Философия права Г. И. Фихте (Обсонование необходимости права и государства) (FITE1)

Посмотреть архив целиком

13



Министерство общего и профессионального образования

Российской Федерации

Сургутский государственный университет









РЕФЕРАТ

ПО ФИЛОСОФИИ

Тема: «Философия права И.Г. Фихте (Обоснование необходимости существования права и государства. Система естественных прав человека)»








Выполнила:

Архипова Ю.Н.

Проверил:

Мархинин В.В.









Сургут, 1999

Оглавление


Введение

  1. Обоснование права как необходимого условия самосознания Я


  1. Государство как служебное средство для достижения цели человеческого существования


  1. Система естественных прав человека исходя из условий его самосознания, назначения, цели и смысла существования


Заключение

Список литературы























Введение


В XX в. стало общепринятым положение о том, что «не только логически, но и исторически возникновение личности опосредовано правом». Первым, кто вообще задумался над этим вопросом, показал, что это именно так и из чего это следует, был И. Г. Фихте.

Фихте принадлежит особая роль в развитии рефлексорной традиции философии права. Философская рефлексия – это исследование разумом своих собственных оснований, имеющая результатом усовершенствование самого себя.

Фихте начинает с местоимения «Я», создает философскую категорию и отсюда выводит все права человека.

«Я» для Фихте – понятие духа, воли, нравственности, веры; «не-Я» – понятие природы и материи. Отношения между ними – понятие воли человека, борющейся против косности. «Я» ищет, полагает, конструирует свою обусловленность, дабы осознать себя как субъекта обладающего самосознанием и волей. В этом рефлексивном полагании «не-Я» обнаруживается, что право является одним из условий самосознания, субъект-объектных отношений.

В данной работе автор, используя труды самого И. Г. Фихте, попытается показать, как тот определяет назначение таких общественных институтов как право и государство и что он включает в систему естественных прав человека.

















  1. Обоснование права как необходимого условия самосознания Я


Практически все исследователи отмечают, что сложность фихтеанских построений коренится в исходном принципе его философствования: «Источником всякой реальности является Я»; «Во всяком восприятии ты воспринимаешь исключительно свое собственное состояние».1 Имея отправной точкой такие постулаты, действительно очень трудно развернуть какую-либо систему рассуждении, поскольку исчезает их внешняя опора. С точки зрения обыденного сознания, отказ от эмпирической очевидности существования внешнего мира и наличия себя в нем есть не что иное как интеллектуальный изыск, пустое умозрение. Но человеку нельзя отказать в праве на поиск решения тех смысложизненных вопросов, в которых невозможно обойтись привычными схемами.2

Итак, Фихте исходит из того, что вся система человеческих представлений, включающая в себя других людей, внешнюю действительность, есть реальность, условием которой является осознание самого себя, т.е. Я.

Однако для того, чтобы обнаружить Я, необходимо, чтобы оно стало предметом осознания. Такое возможно только в том случае, если оно удовлетворяет необходимому условию предметности, а именно: если оно имеет некоторые ограничения или, по-другому, пределы. «Я несет в себе закон: рефлектировать над собою как заполняющим бесконечность. Но ведь оно не в состоянии рефлектировать ни над собою, ни над чем-либо вообще, если то над чем оно рефлектирует, не будет ограничено». «Я полагает себя самого ограниченным через не-Я». «Я не может полагать не-Я, не ограничивая тем самым себя самого. Ибо не-Я совершенно противоположно Я ... Выражение полагать некоторое не-Я и ограничивать Я обладают одним и тем же значением...».3 Итак, мы получаем, что Я, осознающее себя, есть не только субъект по отношению к Не-Я как объекту, но и в силу того, что условием субъектности является рефлексия своего Я (т.е. предметная направленность Я на самого себя), Я выступает одновременно и в качестве объекта. Поэтому Фихте в конечном счете называет Я субъект-объектом.

В нашем сознании, согласно учению Фихте, будет решаться и вопрос о том, существует ли вне Я нечто как таковое, независимо от Я. Отсюда следует, что субъективная констатация некоторой реальности вне Я (не-Я) не будет и не может служить гарантированным свидетельством того, что такое положение существует в действительности. Таким образом, проблема реальности у Фихте – это вопрос самоопределения Я по отношению к не-Я в рамках самосознания: «Мы знаем, что именно мы мыслим это нечто, мыслим его согласно законам нашего духа, что мы, стало быть, никогда не можем выйти из самих себя. Никогда не можем заговорить о существовании какого-нибудь объекта без субъекта».4 Следуя за этими рассуждениям, нельзя просто сказать: «Вне меня есть другие люди и внешний мир». Я имеет право только сказать: «Я признаю, что вне меня есть другие люди и внешний мир». Но что значит «признаю»? Фихте рассматривает этот факт признания - обнаружения не-Я — как акт самообязывания: если, признаю не-Я, значит, допускаю и его отношение ко мне. «Все, что для меня существует, только благодаря отношению ко мне заставляет признать свое существование и свою реальность…»5.

Признание этого отношения обязывает человека, поскольку, во-первых, признанный мною мир — это мой мир, он во мне; во-вторых, признание мною других людей изначально основано на признании их Я — по подобию меня самого. При таком понимании мира Фихте закрепляет и обосновывает одно из мировоззренческих оснований нравственного поведения: осознание того обстоятельства, что все совершаемое мною происходит в моем мире и точно так же относится ко мне, как к другим людям. «Мир для меня - объект и сфера осуществления моих обязанностей и абсолютно ничего больше»6. «Настоящий мир существует для нас вообще лишь через веление долга, иной мир возникнет для нас тоже только через другое веление долга, ибо никаким другим образом для разумного существа мир не существует».7 Говоря о существовании других людей, Фихте замечает: «Голос моей совести взывает ко мне: чем бы ни были эти существа сами по себе и в отношении к тебе – ты должен с ними обращаться как с существующими для себя, самостоятельными и совершенно от тебя независимыми... Уважай их свободу»8.

Итак, реальный мир для нас существует благодаря тому, что мы признаем его существование и существование других людей, а также благодаря тому, что мы осознаем свою обязанность по отношению к ним.

Однако гораздо более сильным, необходимым при всех обстоятельствах условием самосознания по Фихте выступает право. «Если он (человек) и не постигает морального мира путем сознания своих обязанностей, но он все же его несомненно постигает путем требования осуществления своих прав. То, чего он от себя, может быть, никогда не потребует, он потребует от других по отношению к себе; он потребует от них, чтобы они относились к нему обдуманно, рассудительно, целесообразно... как свободные и самостоятельные существа; и для того, чтобы они могли выполнить эти требования, он должен их мыслить разумными, свободными, самостоятельными...»9.

Если учесть тот общепризнанный факт, что не существует обязанностей без прав, как и не существует прав без обязанностей и, исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что Фихте создал оригинальную модель рефлексивного обоснования естественного права в ее наиболее связанном с нравственностью варианте. Именно это и отмечают исследователи философии права.10

В целом же Фихте определяет право в рамках той традиции, которую Кант выводит от Платона. Основной смысл ее состоит в том, что каждый человек, поскольку свободен, может, в принципе, делать все, что захочет, но раз «имеются налицо еще и другие ... должен ограничить свою свободную деятельность таким образом, чтобы они могли жить, а они, в свою очередь, свою свободную деятельность так, чтобы мог жить он. Так как все равны, то каждый ограничивает на почве права всякого другого как раз настолько, насколько последний ограничивает его свободу. Это равенство ограничения всех всеми лежит в правовом законе и не зависит от произвола»11.

Исходя из такого понимания права и из идеи назначения человека, Фихте выделяет естественные права человека. О них речь пойдет после того, как будет рассмотрен вопрос о том, для чего же по Фихте существует человек и какую роль в обществе играет государство.























  1. Государство как служебное средство для достижения цели человеческого существования


Фихте основной задачей философствования считает проблему самосовершенствования человечества. В «Лекциях о назначении ученого» он говорит: «Я знаю мало более возвышенных идей, м. г., чем идея всеобщего воздействия всего человеческого рода на самого себя»12. Основной смысл этого воздействия заключается в том, что «благодея обществу возникает усовершенствование рода»13.

Однако нет «человечества вообще», есть люди, их сообщество, поэтому истоки самосовершенствования человечества Фихте ищет в самосознании человека, в Я: «Подчинить себе все неразумное, овладеть им свободно и согласно своему собственному закону - последняя конечная цель человека... В понятии человека заложено, что его последняя цель должна быть недостижимой, а его путь к ней бесконечным. Следовательно, назначение человека состоит не в том. чтобы достигнуть этой цели, но он может и должен все более и более приближаться к этой цели; и поэтому приближение до бесконечности к этой цели - его истинное назначение как человека, т.е. как разумного, но конечного, как чувственного, но свободного существа»14. Таким образом, самосовершенствование осуществляется в роде через индивида.

Изучая природу Я-самосознания Фихте приходит к выводу о том, что в каждом индивиде «первоначальная сила мышления», «образующая сила» и «природный замысел» воплощаются лишь частично. В противном случае «человек стал бы Богом»15. «Ни один индивидуум не равен вполне другому в отношении его пробудившихся и развившихся способностей»16; «Природа развила каждого только односторонне»17.

Именно этим, следуя за его рассуждениями, можно объяснить стремление человека к общественной жизни, вне которой человек как разумное существо не мыслим. Фихте пишет: «Человек предназначен для жизни в обществе; он должен жить в обществе; он не полный ... человек и противоречит самому себе, если он живет изолированно»18.

Как раз это изначальное, основополагающее «общественное стремление человека» имеет условием своей реализации наличие мыслительной, духовной общности между людьми. Последняя возможна потому, что люди способны в своем взаимодействии дополнять, объединять, совершенствовать способности друг друга. Из этого складывается общая картина внутренней жизни рода. «Односторонне развитие, данное природой индивидууму, становится собственностью рода».19

Фихте дает лаконичное и изящное определение общества. Это «целесообразная общность», в которой сочетаются два вида человеческого взаимодействия: «взаимодействие по понятиям» и «взаимодействие посредством свободы»20. Под взаимодействием по понятиям Фихте подразумевает человеческие поступки (и отношения), в которых сознательно реализуются объективные, естественные законы. А под взаимодействием посредством свободы - самоцельные поступки и отношения. Фихте всячески подчеркивает, что в отношениях людей главенствует их суверенность, «ибо сам человек есть цель — он должен сам определять себя и никогда не позволять определять себя посредством чего-нибудь постороннего; он должен быть тем, что он есть, так как он хочет этим быть и должен хотеть»21.

Однако Фихте подчеркивает, что не следует отождествлять общество и государство: «Жизнь в государстве не принадлежит к абсолютным целям человека… но она есть средство, имеющее место лишь при определенных условиях, для основания совершенного общества»22.

Таким образом, Фихте выделяет две стороны сущности государства. С одной стороны, государство — это служебное средство для освобождения души человека от забот жизнеобеспечения за счет предельной унификации всех практических функций граждан и охраны их личной суверенности и собственности. В таком ракурсе государство, как и объективированные формы права, по мысли Фихте, предназначены к тому, чтобы максимально усовершенствовать сферу грубого материального плана человеческого бытия. И тогда «ему (человеку) должно оставаться время для того, чтобы душою и очами возноситься к небу, для созерцания коего он сотворен»23. Истинное же государство Фихте называет «твердым обоснованием внутреннего мира»24.

С другой же стороны государство имеет более высокое предназначение, а именно: создание и воспитание совершенного человеческого сообщества путем «направления всех индивидуальных сил на цель рода»25. Поэтому «от каждой личности государство должно требовать всех ее индивидуальных сил, не исключая и не оставляя ни одной»26.

Для выполнения своей сущности государства обладает рядом функций, причем его надзорные и принудительные функции, направленные на установление необходимого для жизнеобеспечения порядка и основанные на принципе субординации, уходят на задний план. Ведущими становятся функции регуляции человеческого взаимодействия по принципу координации.

Это объясняется тем, что в силу того, что на начальных и «переходных» этапах истории внутренняя жизнь рода недостаточно развита, внешние средства обеспечения жизни рода путем регламентации являются необходимыми и преобладающими. При этом Фихте особенно выделяет ту мысль, что регламентация по принципу субординации и на этих этапах истории имеет «ограниченную телесным миром» компетенцию и ни в коем случае не распространяется на область самосознания, нравственного самоопределения. «Государство наблюдает за внешними действиями своих граждан, подчиняя их принудительным законам, которые неуклонно утверждают и сохраняют намеченный порядок, если только действительно соответствуют состоянию данного народа... Если же государство хочет изменить для своих выгод мнения народа, оно отчасти берется за невыполнимую задачу, отчасти же обнаруживает, что его законы не приспособлены к установившемуся состоянию нации, включающему в себя и систему мнений последней...»27. Государство лишь создает условия для того, чтобы взаимодействие людей, не отягощенное беспорядком и несправедливостью, было открыто для их самовоспитания путем свободного обмена знаниями, способностями, деятельностью, или другими словами для выполнения человечеством своего предназначения: «Общее совершенствование, совершенствование самого себя посредством свободно использованного влияния на нас других и совершенствование других путем обратного воздействия на них как на свободных существ - вот наше назначение в обществе»28.

Истинным же средством для самосовершенствования выступает не государство и не какие-либо иные структуры внешнего регулирования, а культура. Культура есть «последнее и высшее средство для конечной цели человека — полного согласия с самим собой»29. Культура по Фихте представляет собой неотчужденный и не довлеющий над человеком, а органично присущий ему способ самосовершенствования себя и других, человечества в целом. Культура вечна и самоцельна, поскольку только в ней возможно наиболее полное воплощение «природного замысла», назначения человека.
















  1. Система естественных прав человека исходя из условий его самосознания, назначения, цели и смысла существования


Реализация своего назначения считает Фихте - есть долг и неотъемлемое право человека. Традиционно понимаемая система естественных прав человека (право на жизнь, свободу, собственность и достоинство) в концепции Фихте имеет иную структуру и опосредованность. Это связано прежде всего с тем, что Фихте исходит из рефлексивного обоснования принципов естественного права. Это, как отмечают исследователи, сообщает всей системе естественных прав более высокий ранг общности.30 Неотъемлемые естественные права человека Фихте выводит, во-первых, из коренных условий самосознания, во-вторых - из идеи назначения человека, высшей цели и смысла его существования.

Первое неотъемлемое, заложенное в «природном замысле» человека право - это право на жизнь в обществе, на участие в жизни рода. Именно отсюда Фихте выводит более конкретное право человека - на сохранение и поддержание жизни в индивидуальном смысле. Никто не может быть лишен жизни, поскольку «в каждой личности надо признавать и уважать человеческий род»31. Государство же должно прибегать к лишению преступника жизни только «в случаях крайней необходимости и только тогда, когда не остается никаких других средств; ибо преступник все же всегда остается членом рода и как таковой имеет право на возможно более долгую жизнь для самоисправление»32.

Второе неотъемлемое право человека - право на свободу. В идеально-реальном плане взаимодействия Я и не-Я оно разворачивается в пределах разумного взаимного самоограничения на основании закона.

Третье право, заложенное в назначении человека,- право на достойную жизнь: «Не только благочестивое пожелание человечеству, а неустранимое требование его права и назначения, чтобы оно жило на земле так легко, так свободно, так господствуя над природою, так истинно по-человечески, как только ему это позволяет природа... Это его право уже потому, что он человек»33. Отсюда Фихте выводит понятие об ответственности государства перед гражданами за условия их жизни: «Я не мог бы назвать иначе как антиправовым, такое правительство которому были бы известны лучшие порядки, а оно ... исходило бы из того же расчета, не делая ничего, чтобы выйти самому из такого состояния и вывести из него нацию»34.

Четвертое неотъемлемое, заложенное в назначении и условиях самосознания человека право — это право суверенности личности. «Человек может пользоваться неразумными вещами как средствами для своих целей, но не разумными существами; он не смеет даже пользоваться ими как средством для их собственных целей; он не смеет на них действовать как на мертвую материю или на животное, чтобы только при помощи их достигнуть своей цели, не считаясь с их свободой»35. Однако этим негативным аспектом Фихте не исчерпывает понятие суверенности. Каждый человек, отмечает Фихте, есть уникальное, неповторимое воплощение «замысла природы». Он несет в себе высшее назначение, которое, собственно, и делает его человеком, а значит, существом, обладающим соответствующими правами. Личность независима от воли других людей, которая не может быть ей навязана даже из благих побуждений, однако эта независимость не есть право индивидуума на обособление от своего человеческого назначения. «Общее совершенствование, совершенствование самого себя посредством свободно использованного влияния на нас других и совершенствование других путем обратного воздействия на них как на свободных существ - вот наше назначение в обществе»36. Отсюда как конкретизация этого общего права проистекают права человека на уважение и охрану его достоинства, личной неприкосновенности и собственности, т. е. всех форм объективации суверенности.

Пятым неотъемлемым правом каждого человека выступает право на культуру как на универсальный способ самосовершенствования, снимающий противоположность Я и не-Я. Культуру Фихте определяет как «способность давать или действовать на других как на свободных существ и способность брать или извлекать наибольшую выгоду из воздействия других на нас»37. (Речь в данном случае идет о духовной выгоде). Человек имеет право (и обязанность) реализовать свое «стремление развить кого-нибудь в той области, в какой мы особенно развиты, стремление, насколько возможно, уравнять всякого другого с нами самими, с лучшей самостью в нас, и затем стремление к восприятию, т. е. стремление приобресть от каждого культуру в той области, в какой он особенно развит, а мы не развиты»38. Только с помощью культуры человек способен реализовать свои права. Только культура делает их неотъемлемыми, действительно принадлежащими человеку, а не «пожалованными» ему от милостей властно установленного порядка. Только в культуре достигается соответствие внешней меры свободы внутренней обеспеченности ее в самой личности. Именно поэтому право на культуру выступает у Фихте, как отмечают исследователи, «суперправом» на саму правоспособность в высшем смысле этого слова39.






Заключение


Итак, заканчивая рассмотрение философии Фихте, а именно вопросов связанных с правом, государством и естественными правами человека, подведем итоги.

Рассматривая право в двух аспектах (объективное и субъективное), Фихте отдает субъективным правам человека приоритетную роль в самопознании человеком самого себя и внешнего мира (Я и не-Я). А именно, он с помощью рефлексии делает вывод о том, что, полагая о существовании других Я, мы соответственно требуем от них достойного к нам отношения, или другими словами возможности реализации наших прав.

Конечно, с данными выводами Фихте можно поспорить, но они интересны и перспективны хотя бы в том, что в определенной степени раскрывают механизм правосознания и правового поведения, то есть помогают нам осознать сущность наших прав и обязанностей по отношению к людям которые нас окружают и являются точно такими же личностями как и мы.

Государство Фихте также рассматривает в двух аспектах: как служебное средство для обеспечения жизнедеятельности общества и как средство достижения обществом своей высшей цели. Цель же любого общества и человечества вообще – самосовершенствование, которое заключается в подчинении и овладении человеком всего неразумного. Средством самосовершенствования является культура, которая позволяет каждому человеку давать другим и брать от других духовные выгоды.

Идеи Фихте о государстве как о служебном инструменте не новы. В своих рассуждениях Фихте просто еще раз доказывает нам, что не мы созданы для государства, а государство для нас, что правители должны удовлетворять не свои интересы, а интересы общества и т.п. Новым же в рассуждениях Фихте является лишь та служебная цель, которую, по его мнению, должно преследовать любое государство – самосовершенствование человеческого рода.

Исходя из своего назначения, утверждает Фихте, человек обладает рядом естественных прав, которые присущи ему по праву рождения. Это право на жизнь в обществе, право на свободу, право на суверенность личности и, наконец, право на культуру, как самое главное и определяющее.

Система естественных прав, предложенная Фихте интересна хотя бы потому, что все права выводятся им из самого понятия человека и смысла его существования (деятельности), то есть не являются надуманными и навязанными.



Сноски

1 Фихте И. Г. Назначение человека // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993, с. 121, 105

2 Малинова И. П. Классическая философия права – Екатеринбург, 1998, с. 51

3 Фихте И. Г. Основа общего наукоучения // Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993, с. 295, 298, 113, 250

4 там же, с. 289

5 Фихте И. Г. Назначение человека // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993, с. 165

6 там же, с. 164-165

7 там же, с. 191-192

8 там же, с. 163

9 там же, с. 165

10 Малинова И. П. Классическая философия права – Екатеринбург, 1998, с. 54

11 Фихте И. Г. Замкнутое торговое государство // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993, с. 285-286

12 Фихте И. Г. Несколько лекций о назначении ученого//Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993, с. 29

13 там же, с. 25

14 там же, с. 18

15 Фихте И. Г. О понятии наукоучения, или так называемой философии //Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993,с. 18

16 там же, с. 32

17 там же, с. 34

18 там же, с. 24

19 там же, с. 34

20 там же, с. 24-25

21 там же, с. 15

22 там же, с. 24

23 Фихте И. Г. Замкнутое торговое государство // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993,с. 262

24 Фихте И. Г. Назначение человека // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993,с. 177

25 Фихте И. Г. Основные черты современной эпохи// Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993,с. 504

26 там же,с. 505-506

27 Фихте И. Г. О достоинстве человека// Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993,с. 441

28 Фихте И. Г. О понятии наукоучения, или так называемой философии //Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993, с. 29

29 там же, с. 17

30 Малинова И. П. Классическая философия права – Екатеринбург, 1998, с. 60-61

31 Фихте И. Г. Ясное как солнце, сообщение широкой публике о сущности новейшей философии// Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993, с. 579

32 там же, с. 580

33 Фихте И. Г. Основа общего наукоучения // Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993, с. 262

34 там же, с. 262

35 Фихте И. Г. О понятии наукоучения, или так называемой философии //Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993, с. 27-28

36 там же, с. 29

37 там же, с. 29

38 там же, с. 33-34

39 Малинова И. П. Классическая философия права – Екатеринбург, 1998, с. 63

















Список литературы


  1. Алексеев С. С. Теория права – М., 1995

  2. Малинова И. П. Классическая философия права – Екатеринбург, 1998

  3. Тихонравов Ю. В. Основы философии права: Учеб. пособие – М., 1997

  4. Фихте И. Г. Назначение человека // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993

  5. Фихте И. Г. Основа общего наукоучения // Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993

  6. Фихте И. Г. О понятии наукоучения, или так называемой философии //Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993

  7. Фихте И. Г. Замкнутое торговое государство // Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993

  8. Фихте И. Г. Несколько лекций о назначении ученого//Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993

  9. Фихте И. Г. О понятии наукоучения, или так называемой философии //Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993

  10. Фихте И. Г. Основные черты современной эпохи// Сочинения в 2 т., Т.2 – СПб, 1993

  11. Фихте И. Г. О достоинстве человека// Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993

  12. Фихте И. Г. Ясное как солнце, сообщение широкой публике о сущности новейшей философии// Сочинения в 2 т., Т.1 – СПб, 1993