Сирловская монадологическая конструкция социальной действительности (1295-1)

Посмотреть архив целиком

Сирловская монадологическая конструкция социальной действительности

Ингвар Джоханссон, старший преподаватель, Факультет философии и философии науки Университета Умеа Швеция

Согласно Сирловскому анализу коллективных намерений, подобные намерения ни в каком буквальном смысле нельзя мыслить расширением составляющих коллектив индивидуумов. Отсюда, всякое явное Я-намерение ("Я представляю собой А-щее") можно представить просто выраженной конфигурированной и исполняемой при помощи "собственно Я" данностью, но явное Мы-намерение ("Мы представляем собой А-щее") невозможно таким же образом представить как просто выраженную совместно конфигурированную и исполняемую "собственно Нами" данность. Такая оценка была дана и изучена в недавно опубликованной J. D. Velleman статье. Моя же точка зрения состоит в том, что порядок определения действительных обоснований гораздо более глубок, нежели применяемый в упомянутой статье. Я представляю, что существование совместно конфигурируемых простых выражений исходного коллективного намерения ("Мы подразумеваем А"), также как и коллективных намерений поступка ("Мы представляем собой А-щее"), поддерживается только философской структурой реалистической непосредственности. Но разговор об этом пойдет в конце настоящей статьи. Начну же я тем, что напомню читателю ряд взглядов Сирла.

Размещены ли в голове состояния преднамеренности?

Постоянный предмет Сирловских записок на тему Намеренных поступков, это оценка состояний сознания, и ненамеренных и Намеренных, как умственных способностей. Уместно привести ряд цитат, датированных с 1983 по 1997 год; курсив в них принадлежит самому Сирлу:

все умственные состояния представляют собой мозговую деятельность и реализованы в мозговой структуре (и в остальной части нервной системы).

Болевые ощущения и другие умственные феномены принадлежат к числу происходящих в мозгу (и, возможно, в остальной части центральной нервной системы).

Сознание, короче говоря, это биология как человеческого мозга, так и мозга ряда животных. Оно сформировано нейробиологическими процессами и представляет собой существенную часть биологической природы, ту же, что и другие фундаментальные условности биологии, такие как фотосинтез, усвоение и митоз.

Подобное действительно имеет место в моей умственной жизни, происходя в моем мозгу, и подобным же образом для всех остальных.

Коллективная преднамеренность представляет собой примитивное понятие в том смысле, что она не сводится к индивидуальной преднамеренности. Подобное не противоречит методологическому индивидуализму, поскольку коллективная преднамеренность полностью существует в головах индивидуальных носителей.

Сирл философски доказывает, что умственные состояния необратимы, но его точка зрения состоит в том, что умственные состояния полностью осуществлены в наших головах как нечто, что не нуждается ни в каком философском комментарии. Он, возможно, думал, что наука давно дала ответ на поставленный вопрос. На мой же взгляд, тем не менее, обстоятельства требуют некоторого философского комментария. Уже со времени Декарта в философской онтологии существовал консенсус в вопросе о том, что материальная сущность (если она существует) одновременно реализована и во временном и пространственном измерениях, но что умственный феномен распространен только во времени, но не в пространстве (если и время и пространство присутствуют). Любая непротиворечивая биологическая идея, придерживающаяся реалистической оценки умственных состояний, должна отказаться от приводимого нами давнишнего положения, и признать идеи Сирла не содержащими противоречия. В соответствии с его пониманием умственному феномену присуща пространственная координация, и таковой явилось его местоположение в мозгу.

О каждом существующем в пространстве объекте можно сказать, буквальным образом, что все они являются пространственными протяжениями. Сирл сталкивается с этим вопросом в связи с темой умственных состояний. И в неявной форме он на него отвечает. Приведенные выше цитаты позволяют нам установить его ответ на вопрос о верхнем пределе: Пространственное протяжение умственного феномена не выходит вне пределов мозга. Также, по крайней мере один раз, Сирл определил и нижний предел пространственного протяжения функции мышления: Простые синапсы, рецепторы и нейроны слишком малы для того, чтобы обладать умственными способностями.

Возможно, в хорошем феноменологическом смысле нужно представить, что для множества умственных состояний недостаточно хорошо определена локализация в пространстве, поскольку им недостает достаточно четких границ. Сирл комментирует это представление, где добавляет, что если умственным состояниям не достает подобных границ, то они не могут существовать в пространстве. Его первая мысль заключается в том, что "Если бы мы в совершенстве знали, как мозг воспроизводит вкусовые или визуальные ощущения, мы бы без колебаний указывали место, где мозг содержит подобные чувствования". Но затем он говорит, что, даже если умственным состояниям не хватает достаточно четких границ, их можно представить "всеобъемлющими свойствами мозга или некоторой большой среды мозга, типа коры", и "с ними можно было бы обращаться как со всеобъемлющими свойствами такого пространственного объекта как мозг или некоторой области мозга такой как кора". Насколько я это представляю, сам Сирл заключил свою точку зрения в три следующих положения:

(а) умственные состояния локализованы в мозгу;

(б) пространственное протяжение умственных состояний не превышает размера мозга и не может быть меньше простого нейрона;

(в) нам не известно, наделены ли умственные состояния или нет достаточно четкими пространственными границами.

Взгляды Сирла на пространственную локализацию и пространственную протяженность умственных состояний отражаются и на решении им иных проблем онтологии. В частности, они затрагивают его анализ состояний преднамеренности. Я опишу их в придуманном мною диалоге между интервьюером (то есть мной) и Сирлом (то есть моим пониманием его точки зрения).

Первый вопрос: Как умственный феномен, расположенный в моем мозгу, управляет отношениями к внешней среде за пределами моего мозга?

Сирл: Посредством Намеренности, присутствующей как и в понимании некоторой материальной вещи, так и в ее восприятии.

Второй вопрос: Какая часть структуры действует, когда я думаю о моем старом отце, находящемся в шестистах милях отсюда?

Сирл: В психологическом формате мышления Вы представляете своего старого отца посредством некоего Намеренного содержания, и Намеренные состояния, подобные такому акту мышления, наделены условиями удовлетворенности (=у.у.). Все представления следует мыслить как единства психологического формата и Намеренного содержания; того единства, что наделено условиями удовлетворенности.

Третий вопрос: Могу ли я вступать в некотором роде пространственный контакт с моим отцом?

Сирл: Нет, это невозможно. Вы и ваш мозг находитесь здесь, а ваш отец - далеко. Однако Вы посредством ума и ваших умственного и Намеренного актов направляетесь к своему отцу. Намеренное состояние наделено двумя видами условий удовлетворенности: одно из них, затребованное у.у. (то есть - умственность вашей мысли), в пространственном смысле внутреннее по отношению к вашей мысли, когда другое, необходимое у.у. (то есть ваш отец), в пространственном отношении внешнее по отношению к вашей мысли. Мы все знаем, что мы можем думать о людях и вещах, что находятся вне нашей мысли и за пределами нашего мозга.

Четвертый вопрос: Когда Вы и я размышляем об одной и той же вещи, что мы совместно используем?

Сирл: Никакой из числа пространственных элементов, но мы концентрируемся на одной и той же вещи. По некоторым причинам мы, так бывает, думаем о той же самой вещи в то же самое время.

Пятый вопрос: Какая часть структуры действует, когда я посещаю своего отца и воспринимаю его находящимся передо мной?

Сирл: В психологическом формате восприятия ваш отец представляется посредством Намеренно выбранного содержания. Представления, однако, могут иметь различную природу, и данный вид представления, содержащий зрительные ощущения, лучше бы было именовать "представительством". Поскольку представительства следует отнести к одной из разновидностей представлений, потому они и являются единствами психологического формата и Намеренно выбранного содержания и наделены условиями удовлетворенности. В данном аспекте я не вижу различия между размышлением и восприятием.

Шестой вопрос: Могу ли я в данном представительстве обладать прямым доступом к моему отцу?

Сирл: Да, Вы можете.

Седьмой вопрос: Означает ли это, что я вступаю в некоторого рода пространственный контакт с ним?

Сирл: Нет, этого не происходит. Подобно всем остальным вашим умственным состояниям и событиям, и это ваше восприятие располагается в вашем мозгу. И, конечно, ваш мозг это другая часть пространства нежели ваш отец. Но Вы сосредоточены на вашем отце. Более того, Вы сосредоточены на вашем отце как на очевидном источнике вашего восприятия его. Ничего подобного процессу размышления не свойственно. Представительственная Намеренность причинно самодостаточна. Вы также можете представить это следующим образом: в адекватном восприятии необходимое у.у., что в пространственном качестве расположено вне восприятия, формирует Намеренно выбранное состояние (конкретное восприятие) с его затребованным у.у., которое уже, в пространственном смысле, находится внутри конкретного восприятия. В вашем случае ваш отец, внешний по отношению вашего мозга, порождает ваши зрительные ощущения, которые следует определить внутренними для вашего мозга.


Случайные файлы

Файл
standartizatsia.doc
112946.rtf
28818.rtf
179713.rtf
23680-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.