Различные материалы к семинарам по философии (прогресс)

Посмотреть архив целиком

Рождение философии техники обычно связывают с появлением книги И. Бералюна «Руководство по технологии или познание ремесел, фабрик и мануфактур» (1777). Однако значительно позже Э. Каппа написал труд «Основные черты философии техники» (1877), переизданный в ФРГ спустя столетие, и чаще всего отсчет ведется именно с этого времени (Подробнее об этом: философия техники в ФРГ. М., «Прогресс», 1989).

В числе предшественников современного философского анализа техники можно назвать Э. Каппа, Ф. Дессауэра, М. Хайдеггера и К. Шилинга. Основная идея первого из названных философов заключается в стремлении понять феномен техники на базе «органопроекции», путем выделения ее из развития самой природы. Техника представляет собой некую искусственную среду, но она идет от природы, а вовсе не является творением иного субстата.

Машина не что иное, как проекция органов человека на природный материал. В ходе эволюции живой природы, по мнению Каппа, возникает новый феномен, истоки которого в «природной душе», то есть в целостности живого организма, управляющего материальным телом. И социальная техника – это результат разрешения противоречий между органами тела и их функциями, проекция анатомических и физических особенностей органов человеческого существа. Такая проекция детерминирует становление сознания, которое своеобразно продолжает «природную душу».

С этой концепцией вел полемику известный философ-неотомист Ф. Дессауэр. Его также интересовала проблема происхождения техники, раскрытие ее сущности. Общая же ссылка на «природную душу» не удовлетворяла неотомиста, он не соглашался с тем, чтобы рассматривать технику как простое применение законов природы. Разумеется, техника, связанная с законами природы, не может не считаться с ними, то есть не может выйти за их пределы. В технике обнаруживается какой-то автономный смысл. Она служит воплощением иных установлений.

Дессауэр постулировал существование неких верховных, предусмотренных технических идей, которые не рождаются в человеческом разуме, а лишь улавливаются им. Технические идеи, по его мнению, не что иное, как мысли Бога, проявление светлого разума творца. Предмет техники может существовать материально, но он может обнаружить себя и в мире идей, в области «возможного бытия».

«Первоначальным бытием» предмета техники является его «возможное бытие» как идея Бога, а конечной ступенью – познанное бытие. Признавая обусловленность техники природными предпосылками, Дессауэр, тем не менее, отвергал существование исторических, общественных факторов в оценке генезиса и развертывания техники. Она рассматривалась им как самостоятельный феномен, имеющий неизменную специфику. Когда мы говорим о технике, утверждал он, как о целостности, то имеем в виду нечто постоянное, непреходящее, небренное, находящееся вне течения времени. Говорить о прогрессе техники, по его мнению, можно только относительно единичных объектов техники.

Дессауэр не считал автоматизацию новым явлением технического прогресса. Напротив, он полагал, что она планомерно развивается с древних времен, будучи неизменным результатом действия вечных законов самой техники.

В статьях Хайдеггера ставится широкий круг проблем, имеющих непосредственное отношение к философии техники, – возникновение и специализация наук, связь науки и техники, планетарное расположение научной технологии, ее будущее (см. Хайдеггер М. Вопрос о технике. // Новая технократическая волна на Западе. М., «Прогресс», 1986).

Основной вопрос философии Хайдеггера – «что такое бытие?» Это понятие – наиболее темное и предназначено быть проясненным. Спрашивать о бытии – значит просветлять вопрошаемое сущее, вот – бытие в его – бытие. Техника есть способ самореализации человечества. Она первична по отношению к обществу. Хайдеггер толкует ее в духе Дессауэра, как некую первооснову, человеческое начало.

Современные западные исследователи, обращаясь к наследию Хайдеггера, усматривают в нем предтечу самых различных умонастроений. С одной стороны, такие исследователи, как А. Димер, Х. Сколимовски видят в творчестве немецкого философа мощную культуропессимистическую струю. Ведь именно Хайдеггер показал, что техника не просто конструирует «технический мир», в котором она победоносна и универсальна. Нет, она подчиняет своему диктату едва ли не все пространство бытия.

Присущая ей логика проникает в социальное и человеческое измерение истории. Ее инструментальный разум поражает все сознание эпохи. Таким образом, Хайдеггер резко порвал с традицией европейской философии техники, которая акцентировала свое внимание на непосредственных, «очевидных» достояниях прогресса. Он показал, что последствия вторжения техники многообразны и в отдаленной перспективе даже труднопредсказуемы. Технологическая предопределенность едва ли не фатальна для человека в том смысле, что содержит в себе некую непредсказуемую заданность мышления, поведения, сознания.

Вместе с тем, в широком мировоззренческом подходе к технике у Хайдеггера обнаруживается и другая, «позитивная» тенденция. Техника оказывается у него не просто средством достижения конкретной цели, инструментом прагматических заданий. Она представляет универсальную ценность вселенского масштаба. Техника, может быть сопоставлена разве что со значением истины. Сферу открытости Хайдеггер оценивает, как греческую «алетейю», то есть истину, этимологически трактуя ее как «несокрытность».

Техника у Хайдеггера – важнейший способ обнаружения глубинных свойств бытия. Она позволяет выявить то, что сокрыто в нем, должно быть угадано и представлено в подлинном, неискаженном лике.

Через сущность техники человек говорит с бытием, слышит его зов. Но импульс может быть угадан неверно, ибо техника провоцирует человека на ложное самораскрытие. По мнению Хайдеггера, бытие невозможно без человеческого существования. Человек преображает вещи, переводя их из состояния «наличности» в состояние «сподручности». Техника вырастает из природного материала, но она входит в экзистенциальную структуру бытия человека, который обладает способностью объектировать свои замыслы.

Главная опасность по Хайдеггеру не в технике, не в «технизации жизни» (см. Тавризян Г.М. Техника. Культура. Человек. М., «Наука», 1986, гл. 2: «Техника, человек, бытие в философии экзистенциализма»). Нет никакой демонии техники, но есть опасность непонимания ее сущности. Важнейшая задача сейчас – это найти технике «внетехническое» обоснование, определить ее истинную перспективу в истории человеческой культуры.

Хайдеггер отмечал, что греческое слово «техне» означало не только деятельность ремесленника, умение, мастерство, но также искусство вообще. Стало быть, существенное в технике не делание, не манипулирование, а обнаружение. Техника, по мнению Хайдеггера, уходит корнями вглубь, в сферу истины. Эти установки немецкий философ аргументировано развивает в своем небольшом докладе «Поворот» (1949 г.), опубликованном в 1962 г. Немецким философом отвергается представление о том, что техника есть средство в руках человека. Напротив, именно человек «выдан» технике, «затребован» ею. И в этом истоки опасностей, которые подстерегают человека.

Близки к Хайдеггеру попытки К. Ясперса отыскать радикально иную систему интеллектуального постижения бытия, обрести возможности всепроникающей и целостной картины реальности. В работе «Истоки истории и ее цель» философ рассматривает технику как новый фактор мировой истории (см. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., Политиздат, 1991, с. 28...288). Он призывает к осознанию современной эпохи и приходит к выводу, что лишь в масштабе истории становится понятным, какие глубокие изменения, подготовленные в течение двух последних веков, произошли в наше время. Эти изменения не сравнимы ни с чем, что известно людям из истории прошедших пяти тысячелетий (см. Ясперс К. Современная техника. // Новая технократическая волна на Западе. М., «Прогресс», 1986).

С появлением современной техники все изменилось. Она знаменовала собой резкое усиление социальной динамики. В общей картине предыдущей истории обнаруживается последовательность, даже единство. Ясперс в упомянутой работе «Истоки истории и ее цель» подчеркивает, что техническая цивилизация уже по своему объему, богатству и многообразию занимает особое место во всей истории познания. Техника, по имению Ясперса, приобрела огромное значение не только для Европы и западной культуры в целом, но и для всего мира. Она преобразует все, что на протяжении тысячелетий человек обрел в области труда, жизни, мышления, в области символики. В оценке огромной преобразующей мощи техники Ясперс признает вклад основоположников марксизма.

В минувшее десятилетие французский социолог Жак Эллюль стал видным мыслителем Запада. Его книги нашли широкого читателя не только во Франции, но и во многих странах, прежде всего в США.

Эллюль стремится рассмотреть технику как особый феномен и придает термину «техника» широкий мировоззренческий смысл. Он имеет в виду не просто машинные механизмы. Эллюль определяет ее как всю совокупность методов, рационально обработанных и имеющих абсолютную эффективность во всякой области человеческой деятельности. Таким образом, французский исследователь пытается проследить связь техники с рационализмом, с абстрактным мышлением, современным знанием. Он подчеркивает, что техника, как социальное явление, порождена Машиной. Машина не является сущностью техники, ибо последняя представляет собой качественно новую ценность (см. Эллюль Ж. Другая революция. // Новая технократическая волна на Западе. М., «Прогресс», 1986).


Случайные файлы

Файл
153308.rtf
66294.rtf
4489.rtf
22496.rtf
11099.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.