Женщина и ценности западноевропейской индустриальной цивилизации (11991-1)

Посмотреть архив целиком

Женщина и ценности западноевропейской индустриальной цивилизации

Реферат выполнила студентка 12 гр.ФМЄ Каранфил В.Г

Министерство образования науки Украины

Одесский государственный экономический университет

Кафедра: ГПУ

Одеса ОГЭУ 2003

Необходимость концептуального анализа проблемы «женщина и исходные ценности западноевропейской цивилизации» связана с рядом взаимосвязанных факторов.

Прежде всего западноевропейская цивилизация, пытающаяся глобализовать свои ценностно-мировоззренческие установки, экономоцентрична. Как отметил Р. Инглхарт, «экономический рост стал приравниваться к прогрессу, и в нем стали видеть признак преуспевающего общества» [I]. При этом человек «понимает, чувствует, переживает мир как хозяйство, а мощь человечества как богатство преимущественно в экономическом смысле слова»Подобная ценностно-мировоззренческая парадигма, сформулированная мужчинами, привела к тому, что «иметь» стало означать «быть». С. Булгаков писал, что в XX веке человек стал «верить в богатство, верить даже больше, чем в человеческую личность» [2, с. 8]. Опасность подобной социокультурной парадигмы проистекает из того, что, по словам Б. Рассела, «обогащение, главный двигатель капиталистической системы, безусловно, - самый могучий человеческий мотив, более сильный, чем желание утолить голод» . И «сколько бы вы ни накапливали, вы всегда будете желать лучшего», так что «пресыщение подобно мечте, всегда от вас ускользающей», а «соперничество при этом проявляется с еще большей решимостью» .

Приведенные положения принадлежат исследователям, представляющим различные социально-философские установки, обнажают ценностно-мировоззренческую интенцию западноевропейской цивилизации. В ней мир предстает как хозяйство, которым руководит экономический человек с целью самоутверждения на основе обогащения. Подобная логика характеризует мужскую модель цивилизации. Образ такого экономически ориентированного общества формируют мужчины, чей высокий социальный статус неоспорим в силу их определяющего влияния на производительность труда, которая характеризует уровень развития социума.

При этом под производством главным образом понимается производство материальных благ. Именно роль мужчин в различных сферах экономики, особенно в промышленности, дает возможность отождествить благополучие общества с деятельностью мужчин. Мужчина выступает главным субъектом исторического процесса, тогда как женщине отводится роль объекта. Обладание объектом превращается в установку культуры, формируемой мужчинами. При этом обладание носит тотальный характер и не ограничивается сексуальной сферой. Как отметил известный немецкий социолог и философ Г. Зиммель, «культура человечества не является по своему чистому объективному содержанию чем-то как бы бесполым и вследствие своей объективности отнюдь не находится по ту сторону различия между мужчиной и женщиной. Напротив, наша объективная культура является - за исключением очень немногих областей - только мужской» .

Это естественно, поскольку мужчины внесли наибольший вклад в создание промышленности и науки, технологии и искусства, торговли и государственных институтов. Подобное утверждение применимо и к вкладу мужчин в создание таких смыслообразующих культурных форм, как философские концепции и мировые религии. Именно ведущая роль в формировании государственных институтов, ведущих форм человеческой деятельности - экономики, промышленного производства, торговли, а затем науки и технологии - позволили отождествить «человека» и «мужчину» до такой степени, что во многих языках оба понятия выражаются одним словом.

Можно согласиться с П. Бурдье, что в основании многих функционирующих в культуре оппозиций оценок лежит противостояние мужской-женский: «когда вы слышите теоретический/практический, буржуазный/народный или господствую' щий/подчиненный, вы не думаете мужской женский. Тем не менее речь идет именно об этом» .

Подобная оппозиция явно или неявно пронизывает всю культуру и весь ее категориальный ряд, поскольку понятия качество/количество, разум/интуиция, дух/плоть, сакральный/профанный, нацеленный на будущее/сиюминутный и другие (ряд можно продолжить в самые разные сферы) сопрягаются с мужским и женским [б]. Характерно при этом, что первая часть оппозиции наделяется более высоким статусом, нежели вторая. Первая часть выступает основанием, детерминантой по отношению ко второй части оппозиции. Такая оценка статуса элементов указанного категориального ряда настолько сильно вошла «в кровь и плоть» современной культуры, что воспринимается как само собой разумеющееся. При том, что следует специально отметить: так воспринимается ситуация не только мужчинами, но и большинством женщин.

И поскольку сформировавшийся на таких оппозициях язык транслирует определенные ценностные установки, европейской культуре стоит значительных усилий концептуализировать и проблематизировать вопрос о поле в его глубинно-метафизическом и практическом планах. До сих пор сама гендерная проблематика является периферийной в мыслительном пространстве даже тех стран, которые добились определенных результатов в осознании статуса проблем пола в трансформирующейся индустриальной цивилизации.

Можно предположить, что именно недостаточное внимание к проблеме пола как одной из основных проблем кризисной цивилизации провоцирует феминистские концепции, которые получили значительное распространение на Западе. Феминизм в общесоциологическом плане - реакция женщин на доминирование мужского начала (норм, оценок, моделей поведения, форм разрешения возникающих в культуре вопросов и т. д.) в современной цивилизации. Однако феминистки, пытаясь обратить внимание общества на несправедливое распределение ролей, во многом ведут себя, как мужчины новоевропейской традиции. Существенное различие лишь в том, что женщинам-феминисткам приходится самоутверждаться в жесткой мужской культуре, тогда как мужчины, строя свое общество, не встречали такого сопротивления. При этом характерно также, что стремление женщин-феминисток к радикальному пересмотру роли женщин в структуре современной цивилизации не находит поддержки не только у абсолютного большинства мужчин, что в определенной мере объяснимо, но и у значительной части женщин (см. [7]), чьи взгляды сформировались в рамках мужской цивилизации.

Представляется, что парадигмальные установки различных вариантов феминизма содержат один концептуально уязвимый момент, а именно, будучи зеркальным отражением асимметричной мужской цивилизации, они в конечном итоге борются не столько за женщин, сколько против мужчин. Между тем подобная, вполне объяснимая позиция не снимает необходимость поиска такой модели культуры, где мужчины и женщины при всех различиях не подавляли бы, а дополняли друг друга.

Между тем большинство женщин, достигших вершин власти в рамках мужской цивилизации, - это, если можно так выразиться, «улучшенные мужчины», т. е. женщины, усвоившие правила игры в мужской культуре лучше, последовательнее, чем сами мужчины. Типична в этом смысле карьера «железной леди» М. Тэтчер. Характерно, что мало кто заметил, сколь несовместимы в подобной культуре «женщина», тем более «леди», и «железо». Тэтчер - государственный деятель, которая, не задумываясь о жертвах, отстояла интересы Англии в далеких от нее Фолклендских островах с помощью военной мощи. Следуя нормам этой цивилизации, Тэтчер дала умереть ирландским политзаключенным, объявившим голодовку. И мало кто обратил внимание на то, что такое жесткое поведение принадлежит женщине-политику. Это, видимо, можно объяснить тем, что Тэтчер воспринималась скорее как политик, реализовавший нормы мужской культуры, а не как женщина, способная на диалог и компромиссы для сохранения жизни людей, объявивших голодовку.

Стремление к силовому решению возникающих проблем, а равно и к обладанию, столь близкое европейской ментальности, имеет мужскую природу. Такая черта восходит, видимо, к неолитической эпохе, когда впервые человек перестает приспосабливаться к природе и начинает активно изменять ее, адаптируя к своим потребностям. Впоследствии, когда экономико-хозяйственная деятельность начинает занимать ведущее место в структуре социума, мужчины получают реальную возможность предопределять нормы жизнедеятельности всех членов общества.

Подобная логика развития событий имела определенное оправдание и смысл в культуре, зависимой непосредственно от тех типов деятельности, где доминируют отрасли производства, требующие физической силы, например сельское хозяйство, машиностроение и др.

В конце XX века, когда информация становится ведущим элементом общественного развития и все больше осознается стратегическая несостоятельность «стремления к обладанию», требуется новая парадигма, основанная не на «иметь», а на «быть», парадигма, предполагающая единство рационального и эмоционально-интуитивного. Подобному императиву больше отвечают женщины, поскольку у них от природы, генетически, более гармоничная структура и есть возможность учесть принципиальные недостатки цивилизации, основанной на обладании и силе. В пользу данного тезиса говорит и то обстоятельство, что женщины «по определению» не смогут идти по пути силы и вынуждены будут исправлять сложившуюся критическую ситуацию.

Проблемы пола актуализируются тогда, когда цивилизация сталкивается с принципиальными трудностями (проблема в переводе с греческого и означает трудность, преграда), неразрешимыми в рамках функционирующих норм, культурных установок. Именно неблагополучие в основаниях индустриальной цивилизации, нашедшие выражение в различных областях, заставили общество обратиться к гендерной проблеме. И это не случайно, поскольку мужчины всегда в трудных ситуациях, порожденных ими, обращаются к женщинам (характерно, что проблема пола стала социально осознанной относительно недавно, в последние 100-150 лет).


Случайные файлы

Файл
49441.rtf
92449.rtf
27562-1.rtf
103059.rtf
71560.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.