Фрейд и научный позитивизм (Freud+positivism)

Посмотреть архив целиком

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ.


ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА




Реферат


"Фрейд и научный позитивизм"






аспиранта







Москва

2004



Содержание


  1. Содержание………………………………………………………………………………. 2

  2. Введение. ………………………………………………………………………………… 3

  3. Фрейд и просвещённый скептицизм…………………………………………………….4

  4. Место опыта у Юма и у Фрейда…...…………………………………………………….7

  5. Кант, усеянное звёздами небо и категорический императив в душе………………...10

  6. Фрейд перед лицом отца позитивизма…..…………………………………………......13

  7. Научный позитивизм Фрейда…………………………………………………………..17

  8. Список литературы………………….…………………………………………………..21



























Введение


Зигмунд Фрейд получает своё интеллектуальное образование во времена, когда Австро-Венгерская империя была доминирующим центром течения, названного позитивизмом. Отпечатки его медицинского и неврологического образования свидетельствуют об этом. Но позитивизм был чем-то бóльшим, чем просто научным подходом, это была мыслительная позиция, которую приняли люди XIX века, эпохи, характеризующейся большим развитием промышленности и естественных наук. Позитивизм был в духе этих времён, это был способ мыслить, эпистемологический абордаж понятий, радикально противопоставленный метафизике и магическим и спиритуалистическим концепциям, которыми романтизм пленял даже научные круги.

Фрейд пронизан особым скептицизмом по отношению ко всей метафизике, заставляющим его замыслить проект новой науки, который превосходил бы её, науки, названной метапсихологией, в которой он даёт психологические и рациональные объяснения того, где раньше было место оккультизму, религиозной, паранормальной и сверхъестественной трактовке явлений. Фрейд удаляется от утопических обществ, которые по духу были близки к позитивизму, каковыми были утопии Сен-Симона и Фурье [1, 2], чтобы придерживаться начал, изученных в молодости в лаборатории физиологии Брюкке, и канонов, перенятых у духовных отцов позитивизма в естественных науках – Дюбуа-Реймона и Гельмгольца [1, 2].

Рассмотрение сущности фрейдизма в таком ключе приводит к двум вопросам, которые существенно акцентированы: что такое позитивизм и в каком смысле Фрейд был позитивистом. В этой связи даже имеется повод думать о конфронтации Фрейда с научным позитивизмом. Итак, обо всём этом пойдёт речь в следующих пяти разделах.









Фрейд и просвещённый скептицизм


Фрейд заявляет, что религия враждебна науке, и вписывает свою теорию в рамки последней. Таков был выбор Фрейда, и вместе с этим выбором психоанализ вмешивается в историческое напряжение между наукой и религией. В отношении религии Фрейд радикален; помещая позитивную историю рядом с естественными науками, он использует их приёмы, чтобы критиковать документы, на которых основываются религии, и оспаривать религиозные догмы. Кроме того, он указывает на вывод, полученный в результате сравнительного исследования, на который он будет ссылаться во всех его работах, касающихся религии, – на совпадение между образом мысли народов, называемых примитивными, и религиозными понятиями, которым следуют современные народы, и определяет их как продукт инфантильного или патологического мышления.

Фрейд основывается на духе позитивизма, чтобы критиковать религию, принимая научное знание как обнаруженное сокровище в противовес религиозной вере, и видит в медленной секуляризации неизбежный процесс. Тем не менее, он отдаляется от легковесного оптимизма, присущего позитивизму, так как считает, что "борьба научного духа против религиозного мировоззрения не закончилась; в настоящее время он всё ещё продолжает освобождаться от влияния религии" ([3], стр. 4). Так он обозначает противостояние между наукой и религией, обострившееся в конце XIX века.

В то же самое время намечается тенденция, параллельная этому зародившемуся научному сознанию и проявлявшаяся в виде частых дискуссий между людьми по поводу возможностей психики и природы души. Конфликт между наукой и религией ещё не подошёл к концу. Так это выражает историк из Йельского университета Питер Гей ([4], стр. 47-48): "Многие из приличных буржуа продолжали исповедовать свои унаследованные религиозные убеждения с несомненной искренностью, в то время как вполне допускали безбожие геологов, выражавшееся в их оценке возраста Земли, и биологов, указывающих на животную природу человека." И он же комментирует, что Энгельс в половине XIX века указывал, как невообразимо "геологи извратили факты своей науки, чтобы не входить в чрезмерное столкновение с мифами книги Бытия" ([4], стр. 48).

Фрейд представляет собой светский менталитет во всей его чистоте. Отталкиваясь от старого понятия о психизме, он приходит к идее, которую потом воспримут не только специалисты психоанализа, но также вся человеческая культура, чтобы затем построить основание, опору, причём не только психоанализа, но и всей западной цивилизации.

Конечно же, Фрейд занимался вещами, которые составляли тайну для его современников, но его путь не был ни религией, ни метафизикой, а лишь научным агностическим исследованием. Это то, что позволило ему быть названным разрушителем иллюзий. По этому поводу Питер Гей предложил гипотезу, которая состоит в том, что Фрейд смог развить психоанализ как раз потому, что не был верующим никакой религии, даже иудаизма. В подтверждение Гей приводит вопрос, который Фрейд задал пастору Оскару Пфистеру*: "Между прочим, Почему никто из благочестивых не создал психоанализа? Почему необходимо было ждать появления совершенно безбожного еврея?" ([4], стр. 17)

Для пастора Пфистера Фрейд был верным сыном Просвещения, последним из философов. Так он пишет ему: "Ваша религия – в сущности, просветительские идеи XVIII века в напыщенных и весьма современных нарядах" ([4], стр. 16). Фрейд сопротивлялся идее, согласно которой его наука – это особая религия, но он был доволен своей близостью к деятелям Просвещения. Этому, наверное, обязано то, что в "Будущем одной иллюзии" он всецело уступает свою оригинальность относительно критики религии в пользу признания исторического наследия, полученного от знаменитых предков: "Я ничего не сказал из того, что бы уже не сформулировали прежде меня лучшие мужы, причём гораздо более совершенным, подходящим и впечатляющим способом. Они очень известны; я не упомяну их для того, чтобы не казалось, что я стремлюсь оказаться в одних с ними рядах почёта" ([3], стр. 142). Но Фрейд не отказывается от своей ответственности за написанное им и добавляет оригинальности к своему вкладу в критику религии: "Я ограничился – и это единственная новизна в моих работах – тем, что добавил немного психологического обоснования к критике, сделанной моими предшественниками" ([3], стр. 142).

* Пфистер Оскар (1873 — 19.56) — швейцарский священник и психоаналитик. Первым из теологов обратил внимание на психоанализ и его возможности. После знакомства с З.Фрейдом в 1909 г. подружился с ним и в 1910 г. вступил в Цюрихское психоаналитическое общество. Осуществил цикл психоаналитических исследований религии и религиозности. Считал, что религиозная мечтательность сводится к проявлениям извращенной эротики. Опубликовал ряд работ по психоанализу и психоанализу религии.

Сильным доказательством родства Фрейда с философами является включение психоанализа в научные представления о Вселенной. В "Будущем одной иллюзии" он восклицает, что не существует суд более высокий, чем суд разума, и проводит его границу очень чётко, уточняя при этом, что его собственный вклад в науку состоит из расширения научного исследования в психическую сферу. По этой причине, подобно Вольтеру, который полагал, что критический разум сможет осуществить конструктивную работу только после того, как освободит человечество от цепей веры, он пишет Пфистеру, что он усмотрел "большой прорыв не в научной, а аналитической мысли в том, что касается Бога и Христа как одной из непостижимых и невыносимых вещей в жизни, которая если и может быть понята, то только чисто психологически" ([4], стр. 39). По Фрейду, то, в чем могло нуждаться человечество, это открытие того, как жить без утешения иллюзиями.






















Место опыта у Юма и у Фрейда


Британский философ Дэйвид Юм (1711-1776) [1, 2] выдвинул определённые понятия, предшествующие понятиям позитивизма, но неразрывные с ним, а именно: скептицизм и эмпиризм. Необходимо проанализировать определяющее влияние его мысли на Фрейда, не только в отношении скептицизма, но и эмпиризма.

Юм утверждал, что никто не может познать ничего вне опыта, и что, основанный на субъективном восприятии, опыт никогда не предоставляет подлинное знание реальности. Фрейд ссылается на "Историю религий" Юма, опору скептицизма в противостоянии анимизму, чтобы дать психологические объяснения и предложить веру в позитивную науку, в частности, в действительную связь философских спекуляций с информацией, добытой опытом.

Можно найти у Фрейда совпадение с этой мыслью, когда перед началом доказуемого или недоказуемого опыта телепатии он утверждает: "Мы готовы стать тем скептиком, который допустит связь подобного рода, только если она будет выявлена сразу, на основании поставленного опыта, и все же, может, не без того, чтобы чувствовать некие сомнения" ([5], стр. 78).

Юм и Фрейд разделяют скептицизм по отношению к сверхъестественному и веру в науку. Тем не менее, относительно понятия опыта появляются разногласия.

Фрейд начинает убеждаться, что объективность может быть существенна, когда субъективный размер увлечённости наблюдателя имеет значение для его наблюдения, искажая опыт и мешая суждению. Тем не менее, вместо того, чтобы отступать, как Декарт, перед этим злым гением, который мог предстать перед его восприятием, его сновидениями с той же силой, что и перед бодрствующим восприятием, Фрейд стремится подчинить этот злой гений, называя его бессознательным и выводя законы его функционирования из опыта анализа.


Случайные файлы

Файл
20099-1.rtf
116075.rtf
135756.rtf
29312-1.rtf
115830.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.