Проблемы гендерной асимметрии в современном олимпийском движении (153067)

Посмотреть архив целиком

Проблемы гендерной асимметрии в современном олимпийском движении

2000 год стал по-настоящему знаковым для женщин-спортсменок. Именно в этом году исполнилось ровно 100 лет с того момента, как женщины впервые приняли участие в олимпийских играх. Это отразилось и на Играх в Сиднее, о которых сказали: "У нынешней Олимпиады - женское лицо". Долгие 100 лет шли женщины и к возможности на равных с мужчинами участвовать в спортивных соревнованиях международного масштаба, и к возможности на равных участвовать в управлении международным спортивным и олимпийским движением. Обозначим основные проблемы гендерной асимметрии в современном олимпийском движении.

Вопросы, связанные с так называемой женской проблематикой, занимают сегодня не последнее место в самых разных научных областях: истории, социологии, психологии, этнологии, и в частности в истории и социологии физической культуры и спорта [2, 4, 6, 7, 12 - 15, 24, 27, 28, 31 и др.]. При этом приоритетными являются такие проблемы, как положение женщины в международном спортивном движении, ее право заниматься традиционно мужскими видами спорта, расширение женской олимпийской программы [9 - 11], возможность женщин занимать руководящие посты в международных спортивных федерациях, национальных олимпийских комитетах и непосредственно в Международном олимпийском комитете.

В течение последних 10 - 15 лет и в нашей стране, и за рубежом сохраняется устойчивый интерес к изучению женской проблематики в рамках гендерных исследований, то есть исследований, направленных на изучение пола как социокультурного явления. Использование данных методологических подходов позволяет понять, каким образом складывалась гендерная асимметрия в сфере физической культуры и спорта, как влияет андроцентристское мышление на развитие женского спорта, каким способом можно разрешать гендерные конфликты в международном спортивном и олимпийском движении.

В теории и методологии гендерных исследований базовым положением является различение понятий пол и гендер [3, 4, 5]. Традиционно понятие пола использовалось для обозначения морфологических и физиологических различий, на основе которых человеческие существа (и многие другие живые организмы) определяются как мужские или женские. Но помимо биологических отличий между людьми существуют разделение социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении и психологических характеристиках. При этом нетрудно обнаружить: то, что в одном обществе считается "мужским", в другом может определяться как "женское". Еще в 30-е годы известная американская антрополог Маргарет Мид [23] показала, как по-разному в изученных ею обществах определялись роли матери и отца, позиции мужчин и женщин в общественной иерархии. Более того, сами представления о мужском и женском очень вариативны. Так, М. Мид отмечала: "Если те качества темперамента, которые мы считаем женственными - то есть пассивность, отзывчивость, любовь и нежность к детям - могут быть представлены как мужской образец в одном племени, а в другом не приниматься как большинством женщин, так и большинством мужчин, то у нас нет никаких оснований считать такие аспекты поведения обусловленными биологическим полом... Многие, если не все черты личности, которые мы называем мужскими или женскими, так же мало связаны с полом, как одежда, манеры или форма головного убора, которые общество в данный момент предписывает полам" (Mead M., 1935, p. 278 - 280). Впоследствии многие другие этнографы продемонстрировали относительность тех социальных норм, которые в западной культуре выстраиваются на основании биологического пола, а затем представляются как аксиомы культуры. Исторические исследования, проведенные в 70 - 80-е годы с использованием этих идей, показали, что представления о типично мужском и типично женском меняются даже в истории одного и того же общества.

Так возникла необходимость различать биологический пол (в английском языке обозначаемый словом sex) как совокупность анатомо-биологичес ких особенностей и социальный пол (по-английски - gender) как социокультурный конструкт, который общество "надстраивает" над физиологической реальностью. Понятие гендера обозначает в сущности и сложный социокультурный процесс: продуцирование обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат - социальный конструкт гендера (Women's Studies Encyclopedia, p. 153). Конструирование гендерных различий протекает через определенную систему социализации (которая воспитывает разные навыки и психологические качества у девочек и мальчиков), разделение труда между женщинами и мужчинами и принятые в обществе культурные нормы, роли и стереотипы (например, спорт - исключительно маскулинная сфера деятельности). При этом гендерные роли и нормы не имеют универсального содержания и значительно различаются в разных обществах. В этом смысле быть мужчиной или женщиной означает вовсе не обладание определенными природными качествами, это означает выполнять предписанную тебе гендерную роль и соответствовать определенным стандартам (например, девочки должны любить художественную гимнастику, а мальчики - футбол и борьбу, если мы говорим о сфере физической культуры).

В отличие от первого - биологического - аспекта пола в его социальном аспекте содержатся неявные ценностные ориентации и установки, сформированные таким образом, что все определяемое как "мужское" или отождествляемое с ним считается позитивным, значимым и доминирую щим, а определяемое как "женское" - негативным, вторичным и субординируемым. Это проявляется не только в том, что собственно мужчина и мужские предикаты являются доминирующими в обществе. Многие не связанные с полом и феномены, и понятия (природа и культура, чувственность и рациональность, божественное и земное и многое другое) через существующий культурно-сим волический ряд отождествляются с "мужским" или "женским". Таким образом, создается иерархия, соподчинение внутри уже этих - внеполовых - пар понятий. При этом многие явления и понятия приобретают специфическую "половую", или гендерную, окраску. Для обозначения культурно-сим волического смысла "женского" и "мужского" сегодня используются термины "фемининный" и "маскулинный" соответственно. Благодаря этим терминам оппозиция мужского и женского утрачивает биологические черты, а акцент с критики в адрес мужчин и их шовинизма переносится на раскрытие внутренних механизмов формирования западной культуры [2, 3, 5, 6, 16, 22].

Одним из таких механизмов оказываются властные отношения, пронизывающие собой такие, казалось бы, далекие от власти сферы, как отношения между мужчинами и женщинами. И это становится очевидным в связи с разработкой категории гендера и методологии гендерного анализа. Оказывается, что гендер, и как модель социальных отношений между женщинами и мужчинами, и как культурный символ, конституирует доминирование мужского в обществе и подавление женского. Гендер, таким образом, оказывается одним из базовых принципов социальной стратификации. Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, люди, в свою очередь, воспроизводят гендерные различия и одновремен но обусловленные ими системы господства и властвования. Основой методологии гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, а анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендер [2 - 4].

Ярким показателем андроцентризма и "гендерной слепоты" в сфере физической культуры и спорта является в настоящее время поиск равных для женщин возможностей участия в олимпийском движении [1, 17, 19, 20, 25, 26, 29]. Сложность состоит в том, что женщины имеют минимальное представительство в официальных органах спортивных организаций, обладающих правом принятия решения. Национальные олимпийские комитеты (НОКи), под контролем которых находятся олимпийские виды спорта в отдельных странах; международные спортивные федерации (МСФ), обладающие монопольным правом представления олимпийских видов спорта; сам Международный олимпийский комитет, который принимает окончательное решение о включении видов спорта в программу Олимпийских игр, являются организациями, абсолютное большинство членов которых составляют мужчины. Только в 80-е годы небольшое количество женщин появилось на высших уровнях управления международными спортивными организациями, но это было исключением из правил. Да и их деятельность не могла оказать серьезного влияния на принятие различных решений: в 167 национальных олимпийских комитетах всего 7 женщин занимали пост президента и 4 - пост генерального секретаря. Президент спортивной федерации по конному спорту была единственной женщиной среди президентов 48 международных федераций по олимпийским видам спорта, 2 женщины работали генеральными секретарями. С момента образования Международного олимпийского комитета (1894 г.) и до 1981 г. ни одна женщина не входила в его состав. Единственной для женщин возможностью стать членом МОК было проведение широкой кампании по ее выдвижению и защите. Но хотя лорд Килланин предпринимал такие попытки во время своего президентства в МОКе (начиная с 1972 г.), абсолютное большинство других членов оставались настроенными категорически против представи тельства женщин в нем. Например, в 1977 г., когда МОК выбирал одновременно 12 новых членов, ими стали только мужчины. В том же году МОК противился созданию трехстороннего комитета (МОК, НОКи и МСФ) по женским видам спорта. Только в 1980 г., когда президентом стал Хуан Антонио Самаранч, в состав МОК были наконец кооптирова ны две женщины. (Необходимо уточнить, что с 1973 до 1985 г. Моник Берлю занимала пост официального директора МОК, но это была административ ная должность без права голоса). В 90-х гг. Самаранч постоянно проводил активную работу по введению женщин в состав МОК: женщины стали работать в различных комиссиях МОКа и занимать ответственные посты в секретариате. Так, в 1993 г., из 93 членов МОК 7 были женщинами. Мужчинами были президент и четыре вице-президента, а в число 6 членов исполнительного комитета входила одна женщина. В декабре 1999 г., выступая на праздновании 10-летнего юбилея Олимпийского комитета России в Москве, Хуан Антонио Самаранч отметил, что из 113 членов МОК - 13 женщин. Увеличение представительства женщин в руководящих спортивных органах он относит к своим достижениям на посту президента МОК.


Случайные файлы

Файл
97078.rtf
132203.rtf
147644.rtf
ref-18978.doc
10818-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.