Глобализация или устойчивое развитие? (9572-1)

Посмотреть архив целиком

Глобализация или устойчивое развитие?

А.Л. Самсонов

Разрушение экстремистами делового района Нью-Йорка, в котором сходилось множество нитей глобального воздействия,— удар глобального масштаба, затронувший не только Нью-Йорк, но и весь мир. Он показал, как условны, проницаемы, размыты границы в глобальном мире. Никто не может считать себя достаточно удаленным или защищенным. Законы общества и нравственный императив отдельной личности составляют полюсы мира, между которыми находится пространство выбора— и выбора порой чрезвычайно жестокого. Сможет ли общество, став глобальным, понять и глобальное значение личности? Сможет ли найти точку устойчивости между полюсами мира? Система законов и система нравственных предпочтений составляют не менее важные факторы устойчивости, чем хозяйство, финансы и физическое здоровье. Другими словами, задача устойчивости глобального мира, особенно в условиях его непрерывного изменения, должна решаться как в материальном, так и в ментальном срезе жизни человечества. Без понимания этого поступательное движение невозможно.

Но сколько еще кровавых кругов насилия предстоит пройти человечеству перед выходом (или скачком) на очередной этап поступательного тренда— на этот вопрос ответа ни у кого нет.

Сегодня, когда особенно очевидно, что все без исключения люди на Земле вовлечены в глобальные изменения, наша задача, задача научно-популярного журнала,— как всегда, помочь читателям разобраться, что стоит за эмоциональными всплесками, какая объективная реальность порождает плюсы и минусы глобализации и могут ли экологи противопоставить ей идею устойчивого развития.

Что происходит с миром в процессе глобализации? Человечеству сегодня предложены две главные идеи, отражающие взгляды на будущее. Это— идея глобализации и так называемое устойчивое развитие (sustainable development). С ними многие сегодня сверяют практические дела, ориентированные на перспективу. И нам в России необходимо разобраться, что связывает и что разъединяет понятия глобализации и устойчивого развития. Необходимо для определения предпочтений в выборе будущего— каким богам молиться, каких варягов призывать? Будут ли это глобальные монополии, что внедряют у нас технологии, пристраивающие экономику страны «в хвост» лидерам, или международные фонды с их системой точечных инвестиций, которая, как ожидается, переведет нас на рельсы гражданского общества? И не одно ли и то же скрывается за этими вывесками? А может быть, этими варягами станут отечественные евразийцы или неведомо откуда взявшиеся антиглобалисты?

Послушать антиглобалистов, так монстры транснациональных корпораций и спруты телекоммуникаций опутывают мир мощными экономическими щупальцами, лишая жертву сознания с помощью мыльной телевизионной пены и политического зомбирования. Планы мирового господства зреют в головах великих кормчих, стоящих у руля государств и организаций, имеющих планетарные масштабы охвата; паутина финансовых связей опутывает мир, и жирные финансовые пауки дергают ее ниточки, извлекая прибыль из пота и крови простых людей разных стран. А известный ученый-логик А.А. Зиновьев, прославившийся и как публицист разоблачением тоталитарного режима в СССР, сегодня уверен, что капитал, вкладываемый в медиаимперии, создает глобальную систему управления и манипулирования общественным мнением, и в этом глобализация не отличается от тоталитаризма.

Однако глобализация как экономический апокалипсис, социальные последствия которого не прогнозируемы,— лишь одна из сторон мрачной картины будущего. С другой стороны, в будущем нас поджидают глобальные изменения механизмов регуляции биосферы, вызванные глобальным потеплением, озоновыми дырами, падением биоразнообразия, распространением ГМ-продуктов, обоснованно или нет, но уже невольно связанные в общественном сознании с идеей возмездия природы за неразумные деяния человеческие, за потребительство сверх меры. Наконец, с третьей стороны, пока человечество в погоне за удовольствиями погружается в сладкие сны наркотического дурмана или дурмана электронного, льющегося с экранов телевизоров и мониторов компьютеров, полчища новых варваров-террористов (варианты: бунтующие роботы, зомби или призраки прошлого— тоталитарные режимы) беспрепятственно заполоняют Землю.

Что же в действительности с нами происходит? Экономисты сегодня много говорят о глобализации. Экологи— об устойчивом развитии. Искусствоведы— о постмодерне. Философы— о постнеклассической науке. Обществоведы— о постиндустриальном обществе. Молодежь агрессивно рвется к новому и неведомому, выбирая «пепси», виртуальный мир и Карлоса Кастанеду, а старшее поколение привычно сетует на падение нравов и пустоту в молодых головах. Несмотря на то, что каждый говорит о своем, все они— ученые, политики, художники— приходят к выводу о том, что день сегодняшний находится в качественной оппозиции к предыстории, ко времени, в котором они родились и выросли. И это значит, что мир движется, общество развивается и платит за это порой непомерную цену. Но куда ведет дорога— вот вопрос, который неотступно следует из всех размышлений о прогрессе цивилизации.

Собирание мира по принципу отношений, в которых преобладают оппозиции— день нынешний и день минувший, развитие и стагнация, революция и консерватизм, вера и неверие, знание и обман, присуще всем, кто пытается выстроить систему отношений наблюдаемого мира. Поэтому так хочется найти классификацию, заклеймить или наоборот— отдаться всей душой чему-то новому, прогрессивному. Однако оказывается, что у всех оппозиций— одни и те же корни, все они происходят из некоторого общего начала, но в какой-то момент общность распадается, история вступает в новую фазу, и явления, ветвящиеся от общих причин, расходятся. Этот распад дается нашим чувствам как реальность, но если мы хотим более или менее добросовестно исследовать факты и события, нам необходимо проследить логику их становления, и в этот момент мы можем увидеть генетическую связь противопоставленных вариантов и таким образом понять глубину и общность происходящего.

Пьер Кюри сформулировал, исходя из подобных соображений, общий принцип симметрии: «Если определенные причины вызывают соответствующие следствия, то элементы симметрии причин должны проявляться в вызванных ими следствиях; если в явлениях... обнаруживается расстройство симметрии, то оно должно проявиться и в причинах, их породивших», т. е. порождающее начало всегда сохраняется в порожденных этим началом следствиях.

Не будем говорить, что глобализация или устойчивое развитие— что-то принципиально новое. Наоборот, можно утверждать, что и то и другое— одни из самых древних принципов природы, которым человек должен следовать в силу развития заложенных в нем самой природой закономерностей или (по Кюри) в силу того, что он содержит в себе порождающую симметрию явлений природы.

Действительно, невозможно отрицать глобальность окружающего нас мира природы, как в масштабе Земли, так и в космических масштабах. Само это слово— Космос, Вселенная, Универсум— родилось отнюдь не сразу. Начало было положено в Древней Греции, когда людям, наконец, пришло в голову задуматься о единстве и целостности окружающего их мира. Из более новых научных данных следует, что в глобальных притязаниях замечены были многие виды, населявшие Землю на протяжении миллионов лет. Глобально, например, заселение Земли бактериями, глобально распространение растений, насекомых, млекопитающих. Биосфера Земли вообще представляет (и представляла всегда) глобальное явление, образованное неразрывной связью процессов живой и неживой природы. И человек— современный вариант глобально расселенного вида. Свой путь устойчивого развития он ищет очень давно— с тех самых пор как стена мрака вокруг костра отгородила его от всей остальной природы.

Однако эволюция идет очень извилистым путем. Мы не можем объяснить (пока, во всяком случае), почему именно Homo sapiens, а не питекантроп, неандерталец, австралопитек, хабилис или кенантроп стал доминирующим видом на Земле. Эти варианты были испробованы, но отброшены природой на пути эволюции. Возможно, что именно современный человек оказался наиболее приспособленным к совершенствованию системы отношений— за счет врожденной морали, например (согласно Н.Н. Моисееву, принцип «не убий» помог выжить всем, а не только сильнейшим, и именно поэтому осталась жива та часть людей, которая была способна к усовершенствованиям, а не к войнам). Но помимо этих известных нам вариантов, испробованных природой, осталось множество возможностей, системных вакансий, по выражению Г.А. Заварзина, которые вообще не были использованы.

Говорят, что эволюция остановилась на человеке— он в биологическом плане не меняется около 100 тысяч лет. Однако более вероятно, что эволюция не остановилась, а перешла в качественно иную область. В этом случае незаполненность прочих возможных вариантов находит объяснение. В математике такое поведение системы отвечает методу градиентного спуска: система движется туда, где наклон круче. Видимо, человек оказался на столь крутом склоне, что скорость его эволюционного скольжения многократно превзошла все прочие варианты. Новое качество проявилось в появлении альтернативы инстинктам— в бесконечной изобретательности сознания. В сознании человека объединились способность разъединения, расчленения окружающего мира на отдельные понятия, вещи, явления и способность нового объединения, неприродного синтеза результатов. Но и бесконечная целостность природы, ее гармония были унаследованы психическим миром человека в виде проявлений духа как стремления к гармонии человека с собой, с другими людьми и с миром. Эти способности к бесконечной комбинаторике отношений, помноженные на бесконечное разнообразие индивидуальностей, дали начало формированию нового мира— мира человека. Сознание, как скальпель, разрезало пелену билогической необходимости— и через этот разрез человек вышел в новое измерение мира, которого до него и без него не существовало. В этом измерении человек обрел свободу— и он начал творить. Благодаря способности к творчеству, создавая нечто качественно новое, то, чего не существует в природе, человек смог оторваться от диктата отношений, навязанных ему окружением, и стал формировать эти отношения самостоятельно. Новые отношения породили и новый этап эволюции— социальную эволюцию человека и человеческих обществ.


Случайные файлы

Файл
130749.rtf
МДС 11-3.99.doc
4056-1.rtf
153188.rtf
60385.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.