Философия в 18 веке. Юм и Кант (19000-1)

Посмотреть архив целиком

Философия в 18 веке. Юм и Кант.

В 18 веке философские традиции подошли к состоянию глубокого кризиса. А так как они и составляли европейскую философию, то получается, что сама философия, которая, казалось бы, совсем недавно освободилась от чуждых ей элементов: церкви, религии и так далее, эта философия оказалась в глубоком кризисе. Она не сумела насладиться той свободой, которая была ей дана. Сейчас мы поговорим о Давиде Юме.

Юм решал вопросы не только научные, но и теологические. Он отстаивал идеологию церкви в борьбе против просветительского рационализма, а лучше сказать скептицизма, материализма. И если в этом смысле сравнить Юма с Беркли, то будет очевидно различие. Юм был скептик. Это был человек, стремившийся к полной независимости от внешних теологических учений, а также просветителей. Ему хотелось показать результаты, к которым приходит человеческая мысль, если философ строго играет по правилам. Если он сказал, что он сенсуалист, то пусть и мы играем по этим правилам, то есть считаем, что в основе познания лежит опыт. Беркли признавал существование внутреннего опыта человека, Юм же ко всему подходит последовательно: то есть в итоге, чтобы там не происходило в нашей голове, все равно любое знание приходит к нам из вне. А раз из внешнего мира и у нас нет врожденных идей, то единственным окошком, через которое информация проникает в человеческое сознание, является его ощущение.

Представим, что это так (говорит Юм). Если это так, то мы ничем не можем проверить правильно ли наши ощущения отображают мир или нет? Существует событие А, которое мы воспринимаем с помощью ощущений, и это означает, что это событие А производит образ, ощущение А1. Если сказать более точно, то дело обстоит наоборот. Потому что в нашем сознание есть образ, и мы, получая этот образ или впечатление, делаем выбор, что произошло нечто там, в глубине. Это просто отдельное событие. Но событие А порождает событие В, оно является его причиной. Вся наука занимается установлением связей между событиями. То есть ученные пытаются найти причину того или иного события. Итак, у нас есть второе событие В, о котором мы узнаем точно также, как о событии А, то есть по тому впечатлению, которое оно производит на наши органы чувств. У нас появляется образ В1. Но откуда мы знаем, что между событием А и событием В существует какая-то причинно-следственная связь?. Если о них мы судим по тому ощущению, которое они в нас порождают. Ответ: просто из простейшей ассоциации, которая возникает в нашем сознании. Дело в том, что у нас с образом А1 связан образ В1. И если такая связь существует в нашем разуме, то мы делаем вывод, что между событиями, которые могут порождать эти ощущения, тоже может быть связь. У нас в голове есть две картинки, они чего-то изображают. И вот если мы заключаем, что между ними есть связь, то мы из этого делаем вывод, что между оригиналами, натурами этих двух картин тоже существует связь. Почему мы так думаем? Ведь мы не можем проверить истинность того или иного ощущения, мы никогда не можем выйти за пределы мира наших собственных ощущений. Мы можем сказать, что между ощущениями есть причинно-следственная связь, но вот между событиями? Нас заставляет так думать то, на чем основано любое научное исследование, то есть идея того, что то или иное событие, предмет будут происходить всегда (вода всегда кипит при 100 градусах). Но это невозможно, потому что индукция всегда не полная. Не обязательно то, что электричка всегда ходит по расписанию. Один раз пришла во время, но в другой раз может и не прийти. То, что мы называем знанием, по Юму это привычка и вера. Вот чем является наше знание о мире.

У Юма главный источник познания - опыт, а значит знание мы не имеем. То, что мы принимаем за знание, таковым на самом деле не является. Ну и что? Во общем ничего. Сам Юм против этого ничего не имел. Он считал, что как таковые, привычка и вера достаточны для двух областей деятельности. Для обычной, каждодневной деятельности и для (Отступление: Юм был историком. Ему принадлежит та мысль, что за религиозными партиями в Англии в 17 веке стояли разные экономические интересы. Человек науки. Он также имел очень важную цель, то есть для практической жизни и для такой обычной науки этого достаточно, но этого не достаточно для высокой теории и философии, то есть для решения вопроса: есть ли Бог, материален мир? На все эти вопросы человек на самом деле не может (по Юму). Он может только верить в то или иное их решение. В этом смысле все мы равны, все наши идеи, гипотезы: точного знания нет. А это значит, что все религиозные распри, споры абсолютно бессмысленны. Никто из них не вправе утверждать, что он обладает истинным знанием. Благодаря Юму, появился путь осознания прав человека, его свободы, но только путь. Вместе с тем Юм пришел к отрицанию философии, потому что на философские вопросы оказывается нет ответа, это вопросы, на которые заведомо нельзя ответить. Таким образом, мы видим, что философии эмпиризма и рационализма пришли к кризису. То есть к тому, то те цели, которые стояли перед ними, оказались не разрешимыми. «Скандал в философии» (Иммануил Кант).

Кант - это один из величайших философов времен и народов. Его роль в философии чрезвычайно велика. Это осознавал и сам Кант, не страдая при этом манией величия (это было ему совершенно не свойственно), в отличии от Гегеля. Он поставил чрезвычайно сложные вопросы. В его жизни было довольно-таки мало событий: он всю жизнь преподавал в университете в Кейнунсберге, ничем кроме науки не занимался. Не был женат. 99% его интересов составляла именно наука - вот такой удивительный случай. Основной чертой Канта, которая вызывала много симпатий со стороны других людей, была его нормальность. Ему принадлежит чрезвычайно мудрая и сильная фраза «надо иметь мужество пользоваться своим разумом», то есть не боятся делать выводов. И Кант действительно умел это делать. Написал очень много произведений, касающихся разных тем. К примеру, ему принадлежит гипотеза создания Вселенной, знаменитая космологическая теория. Но остановимся мы на его учении о познании.

«Скандал в философии» заключается в том, что существует очень много философских систем. И все они основаны на разумных, здравых рассуждениях, но все они приходят к разным выводам. При этом все эти системы не соединимы, они все хорошо обоснованы, но так как каждая из этих систем стремится объяснить весь мир, то получается, что одна система - это частный случай другой. Поэтому необходимо изменить точку зрения философа, говорит Кант, принципиально изменить саму постановку задачи. Надо подумать не о том, как устроен мир, а как устроено человеческое мышление внутри себя, что это за аппарат. Какими инструментами пользуется человек, когда он познает. Все врожденные идеи рационалистов были абстрактными. Вопрос заключался в том, откуда эти абстракции берутся? Как мы можем говорить не о конкретном человеке, а о человеке вообще? Тем не менее все признавали роль ощущений. Кант же был первым человеком, который обратил внимание на то, что даже чувственное восприятие человека устроено намного сложнее, чем все думают. В чем эта сложность? Открытие Канта заключалось в установлении связи между тремя вопросами: Что? Где? Когда?, а точнее в том, что он показал, что нельзя ответить на вопрос «Что?», если мы не ответим на вопросы «Где?» и «Когда?». То есть если мы своим сознанием регистрируем то или иное событие, то это означает, что мы автоматически знаем, где оно произошло и когда. Вот точно также при восприятии любого явления мы можем получить систему координат: это две оси (ось пространства и ось времени). Без них мы ничего познать не можем. Тогда откуда берутся представления о времени и о пространстве? Кант исходит из того, что вся информация в на поступила из внешнего мира. Без пространства и времени не возможно именно ощущение. Дело все в том, что сами представления о времени и пространстве не могут прийти извне. Потому что, если бы это было так, то мы говорили, что вот есть явление пространства или явление времени. Кант говорит, что такое не возможно. Потому что нет ни одно явления вокруг нас, которое было бы похоже по своим характеристикам на то, как мы представляем себе пространство. Ведь пространство, во-первых, одно. Во-вторых, пространство везде однородно, оно везде имеет одинаковые свойства, оно может быть чем-то наполнено, но само по себе оно всегда одинаковое. В-третьих, пространство не имеет границ. Нельзя представить себе границу пространства. Эти три вещи не мыслимы. А есть ли еще явления, которые обладают этими свойствами? Да нет ни одного. Значит понятие пространства не могло быть почерпнуто из внешнего опыта. А значит оно врожденное, или априорное (= до опыта). То же самое можно сказать и о времени. Как возможно познание таким образом? Нужно разделить все человеческое сознание на три уровня: первый - чувственное восприятие, второй - рассудок, третий - разум. Все, чем занимаются физики, экономисты, биологи, - это все не относится к разуму. Это относится к рассудку. То есть рассудок - это умение делать выводы, устанавливать закономерности на основании опытных фактов, которые регистрируются на уровне чувственного восприятия. Существуют эксперименты, нащупать связь, выводы между ними способен рассудок. А разум - это способность устанавливать всеобщих (а не общих) связей. То есть разум осмысливает не то, как устроено твердое тело, а то, как устроен весь мир, вся реальность. Высшая математика относится к разуму. И мысль Канта заключается в том, на всех трех уровнях существуют свои априорные конструкции. На уровне чувственного восприятия - это пространство и время, на уровне рассудка - это категории рассудка, а на последнем - это идеи разума. Что получается в результате? Потому что предмет каждого уровня - это предмет отдельной науки. По отношению к первому уровню он спрашивает: «Как возможна чистая математика?», на втором: «Как возможно чистое естествознание?» и на последнем: «Как возможна чистая философия?». Что значит чистая? То есть очищенная от разных факторов. Канта не интересует устройство человеческого познавательного аппарата. Арифметика имеет дело с единичными предметами, их можно подсчитать (яблоки, камни). Поэтому это чистая математика, но она происходит на уровне чувственного восприятия. На уровне разума поставлены вопросы: управляется ли мир Богом или нет, каковы законы и так далее. Все это в принципе всегда, везде - это главная особенность этого уровня. Постепенно Кант приходит к выводу, что сколь так все устроено, то та картина, которую мы получаем в результате познания, она своеобразная, непохожая на картину в прошлом (к примеру, познавательная картина инопланетянина и человека не похожа). Потому что то, как мы видим, осмысливаем мир, определяется не только тем каков мир, но и тем каковы мы сами. Поэтому Канта часто называли субъективистом. Потому что как мы воспринимаем тот или иной феномен, и то, что существует на самом деле, это не одно и то же. Иногда этот феномен Кант называет словом диньадзы, то есть вещь сама по себе. Так вот, точно знать, какова эта вещь сама по себе, мы не можем, но она существует. Строго говоря, знания наши зависят от того, как устроен субъект, но Кант считал, что в этом смысле все люди устроены одинаково, у всех есть эта внутренняя конструкция. Они просто могут не знать, что она есть. Это важно потому, что это устройство не зависит от культуры, от эпохи, от истории, - это у всех одно и тоже. И у всех представления о пространстве и времени одинаковы (тут Кант, конечно же, ошибался, ибо эти представления в разных культурах могут быть различны). Математика, естествознание возможны, а вот на уровне разума появляются проблемы (этому моменту Кант уделил много времени, отсюда название «Критика чистого разума»). Здесь происходит нечто неизбежное, но очень неприятное. Когда человек рассуждает о мире в целом - он рассуждает о том, что ему в принципе никогда не может быть доступно. Человек не может рассуждать о бесконечном, Боге и так далее. Поэтому здесь мышление человека отрывается от опыта. Поэтому на этом уровне появляются явления, которые Кант называет антиномиями. То есть антиномия - это суждение, высказывания, которые противоположны по смыслу, но при этом и тезис, и антитезис обоснованы одинаково хорошо, и нет возможности сказать какое высказывание верно, а какое нет. При этом одновременно быть верными они не могут (например, мир полностью описывается причинно-следственными связями, и каждое событие зависит от предыдущего, оно им порождается. Второе: в мире существует свобода выбора). В чем здесь дело? А в том, что разум в принципе не может дать ответа на эти вопросы, потому что они таковы, что мы не можем знать этих вещей (здесь он похож на Юма, но более сложная). Но ведь хочется знать. Поэтому Кант говорит, что он подвинул разум, чтобы уступить место вере. То есть ответить на все эти вопросы можно только с помощью той или иной веры. Таким образом метафизика не возможна . И начинается новый этап критической философии.


Случайные файлы

Файл
149924.rtf
10793.rtf
69317.rtf
141589.rtf
11270-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.