Карл Ясперс «Философская вера» 1948 (20508-1)

Посмотреть архив целиком

Карл Ясперс «Философская вера» 1948

Решающий вопрос: «Христос или нигилизм?». Существующие подходы:

1. история философии – как путь к нигилизму, из веры в откровение

2. из рассудка, из науки – философия как путь к наукам

Ясперс: «это опрометчивые альтернативы».

В 1948 году он пишет: Запад постигла катастрофа:

- коммуникация с человечеством прошлых тысячелетий может обоваться

- можем сами себя лишить традиций

- сознание может ослабнуть

- публичность информирования может быть утрачена

Именно поэтому, считает автор, философия теперь просто необходима. Полярность внутри человека – разделение на рассудок и иррациональное – только затуманивает экзистенцию. Вера – это не иррациональное.

Философская вера – это вера мыслящего человека, когда ничто не принимается так, как оно навязывается, ничто не принимается без глубокого проникновения в него. Такая вера не может быть общезначимой, но она присутствует внутри человека, беспрестанно становится яснее, осознаннее, продвигается далее посредством сознания.

Вера, которую я осуществляю

Вера, которую я постигаю в этом осуществлении

мое убеждение (субъективная сторона веры)

содержание веры, которое я постигаю (объективная сторона веры)

если брать их по отдельности:

только верование без существенного содержания веры

только догма, мертвое ничто

Вера едина в том, что мы разделяем на субъект и объект, она объемлет субъект и объект.

Бытие – не есть ни субъект, ни объект, присутствует и в том, и в другом. Бытие называется объемлющим. Явленность бытия в том, что оно является для нас таким, каким мы его знаем, а не таким, каким оно есть само по себе - предметным. Оно является нам расщепленным на субъект и объект, связано с пространством и временем в качестве форм созерцания, связано с категориями в качестве форм мышления. Бытие ни есть ни объект, противостоящий нам, воспринимаем ли мы его или мыслим, ни субъект.

То же и вера... Коренится в том, что служит основой явленности, она может быть представлена лишь как то, что ни есть ни объект, ни субъект – но оба в едином.

Далее Ясперс анализирует неправильные представления: иногда кажется, что вера – непосредственное, в противоположность тому, что опосредовано рассудком. Тогда вера – это переживание всеобъемлющего, которое дано или нет. В таком случае, истоки и основы подлинного бытия соскальзывают в то, что может быть психологически описано, в то, что случается. Къеркегор: «витальный флюид, духовная атмосфера, которой мы дышим». Это не вера, а то, что улетучивается, рассеивается как туман.

Но вера – исторична. Она – не переживание, не нечто непосредственное, не то, что можно описать как данное. Она – осознание бытия из его истоков посредством истории и мышления. Для философской веры всякое философствование, выраженное языком, - построение, только подготовка или воспоминание, повод или подтверждение. И во времени еще нигде не обретена вечная философия.

Определение философской веры дается Ясперсом через отрицание:

- не может стать исповеданием

- должна явить себя в мышлении и обосновании

- все время обращается к истокам

- не имеет прочной опоры в виде объективного конечного в мире

- ее мысль никогда не становится догматом

- не авторитарна

- философская вера – решимость радикальной открытости

Философская вера обладает чуткой совестью относительно суеверий, поэтому она не может выразить себя в основоположениях. Объективное должно всегда оставаться в движении.

Философская вера проходит через ничто, но она не вырастает из бездонности, не начинает сначала – если она исконна. Она существует только в мышлении отдельного человека и лишена объективной защищенности, предоставляемой институтом. Она – то, что остается, когда все рушится. Но – она ничто, если в ней ищут опору. Ее присутствование дано каждый раз, когда мы приходим к самим себе, побуждаемые к тому преданием.

Бытие, которое нас объемлет. Бытие, которое есть и без того, чтобы мы были

1. мир – не предмет, а идея.

2. трансценденция – бытие, которое никогда не станет миром, оно говорит через бытие в мире. Трансценденция есть только тогда, когда мир основан не сам по себе, состоит не из себя, а указывает за свои пределы. Если мир – всё, то трансценденции нет.

Бытие, которое есть мы

1. Наличное бытие – в образе телесности, в физиологических функциях, в наследственной обоснованности создания форм и связей, в психологических переживаниях, в манере поведения. Для этого – язык, орудия, структуры. Человек сам себя создает предметно.

Наличное бытие для нас как бы само собой разумеется. Полярность субъекта и объекта выражена в различении внутреннего мира и внешнего.

2. Мы – сознание вообще, в расщеплении на субъект и объект, мы – объемлющее сознание. Полярность субъекта и объекта: я – сознание, мир – предмет. Я узнаю значимость правильного, и в каждый момент нужно признавать что-то правильным, и что-то неправильным.

3. Мы – дух. Духовная жизнь – это жизнь идей. Идеи ведут нас как импульс, ...как систематическая методика освоения,... и пр. Они – не предметы, но проявляются в мыслях и образах, воздействуют в настоящем. Расщепление на субъект и объект: идея во мне и объективная идея, идея, идущая мне навстречу из вещей. Я в качестве духа преисполнен идеями, с помощью которых я ловлю идущие мне навстречу идеи. Расщепление в рассудке соединяется, образуя духовное двжение.

4. Мы – возможная экзистенция, и наша сущность проявляется:

- в неудовлетворенности – человек постоянно испытывает несоответствие своему наличному бытию, своему знанию, духовному миру

- в безусловном (витальном), которому подчиняется наличное бытие человека

- в стремлении к единому – неудовлетворенность только каким-нибудь одним из способов воздействия объемлющего на себя

- в сознании непостижимого воспоминания – будто человек ведает о творении (по Шеллингу) или может вспомнить то, что он созерцал до бытия мира (Платон).

- в сознании бессмертия – но не как продолжения жизни в другом образе, а как укрытость в вечности, которая уничтожает время

Полярность субъекта и объекта – экзистенция и трансценденция. Я существую, зная, что подарен себе трансценденцией. Я не существую посредством самого себя в моих решениях, но бытие – посредством меня есть подаренное мне в моей свободе. При этом, я могу отсутствовать для себя и никакая воля не подарит меня мне.

Вера в самом широком смысле означает присутствие в этих

полярностях. И это присутствие не может быть вынуждено рассудком. Оно всегда имеет собственные истоки, которых мы не можем хотеть, но из которых хотим, существуем, знаем. Вера в широком смысле: в ситуации «я – наличное бытие» действует как нечто, подобное инстинкту. Когда «Я – в качестве сознания вообще» – проявляется как уверенность, «я – в качестве духа» – как убежденность.

Подлинная вера – акт экзистенции, осознающий трансценденцию в ее действительности. Вера – жизнь из объемлющего, руководство, наполнение. Она свободна, так как не фиксирована в конечном. Вера носит характер неустойчивого – я не знаю, верую или нет. Вместе с тем – безусловного. На практике из ответа на этот вопрос вытекают мои витальные состояния – активность или покой.

Основная философская операция – выход за пределы всего предметного в своем, неизбежно остающимся всегда предметным, мышлении. Выйти из темницы, где существует расщепление на субъект и объект – в нас всегда что-то этому противится, а значит, и всему философскому мышлению. Падаем на четыре лапы в предметность, противимся состоянию головокружения, которое охватывает нас в философствовании, противимся требованию стоять на голове. Мы хотим остаться «здоровыми» и стремимся уклониться от возрождения нашей сущности в трансцендировании. Если мы вернемся к «здравому рассудку» – снова фиксирование на объекте. Осязаемым делается то, что выходит за рамки всякого расщепления на субъект и объект, а это уже суеверие.

Диалектика очень различна по своему смыслу: это – логический процесс, который идет через антитезы к разрешению в синтезе. Это – то, что реально происходит под действием противоположностей, когда они, сталкиваясь, объединяются и создают нечто новое. Доведение протвоположностей до антиномий без разрешения – падение в неразрешимость, в противоречие – это называется приведением к границам, где бытие является абсолютно разорванным, и где мое собственное бытие становится верой. А вера – постижением в кажущемся абсурде. Бытие и Ничто, Вера и Неверие – проникают друг в друга, потом самым решительным образом отталкиваются друг от друга. Противоположности наличного бытия, духа, мира примиряются в гармонии тотального видения, а оно нарушается возмущением экзистенции против этой неистины.

Во все времена еще нигде не обретена вечная философия, но она всегда присутствует – в самой идее философствования, и в общем образе истины философии как ее истории за три тысячелетия. Помогает ли философия в беде? Вопрос этот задают те, кто ищет опоры объективной и чувственно осязаемой. Но этого она как раз и не дает. Опорой в философствовании служит воспоминание, возможность перевести дух в представлении об объемлющем, в обретении себя в даровании себя. Но даже наивысшее предание остается во времени, не дает ни опоры, ни реальной общности. Однако она – неисчерпаемый источник в ее истории от Китая до Западной Европы, который струится только тогда, когда его находят в истоках настоящего – для нового существования. Взаимоотношения философской веры и традиционной веры – не с послушанием, хотя и с почтением. История – не авторитет, а единственное присутствие духовной борьбы.


Случайные файлы

Файл
106718.rtf
7446-1.rtf
114007.rtf
172126.rtf
zadacha.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.