Теодиция в религии Заратуштры (10230-1)

Посмотреть архив целиком

Теодиция в религии Заратуштры

Альберт Бэйли

Теодицея - теологическая доктрина, посвященная пониманию проблемы зла, а именно: почему зло существует в мире, управляемом добрым, мудрым и могущественным богом. На протяжении веков, персидская мысль исследовала этот вопрос более основательно, чем любая другая религиозная традиция. Некоторые аспекты понимания, достигнутые в пределах великой зороастрийской традиции, будут подвергнуты обсуждению и сравнению с мыслями других религиозных традиций.

Я впервые заинтересовался зороастризмом, когда прочитал о зороастрийской концепции Бога, Ахура Мазды, чья цель - искоренение зла из мира, и который взывает к человеческой помощи в достижении этой цели. Я всегда был обеспокоен проблемой зла, то есть почему всемогущее и всеблагое божество позволяет существовать злу. Типичные ответы, которые я встречал в христианстве, я находил неудовлетворительными: они звучали неправдоподобно для меня. Большинство христианских теологов всеми силами старались более уклониться от этого спорного вопроса, чем по-настоящему разрешить дилемму. Как только я глубже изучил персидскую мысль, не только ортодоксальный зороастризм, но такие варианты, как зерванизм и маздакизм, я обнаружил, что древние персы атаковали эту проблему с большей тщательностью и интеллектуальным бесстрашием, чем религии Авраама.

Проблема зла сводится к попыткам примерить три убеждения:

1. Бог всемогущ.

2. Бог полностью добр.

3. Зло существует.

Любые два из этих убеждений могут с легкостью быть истинными, но трудно понять, как все три могут являться правдой. Люди - все, кто добр, - делают все возможное, чтобы зла стало как можно меньше. Всемогущее божество должно бы быть в состоянии полностью уничтожить зло.

Христианство никогда не предоставляло удовлетворительного решения этой трилеммы. Традиционный ответ вынужден приписывать существование зла свободной воле человека. Следующий из этого аргумент: Бог не полностью всемогущ, не будучи в состоянии сделать то, что является самопротиворечащим, или логически невозможным. Свободная воля - благая вещь. Предоставление человеку свободной воли позволяет людям быть злыми. Таким образом, зло есть несчастливое следствие свободной воли человека. Поскольку человек, а не Бог, свободно избирает неверные поступки, доброта Бога не скомпрометирована.

Множество сложностей влечет за собой это решение. Самое удивительное, что Бог становится менее полномочным моральным деятелем, чем индивидуальная человеческая личность. Я, человек, способен активно предотвращать зло, и не только свое собственное. Я могу сдерживать других, кто склонен причинить вред. Я могу работать, чтобы уменьшить ущерб, нанесенный эпидемией, болезнью, или природными бедствиями. Если такие добрые поступки благи, когда я совершаю их, почему не может быть благом для Бога делать тоже самое, только еще более компетентно?

Один ответ заключается в отрицании того, что Бог добр. Этой веры безотчетно придерживалось большинство древних евреев, которые настаивали на том, что Бог приносит и добро, и зло. Но почему такому аморальному божеству следует быть достойным поклонения? Казалось бы, что образцовая справедливость (праведность) сама по себе более достойна поклонения, чем подобное божество.

Другой откровенный ответ состоит в отрицании того, что Бог всемогущ. Таков был ответ сасанидского зороастризма. К сасанидскому периоду Ахура Мазда и Спента Маинью стали рассматриваться как одна и та же сущность, Ормузд. Ангра Маинью, темный близнец Спента Маинью, ныне Ахриман, стал возводиться до того же статуса, что и сам Бог, Ормузд. Ахриман был почти так же силен, как Ормузд. Со временем и с человеческой помощью, Ормузд возобладает, но здесь и сейчас Ормузд не достаточно могущественен, чтобы уничтожить зло.

Раннее христианство, находясь под сильным влиянием зороастризма, часто, хотя и не последовательно, взывало к этому решению. Сатана, ангел, который первоначально был поверенным Бога, стал считаться противником Господа. Этой веры до сих пор придерживается большинство фундаменталистов, протестантских христиан, которые в целом ничего не избежали (тем самым в решении проблемы. - Д. В.), кроме разве того, что допущение свободного господства такого плутня-ангела не может быть благим поступком со стороны Бога.

Сасанидские метафизики легко разрешали проблему зла; силы добра и зла равно сосуществуют, но этим они породили другую теологическую проблему. Находясь на равных условиях, добро и зло, хотя и отличны друг от друга, но логически находятся на одном и том же уровне. Таким образом, в сасанидском зороастризме были усмотрены семь архидемонов, злых двойников каждого из Амеша Спента.

Это не действует, в особенности по отношению к Аша Вахишта. Аша Вахишта - персонификация истины и праведности. Не существует мерила лжи; просто есть недостаточность в приверженности пути истины. У Аша нет темного близнеца. Похоже, что нет и приемлемого двойника Воху Мана. Противоположность уму есть, по всей очевидности, некая пустота, недостаточность ума. До тех пор, пока не будет воспринято, что Аша - мерило праведности, является логически приоритетным по отношению к дихотомии добра и зла, не существует основы для избрания пути Аша над эквивалентным теневым посланником Ахриманом.

К тому же существование двух духов, зеркально отображающих друг друга, логически подразумевает некий общий источник происхождения. Этот источник затем становится более основополагающим принципом, логически приоритетным и к Ормузду, и к Ахриману. Этот факт был усмотрен зерванитами, которые поставили Зурвана (Время) в качестве родителя этих двух близнецов. Это скорректировало логический изъян, внесенный тогда, когда Ахура Мазда был низведен до уровня Ангра Маинью, в результате его (то есть Ахура Мазды. - Д. В.) идентификации со Спента Маинью. Они (зерваниты. - Д. В.) также интуитивно распознали факт, который поддержало бы современное научное знание: деструкция и время неотъемлемо переплетены.

Древним персам принадлежит еще одно открытие, так же касающееся природы зла: зло не является созидательным. Этот факт особенно подчеркивался маздакитами, которые настаивали на том, что действия зла не направлены, но случайны.

Я нахожу это открытие особенно поучительным в понимании того, что известно в философии как "естественное зло". Это термин относится к обозначению плохих вещей, появление которых не может быть разумно объяснено в качестве результата плохого поведения человека. Примером могут служить такие несчастья, как врожденные недостатки, эпидемии и природные бедствия, как, например, торнадо. Все это ответственно за великие страдания человека. В отличие от человеческого зла, такое зло действует слепо. Некто находится не в том месте и не в то время, и - страдает.

Некоторое понимание может быть обретено с рассмотрением случая торнадо. Предположим, я собирался показать вам видео-съемку торнадо, устремляющегося к зданию и превращающего его в щебень. Это трагедия, но отнюдь не удивительная; это то, что делают торнадо. С другой стороны, предположим, что я показываю вам фильм, в котором торнадо наталкивается на груды щебня и сооружает из них здание. Вы бы знали, что с вами сыграли шутку; запись была "прокручена" в обратной последовательности.

Груда щебня, возводимая в здание посредством торнадо, не нарушила бы никаких физических законов сохранения. Присутствуют все необходимые материалы. Масса и сохранение энергии не нарушены. Но, тем не менее, такого рода вещи не случаются (или случаются настолько редко, что эффективно (то есть качественно. - Д. В.) невозможны). Причиной является то, что энтропия - научное мерило беспорядка - всегда возрастает. Когда некие предметы приведены в порядок случайно, шансы сведения их в упорядоченную структуру, такую, как здание, крошечны. Все, что случайно переорганизовывает предметы, будет иметь тенденцию к увеличению беспорядка.

Естественное зло того же свойства. Оно наносит ущерб случайным разрушением, не жестоко целенаправленным. По этой причине, многие люди не любят прилагать термин "зло" к подобным случаям. Но должно признать, что они приносят несчастье, и влекут много страданий. Я склонен упоминать о них, как о зле, поскольку если бы это не было так, человеческие попытки сократить несчастливые природные случайности не рассматривались бы как добро; и я думаю, что они (эти попытки. - Д. В.) есть добро.

Направление времени и даже существование предполагает увеличение энтропии, и, таким образом, существование естественного зла. Без времени добро, и зло не имеют значения, и без естественного зла время не может существовать. Только если этот временный, гетиг, мир, станет духовным, меног, конфликт будет исчерпан.

Человеческое зло менее проблематично. Заратуштра непрестанно выступает против насилия и жестокости, которые он видит вокруг себя. Он призывает людей избрать праведность. Но некоторые преднамеренно избирают зло. Они просто оказываются не в состоянии применить свой благой разум, чтобы избрать добро. Человеческое зло также, в основном, есть некое расстроенное, приведенное в беспорядок состояние, недостаточность моральных способностей, а не активный поиск того, что неверно. Заратуштра распознает это в Ясне 30.3, где он противопоставляет природу добрых и злых. Он не говорит: "Хорошие избирают добродетельно, злые избирают безнравственно". Вместо этого он замечает: "Хорошие избирают мудро, злые - нет". Неудача в совершении морального выбора - коренная проблема. Она остается позднейшей персидской мысли для более полного развития этого открытия.


Случайные файлы

Файл
8515.rtf
122778.rtf
30649.rtf
74200-1.rtf
MI-R0235.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.