Декарт

Усов Александр Николаевич

Кажется, нет философии более уязвимой для внешней, рассудочной критики, чем философия Декарта. Уже одна литературная форма его работ внушает сомнения. Так например основная его работа "Рассуждение о методе..." - это скорее беллетристика, чем философский трактат; а лучше сказать, это нечто вроде заметок для самого себя: что пережил, о чем думал, мысли по тому или иному поводу и проч. Причем поводы эти и соответствующие мысли трудно совместимы в одной работе. Тем не менее Декарт умудряется на нескольких десятках страниц, объединенных одним заголовком, поставить под сомнение решительно все на свете, потом найти выход из этого так сказать сомнительного состояния, доказать бытие бога, и, сверх того, сообщить нам кое-что из области этики, математики, физиологии, анатомии (и это, кажется, еще не весь перечень затрагиваемых им проблем). Эти же недостатки, т.е. эклектизм, отсутствие строгой системы изложения, последовательности, какая-то внутренняя рассосредоточенность свойственна, хотя и в меньшей степени, и другой важной его работе - "Первоначалам философии". Но еще хуже то, что у него встречаются отдельные фразы и даже целые пассажи настолько неуместные с его собственной точки зрения, настолько чуждые его взглядам, настолько перечеркивающие основное содержание его философии, что сам собою встает вопрос: а существует ли оно вообще, это содержание? Вот один пример, пожалуй наиболее вопиющий: "...Мы никогда не станем утруждать себя рассуждениями о бесконечном. Действительно, было бы нелепо, поскольку сами мы конечны, давать ему какое бы то ни было определение..." и проч. (т1, 324).

В этих словах есть какая-то бесконечная пошлость. Они выражают мнение ПРОСТОГО, или как говорили в старину на Руси, ПОДЛОГО человека, который с порога отбрасывает всякую философию, не способен постичь никакой философии, и все это по той простой причине, что ему и не нужна никакая философия, нет у него потребности в этом интеллектуальном продукте. И это мы слышим от Декарта, который провозгласил, что человек помимо тела обладает еще и разумом - субстанцией нематериальной, т.е. идеальной, следовательно, БЕСКОНЕЧНОЙ. Из этого, т.е. из философии Декарта следует, что ПОСТИЧЬ БЕСКОНЕЧНОЕ - есть единственная задача разума, задача философии. Это значит, что ТОЛЬКО о БЕСКОНЕЧНОМ и стоит говорить, только о бесконечном стоит думать. Но философ Декарт не желает утруждать себя этой задачей, по его мнению она НЕЛЕПА, бесконечность, видите ли, немыслима поскольку "мы сами конечны". Из дальнейших его слов (см. 324) мы видим, что философ Декарт бесконечность мыслит как дурную бесконечность, как бесконечное расширение границ, т.е. как расширяющееся, расплывающееся КОНЕЧНОЕ. То есть философ Декарт бесконечность действительно НЕ МЫСЛИТ. Спрашивается чему же он нас может научить?

Этот вопрос встает костью в горле. Не является ли мое истолкование философии Декарта (которое читатель найдет ниже) моей собственной иллюзией, галлюцинацией, не имеющей отношения к действительному содержанию этой философии? Не приписываю ли я Декарту какие-то собственные взгляды, благо, что форма изложения у Декарта позволяет толковать его вкривь и вкось? Как бы то ни было, но из сказанного следует, что основной принцип Декарта - принцип сомнения и критики - я должен распространить на саму философию Декарта: ни одно слово в ней с моей точки зрения неудовлетворительно, а потому я отбрасываю слова и ставлю задачей отыскать ДУХ сказанного. А уж чего я достигну на этом пути: приближусь к истине или, наоборот, отдалюсь от нее и окончательно потеряю из виду - судить читателю.

Итак, Декарт, как уже замечено, предлагает нам начать с СОМНЕНИЯ, с сомнения ВО ВСЕМ. Однако, если верно, что для того, чтоб утверждать что-либо необходимо привести достаточно веские основания, то и для того, чтоб отрицать что-либо, так же необходимы основания. Какие-же основания для своего сомнения приводит Декарт, иначе говоря в чем и почему он сомневается?

Во-первых: "поскольку чувства иногда нас обманывают, я счел нужным допустить, что нет ни одной вещи, которая была бы такова, какой она нам представляется..." (268)

Во-вторых: "поскольку есть люди, которые ошибаются даже в простейших вопросах геометрии... то я, считая себя способным ошибаться не менее других, отбросил как ложные все доводы, которые прежде принимал за доказательства." (268)

В третьих: "наконец... я решился представить себе, что все когда-либо приходившее мне на ум не более истинно, чем видения моих снов." (268)

Таковы доводы Декарта и все они решительно никуда не годятся. То, что чувства способны вводить нас в заблуждение, что человек может запутаться даже в простейших рассуждениях, что реальность иногда кажется сном, а сон - реальностью и т.д. и т.п. - все это далеко не было новостью и до Декарта, обо всем этом на разные лады говорили и продолжают говорить философы всех времен и народов, наконец, это и без философов известно всякому здравомыслящему человеку. Поэтому здоровый скептицизм - необходимый элемент здравого смысла, поэтому люди требуют друг от друга чтоб ничего не утверждалось и не отрицалось голословно. И несмотря на все трудности в поисках истины, человек научился худо-бедно преодолевать стихию как внешнего мира, так и собственного мышления, прогресс на этом пути был очевиден уже и во времена Декарта. И вот последний, не приведя ни единого нового аргумента помимо общеизвестных, предлагает своим читателям перечеркнуть весь багаж накопленных знаний, считать их не более истинными, чем сновидения! Таково начало его философии. Причем, как он рассуждает?: поскольку чувства нас ИНОГДА обманывают, постольку ВЕСЬ чувственный опыт он объявляет неистинным; поскольку НЕКОТОРЫЕ способны заблудиться в трех соснах и сам себя он не считает умнее других, то ВСЕ доказательства, включая и математически точные, он объявляет ложными. Наконец, поскольку сон ИНОГДА трудно отличить от реальности, он предлагает нам считать реальность сновидением. Одним словом, если возможны ЧАСТНЫЕ ошибки, то ВСЕ неистинно. Любой школьник должен заметить Декарту, что у него плохо с логикой.

А между тем Декарт... ПРАВ.

Сократ в каком-то из диалогов Платона выражает свои недоумения по поводу равенства 1+1=2, а именно, я, говорит он, понимаю, что вот есть одна единица, а вот другая единица, но я не понимаю откуда берется двойка? Это действительно не простой вопрос, хотя на первый взгляд глубокомыслие Сократа и вызывает усмешку.

Возьмем пример: предположим, что мы складываем карандаши: к одному карандашу прибавляем другой и получаем... два карандаша? Но ведь карандаши РАЗНЫЕ, разные даже если они одного цвета, одной твердости и взяты из одной коробки; они разные по весу, например, по форме, по другим физическим, химическим и прочим признакам; различие это может быть микроскопическим, но оно ВСЕГДА СУЩЕСТВУЕТ. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, если к одному карандашу прибавить другой, то получится не 2, но больше или меньше, чем 2 карандаша. Если теперь вспомнить известное замечание Лейбница что во всей вселенной не найдется и двух АБСОЛЮТНО одинаковых вещей, то мы должны заключить, что что бы и с чем бы мы не складывали, НА ПРАКТИКЕ 1+1 ПРИНЦИПИАЛЬНО не = 2, но ВСЕГДА больше или меньше двух. Отсюда ясно, что материалисты абсолютно неправы когда говорят, что даже абстрактные математические истины человек черпает из данных опыта; Энгельс особенно доходчив в этом вопросе: он говорит, что человек учился считать ПО ПАЛЬЦАМ. Из вышесказанного ясно, что если бы это было так, то человек НИКОГДА не научился бы считать.

Таким образом вопрос откуда берется двойка? - это действительно ВОПРОС.

Ничего подобного, говорят мне. Те микроскопические отличия между двумя карандашами, о которых вы (я, то есть) говорите, совершенно неважны для той цели, для которой предназначены карандаши, неважны настолько, что их можно считать несуществующими. И тогда мы получаем, что два карандаша есть АБСОЛЮТНО одинаковые вещи. Они ОБЪЕКТИВНО одинаковы, они ОБЪЕКТИВНО содержат в себе нечто общее, составляют единство и вот это-то объективное единство мы и обозначаем цифрой 2.

Я соглашаюсь с этим. Хотя, опять же, я вижу два одинаковых карандаша, но нигде не вижу никакого их ЕДИНСТВА, которое соответствовало бы двойке, но оставим это. Даже если это единство в данном примере и существует объективно, от него легко избавиться. Будем складывать не карандаши, а просто некие абстрактные вещи, при чем договоримся, что нам заведомо неважно что из себя материально представляют эти вещи. Предположим, что мы к одной такой вещи, например карандашу, прибавляем другую вещь, например яблоко. Имеем в итоге: 1 вещь (карандаш) + 1 вещь (яблоко) = 2 вещи (карандаш и яблоко). Очевидно, что в данном примере уже явно отсутствует что либо общее между складываемыми вещами, объективно это РАЗНЫЕ вещи, не составляющие НИКАКОГО единства. А между тем равенство 1+1=2 от этого обстоятельства не терпит НИКАКОГО ущерба. СЛЕДОВАТЕЛЬНО истинность или достоверность этого равенства коренится не в чувственном опыте, но в РАЗУМЕ. Двойка - это ОБЩЕЕ двух единиц; этому ОБЩЕМУ может что-либо соответствовать или не соответствовать в окружающем мире, но ни то, ни другое ничего не убавляет и не прибавляет к его бытию. ОБЩЕЕ имеет точку опоры в разуме и существует в ПРОТИВОВЕС окружающему миру, а не в дополнение к нему и не как его образ или ОТРАЖЕНИЕ.

Разумеется, то что я сказал о равенстве 1+1=2 справедливо по отношению ко всей таблице умножения, ко всей математике, ко всей науке, ко всякому ОБЩЕМУ понятию. Существует принципиальный РАЗРЫВ, РАСКОЛ между общим и единичным, идеальным и материальным, РАЗУМОМ и МАТЕРИЕЙ. Этот разрыв скрыт, погребен в обыденном сознании под ворохом предрассудков; на каждом шагу мы бессознательно смешиваем общее и частное; и считать мы учимся действительно по пальцам... Но ведь и ходить мы учимся нисколько не задумываясь о законах механики и не имея о них понятия! Однако стоит нам обратить внимание на окружающий мир и наше представление о нем мы немедленно обнаруживаем, что всякое общее отталкивается, отделяется, отслаивается от частного; любой реальный процесс ПРИНЦИПИАЛЬНО отклоняется от закона, какой мы ему приписываем и каков бы ни был этот закон, отклоняется даже от таблицы умножения, как я только что попытался это показать. Это отклонение может быть ничтожным, БЕСКОНЕЧНО МАЛЫМ, но дело здесь не в ВЕЛИЧИНЕ этого отклонения, но в том, что оно ВСЕГДА ЕСТЬ, следовательно, между идеальным и материальным существует ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ, КАЧЕСТВЕННОЕ, неисчерпаемое различие, одно не выводимо из другого и не сводимо к другому. Это бесконечно малое различие между духом и материей мы можем толковать как угодно: или в том смысле что дух и материя в нем бесконечно сближаются, или наоборот бесконечно отделяются, отталкиваются друг от друга - в зависимости от этого мы придем к различным философским школам, - сейчас же для нас важно подчеркнуть, что ОНО СУЩЕСТВУЕТ, что мир ДВОЙСТВЕНЕН, точнее сказать, не существует единого МИРА, существует ДВА мира, идеальный и материальный.


Случайные файлы

Файл
180410.rtf
71367-1.rtf
125825.rtf
22714-1.rtf
73024.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.