Единицы культуры (6565-1)

Посмотреть архив целиком

Единицы культуры

Ч и к Гарри (Chick Garry) - профессор Пенсильванского государственного университета (Филадельфия, США)

Одной из наиболее успешных стратегий западной науки на протяжении более дву. тысячелетий является сведение больших, сложных объектов к меньшим и более простые единицам.

Так, греческий философ Демокрит (460-370 гг. до н.э.) развил ч систематизировал учение, согласно которому материя состоит из твердых, неделимых частиц (атомов), перс двигающихся в пустоте. В XX столетии атомы стали делить на еще более мелкие элементарные единицы.

В биологии подобным же образом было усовершенствовано изучение живых организмои с помощью редукции целостного организма к органам, клеткам, клеточным органеллам, а также к молекулам и атомам, из которых формируется структура отдельных органов.

Тенденция к упрощению проявилась и в общественных науках. В XIX веке А. Кетле г. О. Конт применили редукционистский подход к исследованию человеческой культуры и общества и заложили основы того, что позднее Конт назвал "социологией". Однако несмотря на очевидный успех этого направления принципы редукционизма не стал» универсальными для западной науки.

Древние китайцы, напротив, обладая обширными научными познаниями, придавали первостепенное значение целостному и непрерывному характеру вселенной.

Как отмечает ведущий западный исследователь китайской науки Д. Нидэм [I], китайцы сосредоточились на гармонических и иерархических свойствах природы. Согласно их мировоззрению, природа не может быть разделена на обособленные и неизменные элементы, как полагали западные мыслители, начиная с эпохи Просвещения.

Недоверие к редукционизму было присуще и многим западным обществоведам XX века. Они опасались, что редукционизм как метод предполагает сверхупрощение объекта, что любые попытки свести социальные явления к более простым единицам некоторым образом будут обесчеловечивать людей. Последнее вытекает из убеждения, будто социальное и культурное поведение человека слишком сложно и интегрировано, чтобы его можно бы.п> объяснить на уровне простейших составляющих.

Недавние исследования сложных систем подкрепили эту позицию, показав, что на более высоком уровне организации возникают свойства, которых прежде не было и появления которых нельзя предусмотреть с более низких уровней.

Существовала также и политическая подоплека недоверия обществоведов к редукцио низму, основной программный принцип которого подразумевает включение законов и норм низших уровней организации в законы и нормы более общих, фундаментальных уровней. Следовательно, законы химии должны подчиняться, включаться в законы физики, ; биологические также должны соотноситься с химическими и т.д. В свою очередь законы культуры, если таковые существуют, не могут вступать в противоречие с законами биологии, химии и физики. На это противники редукционизма заявляют, что с помощью биологии не предсказывается возникновение ни единого из тех качеств, которые характерны для человеческой культуры. Стало быть, в низведении культуры к биологии нет смысла. Более того, если культуру и можно свести к биологии, то в перспективе основная часть проблемной области обществоведения будет потеряна.

Несмотря на эти опасения, и течение двух последних десятилетий явный интерес американской антропологии к культурной эволюции и культурным изменениям, к распространению культурных элементов стимулировал дискуссию о том. какого рода базовые составляющие единицы культуры возможны и необходимы для ее изучения. Дискуссия развернулась вокруг двух следующих высказываний:

1) "Я полагаю, что выделение теоретически обоснованной и эмпирически применимой единицы, в которой аккумулируется и передается культурная информация, есть главная задача, и только ее решение обеспечит очередной прорыв в исследовании процесса культурной эволюции" [2. р. 69];

2) «Наше определение культуры не противоречит природе информации, воздействующей на фенотипы. Мы, в частности, не предполагаем, что культура может быть закодирована с помощью дискретных "частиц". Более того... представляется вполне вероятным построение убедительной и достоверной теории культурной эволюции без учета фактора наследственности на уровне частиц» [3, р. 37, 38].

Если принять точку зрения А. Рембо о необходимости выделить некие единицы культуры до очередного прорыва в исследовании культурной эволюции, немедленно возникнет следующий вопрос: если эти единицы культуры существуют, то какие из них обладают и теоретической, и эмпирической ценностью?

Вопрос о том, может ли культура быть закодирована в дискретных единицах, уместен в чругой. более общей теме кросскультурных исследований и теории культуры. Какова же тогда природа элементарного носителя культуры? Как можно отличить одну культуру от другой? В чем разница и что составляет основу различия культур, которые считаются несхожими? Очевидно, что проблемы единицы культуры и элементарного носителя культуры находятся и сложной взаимосвязи. Действительно, если уже открыты некие теоретически допустимые и практически используемые единицы культуры, это открытие должно оыть использовано для выявления и, следовательно, описания различий между культурами как комбинациями разных единиц. Насущной потребностью остается необходимость ныработать понимание того, какая степень дифференциации между двумя элементарными носителями культуры предопределяет разность культур.

Отдавая должное дебатам по поводу единиц культуры, нельзя не заметить, что на протяжении последних 150 лет для определения "частей" культуры использовалось бесчисленное множество названий. Некоторые из, них, такие, как "характерные черты", "конфигурации", "комплексы" и "культурные образцы" (стереотипы), представляют высокий уровень культурной организации. Другие элементы, в том числе "идеи", "верования", "ценности". "правила", "нормы" и т.д., должны действовать на более глубинном, фундаментальном уровне. Явления высшего уровня - особый способ организации единиц низшего уровня. И если последние существуют, то какие из них служат для передачи культуры? Какие составляют основу для культурного научения, культурной диффузии и культурной эволюции?

Основные дискуссии относительно единиц передачи культуры порождены аналогией между культурной и биологической эволюцией, Еще не завершилось активное обсуждение единиц естественного отбора (кто-то выбирает ген, большинство отдают предпочтение особи, меньшинство все еще держится за популяцию), тем не менее многие исследователи культурной эволюции сочли необходимым уподобить единицу передачи культуры гену. В результате за последние годы было предложено несколько терминов. Наиболее известны культурген" К. Люмсдена и Э. Уилсона ¦4], а также "мем", впервые предложенный Г. Доукинсом [5]. Из этих дпух вариантов явное предпочтение было отдано термину "мем". Гак. У. Дюрэм [6] использовал его как единицу передачи культуры и главную сос-глвляющую своей теории коэволюции. Хотя некоторые исследователи [7—11] приняли это снятие с сомнением, постепенно сложилась новая область исследования - "меметика" 7.11]. В итоге даже Уилсон [12] отказался от своей концепции "культургена" и принял мем". хотя его определение мема и отличается от того, что предлагалось другими.

Впрочем, в американской антропологии общепринято равнодушное или скептическое отношение к мемстике. Например. Рембо [2] полагает, что к настоящему времени не выявлено ни одной заслуживающей доверия единицы культурного отбора. Как уже отмечалось Р. Бойд и П. Ричерсон [3] не считают обязательным допущение, что культура состоит из дискретных частиц, а также что подобное допущение необходимо для юстроения достоверной теории культурной эволюции.

Основная задача данной работы - проанализировать концепцию культурных единиц, и, в частности, меня занимают два вопроса.

Первый. Нужна ли макроединица культуры в общем порядке исследования эволюции. передачи изменений и прогресса культуры? Второй. Если существуют различные единицы культуры, то которая из предложенных наиболее перспективна как теоретически достоверная и практически пригодная? В порядке ответа на эти вопросы я также буду обращаться к другим важным и наименее разработанным проблемам, сохраняя приоритет за понятием "единица культуры". Для рассмотрения единиц культуры прежде всего необходимо определение самой культуры, с которым можно работать.

Что такое культура?

С тех пор как в XIX веке термин "культура" был введен в научный оборот, появилось множество его определений. А. Крёбер и К. Клакхон в 1952 году насчитали их 164, и еще большее количество родилось после публикации их обзора. Тем не менее все определения культуры могут быть по существу сведены к четырем основным типам.

Во-первых, культуру определяют как нечто, находящееся в умах членов конкретных сообществ в виде знаний, верований, отношений, ценностей, идеалов и т.д. Это можно было бы назвать "идеационной культурой". Во-вторых, культуру определяют как общепринятые знания и стереотипы поведения. В определениях третьего типа к общепринятым знаниям и стереотипам поведения добавляют материальные черты культуры. Наконец, четвертый терминологически отличный, но по сути очень близкий к третьему тип определения сводит культуру к информации, носителем которой является социальная группа.

Ниже даны примеры каждого типа определений (расположение в порядке расширения смысла понятия).


Случайные файлы

Файл
1194.doc
MATH1.DOC
BRUL.DOC
100687.rtf
14239-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.