Французский картезианизм (156632)

Посмотреть архив целиком

МОСКОВСКИЙ ОРДЕНА ДРУЖБЫ НАРОДОВ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ










Французский картезианизм

XVII века

(Куно Фишер)



Реферат по философии


Ëîáàñòîâà Àëëà

ãðóïïà 201

заочное отделение


Оглавление


  1. Декарт и его учение (картезианство).

  2. «Психологический историзм» сочинения Куно Фишера «Спиноза».

  3. Французский картезианизм.

  1. Церковно-политическое преследование.

  2. Классическая эпоха и господство Декарта.

  3. Модная философия и сатира.

VI. Заключение.


I. Декарт и его учение (картезианство).

Картезианство (от Cartesius - лат. транскрипция имени Декарт) - учение Декарта и особенно его последователей. Картезианская школе получила большое распространение среди французских и нидерландских философов в 17-18 вв.

Рене Декарт, в латинском написании Картезий (1596-1650) - французский философ, математик, физик, физиолог. Учился в иезуитской коллегии Ла Флеш. После службы в армии переселился в Нидерланды, где провел 20 лет в уединенных научных и философских занятиях. Преследования нидерландских богословов вынудили его переехать в Швецию (1649), где он и умер.

Философия Декарта связана с его математикой, космогонией и физикой. В математике Декарт является одним из создателей аналитической геометрии. В механике он указал на относительность движения и покоя, сформулировал общий закон действия и противодействия, а также закон сохранения полного количества движения при ударе двух неупругих тел. В космогонии1 он развил новую для науки идею естественного развития солнечной системы; основной формой движения космической материи, обуславливающего строение мира и происхождение небесных тел, он считал вихревое движение ее частиц. Эта гипотеза способствовала в дальнейшем диалектическому пониманию природы.

В зависимости от математических и физических исследований Декарта сложилось его учение о материи, или о телесной субстанции. Декарт отождествил материю с протяжением. Это означало, что всякая протяженность телесна и абсолютно пустого пространства не существует, а плотность и геометрические свойства составляют всю сущность телесности. Бог сотворил материю вместе с движением и покоем и сохраняет в ней одно и то же общее количество движения и покоя.

Учение Декарта о человеке заключается в следующем: в человека реально связаны бездушный и безжизненный телесный механизм с «волящей и мыслящей душой». Разнородные тело и душа, по Декарту, взаимодействуют посредством особого органа - так называемой шишковидный железы.

В физиологии Декарт установил схему двигательных реакций, представляющую одно из первых научных описаний рефлекторного акта. В животных Декарт видел лишь сложные автоматы, лишенные души и способности мыслить. Вместе с Ф.Бэконом конечную задачу знания Декарт видел в господстве человека над силами природы, в открытии и изобретении технических средств, в познании причин и действий, в усовершенствовании природы человека. Для достижении этой задачи он считал необходимым предварительно усомниться во всем наличном существовании. Это сомнение не есть неверие в непознаваемость всего сущего, но лишь прием для нахождения безусловно достоверного начала знания. Таким началом Декарт считал положение «мыслю, следовательно, существую». Исходя из этого тезиса, Декарт пытался вывести также существование бога, а затем убеждение в реальности внешнего мира.

В учении о познании Декарт - родоначальник рационализма, который сложился в результате одностороннего понимания логического характера математического знания. Так как всеобщий и необходимый характер математического знания казался Декарту вытекающим из природы самого ума, он отвел в процессе познания главенствующую роль дедукции, которая опирается на вполне достоверные интуитивно постигаемые аксиомы.

Дуализм учения Декарта вызвал ожесточенную критику ортодоксов того времени, с одной стороны, и материалистов - с другой. На теорию познания Декарта нападали церковные ортодоксы, на его учение о духе - последователи Гассенди2. Однако философ не хотел иметь ничего общего и входить в какие-либо компромиссы ни с теми ни с другими. Он порицал всякую попытку приспособить его учение к новой философии. Как отмечает в своей книге «Спиноза» Куно Фишер, Декарт «одобрительно относился к стремлениям примирить его с церковным богословием и даже с аристотелевской физикой. Всякое соглашение между противоречащими направлениями новой философии казалось ему грубейшим искажением его собственного учения, тогда как, по его мнению, последнему могло быть полезно заключение некоторого союза со старыми, укоренившимися и господствующими в церкви и школе авторитетами.

Не существовало картезианского сенсуализма и материализма, но существовало картезианское богословие, и должна была иметь право существовать даже аристотелевско-картезианская философия природы. При этом учение Декарта выигрывало в авторитетности и ничего не теряло в своем значении. Ибо основные его положения оставлялись в прежнем виде, и противоположные воззрения приспособлялись к ним посредством соответствующего их истолкования. Так объявлялась картезиански Библия для того, чтобы учение Декарта казалось библейским, и так же принуждали Аристотеля мыслить картезиански, чтобы положить отпечаток аристотелизма на учение Декарта и устранить предубеждение, которое обнаруживала против этого учения старая медицинская школа.» [2, с. 8]

II. «Исторический психологизм» сочинения Куно Фишера «Спиноза».


Ниже, я хотела бы разобрать тему «Распространение картезианского учения во Франции в XVII веке», используя материалы книги К.Фишера «Спиноза». К сожалению, я не смогла найти никакой информации, относящейся к автору этой книги. У книги отсутствуют первые несколько листов, включая титульный. Однако, по внешнем признакам: использование букв «ерь», «ять» и «и десятеричной», - а также данным, взятым из самой книги, я могу предположить, что она является переводом многотомного труда немецкого историка(?) Куно Фишера, опубликованная приблизительно в конце XIX - начале XX века в России. В книге имеются многочисленные ссылки на немецкое издание этого сочинения. Этот том посвящен детальному изучению личности Спинозы и его философии. В книге используются свидетельства людей, знавших великого философа, а также письма самого Спинозы. Большое место в данном труде отведено философским течениям того времени. Учение Спинозы и его деятельность рассматриваются на фоне эпохи, которой он принадлежал. Это очень основательный историко-философский труд, дающий представление о мировоззрениях и психологии эпохи Спинозы, так как автор не только приводит исторические данные и факты, но и рассуждает, делится с читателем своими идеями и мыслями по поводу того или иного факта или явления. «Психологический историзм» сочинения Куно Фишера делает его работу чрезвычайно привлекательной для современного читателя, и является лишним доказательством моего предположения о том, что автор жил и работал в XIX веке: «Перелом в сторону психологического историзма наступал только в начале XIX века. Этому способствовали два обстоятельства: разработка учения о диалектике духа (прежде всего в философии Гегеля) и появление исторического романа. Философия, обосновав, что во времени изменяется все, в том числе сознание и мышление, проложила путь «золотому веку истории». Образованное общество приобретает вкус к изображениям изменчивости человеческой природы... Историография в первой половите XIX века по-прежнему является главным гуманитарным занятием. Главные исторические труды этого времени представляют собой прихологизированные повествования о духе прошлого.» [3, с. 22]

Огромное влияние учения Декарта на мировоззрение Спинозы было общепризнанным фактом, которое подтверждал и сам великий философ. «Единственным путеводным светилом, за которым он следовал, были метод и принципы Декарта, названные «незыблемыми» в проверенном и одобренном им предисловии к его первому труду, с которым он публично выступил в качестве философского писателя.» [2, с. 274] Поэтому я и выбрала сочинения Куно Фишера «Спиноза» для рассмотрения вопроса о французском картезианизме XVII века.

Ш. Французский картезианизм.


1. Церковно-политическое преследование.


Общественные условия не благоприятствовали распространению учения Декарта на его естественной родине. В церковно-политически централизованном государстве, под господством всемогущего короля, приказаниям которого подчинялись учебные заведения страны и который сам подчинялся влиянию иезуитов, при популярности, с которою французский дух той эпохи воспринимал эпикурейское учение, возобновленное Гассенди и его приверженцами, имелось много могущественных препятствий, задерживающих распространение идей Декарта.

«Спустя три года после римского запрещения было не допущено церковное погребение Декарта в Париже, а когда оно было дозволено, то было запрещено чествование его памяти и постановка памятника (1667). По повелению короля учение Декарта должно было замолкнуть в college royal (1669), в парижском (1671) и анжерском университетах (1675). Новые воззрения не должны были более распространяться, «car tel est notre bon plaisir». В Каене богословский факультет лишили картезианцев права принимать участие в даровании ученых степеней (1677), а в парижском университете, двадцать лет после указанного королевского повеления, изданного через посредство архиепископа, запрещение было возобновлено. Что подобное повторение было признано нужным, это свидетельствует, как мало достигло желаемых результатов официальное преследование, которому подверглось учение Декарта во Франции в течении 1670-1690 гг. Идеи оказались сильнее, чем мероприятия против них.» [2, с.9]

Причины, по которым картезианство подавлялось и так жестоко преследовалось во Франции, носили церковный характер и обострялись главным образом господствовавшим в то время во Франции церковно-политическим направлением. Поход против янсенистов3 длился уже годы и достиг той фазы, при которой он направился на уничтожение членов Порт-Рояля, когда преследование учения Декарта приняло нетерпимый характер. Новая философия считалась союзницей янсенизма. Во французской церкви не должны были допускаться никакие центробежные стремления. С этой церковно-политической точки зрения, на которой твердо стоял Людовик XIV в союзе с иезуитами, приверженцы Декарта по своей опасности не уступали янсенистам, за которыми угрожали кальвинисты и лютеране. Таковы были действительные мотивы всей иезуитской полемики против учения Декарта. Борьба против его положений старалась доказать их связь с янсенизмом и тем обнаружить враждебный церкви характер системы.

Уже скептическое обоснование системы, картезианское сомнение, казалось достаточным доказательством, что здесь принципиально отрицается безусловное значение церковного авторитета. Но главным предметом обвинения служила очевидная несогласуемость картезианской метафизики с церковным учением о причастии. «Если формам приписывается уже не субстанциальное значение, как у схоластиков, а лишь акцидентальное, если они суть лишь модификации субстанции и должны быть неразделимо соединены с последними, то абсолютно невозможно, чтобы форма и свойства сохранялись в то время, как сама вещь изменяется, и потому - в применении к вопросу, имеющему выдающейся церковный интерес - невозможно также, чтобы в образе и свойствах хлеба и вина являлись тело и кровь Христовы. Декарт учит, что при всех условиях субстанция сохраняется, а формы изменяются; церковь учит, что в таинстве эвхаристии формы сохраняются, а субстанция испытывает превращение. По принципам философа возможна трансформация, но никак не транссубстанциация; по вероучению церкви в высшем из таинств осуществляется обратное положение.» [2, с. 10]

Согласно учению Декарта, сущность тела состоит в протяженности, а сущность последней - в пространстве. Поэтому абсолютно невозможно, чтобы одно и то же тело существовало в различных пространства или местах. Следовательно, реальное или телесное присутствие Христа в причастии никоим образом не может иметь места. Поэтому основные положения Декарта о субстанции и ее модификациях, о субстанции и ее атрибутах, о теле и его протяженности безусловно анти-эвхаристичны. Отрицая субстанциональность форм и утверждая субстанциальность протяженности, они по существу противоречат именно тому учению римско-католической церкви, в котором неотделимо слиты культ и догматы. Все эти соображения были указаны самому философу и он тщетно пытался в своем ответе на возражения Арно и в своих письмах к иезуиту Мелану устранить их и придать своим принципам корректный в церковном отношении смысл.

Нападки на учение Декарта и стремление обвинить его в янсенизме и даже в кальвинизме носили церковно-политический характер. Учение о причастии было камнем преткновения, из-за которого разошлись церковные партии XVI века, именно здесь «раскрылась пропасть, оторвавшая протестантизм от католицизма и отделившая даже лютеран от реформатов». [2, с. 11] Дело было не в личном образе мыслей и настроении философа, а в принципах его учения. Век Людовика XIV был не только веком расцвета французской литературы, но и периодом, когда Франция стремилась к восстановлению полного церковного единства и всякое инакомыслие должно было подавляться жесточайшем образом.


2. Классическая эпоха и господство Декарта.


Однако противники, как бы верны ни были их выводы, совершенно обманулись, считая картезианскую философию церковно-партийным вопросом, судьба которого связана с судьбой янсенистов и протестантов во Франции. Усматривая в этой философии лишь богословское новшество, они совершенно просмотрели ее значение: «оно было новым миросозерцанием, новой системой познания природы, проникнутой и освещенной строжайшим и точнейшим методом мышления, обоснованной на прочнейших принципах и отличавшейся, благодаря ясности и мастерству изложения, такою красотой формы, что влияние ее на восприимчивый дух французской науки и на эпоху, в которой литература и поэзия этого народа стояла в зените своего развития, должно было быть в высшей степени могущественным.» [2, с. 11]

Государственные учебные заведения были закрыты для картезианской философии - она пробила себе тайные и быстрые пути в литературе, в научных кругах, в образованных и задающих тон общественных слоях столицы. Так в 1635 году Решелье учредил для развития и совершенствования языка и литературы французскую академию. В следующем году появился «Сид» великого Корнеля - произведение, которое с полнейшей оригинальностью отразило как идею возвышения трагедии, так и гений поэта. Год спустя Декарт опубликовал свои первые работы: «Discours sur la methode» во главе своих «Essais». Наступила эпоха классической французской литературы.

Когда, спустя одно поколение, прах философа был перевезен из Стокгольма в Париж, парижские научные круги и общества были исполнены его идеями. В том же году (1666) Кольбер основал академию наук и таким образом обогатил создание Решелье учреждением, которое по отношению к математическим и физическим вопросам должно было играть те же роль, что французская академия по отношению к языку и литературе. Последняя достигла в то время высшей точки своего развития: три звезды ее сияли почти одновременно - Корнель уже сходил со сцены, Мольер был в полном расцвете творчества, Расин, воспитанник Порт-Рояля, впервые обнаруживал свою зрелость - в 1667 году появилась его «Андромаха».

«Между величайшим философом и величайшими трагическими поэтоми этой эпохи господствует своеобразное родство и духовная гармония. То, что первый научно изложил в своем последнем труде, последние воплотили в драматических образах - с т р а с т и д у ш и. Темой их творений служит не характеристика лиц, а изображение страстей. Для того, чтобы выразить последние как можно сильнее, они ищут наиболее пригодный материал, наиболее подходящие события, наиболее резкие примеры. Действия и характеры, которые они нам предлагают в своих художественно образцовых произведениях, служат лишь органами для могущественного и грандиозного проявления сильных душевных движений. Одну страсть отличал Декарт из всех остальных, считал единственной в своем роде, высшей и чистейшей из всех - он называл ее «magnanimite» и «generosite» - это величие души, аффект самоуважения, основанный на героическом самоотречении. Эта страсть, в многочисленных вариациях, живет в творениях Конеля, которого прозвали «великим» за эту возвышенную черту, столь симпатичную в своем риторическом проявлении французскому чувству. Среди остальных страстей души нет более могущественной, чем любовь, и более мучительной, чем ревность: эти аффекты получили у певца Андромахи и Федры высшее и красноречивейшее выражение. Чтобы представить себе личный образец того душевного движения, которое Декарт прославлял под именем «magnanimite», нужно вспомнить лишь о Корнелевкой Шимэн в Сиде, которая, мстя за смерть отца, делает все для гибели своего возлюбленного, которого она боготворит, и которая видит в таком самоотречении верх духовной силы и славы: «Я хочу, чтобы голос самой черной зависти вознес к небу мою славу и оплакал мои страдания, зная, что я обожаю тебя и тебя преследую.» [2, с. 13]

Духовное направление века стоит, сознательно или бессознательно, под влиянием Декарта. К новой философии присоединяется новая поэзия, которая чувствует свои превосходство над ренессансом, проникнута сознанием своей высоты и оригинальности, хочет не подражать старым мастерам, а совершенствовать их, сама ставить себе правила и методически следует им, чтобы создать образцовые произведения. «Философствование и поэтическое творчество становится правильным продуманным искусством. Декарт первый дисциплинировал разум, подчинил его искусству мышления, выполнил выставленные им требования и оставил эпохе в своих творениях сияющий образец. На его учении основывался новый учебник логики, «L’art de penser, вышедший из Порт-Рояля, произведение Арно и Николя. Буало дал новый учебник поэзии «L’art poetique», который метко был назван «discours de la methode по этике: в поэзии ничто не должно нравиться, кроме разума и истины - «Любите разум; пусть наши произведения от него одного получают свой блеск и сою цену»; «Прекрасно только истинное, одно истинное заслуживает любви».

[2, с. 14]

Направление, которое во второй половине XVIII века владеет французским духом и вкусом в его величии и односторонности и проявляется в науке и искусстве вплоть до версальских садов, основано на известном образе мышления, принципы которого нигде не были выражены более ясно и сознательно, чем в учении Декарта. Поэтому легко понять, что последнее стало в Париже и во Франции силой, гораздо более могущественной, чем декреты короля, которого она также как бы incognito подчинила своей власти: этот образ мышления стал модой эпохи, которой непроизвольно подчинялось все. Мысль облеклась в картезианскую форму.

3. Модная философия и сатира.


«Неудивительно поэтому, что и светское общество и женщины того времени воспринимали картезианские идеи или рисовались ими. Герцогиня дю-Мэн, в качестве почитательницы Декарта, сравнивалась с королевой Христиной, ученая Дюпрэ называлась «la Cartesienne». Из любви к своей дочери, мадам де-Гриньян, которая совершенно ушла в изучение творений философа, даже мадам де-Севинье чувствовала себя принужденной разделять эти интересы. Шутя называет ее Декарт в письмах к ее дочери «votre pere», а саму последнюю «ma chere petite cartesienne»; она посещает в Бретани родственницу философа, носящую его имя, и пишет дочери: «я нашла частицу моей дочери», - она пользуется терминами картезианства, чтобы с неподражаемой прелестью выразить в них свою материнскую нежность: «я мыслю, следовательно я существую; я мыслю о вас с нежностью, следовательно я вас люблю»; она рассказывает дочери о философском диспуте после обеда, о том, как один из гостей утверждал зависимость мышления от чувств, и как ее сын в духе Декарта доказывал обратное. Одно из ее сообщений метко и остро освещает то значение, которое приобрела новая философия в тогдашнем обществе, и ту форму, в которой мадам де-Севинье само отдалась этому движению, имевшему за себя всеобщий интерес и против себя - неодобрение двора; она смотрит на него, как на модный и благородный спор, с которым нельзя остаться незнакомым. Она пишет: «Корбинелли и Ламусс решили ввести меня в учение Декарта. Я хочу изучить эту науку не для того, чтобы играть в нее самой, а для того, чтобы смотреть на игру.» [2, с. 15]

Когда философское учение становится модой, ее особенности легко принимают смешной характер, тем более если оно, благодаря кажущимся парадоксам, ставит вверх ногами мнение всего мира и несмотря на эти контрасты многими ещё преувеличенно подчеркивается. Поэтому в остроумном Париже и в эпоху Мольера картезианство, в качестве модной философии, непременно должно было стать предметом сатиры. Между Декартом и трагиками имело место непроизвольное согласие во взглядах на человеческую природу и ее страсти; столь же непроизвольно обнаружилось разногласие между Декартом и Мольером.

В трагической и комической поэзии тогдашней Франции, в Корнеле и Мольере, можно подметить отражение двух течений французской философии того времени, картезианского и гассендистского. «Нельзя только относиться к делу педантично и думать о число школьной зависимости. Даже не учась у Гассенди, как это действительно было, и не зная Лукреция, философское стихотворение которого они перевели, Мольер симпатизировал сенсуализму здравого смысла, в противоположность дуалистическому и спиритуалистическому учению Декарта. Не нужно было также личной злобы и даже партийного озлобления, чтобы выставить в смешном виде аффектированных и эксцентричных картезианок. Эти фигуры сами просились в комедию. Я оставляю нерешенным, взял ли он мишенью своих непадок в лице Марфуриуса в «Mariage force» картезианское сомнение или, наоборот, общие, издавна известные фразы скептицизма. Но в «Femmes savantes» он затронул если не исключительно, то в некоторых наиболее сильных местах, те нелепости, к которым привела картезианская мода у женщин. Его фигуры не типичные картезианки, а просто сумбурные женщины, которые восхищаются всем, что пахнет ученостью: одна хвалит Платона, другая - Эпикура, третья находит «частицы» прелестными, «пустоту» отвратительной и себя самою - очень тонкой в своей любви к «тонкой материи». Все это картезианские понятия, которые для женщины являются делом вкуса и объектом склонности, подобно другим предметам моды. «Я люблю его вихри,» - говорит Арманд, а мать его продолжает: «А я - его падающие миры». В наиболее смешном виде Мольер выставляет спиритуалистическую манию, которая считает тело с его потребностями и влечениями, чувственную человеческую природу, за презренную мишуру, иметь сношения с которой дух должен считать ниже своего достоинства. Глава семьи Хризаль иного мнения и отвечает своей супруге, совсем в стиле Гассенди: «Мое тело - это я сам, и я хочу заботиться о нем, хотя бы оно было мишурой; это я сам, и я хочу заботиться о нем, хотя бы оно было мишурой; эта моя мишура мне дорога». [2, с. 16]

Еще в 1690 году появились сатирические произведения, направленные против картезианской моды - сочинения иезуита Даниэля «Voyage du monde de Descartes». Автор утешает себя изменчивостью моды. Вся сатира исходит из того сенсуалистического образа мыслей, в котором иезуиты сходились с Гассенди, в особенности в оппозиции к учению Декарта. Своими возражениями, обвинениями, шутками они преследуют в последнем на свой лад его спиритуалистический характер. «Чтобы сделать его смешным, Даниэль заставляет философа быть как бы магом своего учения, который обладает способностью действительно отделять свою душу от тела, откладывать в сторону последнее, как платье, и в форме чистого духа пускаться в странствия; во время такого духовного отсутствия в Стокгольме похоронили философа, а теперь он пребывает на третьем небе, занятый построением мира из тонкой материи, запасы которой он там нашел. Кто хочет легко разгадать все загадки мира, должен посетить этого миростроителя наверху, в его мастерской; нужно только снять с себя тело и пуститься в странствование души, что легко можно сделать при содействии картезианца, ибо учитель снабдил своих учеников чудесным даром, которым он обладал.» [2, с. 17]

Спиритуализм картезианского учения - вывод из дуалистического его воззрения на отношение между душой и телом, и в этом воззрении содержатся вопросы, вызвавшие первые попытки дальнейшего развития системы.


В заключении, я бы хотела сказать, что мне очень понравилась мысль Куно Фишера (хотя вполне возможно, что не он первый ее изложил) о том, что, несмотря ни на какие, даже самые строжайшие, запреты, новая философия, если она прогрессивна, ясно, точно и красиво изложена, начитает овладевать умами передовых людей эпохи как бы подпольно или, как выразился Фишер, «подсознательно». Новую систему познания природы, новое миросозерцание, если они уже были сформулированы и изложены и с ними ознакомилось какое-то количество людей, невозможно скрыть от пытливых и жаждущих знаний умов. Если «новое знание» удобно и понятно, оно начинает охватывать все большие и большие пространства применения, уже выходящие за рамки просто науки. Именно таким образом «новое мышление» может стать модой, проникнуть в сферу обихода и превратиться в «модный беспредметный спор», практически теряя свою суть. И такое происходило и происходит не только с Декартом. Любое учение может быть взято и адаптировано, приспособлено для определенных нужд. Оставляется канва - слова, фразы, выражения, отдельные аксиомы, и ими объясняется все, что угодно. Не думаю, что Марксу понравилось бы то, как его учение было «развито» до Марксизма-Ленинизма, а затем превратилось в «Учение Маркса-Ленина-Сталина». Любая, даже самая прогрессивная идея, насколько я понимаю, может быть низведена до полнейшего абсурда. Вот здесь мы и наталкиваемся на проблему существования философии и ее практического применения. Именно на уровне практики и происходит исторический отбор любого научного учения и знания. История выбирает лучшее, дающее результаты, прогрессивное, и отсеивает все утопичное и не прошедшее проверку.


Библиография


  1. Философский словарь под ред.Фролова, Издательство политической литературы, М, 1987.

  2. Фишер, Спиноза, (данные издания утеряны)

  3. Шкуратов В.А., Историческая психология, Издательство АОЗТ «Город N», Ростов-на-Дону, 1994.

1 КОСМОГОНИЯ (греч. kosmos - вселенная и goneia - рождение) - область науки, в которой изучается происхождение и развитие небесных тел и их систем. Условно может быть разделена на планетную К. и звездную К., хотя проблемы решения их взаимосвязаны. Выводы К. основываются на данных других разделов астрономии, физики, а также геологии и др. наук о Земле. К., как и космология, тесно связана с философией, она являлась и является ареной острой борьбы материализма и идеализма. Научная космогония зародилась около 200 лет назад, когда Кант выдвинул гипотезу об образовании планет из пылевой туманности, окружавшей некогда Солнце. Гипотеза Канта (1755) и Лапласа (1796) (Небулярная гипотеза) не смогли объяснить некоторые существенные особенности строения Солнечной системы и были оставлены. В настоящее время продолжается накопление фактического материала и его обобщение, но проблема еще не решена. Характер эволюции звезд к настоящему времени в общих чертах ясен, однако все гипотезы об из происхождении остаются спорными. [1, с. 219]

2

ГАССЕНДИ Пьер (1592-1655) - фр.философ-материалист. Физик и астроном, священник, профессор ряда университетов. Гассенди выступил с резкой критикой схоластики, искаженного ею учению Аристотеля и учения Декарта о врожденных идеях; возродил материализм Эпикура, основывая на нем свое учение. В основном труде «Свод философии» (1658) разделил философию на три части: 1) логику, в которой дается анализ проблемы достоверности познания и критикуется скептицизм и догматизм; 2) физику, в которой, обосновывая атомистическую теорию, Гассенди доказывал объективность, несотворимость и неуничтожимость пространства и времени; 3) этику, где он выступал против аскетической церковной морали и , вслед за Эпикуром, утверждал, что всякое удовольствие есть благо само по себе, а всякая добродетель есть благо постольку, поскольку она доставляет «безмятежность».


3 ЯНСЕНИЗМ - религиозно-политическое течение, распространенное в Нидерландах и Франции в 17-18 вв. Основные идейные положения Я. Были сформулированы богословом К.Янсением (1585-1638), развивавшим учение Августина. Я. - разновидность католицизма - во многих своих положениях тяготел к протестантизму. По своей социальной сути он являлся идеологией тех слоев, которые были недовольны засильем католической церкви. Освящавшей феодально-абсолютистские порядки. [1, с. 578]


Случайные файлы

Файл
1614-1.rtf
48486.rtf
32722.rtf
153592.rtf
49420.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.