Формирование консервативной политико-философской концепции М.Н. Каткова (404-1)

Посмотреть архив целиком

Формирование консервативной политико-философской концепции М.Н. Каткова

Чернавский М. Ю.

Михаил Никифорович Катков (1818 1887) является одной из самых значительных консервативных фигур России второй половины XIX столетия. Несмотря на то, что львиную долю творческого наследия М.Н. Каткова составляют статьи "на злобу дня", характеризующие частные, эмпирические вопросы политико-культурного и социально-экономического развития России, тем не менее, русский публицист сформулировал и философские основы своих социально-политических воззрений. Речь идет прежде всего о статье "Песни русского народа" (1839) а также о ранних статьях Каткова в журналах "Отечественные записки", "Русский вестник", "Современная летопись", "Московские ведомости", где в самом общем виде были обозначены его философские взгляды. Политическая же позиция Каткова окончательно выкристаллизовалась в консервативном ключе, задав тон всей его публицистике в цикле статей 1863 года, публиковавшихся в редактируемой Катковым газете "Московские ведомости". В данной работе мы попытаемся проанализировать, с одной стороны, процесс формирования философских взглядов русского консерватора, с другой стороны, рассмотрим формулирование им своих государственническо-консервативных политических воззрений на примере статей 1863 года, явившихся реакцией на Польское восстание.

Статья Каткова "Песни русского народа" появилась в 1839 году, где достаточно молодой публицист обозначил свои взгляды по всем ключевым философским вопросам, а именно – в ней Катков изложил свое понимание общественного развития, идею о специфике России, мысли о характере формирования русского государства, а также затронул вопрос о сущности власти. Статья производит впечатление достаточно зрелой в философском плане работы, написана она была "по горячим следам" полученного им европейского образования и, в связи с этим, пестрит заимствованиями из концепций ряда европейских философов, прежде всего, Г.В.Ф. Гегеля. Главная мысль статьи заключается в приложении к анализу генезиса народной жизни системы развития Гегеля. Однако, наряду с прямыми идейными заимствованиями, Каткову удалось не только консервативно интерпретировать гегелевскую философию, но и высказать ряд положений из арсенала консервативной мысли.

Общефилософские взгляды Каткова вытекают из его понимания процесса развития, которое характеризуется русским публицистом как раскрытие, развертывание того, что "сжато и сосредоточено в безразличном единстве", причем развитию подвержено только то, что уже "дано непосредственно как сущность предмета", то есть, происходит определение отдельных частей, составляющих "сущность предмета" (1). Причем сущность растения скрыта в семени, а значит, "качеством семени определяется и качество самого растения" (2). Проявление сущности начальная стадия развития, "самая непосредственная ступень развития, в которой заключаются все последующие ступени" (3). Сущность есть "зерно", в котором кроются все те части, которые постепенно выводятся развитием, "пока не истощится их запас, пока то, что существовало идеально, не проявится во всей полноте, не станет действительным предметом" (4). При этом сущностью предмета, предположим, растения, и самим предметом, то есть растением, "такое же отношение, какое между семенем растения и самим растением" (5).

Катков исходит из традиционного для консервативного сознания принципа о доминировании целого над частью. С точки зрения русского публициста, в каждом отдельном предмете части, "составляющие его и единство этих частей, связующее их в одно целое, соприкасаются взаимно и взаимно друг друга условливают" (6). Под единством частей живого существа Катков понимает живой, целостный "организм", а следовательно, стремление разрушить единство предмета равносильно рассыпанию его на части, то есть, его умертвлению (7).

Экстраполируя принципы развития органического мира на закономерности индивидуального и социального развития, Катков отмечает, что своеобразным семенем, ядром развития народа, его сущностью является народный дух. Причем, если по мысли Гегеля развитие есть процесс самосознания абсолютной идеи, что на социальном уровне последовательно выражается в стадиях семьи, гражданского общества и государства, то по мнению Каткова. народ в своем развитии также проходит три стадии:

семейные отношения, то есть природно-естественное, примитивное состояние жизни народа, при котором люди "слиты с природой" и руководствуются "животными ощущениями" (8);

общественные отношения, когда в зарождается "духовный организм" будущего народа (9);

духовная деятельность есть высшая форма бытия народа, при которой жизнь народа "обращается на самую себя", происходит народное созерцание жизни и мира, появляется наука, мифология и поэзия (10). В народе на этом этапе развития пробуждается "самосознательный и свободный дух", народ становится "сосудом божественного слова", он стал способен "принять в себя откровение божества", быть "проявителем той идеи, для коей призван в мире" (11). Катков характеризует эту стадию по-гегелевски, считая, что на этом этапе дух становится "совершенно свободным, отрешенным от всех цепей, абсолютным: здесь существо его светло и прозрачно, здесь он углубляется в бесконечность своего существа и блаженствует ею" (12).

Катков подчеркивает крайне важную для консервативной философии мысль о связи индивидуального развития человека и социального развития народа, при котором индивиду, как и народу, свойственно чувство "особенности, стремление к независимости и самостоятельности" (13), когда людьми движет "инстинктивное сознание того, что сокрыто в тайниках их существа" (14). В народе начинает проявляться его самобытно-субъективный дух, что выражается в появлении общественного сознания, выливается в формы самобытной социальной жизни и, как результат, приводит к возникновению "разумного государства" (15).

Но кроме гегелевского шаблона, в статье просматриваются мотивы позднейшей деятельности Каткова как публициста, то есть – консервативная составляющая его взглядов. В статье он мимоходом обрисовал картину русской истории, которая видится Каткову как процесс самопознания русского народа. Из небытия и мрака русской истории вырастает, силами народа, солнце монархии, то высшее, что удалось создать народу в ходе своего внутреннего духовного развития. Далее Катков заявляет, что монархия есть высшая форма духовной деятельности человека. "Солнце озарило дивное зрелище, озарило дивную монархию, какой еще не видало человечество. Откуда, как возникла она? Каким чудом так внезапно, так неожиданно из хаоса и мрака явился этот исполинский организм, атлетически сложенный, раскидавшийся своими мощными членами во все концы мира? Каким чудом, вдруг, без труда и развития, сочленилось и образовалось это ужасающее своим громадным объемом целое" (16). Однако это целое появилось в результате тяжкого труда и длительного развития. На создание монархии был направлен весь ход русской истории: "Все дело русской истории состояло в постепенном заготавливании и потом в постепенном сооружении из этих материалов великого здания" (17).

Провозгласив самодержавие делом рук народа, Катков создает панегирик русскому народу, величайшая историческая заслуга которого состоит в создании самодержавия: "Кто же после этого скажет, что жизнь русского народа была бесплодна? Кто будет жаловаться, что он во все время своего продолжительного существования ничего не совершил, ничего не породил?.. Разве ничего не значило породить эту неодолимо-мощную и внутри и вне, эту необъятную монархию? Разве эта монархия не свидетельствует о дивной силе народа, ее создавшего? Какое государство, укажите, может сравниться с нею по объему и могуществу, и по изумительной силе ассимилирования?" (18) Отсюда Катков делает вывод, что творческий потенциал находится теперь только у самодержавия, которое европейской культурой вдохнуло жизнь, благодаря деяниям Петра Великого, в огромный государственный организм, созданный народом, а это значит, что никакой борьбы и сопротивления против такого "полезного" государства быть не может.

Петр Великий, по мысли Каткова, начал собой новый, светлый период русской истории. Россия в подлинном смысле слова, возникает только с Петра, только с Петра русский народ стал нацией, одним из представителей человечества. Именно с деятельностью Петра в организм русского народа вошли высшие духовные интересы. До Петра же "у нас не было ни искусства, в собственном смысле этого слова, ни науки" (19).

Представления Каткова о природе и происхождении российской монархии строятся на анализе истории Рима, Византии, Киевской, Московской и Петровской Руси. Консервативно-монархические воззрения русского публициста вбирают в себя теорию Филофея "Москва – третий Рим" и триаду С.С. Уварова "Православие, самодержавие, народность". Идея самодержавной монархии была, по Каткову, во всей полноте юридической основы первоначально выработана в Риме. Весь республиканский период Римской истории был посвящен тому, чтобы в отдельности вырабатывать до полного совершенства все специальные органы государственной власти, которые затем соединились в руках императора в одно гармоническое целое.

Однако этому материальному целому не доставало живительного духа, не доставало христианства. Лишь в Византии римское самодержавие стало самодержавием православным, оно было одухотворено тесным союзом с Церковью Христовой. Таким образом, в Византии самодержавие достигло полного юридически-церковного совершенства. Союз самодержавия с православием является основным отличием русского самодержавия от западного абсолютизма. Уже в Риме наметился разрыв светской и духовной власти. Римская церковь весьма рано стала проявлять свои притязания на чисто светскую власть. Наступил разрыв между первосвященником и императором. В Средние века в Византии союз самодержавия с церковью крепнет, а, когда, по различным причинам, наступает период падения Византийской империи, идея православного самодержавия передается во всей ее чистоте вместе с христианством в Киев. Идее православного самодержавия, выработанной в Византии, не доставало, однако, подходящей народной почвы для полного ее практического осуществления. Почва эта дана была ей в России. Здесь идея православного самодержавия получает новую жизнь благодаря тому, что она осуществляется уже не на почве одряхлевшего эллинизма, а на девственной почве русского народа, тонким чутьем своим понявшего истинную сущность православного самодержавия и создавшего в течение веков вместе со своими святителями, князьями и царями самобытное Русское государство. Это государство, закалившись в тяжкой борьбе с восточными и западными врагами, возросло ныне в могущественную и несокрушимую Российскую империю. Множество народов России, говорящие каждый на своем языке и имеющие свои обычаи, чувствует свое единство с Россией в единстве верховной власти. Власть царя, по Каткову, является цементирующей основой Российского государства. Русский народ так глубоко усвоил сущность идеи православного самодержавия, что научная система ее, в начале недоступная его простому уму, в последствии стала для него излишней. Римское самодержавие, византийское православие и русская народность соединились в одно гармоническое, неразрывное целое, но произошло это не сознательным, а стихийным, инстинктивным путем.


Случайные файлы

Файл
ref12.doc
3495-1.rtf
176094.rtf
9459-1.rtf
132398.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.