Наследие Б. Спинозы (29879-1)

Посмотреть архив целиком

Необходимость и возможность как реальные модальности онтологии в философском наследии Б. Спинозы


ВВЕДЕНИЕ

Оценить полной мерой действительное величие и значение философии Бенедикта Спинозы человечеству, пожалуй, еще только предстоит. "Этика" великого философа завершается, как известно, рассмотрением вопроса о том, как же именно должны устроить свою совместную - общественную - жизнь люди, понявшие ту простую и великую истину, что для разумного человека "для его самосохранения и наслаждения разумной жизнью, нет ничего полезнее, как человек, руководствующийся разумом" и что именно человек - не деньги, не вещи, не слова и тому подобные мнимые ценности - есть для человека высший и самый интересный предмет в универсуме.

Решение Спинозы гениально и просто, хотя носит еще очень общий характер. Люди должны организоваться в такое общество, которое обеспечивало бы возможность каждому из них полностью развернуть в действии свою человеческую природу, стать Человеком с большой буквы.

Велика роль Спинозы в развитии атеизма и свободомыслия. Цель религии по его учению - не познание природы вещей, а лишь наставление людей в нравственном образе жизни, поэтому ни религия, ни государство не должны посягать на свободу мысли.

Всеобщая детерминация в философии Спинозы - чтобы ни делал человек, он вынужден это делать, - воспитывает терпимость и учит видеть то, что кажется нам абсурдным, как неизбежное. Эта доктрина способствует нашему общественному существованию.

Один из важнейших показателей глубины и актуальности философского учения Спинозы - его влияние на мыслителей последующих поколений и тем более веков, а также полемика с ним мыслителей и исторических деятелей различных рангов, оспаривающих и опровергающих эти идеи.

Высокую оценку философским взглядам Спинозы дал Энгельс: "Нужно признать величайшей заслугой тогдашней философии... что она, начиная от Спинозы и кончая великими французскими материалистами, настойчиво пыталась объяснить мир из него самого, предоставив детальное оправдание этого естествознанию будущего".


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Русские спинозисты

В 1977 году отмечалось трехсотлетие со дня смерти амстердамского мыслителя Бенедикта Спинозы и выхода в свет его “Этики” (1677 г.). Это вызвало настоящую лавину публикаций в мире. У нас же в стране Спиноза уже довольно долго не пользуется заметным вниманием. Хотя некоторое время назад спинозовская философия находилась в центре оживленной полемики, в которой приняли участие отечественные философы ранга Владимира Соловьева, Александра Введенского, Льва Шестова. Но тех, кто считал философский метод Спинозы адекватной формой мышления и пользовался им как инструментом разыскания истины, в общем-то, было не так уж много. Среди них самые яркие фигуры, вне всякого сомнения -

В.Н.Половцева, Л.С.Выготский, Э.В.Ильенков. Все они открыто признавали свою приверженность учению Спинозы и по-своему продолжили его inquisitio veri в XX столетии. Но история русского спинозизма пока еще очень коротка и складывалась до сих пор не слишком счастливо. По разным причинам ни В.Н.Половцевой, ни Л.С.Выготскому, ни Э.В.Ильенкову не удалось завершить свой главный труд о Спинозе. Все три автора считали сердцевиной философии Спинозы его теорию познания, которую Спиноза именует “истинной логикой”. Открытый Спинозой метод мышления, по их мнению, нисколько не устарел и в состоянии с прежним успехом вести человеческий разум к истине вещей. Так, В.Н. Половцева указывает, что истинное, субстанциональное бытие вещей Спиноза обозначает выражением "actu existere" и это "активное существование"1 кардинально отличается от воображаемого "существования во времени" (duratio). Активность вещи и есть ее настоящая сущность, заключает Половцева. У Л.С.Выгодского и Э.В.Ильенкова предметная деятельность трактуется как субстанция всех психических явлений - от простейшего самочувствия до категорий "чистого разума" и самых сложных идеальных образований. Этот принцип был открыт Спинозой и, приняв его, мы уже тем самым вступаем на почву спинозизма, пишет Ильенков: "Спинозизм... связывает феномен мышления вообще с реальной деятельностью мыслящего тела ( а не с понятием бестелесной души ), и в этом мыслящем теле предполагает активность..."2


Гений - это интеллект, зажатый в тиски необходимости

Спиноза навсегда вошел в историю человеческой культуры как философ, который поставил проблемы, не решенные человечеством и поныне, с такой ясностью и остротой и не только поставил, а и нашел им решение, до сих пор озадачивающее своей общетеоретической точностью, бескомпромиссностью и неумолимой последовательностью приводящих к нему размышлений...

В чем же разгадка этого удивительного феномена? На какие важные вещи, волнующие людей и поныне, впервые открыл человечеству глаза этот грустный и задумчивый человек? Какой таинственной силой наделила его Природа, что он сумел выйти победителем из смертельной схватки с таким могучим противником, как объединенные силы трех “мировых религий”.

Ответ один. Это могло случиться лишь потому, что Спиноза не был богоборцем-одиночкой, каким его не раз изображали. Потому что на его стороне незримо сражалась всеодолевающая власть мировой необходимости, или, говоря конкретнее, мощь социального прогресса. Потому что, не придавая особого значения своей персоне и искренне считая себя лишь одним из бесчисленных борцов за прогресс человеческого рода, Спиноза отдал себя без остатка на беззаветное служение ему.

Когда-то Гете сказал, что гений - это интеллект, зажатый в тиски необходимости. В этом разгадка гения Спинозы, его личности и его интеллекта. “Индивидуум есть сын своего народа, своего мира, и он лишь проявляет субстанциональность последнего в своей собственной форме”, -утверждал, и не без влияния Спинозы, Гегель. И это тоже проливает свет на загадку Спинозы и спинозизма. Поэтому понять Спинозу - значит прежде всего понять его время и его народ, лучшим выразителем “субстанциальных” (т.е. главных, глобальных, решающих) интересов которого он стал.

XVII век в истории Европы - век переломный, кризисный, жестокий: живьем сжигают “еретиков”, воюют католики с протестантами, христиане с турками-мусульманами, испанцы с индейцами, немцы с немцами... Льется кровь, грохочут пушки, обрушиваются топоры на головы приговоренных, мир оглашают крики ярости и боли, ненависти и отчаяния.

Так начинается для Европы Новое Время - эпоха буржуазно-капиталистического развития всей ее культуры и всего ее бескультурья, эпоха торговли и промышленности, эпоха напряженного труда и взрывов научного мышления, чередующихся со взрывами кровавого мракобесия, со всеми ее противоречиями, которые будут отныне сопровождать эту эпоху до самого ее конца.


Причины, побудившие Спинозу взяться за перо

В этом мире и проснулся к духовной жизни юноша Спиноза. Ему повезло с самого начала больше, чем многим. Амстердам - столица Нидерландов, сумевших на время отгородиться от кровавых безумий бушевавших в соседних странах, - как раз переживал довольно мирную пору своей буржуазной молодости, ремесел, торговли, искусства, промышленности и науки. В Нидерландах религиозные распри редко доходили до прямой поножовщины, но тут, как и везде, католики до хрипоты спорили с протестантами, христиане с иудеями, а различные группы протестантов - друг с другом. Здесь были представлены все главные идейные течения тогдашней Европы, со всего мира сюда стекались потоки товаров и потоки информации. И мыслить тут приходилось с учетом горького и тревожного опыта всего окружавшего Нидерланды мира.

Жизнь не была идиллической. Именно это и заставляло людей размышлять над проблемами века всерьез, а не на досуге, не для удовлетворения склонности к безмятежному философствованию. В частности, внимание средневековых мыслителей привлекала проблема религиозного разобщения людей, казавшегося им самим первопричиной их взаимной вражды и нетерпимости, а стало быть, всех войн, грабежей и кровопролитий.

Один вид фанатизма ничуть не лучше любого другого - вот в чем убедился Спиноза еще в молодости. Об этом он открыто заявил миру, вызвав на себя огонь всех видов религиозного мракобесия сразу. Он писал: "... Изложу причины, побудившие меня взяться за перо... Я часто удивлялся, что люди, хвалящиеся исповеданием христианской религии, т.е. исповеданием любви, радости, мира, воздержанности и доверия ко всем, более чем несправедливо спорят между собою и ежедневно проявляют к друг другу самую ожесточенную ненависть; так что веру каждого легче познать по поступкам, чем по добродетелям".

Это говорил человек, на своем собственном горьком опыте убедившийся, что христианская нетерпимость ничуть не лучше, ничуть не мягче, чем нетерпимость мусульманская или иудейская, всю яростную тупость которой он испытал уже в ранней юности - во время отлучения его от религии. Он писал: " Давно уже ведь дело дошло до того, что почти всякого, кто бы он ни был - христианин, магометанин, еврей или язычник, - можно распознать только по внешнему виду и одеянию, или по тому, что он посещает тот или этот храм, или, наконец, по тому, что он придерживается того или иного мнения и клянется словами того или другого учителя. Житейские же правила у всех одинаковы".

Чтобы заметить это, вовсе не нужно было обладать сверхпроницательным философским умом, тем более гениальным. Нужна была только элементарная наблюдательность. И еще - элементарная интеллектуальная честность - как перед самим собой, так и перед другими. И еще - известное интеллектуальное мужество, сочетаемое с мужеством нравственным, с готовностью претерпеть неприятности, может быть и немалые, в борьбе за право говорить людям правду. Простую правду, которую они то ли не видят, то ли не хотят признать.


Случайные файлы

Файл
48195.rtf
165956.rtf
114965.doc
28463-1.rtf
СН 497-77.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.