Бразилия и Кабрал (153242)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

1. БИОГРАФИЯ ПЕДРО АЛЬВАРЕША КАБРАЛА

2. ОТКРЫТИЕ БРАЗИЛИИ

3. ТУРИЗМ В БРАЗИЛИИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



ВВЕДЕНИЕ


В 1500 году, в католическую Пасху, португальские мореплаватели, во главе которых стоял Педру Алвариш Кабрал, увидели землю. Они ещё не знали, что открытая ими земля – современная Бразилия – самая большая страна Латинской Америки.

Путешествие началось 9 марта 1500 года. Выйдя из Лиссабона курсом на юг, флотилия Кабрала примерно до 10° северной широты держалась невдалеке от африканских берегов, а затем повернула на юго-запад, в открытое море. Этот маршрут был разработан во время предыдущих плаваний Диаша и Васко да Гамы, и Кабрал использовал его, чтобы избежать капризной погоды и неблагоприятных течений Гвинейского залива. Предполагалось, что, описав широкую дугу в средней части Атлантики, эскадра благополучно достигнет мыса Бурь и оттуда продолжит свой путь в Индию. Однако случилось непредвиденное. 21 апреля на горизонте показалась земля, причём, судя по карте и навигационным приборам, это не могла быть Африка или один из близлежащих островов. Впоследствии Кабрал объяснял своё открытие стечением обстоятельств или, быть может, волей Провидения: слишком далеко отклонившись от намеченного курса, экспедиция случайно оказалась в тех водах, куда до неё не заходил ни один португальский корабль. Возможно, путешественник говорил правду. Характерные для этих широт сезонные северо-восточные ветры, да ещё вкупе с тёплым Бразильским течением, которое из экваториальной зоны круто поворачивает на юго-запад, действительно могли отнести парусные суда к берегам Южной Америки. Но как могло случиться, что Бартоломеу Диаш, всю жизнь бороздивший Атлантический океан и знавший его, как свои пять пальцев, заранее не предупредил Кабрала о возможном изменении курса? И почему первым к бразильским берегам не прибыл Васко да Гама, который тремя годами раньше следовал в Индию аналогичным маршрутом и, тем не менее, оставил Южную Америку в 1000 км по правому борту?

Из двух закономерных вопросов вытекает третий: а не была ли "ошибка" Кабрала частью тайного плана португальского правительства? Дело в том, что задолго до описываемых событий, в середине XV века, португальцы знали или, во всяком случае, догадывались о существовании какой-то земли - вероятно, острова или архипелага - в юго-западной части Атлантического океана. Старинные морские карты содержат косвенные указания на то, что ещё при жизни Генриха Мореплавателя, в начале 1440-х годов, один из португальских кораблей достиг бразильского побережья в районе современного штата Пернамбуку. К сожалению, документальных подтверждений этого сенсационного факта не сохранилось, так как информация обо всех снаряжаемых в Лиссабоне заморских экспедициях была в то время строго засекречена, чтобы избежать опасной конкуренции со стороны более развитых государств, прежде всего, Испании и Франции.

Что касается «пальмы первенства» в деле открытия и исследования Бразилии, то, подобно тому, как в древности семь городов оспаривали честь называться родиной Гомера, три европейские нации до сих пор спорят о том, чей представитель и насколько опередил Кабрала. Французские историки считают, что всех обогнал Жан Кузен, судно которого случайно прибило штормом к берегам Бразилии в 1488 году. Испанцы гордятся тем, что первыми были именно их соотечественники. Один из них, Висенте Пинсон, 20 января 1500 года достиг восточного выступа Южной Америки у 8°20´ южной широты, а затем повернул на северо-запад и проплыл вдоль побережья до современной Гвианы, открыв по пути удивительное явление – «Пресное море». Не подозревая о том, что обнаружили устье Амазонки, мореплаватели были ошеломлены: почти в 200 километрах от берега, местами на 10-12 метров в глубину, вода оказалась годной для питья! Другой испанец, Диего Лепе, 16 февраля 1500 года подошёл к неизвестной земле у 10° южной широты и оставил сообщение о том, что она простирается далеко к юго-западу. Наконец, португальские исследователи в один голос заявляют, что, даже если Кабрал не был первопроходцем, найдётся немало других путешественников, будь то бывалый моряк Дуарти Пашеку Пирейра или немец на португальской службе Мартин Бехайм, которые между 1490 и 1495 годами плавали у южноамериканских берегов и, стало быть, изучили их раньше кого бы то ни было. Называются разные имена и даты, приводятся разные аргументы, однако бесспорных доказательств той или иной гипотезы по-прежнему нет. Вопрос о том, кому из европейцев, - Кузену, Пинсону или Кабралу - посчастливилось первым увидеть Бразилию, остаётся открытым.

6 сентября 1502 года вернулась, наконец, экспедиция Гонсалу Куэлью, главные выводы которой были таковы: да, по ту сторону океана действительно существует внушительных размеров остров или, вернее, целый материк, заселённый племенами свирепых дикарей-людоедов, которые живут настолько скверно, что тамошние женщины, впервые в жизни увидавшие людей с белой кожей, по доброй воле готовы уехать с ними в Португалию; да, это место отличается необыкновенно мягким и умеренным климатом, и красотою своих пейзажей превосходит самое пылкое воображение; однако, не располагая ни явными запасами золота и драгоценных камней, ни крупными пахотными землями, оно едва ли может принести королевству сколько-нибудь существенные доходы и, стало быть, его освоение в обозримом будущем не представляет реального интереса.

Все вышеприведенные факторы обуславливают актуальность и значимость тематики работы на современном этапе, направленной на глубокое и всестороннее изучение биографии Педру Альвареша Кабрала и открытия Бразилии.



1. БИОГРАФИЯ ПЕДРО АЛЬВАРЕША КАБРАЛА


Педро Алвареш Кабрал (1467-1520) – первооткрыватель Бразилии. Родившийся в замке Белмонте, вероятно в 1467 г. в дворянской семье, поступил по семейной традиции на королевскую службу. Официальный первооткрыватель Бразилии был сыном губернатора Бейры Фернао Кабрала и Изабелл Гувейа. Одиннадцати лет от роду, Педро Гувейа (унаследовавший отцовское имя только с гибелью старшего брата) переехал в Лиссабон, где изучал науки, литературу, историю, космографию, военные дисциплины. С восхождением на трон Мануэла I, Педро Алвареш Кабрал был включен в королевский совет и посвящен в рыцари Ордена Христа, а такой чести в ту пору уже удостаивались немногие. Васко да Гама рекомендовал Мануэлу I его как энергичного человека и хорошего администратора.

Не обладая опытом в морском деле (по крайнем мере подтвержденного документально, возможно, находясь постоянно среди дворянства, он и бывал в Северной Африке), что могло бы хоть как-то объяснить его выбор в качестве капитана, тридцатитрехлетний Кабрал назначается командующим крупнейшей экспедицией за всю предыдущую португальскую историю (13 судов, 10 из которых нау и 3 каравеллы, команда 1500 человек), и под его началом оказываются такие именитые мореплаватели как Бартоломеу Диаш и Николау Коэльо. Он назначается покровителем, Д.Мануэлом, главным капитаном второй экспедиции в Индию вскоре после возвращения Васко да Гамы. Лишь его социальное положение и ходатайство родителей его будущей супруги (свадьба Кабрала и дочери Фернандо де Норонья, Изабелл де Каштру, ожидалась вскоре после возвращения из Индии) могло объяснить этот выбор.

Миссия, задуманная для экспедиции Кабрала, уже не была исследовательской, но сложной и многоплановой, политико-дипломатической, а также коммерческой (что хорошо увязывается с составом судов). Перед экспедицией стояла задача установить в Каликуте торговый пост, факторию (во флотилии следовало судно торгового представителя Айреша Коррейя) и постоянное португальское торговое присутствие в Индии для обеспечения стабильных поставок специй.

Помимо этого, по мнению многих авторов, на экспедицию Кабрала была возложена еще и другая миссия, миссия «официального» открытия Бразилии, для чего ему надлежало изменить курс, чтобы достичь восточного побережья Южной Америки, которое неофициально было уже к тому моменту известно. Так или иначе, хотя первооткрывательство Кабрала оспаривается, 9 марта 1500 года флотилия отправляется из Лиссабона, и 22 апреля 1500 г. новая большая земля на юге Атлантики, названная «Vera Cruz», обнаружена, берег ее был в видимости 10 дней, после чего якорь был брошен в Порто Сегуро (Штат Байя).

Затем экспедиция продолжена согласно первоначальному плану. При пересечении мыса Доброй Надежды были потеряны 4 корабля, и по иронии судьбы на одном из них находился Бартоломеу Диаш, открывший этот самый мыс за 13 лет до происшествия. Интересно, что корабль его брата, Дього Диаша был также в числе потерянных, но успешно вернулся на родину, открыв по дороге остров Мадагаскар.

Затем они проследовали вдоль Мозамбика, Килуа и Мелинде. Успех предприятия по установлению отношений с Индией был относительным (если сравнивать его с попытками установления факторий на Малабарском побережье): Кабралу не удалось закрепиться в Калькутте, т.к. этому, мягко говоря, мешало влияние там мусульманских купцов. Португальская фактория подверглась кровавому разбою, и все ее обитатели погибли. В числе жертв оказался и Перо Ваш де Каминьа, талантливый писатель, автор самого впечатляющего из дошедших до нас рассказа об открытии Бразилии.

Кабрал в ответ приказал подвергнуть город обстрелу и все мусульманские суда, стоявшие там на якоре, были сожжены. Были созданы альтернативные торговые связи с коммерсантами из конкурирующего Кочина, а также приняты посланники из Кулана и Кананора, и, несмотря на все неурядицы, потери людей и судов, экспедиция вернулась домой в 1501 г. с внушительным количеством товара на 5 оставшихся кораблях.


Случайные файлы

Файл
100370.rtf
34127.rtf
53571.doc
53312.doc
175858.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.