Социотехнологические комплексы: новый вид цивилизационного взаимодействия (6489-1)

Посмотреть архив целиком

Обстоятельное объяснение на сей счет дает К. Гаджиев в статье "Эпоха демократии?": "Необходимо иметь в виду следующий весьма важный, но не всегда учитываемый момент. Как известно, термин "демократия" в дословном переводе с древнегреческого языка означает "народовластие" или "власть народа". В этом смысле нажнейшим признаком демократии является признание народа каждой конкретной страны носителем верховной власти. Причем разные народы могут по-разному трактовать содержание и формы этого народовластия" [18]. "Подобным же образом, почему нельзя допустить, что народовластие у народов и стран других регионов, в том числе и России, может иметь иное содержание, иные параметры и конфигурацию, нежели, скажем, у американцев, французов, англичан и др." [18, с. 7]. Кроме того. развитие демократии и рыночных отношений вовсе не обязательно идут пука об руку. что также достаточно четко показано в нринедснной статье [ IX, с. 4—7¦.

Так что же стоит во главе угла стратегии развития Запада? Очевидно, ведущие страны Запада и и первую очередь США озабочены распространением собственной модели демократии и рыночных отношений, нимало нс заботясь, насколько эта модель приемлема для остального мира. Данная ситуация сильно напоминает модель "экспорта революции", которой в разное время было озабочено руководство стран коммунистической ориентации. Подобная политика не может не вызвать противодействия, которое будет иногда выражаться в довольно резкой форме. Это указывает на то, что первая линия противостояния обозначится на культурно-ценностном "фронте". Победит та модель развития, чьи культурно-ценностные установки окажутся доминирующими в различных социумах в той или иной степени. Таким образом, кырисовывается первое глобальное противоречие современного мира между монополярной моделью развития, основанной на лидерстве западной цивилизации во главе с США. и многополюсной моделью с несколькими центрами сил, конкурирующими между собой.

Вторая линия противостояния также и общих чертах очевидна. Здесь речь идет о естественных ресурсах, которые составляют сырьевую и энергетическую базу цивилиэации. Их еще называют невосполнимыми, хотя с учетом развития современных технологий это определение представляется крайне спорным. Американский экономист П. Пильцер писал: "Обращаясь к истории, можно по вполне понятным причинам прийти к выводу, что наилучший способ увеличения запасов естественных ресурсов - взять их у кого-то другого. И действительно, представление, что пирог ограничен, п если отрезать кусок побольше, это будет означать, что кому-то достанется меньше, всегда воспринималось большинством человечества как вполне разумное [ 19, с. 410].

Но что такое естественные ресурсы и действительно ли так важно для цивилизации увеличение их разнообразия? Вопрос может показаться абсурдным. Увеличение спектра ресурсной базы напрямую влияет на расширение границ экологической ниши человечества, если не снимает полностью, то по крайней мере отдаляет неприятные перспективы глобальных катастроф, технологических и социальных кризисов. О чем. казалось бы. говорить? Но на практике все гораздо сложнее.

Без преувеличения можно сказать, что нефть сегодня - двигатель мировой экономики. Но что она представляла собой, скажем, 100 лет назад? Не более чем липкое черное вещество (ее называли "странным загадочным жиром"), на которое кто-то однажды наткнулся в богом забытом месте [19, с. 409]. Даже после того, как полковник Дрейк пробурил первую нефтеносную скважину 2 , нефти не нашли лучшего применения, чем использовать ее и качестве смазочного материала, общедоступного лекарства и сильно чадящего горючего для ламп [19, с. 409]. Только после появления двигателей внутреннего сгорания нефть стала рассматриваться как ценный ресурс. Возникает вполне закономерный вопрос: что будет считаться ценным естественным ресурсом завтра? Учитывая современное развитие технологий, в том числе и информационных, - все что угодно, вплоть до полной смены основных компонентов ресурсной базы цивилизации. В принципе ничего необычного и тем более сверхъестественного в этом нет. Подобное происходило и раньше. Но когда многократная смена технологических эпох происходит при жизни одного поколения, реакция может быть весьма неоднозначной.

Представим себе, что разработана, испытана и внедрена в производство технология, способная полностью или в значительной степени решить энергетические проблемы человечества. Вдобавок ко всему она безопасна и нейтральна экологически или, как сейчас говорят, чистая. Нефть больше не нужна. Нет необходимости загрязнять окружающую среду, тратить гигантские средства на хранение и транспортировку, ликвидацию последствий выбросов и пожаров, аварий на заводах и нефтепроводах и прочие неприятности. Но куда денутся нефтедобывающие и нефтехимические концерны, куда денутся миллионы людей, задействованных в этой и смежных сферах? Как это отразится на социальном и политическом устройстве мира? На эти вопросы ответов, похоже, нет. Вернее, они есть, но их содержание может многим не понравиться. При условии существования единой суперсистемы, понимаемой как единая планетарная цивилизация, и наличия в ее рамках единых правил игры подобная ситуация вряд ли будет выглядеть катастрофической. Но такой суперсистемы сегодня нет. Старая двухполюсная модель разрушена, новая, многополюсная, находится в стадии формирования и в начальной стадии борьбы с монополярной моделью Запада.

Таким образом традиционная борьба за контроль над естественными ресурсами вполне может перерасти (и скорее всего перерастет) в конфликт различных базовых направлений развития культуры. То есть культура западной цивилизации, культура, грубо говоря, основанная на культе потребления, неестественно высокий стандарт которого можно поддерживать лишь на основе собственного лидерства, вступит в борьбу с различными культурами, которые будут стремиться к лидерству, основываясь на совершенно других принципах. Все это говорит о незавершенности многополюсной модели, ее переходном характере.

Следовательно, социотехнологические комплексы, формирующиеся в настоящее время в различных регионах планеты, не являются цивилизациями в полном смысле слова. Это зародыши различных культурных направлений, одно из которых неизбежно станет доминирующим. И на базе этого доминирующего направления сложится новая суперсистема, как это в свое время произошло с культурой Запада.

Столкновения и противостояния различных цивилизационных образований ни п коем случае не являются единственной формой цивилизационного взаимодействия. В определенной мере неизбежной - безусловно, особенно на начальном этапе, но не единственной. Гуманитарные завоевания человечества достаточно значительны. чтобы позволить нам в одночасье сползти в высокотехнологичное варварство. В противном случае каждый прорыв в области высоких технологий будет сопровождаться очередным переделом уже поделенного мира. В этом случае дело не ограничится одними локальными конфликтами. В то же время характер развития современных боевых технологий перешел тот уровень, когда глобальный конфликт как средство достижения определенных целей самоубийствен, что, впрочем, отнюдь не отменяет вероятности его возникновения. В этой ситуации человечество просто обречено искать более приемлемые формы разрешения своих проблем. Нам придется создать культуру, исключающую насилие, а не регламентирующую его.

* * *

Смена парадигм общественного развития всегда сопровождается социальными потрясениями. Это вполне объяснимо. Формирующиеся цивилизационные организмы - социотехнологические комплексы - будут стремиться расширить зону своего влияния и будут делить зто до тех пор, пока сопротивление среды не зафиксирует их в определенных географических и культурно-ценностных границах. Ситуация усугубляется тем, что с развалом СССР и крушением социалистического лагеря произошла фактическая денонсация международных соглашений, достигнутых после Второй мировой полны. Мир перешел в новую фазу развития - из послевоенной - в пред-ноенную. Решающим фактором международных отношений вновь становится военная сила и примеров тому достаточно. Данная ситуация будет сохраняться до тех пор, пока не выработаны новые правила игры, приемлемые для всех участников процесса, адекватные новой геополитической ситуации на планете.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что формирующиеся социотехнологические комплексы не являются новым качеством циилизациии. Они представляют собой переходную модель развития, этап очередной трансформации глобальной суперсистемы. Какой вид она примет - покажет будущее. В любом случае мир уже не будет таким, каким был.

Список литературы

1.Ерасов Б.Е. Вступительная статья // Сравнительное изучение цивилизаций. М., 1998.С. 5.

2. Сравнительное изучение цивилизаций. М., 1998. С. 20.

3. Kрушанов А.А. Язык науки в ситуации предстандарта. М., 1997.

4. Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры: синергетика исторического процесса. М., 1996. С. 42.

5. Назаретян А.П. Синергетика, когнитивная психология и гипотеза техно-гуманнтарного баланса // Общественные науки и современность. 1999. № 4. С. 135.

6. Седов E.A. Информационные критерии упорядоченности и сложности организации // Системная концепция информационных процессов: Сборник трудов ВНИИ системных исследований. М., 199S. Вып. 3. С. 39.

7. Cедов Е.А. Информационно-энтропийные свойства социальных систем // Общественные науки и современность. 1993. № 5.


Случайные файлы

Файл
4441.rtf
29110-1.rtf
76118-1.rtf
13791.rtf
29450.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.