Политические воззрения С.С. Уварова (3305-1)

Посмотреть архив целиком

Политические воззрения С.С. Уварова

Ермашов Д. В.

Родился 25 августа (5 сентября) 1786 г. в Петербурге в семье подполковника конной гвардии. Получил блестящее домашнее образование, выдержанное в духе французской педагогической традиции. В совершенстве владел основными европейскими языками. Учился в Германии. В 1805 г. поступил на дипломатическую службу. С 1806 г. — сотрудник российского посольства в Вене, с конца 1809 г. — секретарь посольства в Париже. По возвращении в Россию в 1811 г. женился на дочери министра народного просвещения А. К. Разумовского и стал вскоре попечителем Санкт-Петербургского учебного округа. С 1818 г. — президент Императорской Академии наук. В 1821 г., вступив в конфликт с новым главой министерства народного просвещения А. Н. Голицыным и его окружением, оставил в знак протеста против увольнения известных профессоров Петербургского университета пост попечителя и, сохранив за собой президентство в АН, возглавил департамент мануфактур и внутренней торговли. С восшествием на престол Николая I стал участвовать в работе комитета по обустройству учебных заведений. В начале 1832 г. был назначен товарищем министра народного просвещения, а спустя год, 20 марта 1833 г. вступил в управление министерством, которое и возглавлял в течении 16 лет, уйдя с должности главы ведомства в 1849 г. Причиной отставки послужило несогласие Уварова с ужесточением цензурных требований и введением секретного надзора за деятельностью его министерства. Перебрался на жительство в Москву и большинство из оставшихся дней жизни провел в своем можайском поместье Поречье.

C.С. Уваров — почетный член Института Франции, обладатель более сотни всевозможного рода свидетельств и дипломов академий и научных учреждений многих стран мира. Он был дружен или переписывался с самыми известными деятелями европейской культуры первой четверти XIX в. — Г. Штейном, Ф. Шлегелем, И. В. Гёте, Ж. де Сталь, Ж. де Местром, В. фон Гумбольдтом и др. Входил в число наиболее активных участников знаменитого литературного кружка "Арзамас". В 1846 г. Уваров был возведен в графское достоинство, в 1850 г. пожалован орденом Андрея Первозванного.

В истории отечественной социально-политической мысли имя Уварова неразрывно связано с созданием доктрины, базирующейся на знаменитой формуле "Православие, Самодержавие, Народность" и названной А.Н. Пыпиным в 1870-е гг. "теорией официальной народности". Он не оставил сколько-нибудь систематического изложения собственной политической философии. Большинство работ Уваров, принесших ему общеевропейскую известность (главные из которых — "Проект азиатской Академии" (1810), "Опыт об элевзинских таинствах" (1812), опубликованы на франц. языке), посвящены исследованиям в области филологии, истории немецкой и античной литературы, философии истории и написаны до 1830-х гг. Свое же социально-политическое кредо Уваров выразил очень скупо, в ряде официальных документов (отчетов, циркуляров, докладов) лишь очертив контуры теории официальной народности, ставшей на десятилетия государственной идеологией Российской империи.

Центральная проблема, за решение которой Уваров взялся по вступлении в должность министра народного просвещения, сводилась им к необходимости поиска самобытного и органичного национальным традициям пути развития России, позволившего бы ей избежать тех социальных и политических катаклизмов, которые сотрясали Западную Европу в конце XVIII — первой трети XIX вв.

В России, по мысли министра, формула самостоятельного развития национальной культуры и истории выражается лозунгом "Православие, Самодержавие, Народность". При этом для него православие являет собой национальный русский тип религиозной веры, точно же так, как самодержавие — национальный тип русской власти, и выступает лишь условием исторического бытия народа. Именно последнее обстоятельство, иначе говоря, народность приводит, согласно убеждению министра, в движение "государственный состав", заключает в себе источники непрерывного развития государства, сохраняет в неизменности "главные черты" его неповторимого облика. В итоге Уваров формулирует не совсем логичный, но вполне допустимый для идеологического обеспечения политики тезис о том, что религиозные, полититические и нравственные убеждения России есть не что иное как "останки нашей народности", которые пока еще остались у нас в эпоху всеобщей разобщенности и безрассудства. Иными словами, православие как религиозный и самодержавие как государственный принципы подчинены в рамках триады принципу национальному — народности, выводятся из него, и в то же самое время народность сводится к особенностям национальной психологии ("убеждениям"), заключающимся в приверженности к русским формам религии и власти, олицетворенным в первых двух членах формулы. Таким образом, взаимоопределив элементы своей триады по схеме — одно через другое, и наоборот, — Уваров придал этим своей программе народного просвещения видимость крепкого и прочного фундамента, идеологическое содержание которого было востребовано властью и по своей значимости сыграло едва ли не основную роль как в политической, так и в интеллектуальной истории дореволюционной России.

Скончался С.С. Уваров 4 (16) сентября 1855 года в Москве.

Сочинения:

Письмо Николаю I / Публ. А. Зорина // Новое литературное обозрение. М., 1997. № 26. С. 96–100.

О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством Народного Просвещения / Публ. М. М. Шевченко // Река времен. Книга истории и культуры. Кн. 1. М., 1995. С. 70–72.

Десятилетие министерства народного просвещения. 1833–1843. СПб., 1864.

Журнал министерства народного просвещения. 1834. Ч. 1. № 1.

Сборник постановлений по министерству народного просвещения. СПб., 1875. Т. 2. Отд. 1.

Список литературы

Егоров Б. Ф. Официальная идеология // Из истории русской культуры. М., 1996. Т. 5 (XIX век).

Зорин А. Идеология "православия–самодержавия–народности" и ее немецкие источники // В раздумьях о России. М., 1996. С. 105–128.

Зорин А. Идеология "православия–самодержавия–народности": опыт реконструкции (Неизвестный автограф меморандума С. С. Уварова Николаю I) // Новое литературное обозрение. М., 1997. № 26. С. 71–104.

Исамбаева Л. М. Общественно-политические взгляды С. С. Уварова в 1810-е годы // Вестник МГУ. Сер. 8: История. 1991. № 1. С. 16–27.

Казаков Н. И. Об одной идеологической формуле николаевской эпохи // Контекст–1989. М., 1989. С. 5–37.

Шевченко М. М. Сергей Семенович Уваров // Российские консерваторы. М., 1997. С. 95–136.

Тексты

Письмо Николаю I(1)

Государь,

С того самого момента, как Ваше Императорское Величество определили для меня важную и трудную сферу деятельности(2), я испытываю живейшую потребность прибегнуть к Его Августейшей персоне, чтобы открыть мое сердце монарху, повергнуть к Его стопам исповедание веры, изложение моих правил, которое, по меньшей мере, покажет Вашему Величеству, как я оцениваю объем тех новых обязанностей, которые возложила на меня Его Высочайшая воля. Я дерзаю привлечь Его внимание к этим строкам, набросанным с безграничной доверенностью, и умолять Его уведомить меня, понял ли я Его намерения и в состоянии ли я им соответствовать.

Вам известно, Государь, что двадцать лет тому назад я уже находился в положении, если не вполне схожем, то, по крайней мере, подобном тому, которое мне было недавно даровано. Десять или двенадцать лет моей жизни, когда я был молод и исполнен сил, были отданы Министерству народного просвещения(3). Не возвращаясь к особым обстоятельствам, заставившим меня с той поры посвятить себя как иной отрасли государственной службы, так и уединенным занятиям, в которых отчасти прошли мои последние годы, я ограничусь лишь тем, что замечу: время, миновавшее с поры, когда я почитал карьеру в области народного образования бесповоротно закрытой для себя, было исполнено событий огромной важности, оказавших исключительно пагубное влияние на развитие просвещения в нашем отечестве. События эти были неблагоприятны не только для нас, но в той же или в еще большей степени для всех стран Европы: это нравственная зараза, плоды которой все уже ощутили и еще продолжают ощущать. Всеобщее возбуждение умов служит ее самой характерной приметой; все гарантии существующего положения вещей обнаружили свою несостоятельность, все, что мы считали достигнутым, снова поставлено под сомнение, общество, которое, как оно полагало, вправе надеяться на прогресс, поколеблено в своих политических, нравственных и религиозных основаниях, и самый общественный порядок ежедневно стоит перед вопросом жизни и смерти.

Не забираясь слишком далеко, достаточно бросить взгляд в прошлое, чтобы проникнуться нынешним положением дел в Европе и его отношением к всеобщей цивилизации, ставшей тем очагом, без которого современное общество, такое как оно есть, не может существовать и который в то же время содержит в себе зародыш всеобщего разрушения.

Июльская революция(4), уничтожившая столько явлений, покончила в Европе, по крайней мере, на полстолетия со всеми идеями общественного прогресса и политического совершенствования. Она потрясла тех, кто тверже всего верил в будущее народов, вовлекла их в бесчисленные заблуждения, заставила усомниться в себе самих. После 1830 года нет мыслящего человека, который хотя бы однажды не спрашивал себя с удивлением, что же такое эта цивилизация?


Случайные файлы

Файл
178772.rtf
LAB6.DOC
143343.rtf
analitica.rtf
49889.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.