О философских результатах (1300-1)

Посмотреть архив целиком

О философских результатах.

Николай Петров

Что больше всей Вселенной, выше Неба?

Что дальше черных Космоса глубин и шире Тьмы вещей?

Быстрее Света стрел,

Но тоньше их теней?

Та мера, меньше нет которой тела,

Нельзя ее ни взять, ни разделить,

Объемлющая все и недоступная другим

Невидимая нить Сознанья...

Введение

Пребывая среди вещей и людей мы используем самые различные варианты подходов к ним: изучаем, контактируем, преобразуем, изменяем самих себя (при этом и для этого) и т.д.

В связи с этим имеет смысл для начала рассмотреть сам первичный феномен «подхода к предмету» (имея ввиду под предметом все, к чему мы можем «подходить»).

Выражение «подход к предмету» содержит в себе при первом приближении два главных объекта: сам предмет и того, кто к нему «подходит». Соответственно этим двум объектам в «подходе» может быть сделан акцент или на то, к чему подходят, или на то, кто подходит. Можно устранить или изменить (заменить) предмет, можно - «подходящего» к нему; устранить же сам «подход» не представляется возможным; человек обречен на контакт с миром и «предметами». В этой же неустранимости таится двойственность всяких «подходов».

Будучи обреченными «подходить к предмету», мы стараемся получить от этого подхода результат, и, при удачном стечении обстоятельств, результат в большинстве случаев оправдывает в наших глазах неизбежный подвиг контакта с предметом. «Научные» результаты позволяют овладевать вещами и получать осязаемые материальные эффекты нашей деятельности; «душевные»(антропные) результаты, несмотря на их меньшую устойчивость, также безоговорочно осязаемы и вожделенны нами, мы вполне серьезно рассматриваем в качестве таковых достижение внутреннего спокойствия, позитивного переживания, морального и телесного удовлетворения, и т.д. Два вида этих результатов отражают двойственность подхода к предметам. Здесь первый (научный) вид относится к результатам , порождаемым изменением предмета, второй (антропный) - к результатам, порождаемым изменением того, кто имеет дело с предметом.

Философская же деятельность сама по себе часто рассматривается как своего рода недоразумение, а именно: или как антропная деятельность, с неуместными претензиями на объективность, а на деле пытающаяся скрыть тайные пороки мыслителя, или как научная деятельность, со столь же неуместными притязаниями на личный и уникальный характер творчества, вызванными неумением философов взвешено устанавливать объективную истину. Потому следует выяснить, является ли философская деятельность разновидностью научного (тогда это философская наука), или антропного (тогда это философическое восприятие мира) подходов, или она есть самостоятельный тип результативности. Тут мы имеем шанс установить-таки, над чем же и во имя чего работает мыслитель, и, далее, какова специфика философского знания - в его получении и использовании.

О двух подходах.

Для научного подхода характерно получение и изучение опытного (экспериментально полученного) материала, добытого в ходе практических действий, всегда воспроизводимого и независимого от изучающего сам материал. Требование «забыть себя», исключить все субъективное, всегда быть беспристрастным - эти нормы научного подхода, вполне оправдавшие себя, выработали в науке своеобразную «человекобоязнь», то есть боязнь допустить влияние субъективного в чисто объективном рассмотрении предмета. По ходу развития всех позитивных наук человек выявляет все большую несхожесть изучаемого с изучающим, и, как следствие, устанавливает все большее число связей между ними, позволяющее овладевать познаваемыми объектами, управлять ими и использовать их. И сам человек вместе с неохотно принимаемой наукой «субъективностью» есть просто объект беспристрастного изучения.

Антропный подход представляет собой также устоявшийся вариант, но иного подхода к предмету, при котором имеет значение лишь состояние, возникающее при этом у человека. Собственно говоря, при антропном подходе интерес представляет исключительно личность, состояние ее субъективности. Саму же научность антропный подход рассматривает как некий настрой, увлеченность, частное состояние духа. Если в научном подходе имеет место «человекобоязнь», то в антропном - «предметобоязнь», ибо тут всегда чувствуется опасность подмены «живых чувств» на «бездушную материю». Поэт, художник, писатель всегда беседуют со своей душой, сохраняя интимность, субъективность и иррациональность такого диалога, даже в тех случаях, когда он выставляется на публичное обозрение (издания, выставки и т.п.). Тут не требуется доказательности, опытной повторяемости и объективности, а требуется откровение, аффектация и способность к переживанию.

Следует более подробно остановиться на и различии научного и антропного подходов, состоящего в различных «системах отсчета» всего существующего. У научного подхода - это внешняя объективная изотропная и изоморфная «тьма вещей», организованная по единому и обязательному порядку. У антропного подхода система отсчета может быть обозначена как: «Я сам, а остальное - вторично» .

Соответственно и результаты «подходов к предметам», как и события вообще, будут характеризоваться в обоих случаях несводимо различно.

Для научного подхода результатами являются факты, а их известные признаки таковы:

Общезначимость и общедоступность.

Объективность, воспроизводимость и опытная проверяемость.

Принципиальная независимость от места и времени.

Обязательность и непреодолимость Среды факта - то есть общего порядка вещей.

В отношении противного подхода - рассмотрение личности как объекта и ее субъективных состояний как состояний нервной системы.

Для антропного подхода результатами являются состояниями, и их признаки вполне известны:

Уникальность, неповторимость и необратимость (даже при понимаемости и полной сопереживаемости) для другой личности .

Субъективность и замкнутая целостность. Хотя часто по последствиям и очевидными другим, но невоспроизводимость, недоступность объективной проверке (субъективные чувства - страх, горе, радость и т.д.).

Лишь здесь-и-теперь значимость, сиюминутный характер события.

Спонтанность, зависимость (возможно неполная) от воли, а также других внутренних состояний личности.

В отношении противного подхода - рассмотрение «фактов» или как следствий Я - у одержимых, или как чуждых и абсурдных-внешних как у «умного интеллигента» с экзистенциальным складом ума.

Заметим, что друг друга оба подхода рассматривают как «досадное недоразумение», досадность которого состоит в том, что при рассмотрении друг друга оба они приходят к парадоксам, а недоразумение возникает потому, что что события в каждом из подходов оказываются почти несуществующими в другом. Известно, например, что для научного подхода не существует никаких «теперь»; все точки оси времени равноправны и одинаковы; для антропного же подхода, наоборот, без воспринимающего не существует никакого прошлого или будущего (ибо о нем может сказать лишь воспринимающий) и т.д. - числу этих «недоразумений» нет конца.

Конечно, на практике человек, будучи и телом и духом, не может воспользоваться исключительно одним из подходов, но состояние взаимной их «невменяемости» столь же обычно, сколь обычна несоединимость, «неслиянность» духа с материей.

Несмотря на устоявшийся в практике бытия и познания характер упомянутых подходов, им обоим присущи следующие органические недостатки:

Культ результата и игнорирование самостоятельной ценности пути к результату.

Объективная невозможность преодолеть существенное влияние противоположного подхода. Так, «объективный мир», познаваемый вроде бы все более глубоко с помощью научного подхода, сам меняется в ходе и вследствие познания; состояния личности невозможно полноценно изучать и синтезировать без учета материального мира.

Указанные органические недостатки ставят под сомнение полноту вариантов подхода к предмету в их научном и антропном варианте. Однако, чтобы исчепать картину традиционных подходов, остановимся на их различных ипостасях.

Для развития научного подхода характерно последовательное нарастание универсальности изучаемой «тьмы вещей». Выделяются три ипостаси этого подхода:

«Протонаучная» опытно-действенная, или проще говоря, биологическая жизнь рядового обывателя, которая по всем перечисленным выше критериям должна быть отнесена к научному подходу. Характеризуется презумцией все более полного самоудовлетворения как стандартного элемента Среды, в ходе которого исследуются свойства окружающей эмпирической жизни.

Конкретно-научная, когда опыт переносится за пределы личной жизни и происходит изучение законов развития тех или иных классов объектов (совокупность позитивных наук).

Спекулятивно-научная, когда открываются и изучаются универсальные законы существования материи (единая теория поля, междисциплинарные и методолгические исследования, собственно «философская наука» и т.п.)

Развитие антропного подхода предполагает последовательно нарастающую глобализацию Я, вывзванную поистине истерическим возмущением против своего непреодолимого одиночества. Это такие ипостаси:

Психическая, когда личность живет исключительно наедине со своими собственными переживаниями; тут ничего нельзя найти, кроме самого Я, к которому относятся и все внешние ей события, хотя иногда еще не понятые им, но являющиеся по существу следствиями самого Я.


Случайные файлы

Файл
110532.rtf
CBRR1545.DOC
23530.rtf
goya.doc
112988.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.