Бытие, материя, сознание, как исходные философские категории (13664-1)

Посмотреть архив целиком

Бытие, материя, сознание, как исходные философские категории

Бытие. Материя. Субстанция

Иногда говорят: основной вопрос философии - это вечный вопрос, который никогда не может быть решен. Это - недоразумение. Вечный - да, но это не значит - неразрешимый. Он постоянно решается и разрешается, хотя, конечно, с разной степенью успешности. Успешно он решается тогда, когда кто-то открывает новый закон природы, делает правильный выбор в сложной ситуации, возводит здания и мосты: ведь если все это и многое другое произошло, осуществилось, то это означает, что сознание правильно отобразило сложное бытие и успешно реализовалось в нем.

Говоря в более общем плане, основной вопрос решается каждым человеком, группой людей и всем человечеством всякий раз, когда они решают мировоззренческие, методологические и социальные проблемы, давая себе и другим ответы на кантовские вопросы: на что я смею надеяться, что я могу знать и что я должен делать, чтобы быть человеком.

Решается этот вопрос и в том смысле, что обе неразрывные стороны лежащего в его основе противоречивого отношения (как бытие, так и сознание) в результате многовекового опыта человеческой деятельности осмысливаются все глубже и конкретнее. И. Кант явно ошибался, считая, что мир как целое не дан человеку в опыте. Мир как целое присутствует в каждом моменте, в каждой форме человеческой деятельности в виде универсальных форм этой деятельности. Человек способен двигаться по логике любого предмета, поэтому в человеческой, т. е. социальной, форме бытия, как в капле росы - солнце, отражается весь вечный и бесконечный мир. Социум - это малая модель Большого Мира. Что мы с уверенностью можем сказать о последнем? Только то, что запечатлевается в универсалиях - философских категориях: ведь они как бы в одну "скобку" берут, объединяют собой и Бытие и Сознание.

Человеческая чувственно-предметная деятельности есть уникальное и реальное единство Бытия и Сознания, материального и идеального, объективного и субъективного. Именно чувственно-предметная деятельности позволяет обосновать возможность взгляда на мир со стороны, т.е. обосновать возможность разделов философии, трактующих о том, что видит человек, вырвавшийся из своей индивидуалистической "пещеры".

В обосновании такого мировидения, как это ни парадоксально, объединяются старые противники - объективный идеализм и материализм. Как тот, так и другой признают наличие некоей объективной реальности, хотя и трактуют ее по-разному.

Эта объективность бытия подтверждается всей практикой, включая сюда практику научного познания. Так, теория относительности А. Эйнштейна совершенно неопровержимо доказала неприемлемость субъективистского понимания И. Кантом пространства и времени, а заодно и других категорий. Через открытие А. Эйнштейна "вещь-в-себе" просигнализировала нам о том, что пространство и время являются не только формами созерцания, но и объективными характеристиками бытия. Тем самым через практику "вещь-в-себе" постоянно превращается в "вещь-для-нас". Мы познаем Универсум. Универсум раскрывается перед нами.

Если мифологическое и обыденное сознание под бытием понимают простое существование, "наличествование" бесконечного множества вещей и процессов, то философии свойственно стремление искать в бытии некую прочную основу пестрого мира явлений, потому что только на прочное можно опереться как в познании, так и в практике.

Главные моменты истории (и логики) поисков такой устойчивой основы можно продемонстрировать на примере эволюции понятия материя. "Вещь - свойство - отношение" - вот три главных понятия и, соответственно, - этапы, которые последовательно сменило содержание этой категории.

Вначале причину и основу существования всего многообразия явлений древние философы искали в воде, воздухе, огне, земле и т. п. Вещи объяснялись через вещи. Разница между видимыми вещами и некоей первовещью, лежащей в их основании, заключалась в том, что последняя (вода Фалеса, воздух Анаксимена, огонь Гераклита, апейрон, или беспредельное, Анаксимандра) не обладала, по мнению этих мыслителей, заданной формой, определенностью. Атомы Демокрита - это тоже тела, не имеющие качеств. Логическую суть данных поисков Аристотель обобщил в следующих словах: "А под материей я разумею то, что само по себе не обозначается ни как определенное по существу, ни как определенное по количеству, ни как обладающее каким-либо из других свойств, которыми бывает определенное сущее" .

Однако процесс абстрагирования от качественных характеристик конкретных вещей не дает ожидаемого результата - нахождения прочного основания всего сущего. Рядом с вещами, данными нам в ощущениях, ставится некая умопостигаемая вещь, все качество которой - бескачественность. Как же от бескачественности перейти к многокачественности? Бессилие первовещи дать такое объяснение заставляет философов искать недостающую силу вне этой первовещи (логос, нус, любовь и вражда, космический вихрь и т. д.). Короче говоря, понимание материи как особой вещи, субстрата - это только первый и, как выяснилось, недостаточно продуктивный шаг в понимании сущности бытия.

В связи с этим, с изменением человеческой практики, в так называемое Новое время материя стала пониматься как бесконечное многообразие чувственно воспринимаемых свойств. Так, Ф. Бэкон (1561 -1626) считал, что каждая вещь состоит из определенного количества неделимых и простых свойств - твердости, проницаемости, тяжести, легкости. "Переливая" свойства из одной вещи в другую, например, желтизну, тяжесть и т. п., можно свинец превратить в золото и наоборот. Свойства, таким образом, рассматривались как своеобразные атомы, "простые природы", т. е. как некие исходные и фундаментальные реальности. "Под словом материя- пишет К. Гельвеции (1715- 1771), - следует понимать лишь совокупность свойств, присущих всем телам" . Обычные отношения между вещью и свойствами оказываются перевернутыми: именно свойство выступает как самостоятельная материя, как устойчивость вещи. Во многом такой подход объясняется состоянием науки XVI- XVIII веков, в которой господствовало именно отмеченное выше переворачивание: не имея возможности объяснить сущность важнейших свойств - тепла, света, электричества, магнетизма, наука придавала им статус отдельных материй - теплорода, светорода, электрической и магнитной материй.

Как можно видеть, видимость научного объяснения отдельных физических явлений была перенесена на объяснение мира в целом, оставаясь и в философии тоже не более, чем видимостью объяснения. Понимание бытия в известном смысле опускается на уровень обыденного сознания: вместо объяснения единства мира констатируется множественность необъяснимых материй-свойств.

С изменением практики и науки, поставивших в XIX веке в центр своего внимания не одни лишь вещи и свойства, а взаимопревращения различных форм движения, т. е. отношения, стало изменяться и понимание материи. Проанализируем определение материи, данное В. И. Лениным в его работе "Материализм и эмпириокритицизм": "Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них" .

Долгое время в отечественной философской литературе это определение абсолютизировали, признавали единственно верным. В настоящее время имеется возможность трезво оценить все его достоинства и недостатки.

К недостаткам и неточностям относится следующее. Во-первых, будучи направленным против субъективного идеализма, определение необоснованно претендует на противостояние идеализму как таковому. "...Единственное "свойство" материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания" , - подчеркивает еще раз Ленин, не замечая, что под этим определением вполне мог бы подписаться, например, и Гегель, сделав всего одну поправку: за объективной реальностью, данной нам в ощущениях и мыслях, в качестве ее основы и сути находится абсолютная идея.

Во-вторых, поскольку в ленинском определении объективная реальность "дана" человеку в ощущениях, да еще при этом "копируется" и "фотографируется" ими, постольку здесь чувствуется влияние наивного реализма и позиция так называемого "локковского" сенсуализма. Никакого упоминания об опосредствующей роли человеческой чувственно-предметной деятельности в определении нет.

Но есть в определении и позитивные моменты. Во-первых, подчеркивается, что материя - это философская категория. Это помогает отмежеваться от употребления понятия "материя" в физике, астрономии и других науках, где материя, как в античности, понимается всегда лишь как вещество, субстрат. Во-вторых, свойство быть объективной реальностью устраняет не только субъективизм в определении сущности бытия, но и еще раз подчеркивает несводимость материи к определенным формам ее проявления (вещество, поле и т. д.). В-третьих - и это главное - здесь, в этом определении, хотя и в несовершенной форме, на первый план выдвигается универсальное отношение между материальным и идеальным.

Видимо, чувствуя несовершенство своего определения материи, через несколько лет В. И. Ленин замечает, что "надо углубить познание материи до познания (до понятия) субстанции..." . В становлении этой категории особенно большой вклад внес в свое время Б. Спиноза. Дуализму Декарта, выделявшему материальную (протяженную) и духовную субстанции, Спиноза противопоставил монизм: существует одна-единственная субстанция, а мышление и протяженность выступают ее двумя атрибутами, т. е. неотъемлемыми свойствами.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.