Шахматы - тренировка новичков (154319)

Посмотреть архив целиком

План:

1. Предисловие.

2. Важнейшие этапы творческого развития.

3. Немного о тренерской деятельности.


Подобно тому, как в жизни не может быть абсолютных норм, так и в шахматах не существует абсолютных правил,

Р. Рети


1. ПРЕДИСЛОВИЕ

В шахматной партии перед играющим стоит цель дать мат неприятельскому королю. Большей частью она достигается приобретением достаточного материального перевеса. Реже — с помощью комбинации, где решающим фактором победы является гармония в действиях фигур.

Чтобы добиться одного из этих видов преимущества, приходится решать многочисленные проблемы, возникающие после каждого хода противника, иначе говоря, искать лучшее возражение в ответ на его конкретный замысел. Но само понятие “лучшее возражение” не абсолютное, его сущность зависит от мастерства играющего. Ведь совершенствование шахматиста — это многоэтапный путь от начинающего до гроссмейстера, и каждому этапу присущи свой объем знаний, понимание позиции, диапазон творческой фан­тазии и т. п. Отправляясь в дорогу с нулевой отметки, шахматист постепенно накапливает знания.

Когда он подойдет к мастерскому рубежу и сможет самостоя­тельно подвергнуть проверке выводы и рекомендации автора, ему будет легче разобраться в собственных недостатках и избежать оши­бок, типичных для многих молодых шахматистов.

Автор понимает, что круг читателей этой книги не будет огра­ничен лишь шахматистамипрактиками. Он надеется, что с его тру­дом ознакомятся тренеры, т. е. люди, от которых зависит совер­шенствование шахматиста.

К сожалению, вопросы методики преподавания шахмат еще недостаточно изучены и решаются поразному. Я с глубоким ува­жением отношусь к творческой деятельности коллег и ни в коей мере не собираюсь навязывать им свои взгляды. Тем не менее, каж­дый тренер, ознакомившись с содержанием книги, невольно или сознательно начнет делать сравнения, тогда, быть может, зерно ис­тины найдет он и в чужом труде.

2. Важнейшие этапы творческого развития.

Начинающий радуется лишь тогда, когда он может объявить своему противнику мат или, быть может, еще более, когда ему удается поймать неприятельского ферзя (ибо в глазах начинающего это, возможно, еще больший успех); напротив, маэстро уже чрез­вычайно доволен,* когда ему удается заметить хотя, бы намек на слабость неприятельской пешечной позиции”.

А. Нимцович

Обдумывая свой очередной ход, один и тот же шахматист на разных этапах совершенствования приходит к совершенно разным выводам. Наблюдая за своими учениками, я смог убедиться в том, что в период становления они используют различные методы борьбы, которые с удивительным постоянством повторяются у всех, вне зависимости от степени их таланта. Рассмотрим наиболее важные из них:

1. Игра ведется по принципу: напал — отступил, не отступил — взял.

Каждый шахматист на первом этапе совершенствования опирается на законы, созданные его воображением. Забывая о том, что главной целью шахматной партии является мат неприятельскому королю, он в первую очередь стремится к материальным завоеваниям, для чего с первых ходов вводит в игру сильнейшую фигуру — ферзя, чтобы с его помощью нанести противнику максимальный урон. Новичок не может удержаться от соблазна объявить шах, даже в тех случаях, когда это сопряжено с потерей времени и связано с ухудшением собственной позиции. Он, не заботясь о безопасности своего короля, пренебрегает рокировкой. Эти и многие другие огрехи, характерные для начального процесса обучения, проявляются у всех любителей шахмат. И только тогда, когда их ходы перестанут порождаться мгновенными импульсами (у некоторых этот период длится всего несколько месяцев), первый этап можно считать пройденным.

Сначала нужно научиться комбинировать, прежде чем пробовать играть позиционно”.

Р. Рети

Прислушаемся к мудрым словам выдающегося гроссмейстера.

Это тем более необходимо, что многие тренеры уже в начале работы с юными шахматистами, вместо того чтобы прививать им вкус к гамбитной игре, заставляют своих учеников разыгрывать спокойные варианты ферзевого гамбита и защиты КароКанн. Нет нужды доказывать порочность подобной “методики обучения”, ограничивающей полет фантазии молодых шахматистов и противоречащей закону педагогики — идти от простого к сложному.

Приобщаясь к шахматам, дети рано начинают тяготеть к комбинации. Они испытывают большую радость, когда на доске, хотя бы на миг, создается необычное положение фигур, где, скажем, конь становится сильнее ферзя или в результате, пусть одноходовой, жертвы наносится двойной удар, восстанавливающий материальное равенство. Такая комбинация нередко является для ребенка самоцелью. Никаких дополнительных требований он к ней не предъявляет. Она может не только улучшить позицию, но даже ухудшить ее, и, тем не менее, притягательная сила комбинации столь велика, что юный шахматист все равно на нее пойдет.

Комбинационное зрение проявляется в юном возрасте, и дети быстро замечают и осуществляют случайно подвернувшиеся комбинации. Но подготовить комбинацию им трудно.

Такое умение приходит в двенадцать-четырнадцать лет вместе с пониманием основных законов позиционной борьбы. Не надо забывать и то, что фантазия развивается постепенно — по мере ознакомления с типовыми комбинациями, а на все это требуется время.

2. В основе игры обоих противников — элементарные ловушки.

Данная партия еще раз подтверждает общеизвестное положение: тактические осложнения встречаются в игре юных шахматистов значительно чаще, чем у взрослых.

Объясняется это не только возрастными особенностями, но и степенью мастерства, а оно формируется годами.

Может показаться странным, но чем шахматист становится сильнее, тем реже в его игре встречаются комбинации.

Эм. Ласкер в “Учебнике шахматной игры” писал: “Комбинация рождается в голове шахматиста. Многие мысли стремятся

к воплощению — правильные и ошибочные, сильные и слабые, практичные и непрактичные. . Они зарождаются и борются ме­жду собой, пока одна из них не одержит верх над своими сопер­ницами и не воплотится на шахматной доске в форме хода” (6е изд. М.: ФиС, 1980).

Мастер в результате огромной работы из множества мыслей останавливает свой выбор на одной, требующей точного расчета вариантов и правильной оценки позиции В процессе отбора

многие комбинационные идеи отбрасываются.

Слабый шахматист не в состоянии проделать подобную работу. Выбор хода у него определяется не требованиями позиции, а лишь случайными обстоятельствами.

3. Увлечение тактическими операциями без учета требования позиции.

Немного знакомства с функциями и удельным той или иной фигуры и пешки в тех или иных начальных, простых комбинациях, и мы обретаем уже некоторую нить, поймем неко­торые способы игры, некоторые тактические законы”.

К. Торре.

В 1966 году в Москве среди сильнейших молодых шахмати­стов Советского Союза появилось новое имя. Четырнадцатилетний харьковчанин Миша Штейнберг в первенстве СССР среди школь­ников поделил 1—2е места с Толей Карповым, будущим чемпионом мира. Несколько меся­цев спустя, на полуфинале пер­венства СССР в Орле, он вы­полнил норму мастера (в таком возрасте это еще никому не уда­валось) в конце года на между­народном турнире в Гронингене (Голландия) завоевал Кубок Европы для юниоров (что теперь соответствует званию чемпиона Европы среди юношей). Уже тогда поражала его шахматная зрелость: умение вести длитель­ную позиционную борьбу, точ­ный и далекий расчет, завершав­шийся правильной оценкой за­ключительной позиции, пре­красная техника разыгрывания окончаний.

К глубокому сожалению, Ми­ше не удалось полностью рас­крыть свое дарование. Закончив математический факультет Харь­ковского университета, он тя­жело заболел и умер в двадцати­четырехлетнем возрасте.

Познакомился я с ним в 1965 году на юношеском первен­стве ЦС ДСО “Спартак”, после чего он мне прислал несколько писем. В одном из них он пишет: “Спасибо Вам. Если бы не Вы, то я, наверное, еще долго не смотрел бы свои старые партии. Сейчас они кажутся мне очень смешными”.

Большинство молодых шах­матистов, обладающих отлич­ным комбинационным зрением, не упускают возможности вы­звать острую тактическую борь­бу. К сожалению, некоторым из них долго не удается устранить серьезный дефект в своей игре: добившись выигрышной пози­ции, они, вместо того чтобы пол­ностью напрячь волю и попы­таться найти сильнейшее про­должение, заканчивающее пар­тию, расслабляются, полагая, что дело уже сделано.

Увлекаясь расчетом одной, казалось бы, выгодной, возмож­ности, такие шахматисты часто забывают о других. Иногда в це­лях экономии сил и времени это делается сознательно, но заме­тим, что чаще всего в подобных случаях получается противопо­ложный эффект. Ведь известно: стоит упустить сильнейшее про­должение— борьба в партии разгорается с новой силой, а неизбежно возникающая неудов­летворенность сковывает сво­боду творческого воображения, что нередко приводит к про­смотрам, заканчивающимся обидными поражениями.

Неразвитая партия во многом сравнима с несложив­шимся еще детским организмом: единственное, что требуется от обоих, — это спокойное и здо­ровое развитие, без увлечения по­бочными делами”. Нимцович.

Можно заблуждаться, но не следует обманывать самого себя. Кто отважно проводит в жизнь свои взгляды, может, конечно, и проиграть. Но поскольку он стремится понять причины сво­его поражения, оно послужит ему на пользу...

Но у кого уже не хватает храбрости для осуществления своих воззрений, тот теряет свойства борца и приближается к закату”.


Случайные файлы

Файл
56874.rtf
birds.doc
56757.rtf
ref12353.DOC
147537.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.