Философия средневековья (20379-1)

Посмотреть архив целиком

Философия средневековья

Рассказ о средневековой философии нужно начать с философии раннего Христианства, в частности с Блаженного Августина. Об Августине можно сказать всё что угодно, но нельзя сказать, что он был человеком Средних веков, т.к. он жил намного раньше. Но дело не только в этом, но и в том, что по всему своему культурному облику, по всем своим привычкам, по своим интересам это ещё был человек Античного мира. Конечно, его нельзя назвать полностью и Античным философом, и не случайно в истории философия Августина и философия раннего Христианства не рассматривается как часть Античной философии.

Хотя вроде бы по времени подходит, по времени и географически, но просто это уже другая философия, это уже другой духовный мир, хотя этот духовный мир существует, например, рядом с неоплатонизмом. Это всё одновременно существует, но одно дело одновременно, а другое дело вместе. Это два разных мира, это два разных занятия. Поэтому, одна из особенностей Средневековья состоит в том, что эта духовная философия начинается раньше, чем начинается само Средневековье. Но всё это пролог к истории средневековой философии. А когда же начинается она сама? Но здесь нас подстерегает одна проблема. Дело в том, что первые века, которые прошли после падения Римской Империи, это действительно были темные века.

И к этому периоду определение «темное Средневековье» очень даже подходит, это действительно была эпоха варварства, эпоха насилия и эпоха огромного культурного упадка. Но тем не менее несколько слов об этой эпохе надо сказать. Что представляло собой общество этих варварских королей, которые покрыли собой всю Европу и северную Африку? Что это были за общества? Эти общества были вообще-то говоря странные. Там были сами поздние римляне, соотечественники Августина, и так называемые пришельцы - кочевники, завоевавшие Римскую Империю. И вот вопрос: сколько было этих завоевателей? Они держали в своём повиновении огромные пространства, огромные территории. А сколько же их было?

Ну, переписи тогда не было , и точных данных по всем германским варварским народам у нас нет. Есть только данные об одном варварском народе - о Вандалах, которые создали как известно первый прецедент так называемого вандализма, а потом основали своё небольшое, но очень воинственное государство. Так вот, сколько было вандалов? Их было 86 тысяч. Т.е. что это такое не только по сравнению с населением Москвы, но и с населением деревни? Это пустяк! И вот по этим и другим данным ученые пришли к выводу, что все пришельцы составляли около 5% тогдашнего общества. Представим себе какой должна была быть бюруализация всего общества, чтобы 5% людей, которые с точки зрения римлян были дикарями, варварами, и как-то даже не совсем людьми, чтобы они могли полностью контролировать.

Т.е. действительно, это отмирают целые провинции, в них прекращается экономическая жизнь, зарастают римские дороги, вся торговля начинает идти только речным путем. Полная картина упадка! Но вот что интересно: римляне и варвары, как в своё время христиане и язычники, представляли собой два разных мира: это были люди, которые говорили на разных языках, у них были абсолютно разные образы жизни, разные обычаи, между ними были религиозные различии, т.е. римляне были христианами, а вот что касается варваров, то у них с религией дело обстояло довольно сложно, потому что многие из них были язычниками, но и Христианство, распространявшееся среди них было не таким как у римлян, т.к. первый просветитель готов, епископ Ортилла, который перевел Библию на готский (такой древнегерманский язык), как известно был представителем Арианства, и именно в арианской форме Христианство распространилось у готов.

Это действительно была эпоха варварства, в эту эпоху тоже существовали свои островки культуры и их было не так уж мало. Но это были только островки вокруг которых бушевало море варварства, вокруг которого  совершенно другой мир, в этом мире тоже шел процесс очень важный, без которого бы эта философия не возникла - процесс соединения и взаимопроникновения позднеримского и варварского миров. Иными словами, из двух разных обществ, варварского и римского, сформировалось единое средневековое общество. Но тем не менее, формировалось оно по разному, и здесь мы не должны смотреть только на эти 5%, которые составляли варвары, потому что именно их отношение к местному населению в разных странах было различно.

И это видно по позднейшим судьбам различных европейских стран. Например, в той части Европы, которой сейчас является Франция, этих пришельцев было действительно немного, и неслучайно по этому они не смогли передать свой язык местному населению. Во Франции возник французский народ постепенно, языком которого стала разговорная вульгарная латынь.

Т.о. происходит римско-варварский синтез и важно то, что центры средневековой европейской культуры возникают там, где этот римский античный элемент был достаточно сильным. Поэтому центры средневековой учености мы видим во Франции, отчасти в северной Италии, немножко в Британии, но всё равно центром остается Франция. Это не значит что только жители Франции участвовали в этой культурной жизни, как раз наоборот, в ней участвуют люди различного происхождения, выходцы из разных уголков Европы, а иногда и не Европы, но реализуются они во Франции.

Но существовала и ещё одна особенность- эта особенность связана с политикой. Формируется Меллинская(?) средневековая цивилизация, в которой не было достигнуто единство- через всю жизнь средневековой Европы проходит раскол и борьба между церковью и государством, между духовной и светской властью. В это время в сознании западного христианского мира господствовала мысль о трансляции империи. Но позже появляются попытки воссоздать эту империю и на западе. Первым эту попытку предпринимает Карл Великий, позже, уже в 10-м веке, эта империя воссоздается в несколько меньших масштабах в Германии.

Эта империя рассматривала себя не как государство немцев, а как гос-во всех христиан. Но тут есть некоторая особенность. Дело в том, что не всякого государя европейцы должны были считать наследником римских императоров; нужно было соблюсти ещё одну процедуру- он должен был быть коронован в Риме римским папой. И вот уже здесь присутствует двойственность светской и духовной власти. Но в 11-ом веке началась знаменитая реформа церкви, в результате которой произошло значительное усиление церкви, которое сопровождалось жуткой борьбой. Например, с одной стороны мы видим великого римского папу Григория 7, ему противостоит выдающийся немецкий государь Генрих 4. Эта борьба представляет собой поразительные перипетии, но важно то, что в результате этой борьбы не победила ни та ни другая сторона.

Формой существования в Европе стали национальные гос-ва, которые сложились постепенно. Именно эта борьба привяла к очень интенсивному развитию Христианства. Это развитие начинается в 11-ом веке. Итак, возникновение христианской философии было частью этого процесса и формой её существования была схоластика, которую положил Ансельм Кентерберийский(?). Ансельм, уроженец сев. Италии, прозван так по одой простой причине- потому что он долгие годы был архиепископом кентерберийским в Англии и на этом посту он проявил себя и очень смелым , и очень принципиальным, и человеком огромного ума, и большого фанатизма. Достаточно сказать, что ему удалось удержать влияние церкви в Англии, которая совсем недавно до этого пережила завоевание нормандцами . но он прославился не только этим, но и своими философскими исследованиями.

Теперь перейдём к самой схоластике. С именем Ансельма связана постановка проблемы, которая очень долго обсуждалась , эта проблема именовалась проблемой универсалий . Любопытно, что по существу эта проблема присутствует и в античной философии. Появились такие вопросы, например, как существуют ли на ряду с обыкновенными вещами, также и общие понятия. Т.е. можно ли говорить. что наряду с обыкновенными людьми существует человек вообще? Сразу возникает вопрос: а почему это важно? Этот вопрос играет огромную роль для Христианства, служителем которого был Ансельм. Одна из идей христианской церкви- человек не может спастись без церкви. А почему? А потому, что каждый человек борется не только со своими грехами, но со всеми грехами начиная с первородного греха.

Откуда же следует эта связь человеческого рода во грехе? Ансельм говорит, что дело в том, что в лице Адама согрешил весь человеческий род, т.е. то что происходит с Адамом происходит на самом деле вне времени со всеми людьми, т.е. Адам и есть тот самый человек «вообще». Отсюда и учение Ансельма об общих понятиях. Т.о. если существует человек вообще и его зовут Адам, то где же он существует, где он находится? Почему мы его не видим? А потому, что универсалии вообще не доступны человеческому ощущению, они доступны только человеческому уму. Следовательно, есть вообще целая область, которая не доступна человеческому ощущению, т.е. есть то, что мы не можем видеть , слышать, ощущать, и можем только это мыслить. Только об этом думать. Есть реальность умопостигаемая, но она не менее реальна чем то. что мы видим. Здесь обнаруживается ещё одна идея христианской церкви- идея Бога.

Ансельму принадлежит доказательство существования Бога. Он был первый человек, который сказал, что в бытие Бога можно не только верить, но его можно и доказать. Это док-во, которое придумал Ансельм принято называть онтологическим док-вом бытия Божьего. Для средневекового человека Бог был всемогущ, всеблаг, бесконечен и т.д. Любое качество Бога проявляется в бесконечно большой степени. А откуда же это представление появилось в сознании человека? Сам он придумать такое не мог, поэтому он есть. Даже отрицая Бога мы уже подтверждаем его существование, т.к. если бы его не было, то и говорить было бы не о чем. Долгое время это док-во удовлетворяло людей, но в 13-ом веке появились некоторые сомнения. За всем этим стоит одна проблема- это вопрос о том, как соотносятся две вещи: человеческая мысль по реальности и сама реальность. Если у нас есть какие-либо представления о мире, мысли, выводы, теории, концепции в голове, то какого соотношение этих концепций с самой действительностью? Можно ли сказать. что если у меня такая мысль есть, то значит это явление есть в мире, или это вовсе не обязательно так? Эта проблема наз. проблемой тождества бытия и мышления. Т.е. можно ли сказать. что между бытием и мышлением есть единство? Что если я вот так думаю, то моя мысль отражает и реальность? Или же у мышления совершенно своя природа, свои законы, которые с реальностью могут и не совпадать?


Случайные файлы

Файл
pb_03-234-98.doc
24092-1.rtf
142421.rtf
101055.rtf
143707.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.