Гносеологические идеи в суфизме (5894-1)

Посмотреть архив целиком

Гносеологические идеи в суфизме

М.И.Билалов

Как показали реалии последних лет, нельзя недооценивать роль противоречий в доминирующей религии и культуре, в том числе и в познавательной культуре народов Северного Кавказа и Дагестана, служащих мощным стихийным источником нарастания межэтнической напряженности. Их осмысление может стать ядром методологических принципов стабилизации этноконфессиональной ситуации и разрешения конфликтов. В этом контексте вполне понятен интерес к идейному содержанию и мыслительной стратегии суфизма, против которого направлено острие борьбы ваххабизма, одного из реакционных и экстремистских течений в исламе.

Суфизм полагает целью человеческого существования достижение Единства Бытия, имея в виду, с одной стороны, слияние человека с Богом, с другой, осознание теоретического обоснования этого единства.

Один из основоположников философии суфизма Ибн-ал-Араби под “богом” понимает целостный мир и последовательно обосновывает вуджудизм (вуджуд - бытие) - в мире нет ничего, кроме высшего Единого, проявляющегося во многом. Бытие не только едино, но и единственно. Чистое Бытие переходит по триадической схеме от интеллигибельного единого к феноменальному многому, а в концепции совершенного человека триадичный ритм мирового процесса представлен как отчуждение Логоса в Космос, а затем как снятие своего отчуждения и возвращение к себе в форме Гностика. В Человеке-Логосе, который в онтологическом аспекте есть Универсальная реальность, вся множественность феноменального бытия неотдифференцирована, она является первой эпифанией Абсолюта.

Постижение бога, или абсолютного, чистого бытия осуществляется целым набором способов познания; в терминологии иранского суфизма оно чаще всего означает постижение сущности через мистическое озарение. “Совершенный человек, который представляет собой эманацию (излучение) абсолютного бытия и возвращение к самому себе, движется вперед через ряд озарений до тех пор, пока он не восходит к сущности” (3, с.274).Обосновывая идеал совершенного человека, суфийский шейх Абдуррахман Джами (XV век - последователь Ибн-ал-Араби) принимает концепцию о трех ступенях озарения или проявления сущности, в начале в именах и атрибутах, а на завершающем этапе, сущности самой по себе. Совершенный человек воплощает в себе всю сумму божественных атрибутов, обладает полнотой божественной натуры, становится полюсом вселенной, микрокосмосом, “ничто больше не остается для него тайной” (там же).

Концепция совершенного человека в суфийских учениях, как известно, имеет не столько морально-этический, а скорее гностический смысл. В “Гемме мудрости” ал-Араби человек, достигший степени вилайа (святости), вали - это гностик, реализовавший свое единство с Абсолютом. В этом состоянии вали-гностик достигает высшей ступени познания, уверенности как результата соединения субъекта познания с объектом. Ей предшествуют первые две ступени - уверенность, основанная на предании или логическом доказательстве, и уверенность, полученная личным наблюдением. В состоянии гносиса-вилая суфий обладает эзотерическим, тайным знанием, тождественным божественному. Вали-гностик, как и архангел, получает откровение от бога, тогда как пророки способны к пророчеству, обретая свое знание опосредованно, через архангела.

Эти идеи об органах, ступенях и способах познания не устают разъяснять многие современные суфии. Неоднократно излагает их смысл Джавад Нурбахш. “Цель суфизма - постижение Абсолютной Реальности; но не так, как нам ее разъясняют люди ученые - при помощи логических доказательств и наглядных примеров, а какова она есть в себе самой. Такое знание может быть обретено только “оком сердца” - посредством озарения и духовного созерцания” (10, с.59). Не разум, а сердце - основной орган подлинного, высшего познания. “Сердце - это град, расположенный между владениями Единства (дух, рух) и землей множественности (нафс)” (8, с.90). Нафс - самость, Эго, источник зла (в отличие от духа - источника добра), сердце, будучи нематериальной светоносной субстанцией, занимает срединное положение между нафсом и духом, только успокоенный, рациональный нафс и есть само сердце; сердце - это область всех постижений и совершенств духа. Познание сердцем обычно связывают с мистическими, пророческими практическими или телепатическими силами. Но сами суфии ставят целью освоение человеком эзотерического и трансцендентального. Мистицизм, по их мнению, божественный импульс, хотя его параметры вполне естественны и реалистичны. Мистик умеет смотреть на вещи с точки зрения других (обеспечивать, как сегодня сказали бы, интерсубъективность знания), видеть скрытые причины вещей (познать сущность), за единичным усматривать общее (формировать универсальное и всеобщее знание) и т.п. Источник мистической силы - постоянный поток любви и преданности суфия к Богу.

При этом предполагается определенный уровень сознания и нестандартные методы достижения истины, не связанные с интеллектуальным переживанием. Скажем, интуитивное понимание суфиями характеризуется как начальная стадия озарения. Активизацию сознания, перевод его из привычной и грубой системы мышления на необычный уровень суфии называют “страхом” (12, с.93). Конечной целью является трансмутация сознания, отталкиваясь от стабильного сознания или обладая единством сознания, постоянной сущностью, которая соединена с человеком, с его личностью (там же, с.96). Джавад Нурбахш говорит об уровне глубинного сознания духа, являющегося местонахождением созерцательного видения, “глубинное сознание утонченней духа, который в свою очередь благороднее сердца” (8, с.153). Освобождаясь от нафса сердце суфия очищается любовью и продвигается на уровень духа, глубинного сознания и, наконец, сокровенного сознания, являющегося исключительным достоянием Бога. Глубинному сознанию, сфокусированному на сокровенном сознании, дается откровение, ведущее к непосредственному наблюдению целокупных реальностей, сходящихся в единственности (там же, с.160).

Как известно, суфизм исходит из принципиальной ограниченности познавательных способностей разума. Но это вовсе не означает, что он находится в оппозиции рационалистической линии в исламе (мутазилиты - ашариты - перипатетики). Более того, суфизм против иррационалистических подходов традиционалистов, абсолютизирующих догматы Корана. Иррационализм суфизма связан не столько с непостижимостью Бога, сколько его познанием при помощи интуитивного и бессознательного, и как это не звучит странно, с субъективностью иррационального. Иррациональное суфия - не акт божественного откровения, а способность человеческого духа, превосходящее по своей познавательной мощи возможности разума.

Мистическое познание позволяет возвыситься над неискренним, бесчестным, грубым и несовершенным миром человеческих отношений, который вполне устраивает обычный интеллект. Рациональному суфиями отводится функция связи с материальным, феноменальным миром. При этом суфийские мистики толкуют размышление, которое в современной теории познания связывают с функцией разума, достаточно широко. Размышлять может и ариф (соединяет два вида знания для получения третьего), и философ (делает вывод из соединения двух посылок), и продвинутый суфий (путешествие сердца через сферы Тайного) (9, с.45,53).

Ал-Газали в своей “Книге знаний” указывает на то, что идея, которую люди называют своим убеждением или верованием, может фактически оказаться навязанной и люди обязаны уметь распознать такое состояние. Философия суфизма считает, что любая душа способна к приобретению знания, если найдены соответствующие средства, в противном случае, возникает неверие. Комплекс гносеологических идей Газали направлен на то, чтобы дать конкретное различие между верованием и насажденной идеей. Он подчеркивал роль воспитания в укоренении религиозных убеждений и советовал своим читателям изучать механизм этого процесса. По мнению философа суфизм доступен только узкому кругу людей, способных к познанию. Но если суфизм элитарен, то познание индивидуально, поскольку уникальна и неповторима вера, результат мистического опыта. Даже для людей одной веры, вера по конкретному вопросу индивидуальна, поскольку она формируется в соответствии с пониманием каждого.

Соотношение веры и знания в суфизме не традиционно. Вера не выступает у суфиев как авторитарная, религиозная вера. В этом плане философия суфизма, как нам представляется, обогащает понятийное рассмотрение феномена веры, идя дальше, чем даже аверроэистская теория двойственной истины в разграничении науки и религии и толковании веры как ее понятийной единицы. Но она противостоит и рационально-логической и практической вере. В то же время вера в суфизме и не нерациональна, а иррациональна, поскольку основана на не логизируемой способности человека - мистическом озарении, которое противоположно, откровению, совершенно иному способу постижения божественной Истины. Такова сжатая схема иррационализма суфийской философии.

На примерах рассказов и шуток Муллы Насреддина Идрис Шах утверждает, что многие из них обладают глубинным метафизическим смыслом, имеющим отношение “к природе завершенности и совершенства, исчезнувших из сознания людей вследствии развращающей деятельности” формального интеллекта, грубой системы мышления (12,с.91-92). Их преодоление и достижение познавательного совершенства, как можно истолковать данное замечание одного из видных исследователей суфизма, - подлинно диалектично, результат постоянных усилий человека. Уметь ценить достоинства других, быть скромным в оценки своих, терпимым к чужим убеждениям, даже предвзятым мнениям, не заострять внимания на чужих и своих неудачах (“даже в падении существуют скрытые камни, по которым можно взойти на более высокий уровень осознания бытия”),быть восприимчивым ко всему, что подводит к экстазу Божественного Присутствия и т.п. подводят к высотам мистического опыта, подлинно метафизического метода мышления. При этом человек не перестает пользоваться низким уровнем сознания чувственно-рационального опыта и интуитивного созерцания - просто он научается применять их параллельно, для разных измерений бытия. “... И воображение, и разум имеют авторитет каждый в соответствующих областях” (1,с.181). Речь идет именно о параллельном, а не последовательном, использовании этих разнокачественных форм познания, не считая, что в данном случае достаточен, скажем, обычный подход, а вот, если понадобится, может быть подключен метафизический уровень сознания. В этом смысле С.Х. Наср классифицирует виды знания на естествознание и космологию, тесная связь которых призвана снять дихотомию науки и религии в современном мире. Суфии против искусственного разделения жизни, ее смыслов и это условие предварительно для понимания целостности жизни.


Случайные файлы

Файл
9411-1.rtf
150994.rtf
112865.rtf
oht-course.doc
144846.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.