Интуиция и интеллект в изобразительном искусстве (1376-1)

Посмотреть архив целиком

Интуиция и интеллект в изобразительном искусстве.

Яков Гринберг

Введение

Вы пришли на выставку или даже на развал, ну, там где продают картины. Какое море переживаний, какая буря эмоций бушует в Вас! Вот здесь, зимний пейзаж, почти нет цвета, снег как бы скрадывает четкие контуры, мир на картине застыл в безветрии..., морозно... все здесь - чистота и непорочность и неяркая красота. Или вот, городской пейзаж, акварель...Вертикальная композиция, в поле зрения - вихрь ассоциаций, где и дома и трамвай и фигуры и дождь... Созвучно мне, густая грусть охватывает на несколько мгновений. Или вот эта похоже на импрессионистов, а вот здесь натюрморт, ни на что не похоже, надо бы постоять подумать, что именно здесь завораживает, разобраться в чувствах, но все равно хорошо, интересно...

Как же мы воспринимаем искусство? И как художник творит? Вряд ли мы когда-нибудь до конца узнаем это, да и нужно ли «до конца»? Искусство, как в аспекте его творения, так и восприятия - это обязательно элемент тайны, невозможность полного рационального объяснения, впрочем. это же самое относится ко всем проявлениям жизни. И хотя обывателю кажется. будто мир абсолютно понятен и объяснен в учебниках - а как же, посмотрите, какие стоят грандиозные дворцы, какие ездят автомобили и летают самолеты, какие компьютеры и факсы, и все это было понято и сделано людьми и еще много-много другого, о чем и помыслить страшно...- это совершенно неправильно. Спросите любого ученого - физика, биолога, медика - и он ответит вам. что знаем мы еще очень-очень мало, а загадок природы, вопросов, на которые нет ответа, - очень-очень много, и вообще мир по большей своей части загадочен и непонятен.

Интуиция как непосредственное восприятие

Два способа мышления участвуют в процессе познания, познания в широком смысле, включающем и восприятие, осознание и наслаждение искусством - интуиция и интеллект. Оба понятия ни в коей мере нельзя считать новыми. Ими насквозь пронизана вся история философской психологии, и на всем ее протяжении интуиция и интеллект получают самые разнообразные определения и оценки. В УП веке Рене Декарт в «Правилах для руководства ума» писал, что мы приходим к познанию сущности вещей посредством двух мыслительных операций, называемых интуицией и дедукцией, или, выражаясь менеее техничным языком, «проницательностью и умозаключением».

Интуиция похожа на дар из ниоткуда и потому нередко рассматривалась как сверхъестественная мистическая способность, наитие свыше, а еще сравнительно недавно также и как врожденный инстинкт. Некоторые авторы трактуют интуицию и интеллект как мешающих друг другу соперников. Отождествляя интеллект с философией и наукой, а интуицию с поэзией и искусством, они считают, что « метафизика и поэзия в норме противостоят друг другу. ... Чем слабее рассуждение, тем мощнее поэзия».

В Х1Х веке размежевание интуиции и интеллекта привело к конфликту между теми. кто поклонялся интуиции и считал недостойным внимания интеллектуальные занятия ученых и философов. и теми, кто отдавал предпочтение интеллекту и неодобрительно отзывался об иррациональном характере интуиции как о лишенном какого бы то ни было здравого смысла. Это пагубное противостояние двух крайних и односторонних взглядов на познавательную деятельность все еще продолжается до настоящего времени.

Между тем уже ХУ1 век намечает рациональные пути синтеза интуиции и интеллекта. Рене Декарт писал «Под интуицией я понимаю не веру в шаткое свидетельство органов чувств и не обманчивое суждение неупорядоченного воображения, а понятие, данное нам ясным и внимательным умом с такой готовностью и отчетливостью, что не остается никаких сомнений в том, что мы мыслим. Таким образом, Декарт подходит к интуиции не как к менее, а как к более надежному по сравнению с дедукцией, средству. В его интерпретации интуиция является элементарным мыслительным актом, не делящимся на стадии и этапы. Интуитивное суждение дается «ясным и упорядоченным умом» и возникает в сознании сразу как целостный образ. Мы на своем непосредственном опыте больше сталкиваемся с интеллектуальной деятельностью, так как интеллектуальные операции представляют собой цепочки логических выводов, звенья которых поддаются наблюдению и контролю со стороны сознания, и эти звенья отчетливо отличимы одно от другого. Механизм действия интуиции понятен нам значительно меньше, ведь об интуиции мы судим главным образом по ее достижениям, в то время как актуальный режим ее работы, обнаруживающий тенденцию к непосредственному постижению вещи, стремится отграничиться от рассудочной деятельности сознания.

Одна из причин, по которой люди, считающие, что знание можно получить лишь интеллектуальным путем, с подозрением относятся к интуиции, заключается в том, что ее результаты кажутся им ниспадающими с небес подобно дарам богов или наитием. Сюда можно добавить, что когда ситуация осмысляется как целое, она всегда предстает как неделимая целостная тотальность, «все или ничего», как вспышка света или озарение. в соответствие с этим интуитивное чувство недоступно анализу, да и не требует такового.

Интеллект в искусстве

В противоположность этому интеллектуальная деятельность как бы разворачивается во времени, и ее конечный результат совершенно не очевиден в начале пути. Конечно, математика представляет собой яркий пример интеллектуальной деятельности. И если античная математика, в частности, геометрия Евклида еще не очень далеко ушла от непосредственных зрительных образов и не конфликтует с ними, то многие разделы современной математики не имеют ничего общего с повседневным опытом и строятся исключительно на цепочках логических умозаключений. И хотя первоначальные аксиомы интуитивно понятны, во всяком случае. не противоречат интуиции, тем не менее построенные на них чисто интеллектуально, т.е. логически конструкции, здания и целые миры совершенно фантастичны. ни на что не похожи и уж точно ннтуитивно, т.е. целостно сразу восприняты быть не могут. (Между тем, специалисты усматривают красоту в этих построениях. А ведь красота - это эстетическая категория, и в значительной степени интуитивная, могущая относиться только к целостному образу. Такие ощущения в отношении математических и научных теорий могут возникнуть только после длительного их изучения, когда в воображении создается целый мир, населенный как отдельными целостными объектами разными концепциями и теориями. В этом мире, созданном интеллектуально, уже возможны сложные отношения объектов между собой и самим создавшим их субъектом, т.е. такие отношения как ассоциации, интуитивные открытия и предположения, эстетические оценки. Пожалуй, на этом этапе можно сказать, что осуществляется синтез интуиции и интеллекта - двух типов когнитивной деятельности.)

Другой пример интеллектуальной деятельности дает речь, язык, литература. Произнесенное или написанное слово - это акт сознания, логического осмысления мира. (Конечно, мы не берем в расчет междометия типа «Ай», «Ой», «Черт побери», когда вы обожглись, или когда вам наступили на ногу. В этих случаях слова являются скорее всего результатом действия инстинкта.) Речь, язык - очень важный элемент нашей жизни. Можно сказать - решающий элемент, отделивший нас от остального животного мира. Философы отождествляют речь и Логос, т.е. способность к интеллектуальной рассудочной деятельености. С помощью языка мы можем описывать и анализировать наши эмоции, чувства, неясные ассоциации, но также и обратно - вызывать эмоции и чувства (вторая сигнальная система!), заставляя себя (может быть и внутренний диалог!) или другого человека жить не в реальном сиюминутном мире, реагируя на него посредством врожденных и приобретенных рефлексов, но в виртуальном мире воспоминаний, грез, внушенных чувств и эмоций. Любая речь развивается во времени. То же и с художественной речью - будь то короткий рассказ, поэма или роман типа «Война и мир». Судить о литератупном произведении можно только прочитав его вее; и только после этого оно может стать целостным образом, включенным одновременно в интеллектуальную и интуитивную, подсознательную жизнь субъекта.

Искусство как синтез интуитивного и интеллектуального

В этом смысле интересно сравнить три вида искусства - музыку, изобразительное искусство и литературу. Первый (музыка), так же как и последний (литература) развивается во времени, в то время как объект изобразительного искусства - картина, скульптура, офорт, гобелен или архитектурное творение воспринимается сразу, мгновенно создавая гамму настроений, ассоциаций и эмоций, которая лишь впоследствии может быть развернута в словесную интерпретацию. Последнее роднит музыку и творчество, воспринимаемое визуально, значительно больше, чем внешний признак разворачивания во времени сближает музыку и литературу. Как музыка, так и изобразительное искусство апеллирует непосредственно к чувствам, эмоциям людей, их словесное, т.е. интеллектуальное описание является вторичным актом. Художественная литература, наоборот, является рационализацией, т.е. результатом анализа и словесного описания эмоций, и в то же время обладает чудесной способностью вызывать переживания и эмоции. Поэтический жанр в литературе стоит на самом краю рационального. Поэты непреходящи в своем стремлении сбросить с себя сковывающие путы рациональных слов и смыслов и обратиться непосредственно к ассоциативному, образному сознанию читателей.

Очень важным моментом при восприятии искусства является социокультурная среда, где это это искусство рождается и живет. Вот, например, музыка и пляски африканских племен, а также предметы изобразительного искусства, например, маски. Эти проявления искусства имеют для народов Африки ритуальный смысл, связаны с их мировоззрением, представлениями о Космосе, и именно поэтому или, лучше сказать, только сочетая в себе эти элементы, они являют собой синтез интуитивного и интеллектуального. Все это, перенесенное в другую культурную среду, например, европейскую, утрачивает свой первоначальный смысл. В новых условиях это может быть просто элементом моды, а может более глубоко войти в новую культуру, и тогда осуществится новый синтез. В этом смысле европейская культура (включающая североамериканскую - англо-, франко-язычную и южноамерикан-скую - испано-язычную представляет собой единое целое. Мы также принадлежим к этой культуре, которую называют также христианской или иудо-христианской. Это следует из того, что любые проявления этой культуры нам в целом понятны, легко включаются в нашу интуитивную, образную и интеллектуальную сферу. Тем не менее, конечно, существуют национальные оттенки, нюансы, которые могут весьма существенно повлиять на восприятие искусства разных стран. Рассмотрим несколько примеров.


Случайные файлы

Файл
126307.rtf
81559.rtf
26930.rtf
105001.rtf
BIOSPH.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.