Бытие в европейской философии (29624-1)

Посмотреть архив целиком

Проблема бытия в европейской философии средних веков.


Категория бытия в истории философии

Философия, включая в круг своего анализа проблему бытия, опирается на практическую, познавательную, духовно-нравственную деятельность человека. Эта проблема осмысливается с помощью - категории бытия, а также таких тесно связанных с нею категорий, как небытие, существование, пространство, время, материя, становление, качество, количество, мера. Они выражаются через слова языка, достаточно распространенные в обычной речи. Связь категорий философии с выражающими их словами языка противоречива. С одной стороны, многовековая языковая практика накапливает содержания и смыслы соответствующих слов, которые - при их философском истолковании - помогают уяснить значение философских категорий. С другой стороны, всегда необходимо иметь в виду, что выраженные словами обыденного языка философские категории имеют особое, самой философией устанавливаемое значение. Для понимания философской категории бытия наиболее важно принять в расчет и ее совершенно особое содержание, и связь с повседневной языковой практикой.

Глагол “быть” (не быть) в прошлом, настоящем, будущем временах, связка “есть” принадлежат к числу наиболее употребительных слов во многих языках. Связка “есть” - важнейший элемент индоевропейских языков, причем в некоторых языках она непременно присутствует во множестве предложений (“ist” - в немецком, “is” - в английском, “est” - во французском и т. д.). В русском языке связка “есть” нередко опускается, но по содержанию подразумевается. Мы говорим: “Иван - человек”, “роза красная” и т. д., подразумевая: Иван есть человек, роза (есть) красная. Философы издавна размышляли и спорили о том, каково значение слова “есть” в такого рода предложениях (суждениях). Философы, подходившие к делу формально-логически, говорили, что субъекты суждения (в наших примерах: Иван, роза) уже приведены в связь с предикатом (здесь предикаты - человек, красная) и слово “есть” лишь формально фиксирует эту связь, не добавляя никаких новых содержательных моментов. Другие философы, например Кант и Гегель, рассуждали иначе. Но и они соглашались, что связка не приписывает субъектам суждений никаких других конкретных предикатов, кроме высказанных. И.Кант писал: "...бытие не есть реальный предикат, иными словами, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи". Ф. Энгельс также отмечал, что рассмотрение предметов просто с точки зрения их существования “не только не может придать им никаких иных, общих или необщих, свойств, но на первых порах исключает из рассмотрения все такие свойства” .

И вместе с тем, согласно Гегелю и Канту, связка “есть” прибавляет характеристики, весьма важные для понимания субъекта предложения, его связи с предикатом, а значит, с ее помощью даются новые (по сравнению с предикатом) знания о вещах, процессах, состояниях, идеях и т. д. Каковы же эти характеристики, эти знания? Присмотримся к предложению “Иван есть человек”. Если акцентировать внимание на субъекте и предикате, то легко обнаружить, что единичному человеку (Ивану) приписывается общее (родовое) свойство - быть человеком. Если же сосредоточить внимание на слове “есть”, то, поразмыслив, можно прийти к выводу, что оно придает субъекту особую, весьма существенную характеристику, причем характеристику двуединую: Иван есть (существует) и он есть человек (то есть действительно является человеком). Приписывание общего свойства “человек” объединяет Ивана с человеческим родом. Благодаря же слову “есть” субъект предложения включается в еще более обширную целостность - во все, что существует. Таким образом, предикат в разбираемом предложении приписывает субъекту общие свойства, а связка “есть” - не содержащуюся непосредственно ни в субъекте, ни в предикате всеобщую характеристику (всеобщее свойство “быть”).

От предложений языка можно теперь идти дальше, к философской категории “бытие”. Это первая философская категория, которую предстоит специально осваивать. Поэтому необходимо вспомнить, что говорилось о философских категориях во вводном разделе.

Великие философы, рассуждавшие о философских категориях и приводившие их в систему, справедливо полагали, что введение каждой категории требует оправдания: она нужна философии, поскольку выражает особое содержание, которое не ухватывается другими категориями. Из чего, однако, не следует, что для разъяснения смысла данной категории нельзя пользоваться другими категориями или общими понятиями. Напротив, диалектическая природа категорий даже делает необходимым то, что одна категория “определяет себя” через другую.

В свете сказанного понятна несостоятельность двух распространенных возражений против введения в философию категории бытия. Первое возражение: поскольку категория бытия не говорит о конкретных признаках вещей, ее надо отбросить. Это возражение несостоятельно, ибо философские категории как раз и призваны фиксировать именно всеобщие связи мира, а не конкретные признаки вещей. Второе возражение: раз бытие первоначально определяется через понятие “существования” (то есть наличия чего-либо), то категория бытия не нужна, ибо не дает ничего нового по сравнению с категорией существования. Однако в том-то и дело, что философская категория бытия не только включает в себя указание на существование, но фиксирует более сложное и комплексное содержание. Какое же? Отвечая далее на этот вопрос, мы одновременно отвечаем и на вопрос о том, зачем нужна философии категория бытия.

Разбирая проблему бытия, философия отталкивается от факта существования мира и всего, что в мире существует, но для нее начальным постулатом становится уже не сам факт, а его смысл. Это и имел в виду Кант, когда дал мудреное на первый взгляд определение бытия: “Оно есть только полагание вещи или некоторых определений само по себе”. Ту же мысль подчеркивал Гегель: “Когда мы говорим: “Эта роза есть красная” или “Эта картина прекрасна”, мы этим утверждаем, что не мы извне заставили розу быть красной или картину быть прекрасной, но что это составляет собственные определения этих предметов”.

Итак, философия фиксирует не просто существование вещи (или человека, или идеи, или мира в целом), а более сложную связь всеобщего характера: предметы (люди, состояния, идеи, мир в целом) вместе со всеми их свойствами, особенностями существуют и тем самым объединяются со всем тем, что есть существует в мире. И фиксируются данные связи, характеристики с помощью категории бытия, причем здесь применение этой категории не заканчивается, а только начинается.

Соответственно понимание категории бытия включает два тесно взаимосвязанных смысловых оттенка. Первый и начальный смысл - тот, который мы только что установили: “полагание вещей” (мира в целом) с внутренне присущими им свойствами - исходный пункт философского категориального анализа. Но не только его: в практике человека и человечества этому соответствует начальная, но уже глубоко содержательная стадия любого дела, когда установление факта существования тех предметов (состояний и т. д.), на которые деятельность направлена, соединяется с отношением к ним как к самостоятельным, “данным” целостностям.

Первые шаги в понимании бытия служат своего рода трамплином для дальнейшего диалектического категориального анализа. “Бытие” во втором, более широком смысле (включающее в себя бытие в первом смысле, “простое”, или “чистое”, бытие) - категория, точнее, семья категорий, с помощью которых философия стремится наиболее полно и глубоко ухватить, осмыслить ранее рассмотренную проблему бытия. Тут, естественно, применяются и другие категории, но они как бы суммируются, объединяются “под эгидой” обобщающей категории бытия. Категория “бытия” в этом подобна другим всеобщим философским категориям - она позволяет объединить и затем удерживать в поле анализа уже взятые в их единстве и взаимосвязи доказанные философией утверждения относительно мира и его всеобщих связей.

Каковы же эти приводимые в единство утверждения, которые, теоретически суммируются с помощью категории бытия (одновременно в ее первом и втором смыслах)?

С помощью категории бытия интегрируются основные идеи, вычлененные в процессе последовательного осмысления вопроса о существовании мира: 1) мир есть, существует как беспредельная и непреходящая целостность; 2) природное и духовное, индивиды и общество равно существуют, хотя и в различных формах, их (различное по форме) существование - предпосылка единства мира; 3) в силу объективной логики существования и развития мир (в различии форм его существования) образует совокупную реальность, действительность, предзаданную сознанию и действию конкретных индивидов и поколений людей.

Философская категория бытия, следовательно, заключает в себе достаточно сложное и комплексное содержание. При его осмыслении могут возникнуть трудности, вопросы и сомнения. О некоторых из них имеет смысл поговорить специально.

Специфика человеческого бытия.

Бытие отдельного человека и человечества в целом специфично, уникально. Однако, в этом бытии есть стороны существования, общие и для человека, и для любой преходящей вещи природы. В этом смысле оправдан подход старого материализма и естественных наук, согласно которому человек предстает как вещь среди вещей - как тело среди тел. Разумеется, этот подход оправдан только в случае, если сущность человека не сводится к жизни и проявлениям его тела. И тем более если он не перерастает в безнравственное, антигуманное отношение к человеку как к “вещи”, “объекту”, с которым можно манипулировать, обращаться как вздумается. Но в общефилософском учении о бытии важно прежде всего ответить на вопрос, как именно человек существует. А он ведь непосредственно существует как живой, конкретный индивид, причем первичной предпосылкой его существования является жизнь его тела.


Случайные файлы

Файл
1018-1.rtf
kursovik_1c.doc
27450.rtf
160854.rtf
89712.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.