Учение о единой субстанции (28908-1)

Посмотреть архив целиком

Учение Спинозы о единой субстанции и особенности пантеизма Спинозы


Введение.

Истолкование знания - одна из главных задач философии. Но ее история показывает, что такого рода истолкования возникают не одновременно с самой философией. Это, прежде всего, древнегреческая философия, открывшая европейскую философскую традицию как осмысление природы, окружающую человека. Но, по мере развития самого человека – не только как члена определенного класса, определенного общества, но как личности, осознающей свою индивидуальность, - а также, по мере того как философия в качестве понятийного знания увязывала свои построения с результатами естественнонаучной мысли, все большее место в ней стали занимать различные вопросы истолкования знания. И наиболее влиятельные философские знания древности - платоновское, аристотелевское, в значительной мере и демокритовское – свои объяснения бытия и сущности строили в прямой зависимости от того или иного истолкования основных принципов знания.

Вместе с тем, вопросы познания, гносеологии рассматривались как производные от вопросов бытия, онтологии. И такая, преимущественно онтологическая, установка философии была даже усилена в средневековых схоластических философских построениях. Важнейшей гносеологической причиной такой преимущественно онтологической установки схоластики было крайне слабое в условиях средневековья развитие научного знания.

Радикальное изменение философской ситуации в Эпоху Спинозы было результатом, прежде всего борьбы против установок и принципов схоластической философии, которая тогда еще в большинстве европейских стран считалась официальной философской доктриной. Эта борьба против схоластики была борьбой за совершенствование философского знания. А такое совершенствование, в свою очередь, было возможно лишь в условиях интенсивного научного прогресса, который осуществлялся тогда во многих отраслях знаний, особенно в области математического и экспериментального естествознания.

Развитие наук, история философии, как и история духовной культуры вообще, свидетельствуют, что прогресс научного знания невозможен без опытного естествознания и без его математического осмысления. Опыт и математика – эти два могучих двигателя научного знания – существовали уже в древности, хотя в условиях античной культуры они почти всегда выступали в отрыве друг от друга. Философские учения античности отражали как особенности опытных знаний, так и особенности математических знаний древности. Схоластическая же философия, унаследовав многие понятия и категории античной философии, почти полностью утратила связь, как с первыми, так и со вторыми. И, когда опытное естествознание стало интенсивно развиваться уже в конце средневековья, в эпоху Возрождения, когда в ту же эпоху начался новый подъем математики, философы в борьбе против схоластических принципов и установок с необходимостью обратились к осмыслению результатов нового естествознания.

Стремление передовых философов к совершенствованию философского знания означало осмысление и обобщение результатов и методов новой науки. Поэтому философско-методологические работы принадлежат к числу главных трудов, в которых сформулированы многие принципы новой, антисхоластической, философии – “Новый органон” Бэкона, “Правила для руководства ума” и “Рассуждение о методе” Декарта, “Трактат о совершенствовании разума” Спинозы.

Чтобы построить надежное знание истинной философии пересматривались схоластические установки и понятия. Философы обращались к осмыслению и обобщению методов математики, ибо видели в ее истинах проявление “естественного света” человеческого разума, который собственными силами, без помощи каких бы то ни было авторитетов и, даже, без помощи сверхъестественного “откровения божия” способен проникнуть в любую тайну и постичь любую истину. Наиболее влиятельным и глубоким критиком схоластики с этих позиций стал Ренэ Декарт. В философии Нового Времени он выступил родоначальником рационализма. Связь философии Спинозы с картезианством настолько очевидна, что долгое время рационалистическое учение Ренэ Декарта рассматривалось как единственный ее источник. Спиноза был его младшим современником и просто не мог не испытать значительного влияние мыслителя. Поднимаемые им вопросы могут рассматриваться как попытки решения картезианских положений, а его учение - как, с одной стороны, разработка, с другой, - реакция на это влиятельное учение. “Основы философии Декарта” (раннее произведение Спинозы) содержат введение, поясняющее, что Спиноза не всегда разделяет взгляды, изложенные в книге. Принимая физику Декарта в целом (хотя и выражая некоторую неудовлетворенность к концу жизни), в картезианской метафизике он находил три неудовлетворительных особенности: трансцендентность Бога; дуализм души и тела; и приписывание свободы воли Богу и человеку (последнюю и сам Декарт признавал чудом, наряду с вещью из ничего и Человеком-Богом) - эти доктрины делают мир непостигаемым. Несомненно, что из всех ближайших последователей Декарта он был самым оригинальным, и ему пришлось сыграть в дальнейших судьбах философии такую роль, как никому другому.

Также большое влияние на философские воззрения Спинозы оказали идеи Джордано Бруно, особенно его пантеистические рассуждения, и такие разные мыслители как Томас Гоббс – видный представитель того времени, и Маймонид – еврейский философ и богослов 12 века, склонявшийся к пантеизму.

Итак, Бенедикт (Барух) Спиноза (1634-1677) – один из интереснейших философов в истории философии, его называли также реформатором новой философии. Один из важнейших показателей глубины и жизненности философского учения Спинозы – его влияние на мыслителей последующих поколений и тем более веков. Спиноза посвятил разработке своего учения всю жизнь. Есть интересный факт, что в 1673 году философу предложили занять университетскую кафедру в Гейдельберге, однако, он оказался, опасаясь, что официальный пост университетского профессора ограничит его свободу как мыслителя. И неудивительно, что и сейчас к его учению проявляется большой интерес. Учение Спинозы меня также заинтересовало, поэтому я в своей работе попытаюсь изложить основные позиции его учения о единой субстанции, а также рассмотреть особенности пантеизма Спинозы.


Субстанция, или бог Спинозы.

Занимающие около одной страницы определения, с которых начинается “Этика”, почти полностью содержат основу спинозизма – новую концепцию “субстанции”, определяющую смысл всей системы.

Вопрос о субстанции представляет собой, в основном, вопрос о бытие – ядре метафизики. Субстанция становится одним из центральных метафизических понятий еще со времен Аристотеля. По Аристотелю все, что существует, в действительности является либо субстанцией, либо формой ее проявления; вопрос “Что такое бытие?” равнозначен вопросу “Что такое субстанция?”. Таким образом, решение проблемы субстанции должно разрешить большинство метафизических проблем. Свое решение проблемы предложил Ренэ Декарт. Он выделял две взаимонезависимые субстанции: res cogitans (мышление) и res extensa (протяженность). С другой стороны, разработанное Декартом общее определение субстанции не позволяет согласиться с этим допущением. В “Основах философии” он определил субстанцию как вещь, для существования которой не нужно ничего другого, кроме ее самой. Однако, понимаемая так субстанция может быть только высшей реальностью – Богом. Разрешая это противоречие, Декарт вводит второе понятие субстанции, согласно которой созданное (как материальное, так и духовное) также может считаться субстанцией, т.к. нуждается для своего существования только в участии Бога. Дуализм решения Декарта очевиден, т.к. он получил два взаимопротиворечащих определения субстанции:

Субстанция не нуждается для своего существования ни в чем, кроме себя самой.

Субстанция – это также и творения, не нуждающиеся для своего существования ни в чем, кроме помощи бога.

Обращаясь к Спинозе, видим, что он понимал субстанцию глубже, повторяя Аристотеля. Он утверждает, что “в природе нет ничего кроме субстанции и ее проявления”, т.е. он утверждает существование только одной субстанции, которая для своего существования ни в чем другом, кроме себя, не нуждается. Спиноза пишет: “Под субстанцией я разумею то, что существует само в себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которой оно должно было бы образоваться”.

Следовательно, существует одна субстанция, которая и есть причиной самой себя. Понятие “причина самой себя” (causa sui) – является важнейшим понятием метафизики Спинозы. Он пишет: “Под причиной самой себя я разумею то, сущность чего заключает в себе существование, иными словами, то, чья природа может быть представляема не иначе как существующее”. Можно сделать вывод о совершенности субстанции, о том, что кроме нее ничего более совершенного быть не может. Она существует необходимо, ее существование непосредственно совпадает с ее сущностью. Субстанция не может не существовать, поскольку она бы утратила свою абсолютную совершенность, так, она не требует творения, т.е. какой-либо высшей субстанции. “Субстанция чем-либо иным производиться не может. Значит, она будет причиной самой себя, т.е. ее сущность необходимо заключает в себе существование, иными словами, ее природе присуще существование”, - утверждает Спиноза, доказывая теорему 7 первой части “Этики”. Субстанция – вечна, поскольку “вечность – самое существование”, субстанции свойственна вечность существования (так как она есть causa sui – причина самой себя), и она бесконечная в пространстве, поскольку “всякая субстанция необходимо бесконечная”.


Случайные файлы

Файл
ref-19027.doc
72737-1.rtf
91855.rtf
158475.rtf
126309.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.