Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии (lection_01)

Посмотреть архив целиком

ББК 60.5

Г 57

Издание осуществлено при поддержке книготорговой фирмы «Абрис Д»

Гофман А. Б.

Г 57 Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. -5-е изд. - М.: Книжный дом «Университет», 2001. - 216 с., ил.

ISBN 5-8013-0137-2

В книге рассматриваются основные принципы истории социологии; анализи­руются ключевые идеи, из которых сформировалась социология и благодаря кото­рым предыстория этой дисциплины превратилась в ее историю; представлены интеллектуальные портреты некоторых классиков социологической мысли (Огю-ста Конта, Карла Маркса, Эмиля Дюркгейма, Вильфредо Парето) и отдельные на­правления социологического редукционизма (социальный дарвинизм и расово-антропологическая школа).

Издание соответствует общей программе курса истории социологии и адре­совано преподавателям, студентам и аспирантам вузов, равно как и широкому кругу читателей.

ББК 60.5

ISBN 5-8013-0137-2 © Гофман А. Б., 2001

ОТ АВТОРА

В этой книге представлены лишь избранные страницы, некоторые эта­пы истории социологической мысли. Вместе с тем в книге присутствует единая точка зрения, основанная на некоторых общих принципах. Автор стремится рассматривать историю социологии как процесс становления, развития и реализации определенных признаков, образующих специфи­ческую область знания. Анализ этих признаков: онтологических, эписте­мологических, этических и институционально-организационных, — по­зволяет надеяться, что речь в данном случае идет об истории именно социологии. Даже прослеживая внешние по отношению к социологии влияния (значение которых очень велико), автор стремится не смеши­вать эти влияния с собственно познавательными процессами.

Итак, в книге представлено неполное, но и не хаотическое видение истории социологии. Это систематическое рассмотрение нескольких ее важных этапов. Такой взгляд, основанный на применяемых в данном слу­чае принципах, позволит в дальнейшем рассматривать и другие этапы, присоединяя новые главы истории социологии к уже написанным. Это подобно тому, как в детском конструкторе присоединяются новые детали, с той лишь разницей, что детали эти еще предстоит изготовить. Таким образом, настоящая книга представляет собой проект истории социологии, отчасти реализованный, отчасти являющийся средством своей собствен­ной реализации. Впрочем, внутри единого замысла, каким бы он ни был, разнообразие рассматриваемых социологических воззрений требует раз­нообразия подходов к ним и будет требовать его и в дальнейшем.

Лекция первая

ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ КАК ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ

Содержание

1. О границах социологии и ее истории

2. Онтологические критерии социологического знания

3. Эпистемологические критерии

4. Этические критерии

5. Институционально-организационные критерии

6. Парадигмы в истории социологии

7. Значение для социологии ее истории

Ключевые слова и выражения

Онтологические, эпистемологические, этические и институцио­нально-организационные критерии социологического знания; парадигмы; профессиональное самосознание в социологии; внутринаучные и вне-научные факторы в истории социологии.

1. О границах социологии и ее истории

Любая наука, достигшая известной степени зрелости, дифференциро­вана и состоит из ряда отраслей или отдельных научных дисциплин. Так обстоит дело и в социологии. В ней существуют такие области знания, как теоретическая и эмпирическая, фундаментальная и прикладная социологии; социология глобальных обществ, больших и малых групп; соци­ология различных институтов и сфер социальной жизни: морали, права, политики, семьи, средств массовой коммуникации и т. п.; социология социальных проблем: преступности, наркомании, этнических и расовых конфликтов и т.д. К числу таких относительно самостоятельных науч­ных дисциплин принадлежит и история социологии.

В чем заключаются задачи этой дисциплины? Известно, что всякая история отвечает, в сущности, на пять вопросов: Что было? Где было? Когда было? При каких обстоятельствах? Почему?

Применительно к истории социологии ответить на эти вопросы — значит дать представление о том, что думали ученые определенных стран и эпох об обществе, о путях его изучения, а также о том, в каких услови­ях они об этом думали и почему они думали так, а не иначе. Иными словами, задача историка социологии - просто рассказать, «как было дело» в рассматриваемой им науке.

Задача эта, однако, отнюдь не проста. Даже ответ на первый из пере­численных вопросов: «Что было?» - требует решения ряда проблем. Как определить, что относится к этой науке, что - к другой, а что вооб­ще к науке не относится? Какие имена, школы, направления, понятия, теории, методы наиболее важны и, следовательно, должны присутство­вать в истории социологии, а какие нет?

Очевидно, что представление о том, что такое история социологии, явно или неявно предполагает представление о том, что такое собствен­но социология. В зависимости от того, что мы относим к социологии, мы очерчиваем ее пространственные и временные границы, т. е. опреде­ляем, где и когда имеет место ее история.

Каковы же признаки или критерии, благодаря которым мы определя­ем некое знание как социологическое, с тем чтобы далее включить его в историю социологии и рассмотреть под специфическим, историко-социологическим углом зрения?

2. Онтологические критерии социологического знания

Первую группу таких критериев составляют критерии онтологические. Онтология - это сфера знания о бытии как таковом и его основополагаю­щих принципах. Выяснить, каковы онтологические критерии какой-либо науки, - значит определить, каков специфический объект этой науки, вы­явить, о чем содержащееся в ней знание. Каждая наука с самого своего возникновения так или иначе обозначает ту сферу реальности, которую она берется изучить.

Онтологические критерии социологического знания заключаются в том, что оно является знанием об обществе, социальных взаимодействиях, об их разнообразных проявлениях и воплощениях. Короче говоря, мы имеем дело с социологией в том случае, когда некая сфера знания содер­жит высказывания о социальной реальности.

Высказывания эти могут быть самыми разнообразными. Иногда со­циальную реальность интерпретировали как мнимую, фиктивную сущ­ность, которая в действительности сводится к сумме составляющих ее индивидов. Такая позиция получила название социального номинализ­ма. Другая, противоположная позиция, именуемая социальным реализ­мом, состоит во взгляде на общество как на особую реальную сущность, которая не сводится к составляющим его индивидам, а образует надын­дивидуальное и внеиндивидуальное целое. Одни теоретики интерпре­тировали социальную реальность как преимущественно материальную или природную сущность, другие - как сущность духовную, надприрод-ную и внеприродную. Существовали многочисленные попытки редук­ции, сведения целостной социальной реальности к одной из ее сфер (эко­номической, политической, правовой, религиозной и т. д.) и провозглашения этой сферы главным фактором всей социальной жизни. Но как бы ни по­нималась социальная реальность, если мы встречаемся с высказывания­ми об обществе как таковом, то, возможно, хотя и необязательно, речь идет о социологии.

Под обществом в данном случае подразумеваются многообразные формы совместной жизнедеятельности, объединений, ассоциаций и вза­имодействий людей. В подобном истолковании понятие «общество» отличается от таких категорий, как «люди», «человечество», «народ», «этнос», «нация», «государство», «цивилизация», хотя может иногда пересекаться с этими категориями. Оно не совпадает с отдельными сво­ими проявлениями, изучаемыми различными социальными науками (эко­номикой, правоведением, этикой, политологией и т. д.). Оно не совпа­дает также ни с природными, ни с божественными, ни с другими сущностями. В целом социология и ее история начинаются с осознания того, что общество людей, группа людей или взаимодействие людей -это специфическая реальность, занимающая особое место в системе мироздания.

Но для отнесения каких-либо знаний к социологическим онтологичес­ких признаков недостаточно. Более того, многие выдающиеся представи­тели социологической мысли, будучи социальными номиналистами, во­обще отрицали специфический характер социальной реальности. Разумеется, они не могли о ней как-то не высказываться, но при этом они не признавали особого онтологического статуса, «реальности» та­ких категорий, как общество, группа, община и т. п.

3. Эпистемологические критерии

Главное значение имеют эпистемологические, т. е. теоретико-позна­вательные, критерии (эпистемология - это наука о познании) определе­ния социологического знания. Не всякое знание об обществе можно счи­тать социологическим. Ведь представления об обществе существуют и в религии, и в морали, и в утопическом, и в обыденном сознании. А для того, чтобы такие представления могли считаться социологическими, об­щество должно стать объектом особой познавательной установки и осо­бого рода деятельности, которые мы называем наукой.

Социология - не просто знание, а научное знание об обществе. Со­ответственно история социологии начинается там, где начинается по­добное знание.

Но что такое научное знание об обществе? Было бы ошибочно пола­гать, что подобный род знания отличается от других тем, что оно истин­но, тогда как другие ложны. Есть все основания полагать, что, во-пер­вых, в науке было высказано множество ложных суждений, во-вторых, вне науки было высказано немало истинных суждений об обществе.

Так же ошибочно представление о том, что социология, как и наука вообще, — это знание точное, достоверное, фактуальное в противопо­ложность знанию приблизительному, недостоверному, умозрительному, полученному не опытным путем, а благодаря деятельности воображе­ния, фантазии познающего субъекта. Научное познание в таком пони­мании выглядит как процесс непрерывного сбора точно установленных фактов.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.