Спорт — как эквивалент национальной идеи (2723-1)

Посмотреть архив целиком

Спорт — как эквивалент национальной идеи

Николай Переяслов

Проекция состояния национальной идеи на сегодняшнюю ситуацию в российском спорте.

Июнь 2002 года.

Смотрел сегодня по телевизору транслировавшуюся из Йокогамы встречу футбольных сборных России и Японии, в которой наши проиграли японцам со счетом 0:1. Сказать, что это меня сильно раздосадовало, значит, не сказать ничего, так как, на мой взгляд, этот проигрыш красноречивейше свидетельствует собой о том, что у нас на сегодняшний день не осталось уже даже национального футбола. На фоне стремительной (и боюсь, что бесповоротной) потери нами экономической, политической и военной мощи, происходящей в условиях катастрофического обнищания большинства населения страны и сверхобогащения кучки так называемых “олигархов”, игра российской сборной на Чемпионате Мира по футболу была той последней надеждой, которая еще оставляла сознанию хотя бы малюсенький шансик цепляться за нашу возможную победу, твердя себе при этом, что хотя бы здесь, на футбольно-спортивной арене, мы еще не утратили до конца чувства нашей национальной гордости — того последнего, может быть, признака, который еще оправдывает употребление в отношении нас понятия единого народа.

К сожалению, тренер российской сборной Олег Романцев с самого начала сориентировал команду не на атакующую игру, а исключительно на оборонительную, словно бы не понимая, что ставка на девяностоминутную оборону как бы заведомо предполагает постоянное присутствие игроков команды противника у наших ворот, что рано или поздно может обернуться для нас пропущенным мячом. Печально, но именно так всё в начале второго тайма и случилось, а поскольку в составе команды был только один нападающий (остальные — защитники и полузащитники), то и отыграть этот гол до конца матча оказалось задачей непосильной. Тем более, что Романцев почему-то большую часть игры держал на скамейке запасных лучшего нападающего нашей сборной — 21-летнего Дмитрия Сычева, тогда как на поле маялись не позалечивавшие как следует свои вывихнутые мениски да травмы старики.

Всё это очень похоже на то, что происходит ныне и с самой Россией. Приняв как данность присутствие у наших “ворот” всевозможной зарубежной сволочи, мы практически совсем перестали думать о том, что нашу политическую “игру” можно построить и так, чтобы защищаться приходилось не нам, а нашим соперникам, и чтобы бояться вынуждены были не мы их, а — они нас. Но для этого мы первым делом должны иметь твердую нравственную опору, базирующуюся на осознании себя великим народом, а мы (из-за того, что кто-то навесил на это чувство ярлык шовинизма) боимся этого, точно чего-то постыдного или даже преступного. Последнее время мы как бы уже вообще боимся называть себя русскими и говорим о себе: россияне. Да и что у нас осталось исконно русского? Экономику свою мы, глядя на Запад, переделали по рыночному образцу, политику тоже, введя в стране Парламент и Президента. Книги печатаем главным образом переводные, а если написанные нашими авторами, то обязательно по западным образцам. На телевидении сегодня — сплошь американские боевики да порнуха, наше национальное кино, похоже, осталось стопроцентно в прошлом. Увы, как недавно заметила в “Литературной газете” (№ 23 за 5—11 июня 2002 года) Майя Ганина: “Россия — это разорённая, ограбленная «оценщиками» земля, совсем еще недавно благодатная, богатая, и людьми, её населявшими, нежно, без корысти и расчета любимая. РОССИЯ — ЭТО БЫЛИ МЫ. ТЕ, КТО УШЁЛ И УХОДИТ. А ТО, ЧТО ОСТАЛОСЬ, — УЖЕ НЕ РОССИЯ...”

Как это ни печально, но за последнее десятилетие произошла такая стремительная ломка и смена нашего менталитета, что сегодняшний русский народ — это уже совсем не тот народ, который возводил Днепрогэс, выигрывал Сталинградскую битву, создавал космическую станцию “Мир” и стоял в очередях за книгами Юрия Бондарева. Того народа, к сожалению, уже просто-напросто не существует, и не замечать этого — невозможно...

* * *

В вечерних новостях показали бесчинства, которые устроила сегодня в центре Москвы молодежь по случаю проигрыша нашей футбольной сборной. Несколько тысяч пьяных болельщиков переколотили все прилегающие к Манежной площади ларьки и витрины, сожгли и перевернули 80 автомашин, ну и само собой устроили несколько драк, в результате которых один человек погиб и пятьдесят с лишним были госпитализированы.

Такова цена крушения последней надежды на возрождение национального величия. Печально, но даже социальный протест оказался выражен нами не в национальном духе, а по тем заграничным схемам, которые нам прививало в течение последних десяти лет наше телевидение, показывая молодежные бунты в Англии, Франции или Германии…

* * *

Сегодня специально остался дома, чтобы посмотреть по телевизору встречу сборных команд России и Бельгии, от исхода которой зависит наше дальнейшее участие (или неучастие) в чемпионате мира.

Увы, как ни печально это осознавать, но игру мы самым позорнейшим образом продули. Тренер команды Олег Романцев опять дал игрокам губительную установку на ничью, но при этом не организовал как следует не только нападение (раз уж ему не нужна была победа), но и оборону (хотя проигрыш-то уж нам был явно ни к чему!).

При этом он опять держал на скамье запасных нашего лучшего нападающего — Дмитрия Сычева, и только во втором тайме выпустил на поле не уступающего ему по активности Александра Кержакова, да и вообще построил игру так, что мы проиграли бельгийцам со счетом 2:3 и в результате этого вылетели из дальнейшего участия в чемпионате.

Никаких погромов на этот раз болельщики в Москве не устраивали. Но я смотрел, как на Манежной площади плакали двадцатилетние парни, и это было едва ли не страшнее, чем видеть перевернутые и горящие автомобили. Этот проигрыш явился для нас не просто огорчением, но стал последней каплей национального позора, продемонстрировав, что страна окончательно вышла на путь пораженчества…

* * *

Поражение российской сборной по футболу показало нам, что время оборончества и психология оборончества к сегодняшнему дню себя полностью исчерпали. Чтобы нам вырваться из полосы поражений (которую знаменуют собой разбомбленная на наших глазах и при нашем бездействии Сербия, сброшенная нами с неба по американской указке станция “Мир”, потопленный прямо у нас под носом натовскими субмаринами атомоход “Курск”, отнятые на зимней олимпиаде у наших спортсменов медали и подобные им явления), нам — точно так же, как атакующий футбол, — нужны атакующая литература и питающая её атакующая идеология. Для чего надо как можно быстрее сломать скамейку запасных и выпустить на поле все молодые и дерзкие силы Отечества…

* * *

Смотрел финальную игру сборных команд Бразилии и Германии. Бразилия победила со счетом 2:0 и стала пятикратным чемпионом мира. Теперь у них несколько дней будет идти всенародное ликование. Вот что значит, когда футбол заменяет собой в стране национальную идею…

* * *

Никак не могу отойти от мыслей о футболе. До сих пор ощущаю в душе неприятный осадок от поражения нашей футбольной сборной на Чемпионате мира, после которого стало очевидно, что у нас на сегодня не осталось уже не только своей национальной армии, национальной экономики, культуры, науки, медицины и прочего, но — и футбола. Гордости национальной не осталось, вот что самое страшное...

Апрель 2003 года.

Вчера в Правлении Союза писателей России состоялась презентация трёхтомной книги Анатолия Хлопецкого “От святого Николая до Президента”, посвященной истории создания такого вида спорта как самбо. Были председатель СП России В.Н. Ганичев, его помощник С.А. Лыкошин, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, руководители Комитета национальных и неолимпийских видов спорта России, директор издательства “Янтарный сказ”, другие гости.

Лучше всех, как всегда, говорил владыка Кирилл...

Лично мне в этой книге больше всего запомнился один эпизод, в котором рассказывается притча о том, как японский крестьянин, получивший в наследство от умерших родителей дом с растущим перед ним орехом, однажды взял и срубил переставшее плодоносить дерево, и из-за этого от него отвернулась вся деревня. Потому что дерево — даже если оно растет у твоего личного порога и больше не дает плодов — это все равно достояние ВСЕГО ОБЩЕСТВА, так как люди привыкли видеть его изо дня в день на этом месте, любоваться его зеленью, слышать шелест его листьев, пережидать в его тени полдневную жару, да и вообще оно давно уже стало ЧАСТЬЮ ДЕРЕВНИ. “Что же мне теперь делать? — спросил крестьянин у местного мудреца. — Как мне восстановить добрососедские отношения?..” “Посади на этом месте новое дерево”, — посоветовал ему на это мудрец. “Но ведь оно будет так долго расти! Разве я дождусь при своей жизни плодов от него?” — закручинился крестьянин. “А те, кто сажал орех перед твоим домом, разве думали о плодах с его ветвей?” — резонно заметил мудрец...

Думаю, что образ дерева, посаженного НЕ ДЛЯ СЕБЯ, а для того, чтобы под его тенью отдыхали ДРУГИЕ и чтобы ДРУГИЕ насыщались его плодами, это очень мощный символ, под который подпадает и такая основополагающая категория как национальная идея. Сегодня у нас такой идеи нет — и мы стали точно деревня без дерева. Вспомним недавний провал российской сборной на Мировом чемпионате по футболу — это было почти так же трагично, как падение Багдада для иракцев.

Книга Хлопецкого о самбо — это попытка поставить на место идеи национальной идею спортивную, благословлённую еще равноапостольным Николаем Японским...


Случайные файлы

Файл
61925.rtf
Chast2b.doc
163032.rtf
142207.rtf
79706.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.