Философская мысль на Руси IX-XIV вв (29626-1)

Посмотреть архив целиком

Философская мысль на Руси IX-XIV вв. Особенности древнерусского богословия. Философская мысль русского средневековья XIV-XVI вв



ВВЕДЕНИЕ

Существует масса разнообразных мнений относительно того, что такое философия средневековой Руси. Еще говорят иначе: древнерусская философия. Хотя какая там древность, если сама история русского государства начинается примерно с IX века, когда в Европе уже сложилось раннее Средневековье. Хотя некоторые исследователи предлагают считать философскую мысль на Руси IX-XIII вв древнерусской философией, а философию XIV-XVI вв философией средневековой Руси. Как бы там ни было, сегодня в литературе по истории отечественной философской мысли мы можем встретить несколько точек зрения по этому вопросу.

Представители наиболее традиционного подхода поступали просто. Исходя из современного понимания философии как особой мировоззренческой науки, изучающей проблемы бытия, мышления, познания, общества, истории, этики, эстетики и т.д., они искали в древнерусской, будем говорить так – письменности рассуждения на подобные темы и назовем это древнерусской философией. Ведущим методом было вычленение основных понятий и элементов философии из нефилософского контекста, в основном религиозного.

Представители другого направления попытались доказать возможность появления русской философии независимо от процесса христианизации, непосредственно из славяно-русского язычества, которое "имело в формировании древнерусского философского мышления, такое же значение, каким пользовалась в истории европейской мысли языческая философия античности" (Замалеев А.Ф., 72)

Третье направление возникло в результате обращения к предельно широкому пониманию философии как универсальной мудрости, распространенного (по мнению автора этого подхода М.Н.Громова) в античной традиции. В этом случае древнерусская философия предстает "не как отвлеченная теоретическая дисциплина, а как всеохватывающая мудрость, вдохновенный синтез многих видов познания" (Громов М.Н., 1983).

Большинство исследователей сходятся на том, что корни русской философии следует искать в древней Греции, на настоящей родине философии, но в отличие от европейских стран античное наследие пришло на Русь не прямо, а через посредство ее исторической преемницы – Византии. Поэтому не удивительно, что первыми на Руси стали распространяться переводные философские сочинения.


ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ НА РУСИ IX-XIV ВВ


На первое место среди распространенных в Древней Руси переводных сочинений следует поставить произведения Иоанна Дамаскина "Источник знания".

Философским источником работы Иоанна Дамаскина являются в основном "Введения в категории Аристотеля" Порфирия и сами "Категории" Аристотеля. Авторитет Аристотеля особенно велик для Дамаскина, ему он следует, рассматривая основные формы и отношения бытия – существенное и случайное, род и вид, сходство и различия, качество и количество и т.д.

Дамаскин исходит из определения философии как познания существа предметов. Он делит философию на умозрительную и практическую. Умозрительная философия включает в себя богословие, математику и физиологию. Практическая философия занимается изучением "добродетелей" и делится на этику, экономику и политику.

В основе развиваемой Дамаскином системы представлений о мире и человеке лежит античное учение о четырех элементах, или стихиях.

Большое внимание Дамаскин уделяет вопросу о сущности человека, о его двойственной природе. Дамаскин подробно перечисляет атрибуты души как особой духовной субстанции, непостижимым образом связанной с человеческим телом. Душа по Дамаскину, сущность простая, не имеющая формы, бесплотная и бессмертная, одаренная разумом и свободной волей.

Ставя вопрос о причинах всего происходящего в мире, Дамаскин, как богослов, называет в первую очередь Бога. Что касается других причин "производящих": необходимости, судьбы, материальной природы, счастья, стройности, то все они произведены от Бога.

Затрагивая вопросы познания, Дамаскин говорит о чувственном и рациональном познании. Чувство определяется как способность души воспринимать материальные предметы.

Широко был известен на Руси Иоанн экзарх Болгарский, произведение которого "Шестоднев", т.е. толкования на библейский рассказ о шести днях творения мира, перешло на Русь не позднее XI в. Основные вопросы, рассмотренные Иоанном Болгарским, примерно те же, что у Иоанна Дамаскина.

Философские идеи встречаются и в других переводных сочинениях. Например, в "Изборнике 1073" переведенном для киевского князя Святослава Ярославича с тем, чтобы он мог, не утруждаясь особенно чтением, блеснуть эрудицией, мы встречаемся с представлением о четырех стихиях как первоэлементах, их которых составлено человеческое тело. Тело и органы служат тем инструментом, посредством которого приводятся в исполнение идеи рождающиеся в душе. Однако тело отягощает душу и огрубляет ум.

Кроме того, существовал "Изборник 1076г.", содержавший, как и "Изборник 1073г." отрывки из трудов отцов церкви. Также в Киевской Руси широкое распространение нашли сборники изречений древнегреческих и римских философов. Одним из таких сборников была "Пчела", первоначальный перевод которой с греческого был сделан уже в XI в. Центральное место в "Пчеле" занимают проблемы нравственности, общественного долга, всякого рода наставления и поучения: о дружбе, целомудрии, о правде и мужестве и т.д. В "Пчеле" прославляется разум и любомудрии.

В числе переводных сборников был сборник изречений Менандра "Мудрого", жившего в Афинах IV-III вв. д.н.э. Древнейший список его сочинений носит название "Поучительные изречения и слова Менандра Мудрого".

Древняя Русь была знакома и с философской мыслью средневекового Востока, в частности по изречениям в таких произведениях, как "Повесть о царевиче Иосафе", а также "Повесть об Акире Премудром".


II

Одним из первых древнерусских философов является Илларион, киевский митрополит в 1051-1054гг. Сведения о его жизни крайне скудны. Известно, что он входил в число приближенных князя Ярослава Мудрого, был одним из основателей Киево-Печерского монастыря.

Достоверно известным произведением Иллариона является "Слово о законе, через Моисея данном, и о благодати и истине, которые были Иисусом Христом; и о том, как закон отошел и благодать и истина всю землю заполнили и вера на все народы распространилась и нашего народа русского достигла". Философским Слово о законе и благодати" может считаться потому, что оно тематически включается в классификацию философского знания по Иоанну Дамаскину, в раздел философии умозрительной. Поскольку речь в нем идет о сущности бестелесной, оно должно быть отнесено к богословию.

Такая трактовка может встретить возражения со стороны тех исследователей, которые считают "Слово" произведением либо социально-политическим (иногда даже социологическим), либо историософским на том основании, что его центральная тема – "история".

В буквальном смысле "Слово" есть рассказ ("история") о том, как слово Божие распространилось среди всего человечества. Сначала через иудейский "Закон", затем через евангельскую, христианскую "благодать", достигнув "Русской земли" и рассеяв "тьму идольскую". Но дает ли этот факт нам основание видеть в нем произведение философско-историческое? Какая собственно история изложена в нем?

Илларион, будучи носителем христианского миросозерцания, развивает особый тип отношения к "истории". Во-первых, прошедшее, т.е. библейская история, воспринимается как реальный символ, прообраз, ключ, с помощью которого удостоверяется божественная предзаданность всех важнейших событий уже собственно христианской истории.

Во-вторых, будучи мыслителем древнерусским, Илларион процесс христианизации рассматривает через призму крещения Руси. Оно видится ему как завершающий этап распространения христианства.

И, в-третьих, размышления Иллариона о прошлом и настоящем этапах взаимодействия Бога и человечества отражается на совершенно новое, неведомое язычеству видение будущего. Внеся идею единственности, однократности земного существования, христианство придало особый статус "концу истории" – последнему суду Бога над людьми и будущей жизни. Илларион, начиная свое слово, сразу же осуждает эту перспективу, подчеркивая, что "закон предтечей был и слугой благодати и истине, истина же и благодать – слуги будущему веку, жизни нетленной. Как закон приводил принявших его к благодатному крещению, так и крещение открывало путь своим сынам к вечной жизни. Особенно наглядно озабоченность "будущим веком" проступает в "Молитве" Иллариона, которая очень тесно примыкает к "Слову" и как бы придает ему форму триптиха: символическое толкование ветхозаветной легенды об Аврааме и Сарре; крещение русской земли и похвала Владимиру; молитва от имени новообращенных русичей.

Главная тема "молитвы" – просьба о милости и снисхождении "человеколюбца" Бога и недавно обращенным в христианство русским людям. В ней находит свое завершение заявленная в начале "Слова" богословско-историческая схема: закон – истина и благодать – будущий век. Каков он окажется для новообращенной Руси – вот что волнует Иллариона.


III

В софийской книжности XI-XII вв. ключевое положение заняла идеология единодержавства и централизации. В этой связи особо обращает на себя внимание "Память и похвала князю Владимиру", в котором идеал единодержавства сочетается с возвеличиванием "самовластьца" и крестителя Руси. Составители этого памятника был некий Иаков Мних.


Случайные файлы

Файл
138304.rtf
114562.rtf
109561.doc
59109.rtf
47502.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.