Гегель о философско-логических основаниях становления науки о праве (303-1)

Посмотреть архив целиком

Гегель о философско-логических основаниях становления науки о праве

Демченко Л.М.

Исследованию политико-правовых аспектов “Философии права” Гегеля, роли и значения диалектики в анализе права как специфически общественного феномена посвящена обширная литература. Однако анализ права осуществляется с точки зрения тех конкретных результатов, которые достигнуты Гегелем в учении о государстве и праве, его внутренних противоречиях, соотношении семьи, гражданского общества и государства и т.д. Распространённый ныне скептицизм в возможности познания права как специфически общественного феномена обусловлен в значительной мере снижением философско-логической культуры современных исследований тем более необходимой в условиях крушения одних общественных состояний сложных организмов и возникновения других. “Юридическая мысль, судя по всему, обречена на бесконечный поиск определения права, побуждаемая к этому практической необходимостью построить правопорядок на фундаменте как можно более надежных, четких и полных знаний о его сущности, предмете правового регулирования”. (1,с .30).

Современное состояние разработки теоретико-методологических проблем права отличается крайней разбросанностью и неоднозначностью трактовок, определений права, взаимоисключающими представлениями, сложившимися на протяжении столетий. Об этом свидетельствует тот факт, что в настоящее время “существуют сотни, а может быть тысячи определений права и среди них нет единой общепризнанной, разделяемой всеми, кто ценит и изучает право”. (1,с.31) Ясно, что большинство теоретиков считают, что успех дефиниции права и т.д. зависит от её общепризнанности, от того насколько успешными и согласованными могут быть договорённости в выработке общепринятого определения права.

Отказ от надежды на объективно-истинное отображение такого феномена, каким является право, с неизбежностью ведёт к взглядам, которые проповедуют возможность ”... только верить в право, как тот порядок, который ... устраивается мировыми силами прежде, чем к нему прикасаются человеческие руки и осмысливает разум”. (1,с.31) Неудовлетворенность современным уровнем юридических знаний оборачивается своего рода официальным признанием ведущих теоретиков права, как явствует из указанной книги, в бессилии и неспособности разума к адекватному познанию самых сложных феноменов, каковыми и являются общественные феномены, а также обращением в этой связи к неким “ мировым силам“, как единственным спасителям и организатором “мирового порядка”, познание которого возможно только с помощью веры. В тоже время, как указывают авторы, если надежды на “общемировое понимание и определение права” практически невозможны, окажутся тщетными, то в пределах отдельного государства и контролируемого им пространства все же следует вести “поиски общего для всех участников правоотношения понимания права”, что имеет определенный “упорядочивающий смысл”. (1,с.32)

Упование на построение утилитарно-прагматических концепций права, без которых система правового регулирования обрекается на бездействие и свидетельствует, на наш взгляд, о том, что возможности познания сущности права становятся иллюзорными. Бесконечное многообразие дефиниций права покоится на отсутствии чёткого понимания необходимости исследования философско-логических оснований права, а пренебрежительное отношение к теоретическому мышлению, как известно не остаётся безнаказанным, оно оборачивается беспомощностью и бессилием в познавательном, а тем более, практическом овладении предметом.

Современное состояние разработки проблем права, как это ни парадоксально, воспроизводит в значительной мере те трудности познавательного процесса, которые были проанализированы Гегелем в “Философии права”, устранить их, минуя, и игнорируя диалектико-логическую форму постижения специфического предмета, не представляется возможным.

Поскольку рамки указанной статьи не позволяют, развернуть всестороннее обоснование, мы специально ограничиваемся в данном случае анализом “Предисловия”, написанного Гегелем к “Философии права”. Это вызвано, во-первых, тем, что именно в ”Предисловии” к “Философии права ” Гегель совершенно определенно говорит о целях и задачах своего исследования и, во-вторых, указывает на необходимую связь и обусловленность изучения содержания специфического предмета познания правовой реальности и диалектико-логической формы её постижения.

Указывая на роль и значение диалектики в познании права в общем виде, современные исследования в области права, совершенно недостаточно обращают внимания на выявление логического аспекта достигнутых Гегелем результатов. А они, на наш взгляд, в наибольшей степени обусловлены именно логическими достижениями Гегеля в исследовании им специфически общественной реальности. Согласно утверждению самого автора “Философии права”, если даже не брать во внимание “предполагаемого знакомства читателей с научным методом”, вдумчивому читателю, “и без того бросится в глаза, что как всё произведение и целом, так и разработка его разделов имеют своим основанием дух логики”. (2,с.45) Поскольку определяющее значение в анализе права приобретает логическая сторона познавательного процесса, постольку значимость данного произведения, с точки зрения самого автора, определена не столько конкретными результатами, сколько использованием и применением разработанного им метода как логики и теории познания определенного предмета. “Данная работа отличается от обычного компендия, прежде всего своим методом, который играет в ней руководящую роль”.(2,с.45).

Философия права”, согласно Гегелю, представляет собой первое в истории человеческой мысли произведение, в котором эмпирический материал конкретной области подвергнут специальному, диалектико-логическому постижению, и в этом своём качестве оно противоположно предыдущим трактатам. В отличие от прежних представлений, недооценивающих значение формы постижения содержания предмета и уверяющих в том, что “ форма есть нечто внешнее и для предмета изучения безразличное...” (2,с.45) Гегель со всей настойчивостью убеждает в необходимости сознательного владения такой логической формой, которая позволит осуществить поставленную цель - способствовать адекватному отображению имманентной сущности предмета. Поэтому первостепенное значение в “ Предисловии ” приобретает обсуждение проблемы соотношения “предмета содержания науки, рассматриваемого как завершенное”, и разработку “правил и манеры изложения его формы “(2с.44.).Новый взгляд на эту проблему позволяет ему обратить внимание на то, что наука, существующая сотни лет, может не достигать своей завершенности, а выступать как некий компендий различных понятий, представлений, аксиом и т.д. Наука лишь тогда обретает законченный вид, когда она осознает своё собственное содержание в адекватной самой себе понятийно-категориальной форме с точки зрения систематического развития адекватных ее сути понятий, в которые выливается её имманентная душа и содержание.

Совпадение формы и содержания предмета науки оказывается возможным благодаря разработанному им методу, сознательное применение и использование которого, как самодвижущегося содержания предмета, Гегель считает смыслом научного познания и главной задачей достижения предметом, в особенности философией, высот науки. Осуществление такого подхода означает освобождение философии, “... из того состояния позорного упадка, в котором она в настоящее время пребывает”. (2,с.45.) Для преодоления ситуации, в которой оказалась философия, Гегель считает необходимым реформирование логики, превращение логики как свода правил в свод законов — содержательно, а не формально отображающих предметное содержание мира. Ибо “худший вид того презрения”, в котором пребывает философия, заключается в том, что “ ... каждый убеждён, что он без особых усилий может разобраться в философии и высказать о ней своё суждение”(2,с.48).

Гегель связывает поверхностное представление о философии с такими же представлениями и других наук о самих себе. Поверхностное представление не минует и другие науки, в том числе и науку о праве и государстве, относительно которой каждый с величайшей самоуверенностью даёт себе право высказываться и “...питать уверенность в том, что он без всякой подготовки и может высказывать подобные мысли и тем самым обрести доказательство в обладании философией”(2,с.48).Мышление, мнящее себя философией, ограничивается некоторыми представлениями о предмете науки о государстве и праве, но не на понятии о нём.

Гегель считает, что содержание той науки, систематический анализ которой он собирается произвести, “...давно столь же известно, сколь и общепризнанно”, но столь же должно быть известно и то, что содержание, не соответствующее форме его выражения, есть поверхностное представление о предмете. В чём только это поверхностное мышление не искало опоры: и во власти “...субъективной случайности, мнения и произвола” и на чувстве, но только не на том, “...представляет собой работу разума и его понимания, — работу, совершавшуюся в течение многих тысячелетий”. (2,с.49) В обосновании определяющей роли, диалектико-логического исследования права, Гегель проводит различие эмпирического и теоретического уровней познавательного процесса. Там, где господствует эмпирический уровень познания, там, где господствует прежняя логика, и там наука освобождается от “всех усилий разумного понимания и познания, руководимого спекулятивным понятием” (2,с.49). Теоретический уровень познания с необходимостью должен полагать “...в основание науки развитие мысли и понятия ”, а не основывать её “...на непосредственном восприятии и случайном воображении ”(2,с.49).


Случайные файлы

Файл
17389-1.rtf
169381.rtf
22033-1.rtf
142673.rtf
117494.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.