Философские идеи в произведениях Толкиена (156612)

Посмотреть архив целиком

15


МОСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ














Реферат по философии студента I-го курса факультета социологии, экономики и права Виноградова Александра












Содержание.

Содержание. 2

Введение. 3

Биография Толкиена. 4

Анализ произведений. 5

Сильмариллион. 5

Властелин колец. 7

Кузнец из Большого Вуттона. 10

Лист работы Мелкина. 11

Заключение. 14

Список использованной литературы. 15


Введение.

Этот реферат посвящён философским воззрениям Джона Рональда Руэла Толкиена и их отражению в произведениях писателя. Эта тема интересна по нескольким причинам. Во-первых, она изучена крайне мало, несмотря на всю её важность. При написании этой работы оказалось крайне трудно найти какую-либо литературу, касающуюся Толкиена, за исключением предисловий к изданиям его книг или отдельных статей. Тем не менее, с моей точки зрения, эта тема вполне достойна глубокого и тщательного изучения.

Толкиен – это известный английский писатель XX века. Филолог по образованию, он писал отнюдь не простые и не детские произведения. В них заключены глубочайшие философские мысли и идеи, гуманистические и религиозные взгляды.

Однако писатель изложил их в такой форме, чтобы они были легки для понимания и доступны именно молодёжи. Ему удалось донести свои мысли до молодых людей нескольких поколений всего мира лучше, чем любому другому писателю. И, конечно, эта тема была особенно интересна для меня, т. к. Толкиен является одним из моих любимых авторов и мне кажется, что я понимаю его произведения.

В этой работе я ставил пред собой цель раскрыть основные пункты философского миропонимания Толкиена, показать их значимость и глубину. Наиболее полно позволяют это сделать несколько произведений автора, которые являются наиболее яркими и вдумчивыми: «Властелин колец», «Сильмариллион», «Кузнец из Большого Вуттона», «Лист работы Мелкина»1. Также, для более полного понимания творчества писателя, необходимо рассмотреть исторический фон его жизни. Это поможет понять, какие цели преследовал Толкиен при написании своих произведений, что он хотел сказать читателю.

Биография Толкиена.

Джон Рональд Руэл Толкиен родился в 3 января 1892 года в городе Блумфонтейне, столице южноафриканской Оранжевой Республики. Там он прожил три года и затем, после смерти отца, переселился с матерью в Англию, в Стрэдфорд-на-Эйвоне.. Об Африке у Толкиена остались крайне отрывочные и размытые воспоминания, но до конца жизни южные страны ассоциировались у него с «безграничной вельдой, тяжким зноем и жухлой высокой травой».2 Эти ассоциации легко можно проследить в произведениях автора. Например, для героев «Властелина колец» в южных странах нещадно светит солнце, «туч там почти никогда нет, а люди с чёрными лицами страшно свирепые».

Мать писателя считала, что дети должны расти у реки или озера, среди деревьев и зелени. Это одна из причин, почему природа занимает огромное место в работах Толкиена, она является для него главным жизнетворным началом. Природа всегда связана с гармонией.

Мать автора, Мейбл Толкиен, вскоре после их приезда в Англию обратилась в католичество и воспитывала Джона и его брата в религиозном ключе. Трудно переоценить воздействие религии на творчество Толкиена. Все его произведения просто пронизаны христианскими идеями. После смерти Мейбл в 1904 году воспитанием Джона занялся её духовник, отец Френсис Морган, который тоже оказал значительное влияние на формирование личности писателя.

Основным моментом, заставившим Толкиена начать писать, была его любовь к языкам. Ещё в свою бытность учеником самой престижной школы Бирмингема, он с увлечением изучал готский, древнеанглийский, древнеисландский, финский языки. Через языки он изучал и мифологию скандинавских стран, Британии. И, конечно, всё это оставило заметный отпечаток на его мировоззрении.

Сначала Толкиен лишь переводил различные поэтические тексты и предания, потом сам начал писать стихи, и, в конце концов, пришёл к тому, что начал создавать британский псевдоэпос. Первое произведение Толкиена (не считая стихов), написанное им во время учёбы в Оксфордском университете называлось «Книга утраченных сказаний» и представляло собой некое собрание сочинённых автором и стилизованных под народное творчество легенд и преданий. Позже (в 20-х годах) эта книга была сокращена, отредактирована, после чего приобрела большую цельность и литературность, и издана, как «Сильмариллион». И всё-таки «даже беглый анализ этого текста позволяет заметить, что составляющие его легенды написаны как бы в разном темпе, словно собраны из разных источников или рассказаны разными сказителями на разном художественном уровне.»3

Постепенно древнейшая псевдоистория Британии превращается в историю совершенно отдельного мира. Однако этот мир во многом похож на наш. Он, собственно, и есть аллегорическое отражение нашего. В нём действуют те же законы совести, чести, добра. С течением времени мир Толкиена всё расширяется, обрастает деталями, становится всё более реальным и всё более наполняется философским содержанием.

Закончив обучение, Толкиен стал преподавателем в том же университете и всю жизнь занимался филологией, что прежде всего повлияло на круг его литературных пристрастий и образ мышления. Различные события в жизни писателя отображаются и в его мире. Его первая и самая главная в жизни любовь превратилась в легенду о Берене и Лютиэнь. И отнюдь не случайно то, что после длительной паузы в работе новые главы «Властелина колец» были написаны в 1945 году. Да и сам Толкиен говорил: «Мой Сэм Скромби целиком срисован с тех рядовых войны 14-го года, моих сотоварищей, до которых мне по человеческому счёту было куда как далеко». Известная книга Толкиена «Хоббит» была придумана писателем, когда он рассказывал сказки своим детям. Но и она прекрасно вписалась в его мир, представляя собой лишь иной, упрощённый ракурс изображения.

Тем не менее, хотя львиная доля книг Толкиена посвящена его волшебному, виртуальному миру, есть и отдельные произведения. Несмотря на то, что их немного, они тоже очень интересны с философской точки зрения и помогают понять автора. Лучше всего рассмотреть два из них: «Кузнец из Большого Вуттона» и «Лист работы Мелкина».

Долгая жизнь автора закончилась в 1973 году. В то время он был уже известен, но тем не менее эта известность была только прологом к его посмертной славе. Всё вышеизложенное помогает проникнуть в суть философской системы Толкиена, сделать её ближе и доступнее.

Анализ произведений.

Сильмариллион.

Сильмариллион – одно из ранних произведений Толкиена (20-е годы). Эта книга представляет собой нечто среднее между краткой дополненной и изменённой историей мира Толкиена (если полной считать «Книгу утраченных сказаний») и предысторией к «Властелину колец». Она охватывает значительно больший промежуток времени, чем «Властелин колец», но, тем не менее, содержит не так много философских идей. Сильмариллион менее удачен и в литературном плане, однако в нём отобразились важные мысли автора, без упоминания которых невозможно вести речь об его философии.

Первые страницы Сильмариллиона – это образное осмысление первой главы библейской книги бытия, и «тут нет ничего удивительного, потому что Средиземье в начальном и конечном счёте – наш мир»4. Толкиен мыслит очень ортодоксально. Хотя он наделяет свой мир собственным Творцом, Эру Илуватаром, за ним легко узнаётся христианский Бог. Он всеблаг, всесправедлив и всемудр. Первые творения Эру – айнуры. Они являются чем-то вроде библейских ангелов и архангелов. Однако среди них был такой, кто, будучи «более всех Айнур <…> одарён <…> мудростью и силой» и владея «частицами открытого каждого из братьев», «обрёл думы не похожие на думы собратьев». Этот айнур, Мелькор, Толкиеновсая интерпретация дьявола, был «охвачен нетерпением» и «жажда дать Бытие собственным творениям владела им»5. Затем, когда Айнуры, сами того не зная, в процессе пения творят мир, Мелькор пытается возвеличить свою роль в творении. Эру помогает остальным Айнурам победить его, но «Мелькор исполнился стыда, из которого произошёл скрытый гнев».

Таким образом, Толкиен уже в начале произведения закладывает идею всеблагости творца и бессмысленности сопротивления божественному замыслу. Мелькор силён, многих он подавляет своей силой и заставляет замолчать, а некоторые «стали вторить его музыке и изменили свои помыслы». Далее Мелькору удаётся соблазнить всё больших. Мелодия Мелькора была «громкой, блестящей», но «пустой» и негармоничной, мелодия Эру прекрасна и полноценна, но грустна. Эта грусть исходит из того, что Творцу известна судьба мира и он сочувствует тем, кто будет жить там, однако не хочет остановить творение. Мелькор – зло, то, что противоречит Творцу. Но это не значит, что Мелькор не часть замысла Эру. Когда происходит борьба музыки Эру и музыки Мелькора, мотив последнего «тщился заглушить другую музыку неистовством своего голоса – но самые победные звуки его вплетались, захваченные ею в её скорбный узор». Эру говорит: «А ты, Мелькор, увидишь, что нет темы [музыкальной], истоки коей не лежали бы во мне, равно как ничто не может изменить музыки мне назло. Ибо тот, кто попытается сделать это, окажется лишь моим инструментом в создании вещей более дивных, чем он сам мог бы представить себе». Толкиен утверждает, что всё начинается в Боге, а попытка найти что-то иное не только не даст результатов, но будет злом. Однако и зло, хотя и против своей воли, но служит Богу, т. к. является необходимой частью творения. И поэтому все помыслы Мелькора «лишь часть целого и данники его славы». Мелькор создаёт жестокий, убийственный холод, но Илуватар говорит: «Взгляни же на снег и коварную работу мороза», Мелькор создаёт «зной и необоримое пламя», а Эру говорит: «Взгляни же на высоту и величие облаков и вечно меняющиеся туманы: услышь, как падает на землю дождь!»

Айнуры крайне сильны, но и им не тягаться со всемогуществом Творца. Они знают многое из того, что «было, есть и будет, и немногое сокрыто от них», но «никому, кроме себя самого, не раскрывает Илуватар всех своих замыслов». Пути господни не исповедимы и даже для мудрейших «в каждую эпоху появляются вещи новые и непредвиденные, т. к. они не исходят из прошлого».

К неожиданным вещам относятся и дети Илуватара – Эльфы и Люди. Но если судьба эльфов точно известна айнурам, люди для них остаются загадкой. По замыслу творения, эльфы бессмертны, но «худую службу служит им их бессмертье, невозможность оглянуться на прожитую жизнь. Их жизнь может только оборваться. Они в плену своей судьбы…».6 Свободны от тяжести бессмертия они только в Валиноре, аналоге земли обетованной, где нет места грусти, скуке или горю. Людям же дан особый дар свободы и никто кроме самого Творца не может предсказывать их судьбу. После смерти они покидают мир, а куда они уходят неведомо даже айнурам. Другими словами Толкиен не просто избегает размышлять о человеческом посмертии, он утверждает бесполезность такого размышления. В этом и состоит величайший дар людей – незнание своего будущего и следующая отсюда свобода.

Итак, Толкиен в соответствии с христианскими заповедями отрицает всякое противление замыслу Бога. В «Сильмариллионе» есть такой эпизод, когда один Айнур, Ауле, следуя самым благим намерениям, пытается создать гномов, которых не существовало по замыслу творца. Но Ауле это не удаётся – у него получаются своеобразные марионетки, которые «могут жить лишь этим [принадлежащим Ауле] бытием» и действовать лишь по приказу их сотворившего. Эру указывает Ауле на его просчёт. И, хотя Ауле уже любит свои творения, он готов уничтожить их по слову Илуватара. Тогда Эру «увидел смирение Ауле и сжалился над ним» и даровал гномам собственную жизнь. Этот эпизод подчёркивает сразу несколько мыслей Толкиена: идея безграничной доброты Бога, идея невозможности творить что-либо вопреки замыслу Творца, идея награды за отказ от всего во имя Бога.

Главный сюжетный стержень произведения – история о создании волшебных камней, сильмариллов. Мастер, сотворивший эти камни, вложил в них священный свет, однако создавал их не во имя Эру, а лишь для себя. В следствии этого камни стали добычей Мелькора. Зло уже прокралось в его душу и он взваливает ответственность на Валлар (Айнур). Зло соблазняет, предлагает выйти за пределы своей судьбы, совершить запретное. Эльфы уходят из обетованных земель в Средиземье и там терпят столько страданий, сколько не могли и представить. Этим поворотом сюжета Толкиен хочет сказать, что никогда нельзя есть запретный плод, даже если он представляется очень сладким. Единственное благо – благо от Бога и иного нет.

Подводя итоги, можно сказать, что «Сильмариллион» является одним из важнейших произведений Толкиена. В нём содержаться глубокие размышления о Боге, о бытии, о назначении человека, о природе добра и зла, идеи самопожертвования и, в то же время, умеренности в стремлении достичь свою цель. Это произведение, безусловно, интересно с философской и литературной точек зрения и в нём есть «свой нравственный заряд, и самостоятельное сюжетное напряжение» (В. Муравьёв). Философские мысли, представленные в «Сильмариллионе» получают своё развитие в эпопее «Властелин колец».


Властелин колец.

Эпопея «Властелин колец» писалась в 40-х годах нашего столетия. Как уже говорилось выше, на её сюжете, героях, содержании сказались первая и вторая мировые войны, многие события из жизни автора. Эта книга по праву считается главным произведением Толкиена. Она явилась кульминацией его литературного таланта и поэтому рассмотреть её необходимо. Однако, с моей точки зрения, это произведение ни в коем случае нельзя считать достаточным для понимания философии писателя.

Одной из центральных идей эпопеи является идея всепрощения. Будучи гуманистом до глубины души, Толкиен отвергает всякую мысль о мщении или даже о справедливой, но жестокой каре. «Какая жалость, что Бильбо не заколол этого мерзавца, когда был такой удобный случай!»7 ‑ говорит один из героев книги. Свой ответ даже на вполне оправданный гнев Толкиен вкладывает в уста Гэндальфа, своеобразного голоса автора в произведении: «Жалость говоришь? Да ведь именно жалость удержала его руку. Жалость и милосердие: без крайней нужду убивать нельзя. И за это <…> была ему немалая награда. Недаром он не стал приспешником зла, недаром спасся; а всё потому, что начал с жалости!». «Без крайней нужды убивать нельзя,» – говорит Толкиен, иначе в душу человеку легче будет прорваться злу. Убивать, даже убивать ради самой благой цели – значит поступать на руку мировому злу.

В эпопее у зла есть конкретное олицетворение – Чёрный Властелин Саурон. Каждый раз, идя на поводу у страха, злости, алчности, герои слабеют, навлекают на себя и окружающих невиданные бедствия. Саурон же на каждом шагу искушает их предлагает лёгкий выход из ситуации. Тем, кого он не может соблазнить полностью предаться злу, Саурон предлагает совершить мелкое злодейство, ведущее, казалось бы, к добру. Однако для Толкиена нет компромиссов. Совершённое зло приведёт к ещё большему. На зле нельзя построить добро.

Оружие искушения Саурона – могущественное Кольцо Всевластья, дарующие несокрушимую силу. Однако кольцо дарит силу лишь тому, кто способен побороть его злую волю, кто силён духом. Тем не менее «могучим оно особенно опасно»: получивший в свои руки тёмную силу и использовавший её хотя бы и во благо, неминуемо сам станет Чёрным Властелином. По Толкиену только отказавшись от власти можно охранить себя от скверны, т. к. «самовластие не терпит сопротивления, достоинства и независимости, оно ненасытно оно стремиться быть вездесущим»8. Положительные герои выдерживают испытание, ведь «зло непрерывно порождает зло», а «добрый властелин не лучше» злого, «даже если рабы им довольны».

Кольцо, как и Саурон – аллегория зла. И Чёрный Властелин и оно играют почти ту же роль, что дьявол в Библии. Злые силы находят самую короткую дорожку к сердцу героев. Кольцо «подсказывает ложь», помогая завладеть собой, ‑ и вот герой ввергнут в пучину страшных событий, координально меняющих его жизнь. Кольцо предлагает сделать героя невидимым, спрятать от врагов, но, послушав совет кольца, герой оказывается сразу замечен и почти смертельно ранен слугами Властелина. Кольцо является сильнейшим соблазном, сеет вокруг себя раздоры и несчастья, и единственный способ избежать его пагубного влияния – даже не допускать мысль, о том, чтобы воспользоваться злой силой.

Как истый христианин, Толкиен отрицает всякое возмездие за неправедные дела. Стоит герою в порыве ярости погнаться за уже побеждённым противником, и его спутник чуть не лишается жизни. Фродо, один из главных персонажей книги, говорит: «…неужели вы пощадили Горлума после всех его чёрных дел? <…> Он заслужил смерть. Но Гэндальф (а с ним и автор) отвечает: «Заслужить-то заслужил, спору нет. И он, и многие другие, имя им – легион. А посчитай-ка таких, кому надо бы жить, но они мертвы. Их ты можешь воскресить – чтобы уж всем было по заслугам? А нет – так не торопись никого осуждать на смерть. Ибо даже мудрейшим не дано провидеть всё. Мало, очень мало надежды на исправление Горлума, но кто поручится, что её вовсе нет?» Таким образом, Толкиен утверждает, что не может простой смертный решать жить кому-то или нет. Это удел высших сил. Жизнь даётся каждому только один раз, и у каждого только один шанс прожить её правильно. Никто не в праве отнимать этот шанс у человека, пусть сам он не раз лишал кого-то жизни. Сюжет «Властелина Колец» подтверждает эту мысль Толкиена. В конце произведения именно Горлум, хотя и невольно, предрешает победу добра.

Огромную роль во «Властелине колец» играет природа. Она, не являясь природой в пантеистическом понимании, всё же представляет собой неотъемлемою часть мира. Для Толкиена это вечное, одухотворённое начало, недаром он вводит в свои произведения особые существа – полу люди-полудеревья, охраняющие леса от людей. Толкиен, как человек XX-го века, не может не осознавать, что с течением времени природа разрушается, в основном – из-за воздействия человека. Древней гармонии между человеком и природой не существует. Лишь остаются грустные воспоминания о прошедших временах. По ходу эпопеи древняя природа нередко сравнивается с современной, и оказывается, что современная потеряла своё могущество и загадочность. Нелишне заметить, что злые силы в произведении всегда в первую очередь искажают и уродуют природу. Тут видна философия человека XX века, разочаровавшегося в промышленной цивилизации. Герой, в душу которого проникло зло, превращает «долину, некогда покрытую лугами» в безобразный пейзаж: «чёрные провалы шахт, плоские крыши оружейных мастерских и бурые дымки над горнами кузниц».

Другой важной идеей произведения является идея решающей роли личности в истории. «Маленькие камешки вызывают большой обвал,» – говорит Толкиен устами своих персонажей. Каждое действие любого самого незначительного героя может радикально изменить ход сюжета. И автору не важно силён герой или слаб, умён или глуп, главное, чтобы он оставался честным и преданным и тогда ему это непременно зачтётся. Избрать тернистый путь добра – сделать правильный выбор. Награда обязательно придёт. Это может случиться в этой жизни, как во «Властелине колец», а может и после смерти, как случается с героями «Сильмариллиона».

Много места Толкиен уделяет идеи линейного развития истории. Однако развитие это линейно только если рассматривать его в контексте всех произведений автора. Действительно, прекрасных перворожденных эльфов в своё время должны сменить люди, затем мир должен прийти к концу, когда праведные дети Творца отправятся к нему в небесные чертоги, а неправедные будут отторгнуты в вечную тьму. Но в самом «Властелине колец» чётко вырисовывается историческая спираль, правда угасающая. Эльфийских героев-небожителей сменяют их ученики такие же герои люди. Времена героев уходят в прошлое, и вновь приходят эльфы, но уже не те, что были раньше. И так далее. Всё произведение пронизано грустными упоминаниями о славном прошлом, которое ушло без возврата. К концу книги мир окончательно теряет свою магию. Эльфы совсем уходят из Средиземья – главной арены действий всех книг Толкиена. Но мир остаётся в надёжных руках людей. Они не так велики и не так прекрасны, но, в конечном счёте, именно они лучше всех обустроят жизнь Средиземья, ведь, как говорит Эльф, «людские свершения долговечнее наших». А объясняется это тем, что в людях сидит вечная, непреодолимая тяга к действиям, преобразованиям. То, что не сделает отец, удастся сыну, и следующему поколению невдомёк разочарование предыдущего. Всегда человеку сопутствует разрушение построенного ранее, но всегда «вызревает нежданный посев». По Толкиену это великий человеческий дар, однако и его беда, т. к. «несбыточны людские мечтания».

Писательский дар автора помогает читателю проникнуться идеями добра, всепрощения, верности долгу. Каждый может осознать себя способным двигать прогресс, однако Толкиен не даёт забыть, что прогресс это не самоцель и не стоит ради него приносить жертвы. Особенно не стоит приносить в жертву природу. Цель никогда не оправдывает средства. Прочтя «Властелин колец» глубже начинаешь понимать природу человека, его душу. Это произведение формирует некоторое мировоззрение относительно добра, зла и место каждого в их вечной борьбе. Таким образом, «Властелин колец» ‑ это глубочайшее, сложное произведение, интересное и с философской, и с литературной точек зрения, и просто, как занимательная книга. Любой найдёт для себя что-нибудь на страницах этого произведения.

Кузнец из Большого Вуттона.

Это произведение является одним из немногих, написанных Толкиеном отдельно, практически вне связи с его миром. Но от этого «Кузнец из Большого Вуттона» не становится менее интересным и достойным внимания. Произведение было написано в 1965 году и является продуктом более чем зрелой деятельности писателя.

Эту сказку можно рассматривать в разных плоскостях, «и как притчу о судьбе художника и его творения. И как философскую параболу о преемственности, об истинности и фальши в искусстве. Наконец, как аллегорию о смысле и ценности бытия»9. «Кузнец из Большого Вуттона» рассказывает о взаимоотношениях двух миров: нашего и «Волшебной Страны». Конечно, можно принять сказку буквально, а можно попытаться осознать, кого же Толкиен подразумевает под Кузнецом из деревни Большой Вуттон и что подразумевает под «Волшебной Страной».

В 1964 году Толкиен написал статью «О волшебных сказках». Прочтя эту статью становится понятно, что под Кузнецом, без приглашения блуждающем во «Волшебной Стране» и забирающемся всё дальше и дальше, Толкиен подразумевает себя: «Я был всего лишь любознательным бродягой (а то и просто нарушителем границ) в стране, которая полна чудес, но строго хранит свои тайны».

«Волшебная Страна» – это мир литературной фантазии, мир, который если и не существует на самом деле, то становится реальным на бумаге. Толкиен не хозяин «Волшебной Страны», а лишь тот, кто сумел увидеть небольшую её часть. Как и Кузнеца, Толкиена уважают, его книги приобретаются и читаются, но большинство людей отказываются понять человека, побывавшего в «Волшебной Стране».

Путешествия в эту страну оказываются всё более и более захватывающими, но, с одной стороны, Толкиен боится, что «ворота туда могут захлопнуться а ключи от них – потеряться»,10 а, с другой стороны, путешествия рано или поздно придётся закончить. А когда путешествия закончатся должен обязательно быть преемник, который бы продолжил рассказывать людям о «Волшебной Стране». И это должны быть не сказки придуманные, а сказки «увиденные». Только так, по мнению Толкиена, достигается истинность и, следующая отсюда, нравственная и литературная ценность.

Одной из главных философских задач произведения является поиск ответа на вопрос о смысле человеческой жизни. Надо ли совершить, что-то славное и принесшее известность, чтобы считать, что прожил жизнь не зря? И надо ли оставить после себя след? На первый вопрос Толкиен отвечает отрицательно. Для него полноценно прожить жизнь значит жить честно и не причиняя другим вреда, прожить её делая какое-то любимое дело, а не просто тратя время. И «не высшая ли мудрость в том, чтобы получив драгоценный дар и пользуясь им долгие годы, отказаться от него в старости и передать другому?» (В. Гопман).

Это, хотя и короткое, но интересное произведение Толкиена заставляет размышлять о назначении писателя и литературы, о назначении человека вообще, о преемственности поколений, об искренности и фальши и многом другом. Оно проповедует идею справедливости, идею награды за готовность отказаться от чего-либо во имя этой справедливости. Как любое произведение настоящего писателя, его невозможно рассмотреть ни в одной работе, а можно только прочесть.

Лист работы Мелкина.

Эта работа писателя также представляет собой размышления о смысле человеческой жизни и о том, что ждёт человека после, о назначении художника (не важно живописца, скульптора или художника слова) и его творчества, о добре и зле, об искренности и неискренности. И хотя это произведение писалось значительно раньше предыдущего, в 1947 году, в нём содержатся не менее и даже более серьёзные размышления на указанные темы.

В произведении повествуется о жизни самого заурядного, обычного человека, Мелкина. Толкиен называет его «маленьким человеком», да и его имя по-английски (Niggle) означает мелочный, разменивающийся по пустякам. Однако постепенно Толкиен индивидуализирует образ Мелкина, наделяет его характерными только ему чертами. Одной из главных таких черт является любовь Мелкина к живописи. У него есть одна заветная картина, которой он уделяет всё своё время. Хотя картина получалась посредственной, она была необычной и интригующей (он рисовал дерево и «…дерево вышло странное. Единственное в своём роде.»). Нетрудно догадаться, что под Мелкином Толкиен подразумевает себя (хотя лирического героя никогда нельзя полностью отождествлять с автором). Себя писатель считает простым человеком, наделённым, однако, особым видением мира. Герой, Мелкин, также видит мир особым образом, но он ещё и почти лишён таланта.

Мелкин человек добросердечный, но относится к своей доброте скептически. «Характера у меня не хватает!»11 ‑ говорит герой. Другими словами, Толкиен рисует Мелкина человеком воспитанным, как все, но незаурядным на чувственном уровне. Таковым, должно быть, Толкиен видит и себя самого. Люди заходящие в сарай, где работал Мелкин, не понимают его творчества. Для них это «серые и зелёные пятна». Типичным представителем людей, ещё более обыкновенных, чем Мелкин является его сосед, Прихотт. Люди считают главного героя человеком бесполезным «с практической и экономической точки зрения», а живопись, по их мнению должна быть приносящей пользу, но не изображающей «органы питания и размножения у растений». Таким образом, Толкиен выражает своё негативное отношение к людям ищущим в искусстве пользу, или, по крайней мере, прикладную пользу, и не видящим красоты.

Всю книгу над Мелкином весит необходимость неприятного, но неизбежного путешествия. Точная его дата не известна. Упоминается только, что начнётся оно «скоро». Напрямую об этом не говориться, но можно понять, что под путешествием подразумевается смерть. Мелкина мало волнуют мирские проблемы и житейские дела, до путешествия он желает лишь закончить свою картину. Но ему это так и не удаётся.

Путешествие Мелкина описано несколько размыто, сумбурно: Толкиен не берёт на себя ответственность конкретным образом описывать процесс умирания. После этого герой попадает в некое подобие чистилища, где его заставляют много работать. Только потом над ним совершается суд. Мелкин не видит судей, а только слышит их голоса. Один голос говорит в его защиту, другой – обвиняет. Первый голос утверждает, что у Мелкина «сердце <…> было на месте. И голова работала». Но второй голос ставит ему в вину, что много «времени потерял он даром! Не подготовился к путешествию». То есть Толкиен считает одним из главных моментов в жизни – верное, рациональное использование отпущенного человеку времени и психологическую готовность к тому, что завтра может настать пора отправляться в «путешествие». Надо жизнь жить так, чтобы потом не стыдно было предстать пред судьями. Здесь тоже явно прослеживаются христианские идеи. Важно отметить, что оба судьи – сторонники добра. Хотя один строг в большей, а другой в меньшей степени, оба они стараются добиться справедливости.

Доброта Мелкина безусловно положительно сказывается на решении судей, но отрицательно сказывается то, что просьбы герой называл «помехами». И, хотя Мелкин даже не ожидая благодарности всегда помогал своему соседу Прихотту, это является лишь «незначительным» «смягчающим обстоятельством». Ведь Мелкин зачастую помогал людям из мягкосердечия, а для Толкиена самое важное – искренность, не действие, а то, что под ним подразумевалось.

Как заслуга Мелкину зачитается и его картина, необычная, не похожая на другие. И в особенности не сама картина, а то, что «он очень упорно работал и, заметьте, не был зазнайкой. Не воображал, что искусство освобождает его от обязанностей...». Как мысли Толкиен, вся незаурядная деятельность человека, любое его стремление к творчеству будет благи делом, но, конечно, только в том случае, если это не заставит его сойти с правильного пути в остальном.

Решение судей было в пользу Мелкина и главным образом на нём сказалось то, что, когда Мелкину предоставили право голоса, он спросил прежде всего о своём соседе Прихотте, просил отнестись к нему мягче. Забота не о себе, но о других всегда ценится Толкиеном и, определённо, относится к положительным чертам человека.

В качестве награды Мелкина поселяют в нарисованный им мир. Он оказывается таким «как часто представлял себе Мелкин», но «так и не сумел запечатлеть на холсте». Для героя это высшее блаженство и он наслаждается этим даром. Однако оказывается, что этот мир требует доработки, некоторые места нужно «не переделать, а лишь довести работу до конца». И Мелкин понимает, что ему необходим Прихотт, ведь «ему известно многое о чём я [Мелкин] и понятия не имею». Толкиен утверждает, что образное, незаурядное мышление ‑ это многое, но отнюдь не всё. Любому человеку необходима доля практицизма. И вот в этом волшебном мире появляется Прихотт и каждый из них – главный герой и его сосед – познают то, что им было неизвестно при жизни (точнее сказать при прежней жизни, т. к. для Толкиена после смерти жизнь не обрывается, но переходит в новую свою эпостасию): «как ни странно, именно Мелкин увлёкся домом и садом, что же касается Прихотта, то он бродил, посвистывая, по окрестностям, разглядывал деревья и, особенно, главное дерево». Толкиен надеется, что после смерти человек обретёт целостность и адекватное понимание мира.

Когда Прихотт говорит, что он в долгу перед Мелкином за то, что тот вставил за него слово, главный герой отвечает: «Нет. Ты в долгу перед ним. Мы оба перед ним в долгу». Подразумевается голос, их оправдывавший. Возможно, Толкиен подразумевает под ним голос Бога, или, точнее, кого-то, чьими устами говорит Бог, и проповедует идею безграничной благодарности Богу, за его доброту.

Заканчивается произведение диалогом двух голосов, судивших Мелкина. Один из них предлагает присвоить название месту, в которое попадает главный герой. Но другой отвечает, что народная молва уже присвоила ему название: Страна Мелкина. Второй голос спрашивает, что на это сказали «высшие инстанции» (подразумевается, конечно же, Бог). Первый голос отвечает: «Они расхохотались. Расхохотались – да так, что отозвались горы!». Очевидно, Толкиен хочет этим сказать, что эта нарисованная Мелкиным страна (как и любая, нарисованная кем-то другим) не была плодом его воображения, а была лишь увидена им, благодаря его чувственной натуре.

Итак, это произведение представляет собой более полное, чем в «Кузнеце из Большого Вуттона», изложение идей о назначении искусства и творцов (для Толкиена это красота, что является само по себе достойной целью, но ещё и помогает очистить человеческую душу), о смысле человеческой жизни (честность и искренность, самоотверженность и умеренность, уважительное отношение к людям, не похожим на тебя), о добре и зле (добро будет истинным добром, если оно совершено искренне), о мировой справедливости, о смерти и о многом другом.

Заключение.

Итак, я надеюсь, мне удалось достаточно полно изложить философские воззрения Толкиена и моё их понимание. Произведения Толкиена очень сложны и интересны, и ни один реферат не сможет исчерпывающе изложить заявленную тему. Единственный способ максимально приблизится к пониманию книг Толкиена ‑ это прочесть и осознать их самому. Его произведения содержат очень интересные мысли, касающиеся Бога и дьявола, добра и зла, человека, его судьбы и смысла его жизни. Толкиен на страницах своих книг создаёт образное отображение именно нашего мира и прочтение его произведений поможет человеку ориентироваться именно в нашем мире. Книги Толкиена формируют верную ориентацию в жизни, задают правильные полюса добра и зла, формируют у человека нравственность. Какую бы основную мысль ни несло в себе произведение Толкиена, всё равно на одно из первых мест выходит проблема чести, добра, искренности и самоотверженности. И в то же время его книги учат не забывать, ради чего всё происходит и помнить, что цель – не единственное в жизни. Искусство для Толкиена является чем-то сродни откровению свыше, но ни как не продуктом одного только ума творца.

В то же время писателю удалось изложить свои мысли в такой форме, что они оказываются открыты любому желающему вчитаться в текст. Толкиен – один из интереснейших английских да и общемировых писателей XX века и его работы, как мне кажется, ещё долгое время будут будоражить умы людей всех возрастов и, конечно, особенно молодёжи.


Список использованной литературы.

  1. Дж. Р. Р. Толкиен «Властелин колец». М..: Радуга, 1988. Перевод В. Муравьёва

  2. В. Муравьёв. Предыстория к «Властелину колец». Статья. М..: Радуга, 1988.

  3. Дж. Р. Р. Толкиен «Сильмариллион». М.: Олимп, 1993.

  4. Дж. Р. Р. Толкиен «Лист работы Мелкина». М.: Риф, 1991. Перевод С. Кошелева

  5. Дж. Р. Р. Толкиен «Кузнец из Большого Вуттона». М.: Риф, 1991. Перевод Ю. Нагибина и Е. Гиппиус.

  6. Дж. Р. Р. Толкиен «О волшебных сказках». Статья. М.: Риф, 1991. Перевод С. Кошелева под редакцией И. Тогоевой.

  7. В. Гопман «Книги обязаны хорошо кончаться…». Статья. М.: Риф, 1991.

  8. К. В. Асмолов «О Толкине, толкинизме и толкинутых». Статья. М.: 1997.


1 Перевод С. Кошелева. В другом переводе – «Лист работы Никля».

2 В. Муравьёв. «Предыстория» к «Властелину колец».

3 К. В. Асмолов.

4 В. Муравьёв.

5 Эта и другие цитаты из «Сильмариллиона», Олимп, 1993.

6 В. Муравьёв. Та же статья.

7 Эта и другие цитаты из «Властелина колец», М.: Радуга, 1988 в переводе В Муравьёва и А. Кистяковского.

8 В. Муравьёв. Та же статья.

9 В. Гопман. «Книги обязаны хорошо кончаться…».

10 Дж. Р. Р. Толкиен. «О волшебных сказках».

11 Эта и другие цитаты из произведения «Лист работы Мелкина».

МОСКВА, 1999