыре года спустя, в возрасте 25 лет, стал одним из руководителей коллегии барристеров.

В 1584 г. Бэкон был впервые избран в палату общин от Малкомба (графство Дорсет) и потом заседал в ней регулярно. Начало его парламентской деятельности совпало с резким обострением борьбы против католических заговоров в стране и за ее пределами, которая приняла характер борьбы за национальную самостоятельность страны перед лицом европейской католической реакции. Угроза иностранного вторжения способствовала временной консолидации разнородных социальных групп английского общества. Сведения о парламентской деятельности Бэкона в этот период крайне скудны. Его имя упоминается в парламентских документах 1584 г. и 1586 г. среди ораторов, выступавших по вопросу о суде над Марией Стюарт, а также в числе членов специального комитета, созданного в связи с обсуждением этого вопроса.

Научные труды

К религиозным проблемам Бэкон подходит с сугубо светской политической меркой, заботясь прежде всего о стабильности государственных дел. Ему чужды настроения пуритан, "движимых опрометчивой ненавистью ко всем церемониям и порядкам времен римской церкви (как если бы все они без различия были суеверными и грязными) и ведомых болезненным подражанием некоторым протестантским церквам". В то же время он считает эти настроения скорее обидными для церковных и светских властей, нежели враждебными. В английской реформации Бэкон выделяет три важных момента: "удержание внутри королевства значительных денежных средств, которые прежде стягивались в Рим", закрытие монастырей, освобождение английских королей от подчинения внешним политическим силам. Своеобразная охранительная позиция в вопросах религии обусловила и его отношение к правительственным преследованиям папистов и пуритан. Он рекомендует прибегать к репрессиям против тех и других лишь в случае их публичных выступлений или других действий, наносящих вред государству.

Гораздо больше, чем противоборство англичан, католиков и пуритан, Бэкона привлекали занятия философией, историей, искусством. Мировоззрение Бэкона изначально складывалось как светское в своей основе. Его молодость совпала с порой бурного цветения английской гуманистической культуры. Современниками Бэкона были выдающиеся поэты и драматурги, филологи и антикварии, мореплаватели и пираты, люди холодного ума и горячих страстей - Фрэнсис Дрейк и Уолтер Рэли, Томас Смит и Уильям Кемден, Джон Лили и Томас Нэш, Эдмунд Спенсер и Филипп Сидни, Роберт Грин и Томас Кид, Кристофер Марло и Уильям Шекспир...

В 80-е годы Бэкон написал первый и, к сожалению, несохранившийся философский трактат "Величайшее порождение времени", где с молодой энергией и отвагой выдвинул идею реформы всего человеческого знания и сформулировал понятие нового, индуктивного метода, которое, по словам издателя и крупнейшего знатока его философского наследия Эллиса, "определило характер всех его теорий", оставаясь их душой, животворящим. Но потребовалось долгих 35 лет напряженной работы бэконовского интеллекта, прежде чем эта идея отлилась в чеканные афоризмы "Нового Органона", придав особый многозначительный смысл всему, что за эти годы вышло из-под его пера.


Случайные файлы

Файл
RefKult.doc
fido.doc
76210-1.rtf
34423.rtf
94048.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.