Диалог Платона Кратил (29829-1)

Посмотреть архив целиком

ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ ЯЗЫКА В ДИАЛОГЕ ПЛАТОНА "КРАТИЛ"


Композиция диалога достаточно сложна - цельный текст диалога распадается на 4 основные части:

  • об общем отношении именующего, имени и вещи;

  • о человеке, устанавливающем отношения имени и вещи (ономатотет);

  • о моделировании как основе соотношений имени и вещи;

  • об основных правилах такого моделирования, или о так называемых этимологиях.

Увидев эти 4 основные композиционные части, мы понимаем, что этот диалог есть описание становления речевой деятельности, описание некоторой системы, благодаря которой возможно становление речевой деятельности.

Одна из тайн творчества Платона состоит в том, что его диалоги содержат особенный тип изложения. Художественно-этическое содержание - лишь моделика и дидактика изложения существа, в них слиты и строгая научная системность, и выразительная сила деталей обстановки, поэтому мы должны отделить изложение мысли от самой мысли и постараться вычленить эту мысль.

Действующих лиц в диалоге 3: Сократ, Кратил и Гермоген. Сократ выспрашивает спорящих, постигая истину в речи каждого из них, и находит разрешение противоречий, возникающих в споре Кратила и Гермогена, таким образом подвигая вперед общие знания. Сократ как бы соглашается с обеими точками зрения, тем самым устанавливаются антиномия, которая является завязкой сюжета. Разные точки зрения Гермогена и Кратила состоят в том, что Кратил убеждает, что план содержания предопределен сущностью вещи, следовательно, дан вещи от природы; он рассматривает соотношение "имя-вещь", не считаясь с тем, что действие именования совершается человеком. Поскольку одной вещи в одном языке и тем более в разных языках соответствует много имен, то правильность имени зависит не от звуков, а только от общего смысла слов - это правильность содержания. Гермоген возражает и говорит, что имя вещи дано по установлению (по вещественному договору) и не может быть предопределено природой вещи:


У всего существующего есть правильное имя, врожденное от природы, и не то есть имя, чем некоторые лица, условившись так называть, называют, произнося при этом частицу своей речи, но некоторое правильное имя врождено и эллинам, и варварам, одно и то же у всех.


Здесь дана главная лингвистическая антиномия плана содержания и плана выражения. Сократ соглашается с обеими точками зрения, потому что план содержания условно связан с планом выражения. Сократ фактически подтверждает условность этой связи. Искусство Платона заключается в том, что он не останавливается на этом, а пытается выяснить причину условности этой антиномии, т.е. Сократ подталкивает обоих участников диалога к выяснению существа номинации с тем, чтобы понять условность связи плана содержания и плана выражения. Выделяют в речах Сократа, Гермогена и Кратила 2 вещи: связь имени с тем, кто именует (с именующим) и связь вещи с именем. Сократ, принимая точки зрения обеих спорящих сторон, сохраняет за собой возможность выйти за пределы антиномии. Его внутренняя цель, как показывает далее развитие сюжета диалога, состоит в том, чтобы исследовать самой возникновение этой антиномии. Принимая к обсуждению обе точки зрения на понимание правильности, он тем самым утверждает, что есть и правильность содержания, и правильность выражения.

Природная сущность вещей понятна человеку не из субъективного представления о вещи, а из действий с вещами (то, что философы не увидели в диалоге).

Любое действие совершается по правилам, соответствующими орудиями, если мы желаем получить нужный результат. Также и для речи есть определенные орудия и материалы, для того, чтобы сделать это правильно, и чтобы человек сумел что-либо сказать. Давать имена - тоже действие, так как говорить - действие по отношению к вещам, следовательно, давать имена надо в соответствии с природой вещей, надо их давать и с помощью того материала, который предназначен природой, а не так, как заблагорассудится. Называть вещи надо с помощью чего надо (так же, как сверлить нужно сверлом, ткать на ткацком станке челноком). Таким образом, имя - орудие в процессе называния. Давая имена, мы учим друг друга и распределяем вещи соответственно способу из существования, следовательно, имя - орудие обучения и распределения сущности (как челнок - орудие распределения нити по основе). Законодателем имени может быть только профессионал.


СОЗДАНИЕ ИМЕНИ


Создание имени - орудийное действие, которым занимается профессионал, который называется законодателем, имядателем (ономатотэт - дающий имя; от "онома" (гр.) - "имя"). Таким образом, не каждому человеку дано устанавливать имя, но лишь Творцу имен.


...устанавливать имена - дело не всякого мужа, но некоего творца имен. Это и есть, по видимому, законодатель (тот, кто создает, формирует орудие поучения и разбора сущности вещей; если сущность вещей дается в действиях с ними, то законодатель должен, прежде всего, знать способы действия человечества с вещами и уметь придумывать новые способы действия, достигающие полезного результата - для этого он создает слово (логос), или закон), который реже всех других мастеров встречается среди людей.


Труд законодателя принадлежит обществу и контролируется им, и осуществляется на основании определенных правил. Творец работает под контролем общества. Его воображение, позволяющее ему создать новое слово, свободно и неконтролируемо, но результат его работы (созданное новое слово) оценивается обществом, принимается или отвергается. Имя оценивается тем, кто им пользуется - тот, кто умеет ставить вопросы и давать ответы (диалектик), следовательно, законодатель должен создавать имя под присмотром диалектика, если он намерен как следует установить имя, следовательно, не такое уж это ничтожное дело - установить имя, и не дело людей незнающих или случайных.


Сократ: Видимо, Гермоген, установление имен не ничтожное дело, как ты думаешь, и не дело ничтожных и первых появившихся людей? И Кратил говорит истину, утверждая, что имена присущи вещам от природы и что не всякий является мастером имен, но только тот, кто глядит на имя, от природы присущее каждой вещи, и может вложить его образ в буквы и слоги.


Имя истинно, если в нем верно отражены объективные свойства вещи, которая этим именем называется. Доказательством истинности имен является то, что благодаря истинному имени возникают правильные мнения о природе вещей. Правильность этих мнений приводит к успеху, прежде всего, в неязыковых, производственных операциях с вещами. Имя правильно, если оно истинно; имя истинно, если в нем правильно отражены объективные свойства вещи. Правильность понимания объективных свойств вещи подтверждается успехом операций с этим именем. Законодатель закладывает в имя ("строки строф") некий образ. По результатам действия человек судит об истинной природе, которая не зависит от субъективного имени. Именование - одно из действий с вещами.


Сократ: А говорить - разве не является одним из действий?

Гермоген: Да.

Сократ: Итак, правильно ли будет говорить человек, говоря так, как, по его мнению, следует говорить, или так, как от природы свойственно вещам говорить и быть предметом речи, и тем, что свойственно, - если он таким образом и такими средствами будет говорить, то добьется успеха и действительно скажет, если же нет - то ошибется и ничего не сделает.


Правильность постигается по результату речи. Сократ, как бы соглашаясь с обоими мнениями, выясняет истину. Он формулирует предпосылки для ответа на вопрос: "Что есть истинность, правильность имени?"


...если не для всех без различия все всегда одинаково, а с другой стороны, не для каждого каждая вещь существует по-своему, то отсюда ясно, что вещи сами по себе обладают некоей прочной сущностью безотносительно к нам и независимо от нас, не увлекаются нами наверх и вниз сообразно нашему воображению, но сами по себе находятся в определенном отношении к своей природной сущности.


Вещам свойственно по природе именоваться и быть именуемыми: имя для человека есть орудие, которым он воздействует на природу вещи и добивается или не добивается результата. Результат возникает в зависимости от правильности действия, то есть от правильного подбора орудия (имени) и от подбора правильного способа действия этим орудием.

Итак, имя - разновидность орудийности. У всякого орудия есть свой способ применения: ткацкий челнок разбирает уток и основу, бурав сверлит. По Платону имя - орудие образования, культуры.


...имя есть некое орудие поучения и разбора сущности, подобно тому, как ткацкий челнок является орудием разбора для ткани.


Из речи Сократа следует, что правильность достигается правильностью употребления вещи, то есть имена должны давать правило их употребления, следовательно, имя - модель действия с вещью. Принципы моделирования позволяют разрешить спор между Кратилом и Гермогеном. Модель всегда отражает сущность вещи, потому что она не тождественна вещи по природе, следовательно, прав Кратил. Поскольку же модель не тождественна вещи, то у вещи много имен, даваемых в сознательно, по общественному уговору, следовательно, прав Гермоген.

Законодатель должен уметь свойственное от природы каждой вещи имя "влагать" в звуки и слоги и, глядя на то самое, что является именем, создавать всё новые имена. Он создает имя вещи, учитывая всю историю именования, то есть имя должно быть правильным не только относительно вещи, но и относительно другого имени, данного ранее. По каким принципам может быть создано имя: составлено из многих единичных или являются единичными (пример номинации). Производные имена составляются из единичных базовых.


Случайные файлы

Файл
72612.doc
23158-1.rtf
68617.rtf
19554-1.rtf
95893.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.