Участие защитника в предварительном следствии (149202)

Посмотреть архив целиком

Курганский Государственный Университет






Группа Ю-401

Специальность «Юриспруденция»




Контрольная работа

по уголовному процессу


Тема: Участие защитника в предварительном следствии.






Выполнил: Проверил:






г. Курган, 1998г.




ПЛАН:


  1. Гарантии прав защитника на участие в следственных действиях.


2.Процесс доказывания: права и обязанности защитника.


3.Доказательства обвинения: допустимость их с точки зрения защитника.


4.Помощь адвоката свидетелям преступления.


5.Заключение.
































Уголовно-процессуальный закон (ст.51 УПК) предоставляет защитнику право участвовать в следственных действиях, которые производятся с участием подзащитного подозреваемого или обвиняемого. Это действенное средство осуществления защитником своих функций на предварительном следствии. Надо ли ему участвовать в следственных действиях, решает сам защитник. Однако он обязан это делать, если подзащитный изъявил такое желание, а также в случаях, когда тот является несовершеннолетним либо страдает психическими или физическими недостатками, препятствующими самостоятельному осуществлению защиты.

Даже тогда, когда адвокат считает, что его присутствие на том или ином следственном действии ничего не дает с точки зрения защиты, но подзащитный настаивает на своем, игнорировать его волю было бы неверным в этическом, да и в правовом плане.

Право защитника на участие во всех следственных действиях с участием подозреваемого (обвиняемого)должно быть гарантировано обязанностью следователя своевременно уведомить защитника о времени и месте их производства. Закон (ст. 51 УПК)не оставляет сомнений относительно обязанности следователя ставить защитника в известность о намерении осуществить конкретное следственное действие с его подзащитным. И тем не менее есть необходимость адвокатам сразу же после вступления в дело ставить в известность следователя в письменной форме о намерении принимать участие в следственных действиях. Это объясняется тем, что судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской федерации в данном вопросе занимает такую позицию, что закон не обязывает следователя извещать защитников о всех проводимых следственных действиях. О намерении последних принимать в них участие должны свидетельствовать заявления об этом или ходатайства (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1992, № 4,с. 8).

Нередко защитник оказывается не в состоянии принять участие в том или ином следственном действии в назначенное следователем время и вынужден просить перенести его.

Если это можно сделать без ущерба для расследования, следователи обычно удовлетворяют просьбу адвоката. Однако некоторые следственные действия носят неотложный характер и промедление с ними чревато утратой доказательств. К тому же у следователей в производстве, как правило, находятся десятки уголовных дел. Поэтому адвокату, принимающему на себя защиту по новому делу, целесообразно соизмерять свои возможности, чтобы не создавать осложнений следователям или не свести защиту к участию лишь в допросах подозреваемого и обвиняемого и в выполнении требований ст. 201—203УПК.

Участие адвоката в следственных действиях неравнозначно присутствию при их производстве. Защитник в силу новой редакции ст. 51 УПК получил право задавать вопросы допрашиваемым лицам, не испрашивая согласия следователя. Следователь обязан занести в протокол как вопросы, так и ответы. Если защитник сочтет, что записи сделаны неправильно, неполно, неточно, он может потребовать внести в протокол замечания по этому поводу. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Это новшество породило некоторые трудности как для следователей, так и адвокатов. Во-первых, как понимать термин “допрашиваемые лица”? Это те, которых вызвали над опрос, или участники других следственных действий?

Бесспорно, что под допрашиваемыми лицами следует понимать не только тех, кто является участником такого следственного действия, как допрос. Допрос ведется и на очной ставке (ст. 163 УПК). Но, с этой точки зрения, право защитника задавать вопросы допрашиваемым лицам распространяется и на предъявление для опознания, а также на проверку показаний на месте. Элементом процессуального порядка предъявления для опознания является обязанность опознающего дать объяснения, по каким приметам или особенностям он узнал данное лицо или предмет. Если опознающий не назвал этих примет, защитник вправе задать ему соответствующие вопросы.

К сожалению, некоторые следователи право защитника задавать вопросы допрашиваемым связывают исключительно с допросом подозреваемого или обвиняемого. Например , при опознании подозреваемого в разбойном нападении, потерпевший заявил, что опознал его, но ограничился только ссылкой на то, что он запомнил рост и плотное телосложение. Защитник вправе задавать опознающему вопросы, касающиеся его пояснений..

Правом задавать вопросы подзащитному адвокат обладает и при участии в проверке показаний на месте. Поскольку это следственное действие производится только в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый дал “признательные” показания, то большинство адвокатов не видят смысла участвовать в нем. А напрасно. Защитник может обратить внимание на несоответствие воспроизведенных показаний обстановке на месте происшествия и задать вопрос, как это обстоятельство может объяснить подозреваемый (обвиняемый). Есть случаи, когда подзащитный не сумел дать вразумительного ответа, когда он заявлял, что оговорил себя на допросе.

В какой момент следственного действия защитник может задавать вопросы? Вряд ли правильно признать за ним право делать это, когда он сочтет нужным. Участие защитника не должно мешать намеченной следователем тактике допроса, очной ставки, предъявления для опознания, проверки показаний на месте. 3ащитнику целесообразно уведомить следователя о намерении задать вопросы. Следователь же решает, как поступить: предоставить возможность сделать это по ходу следственного действия или после его окончания.

Довольно остро на практике стоит вопрос о том, как поступить защитнику, когда следователь прибегает к неправомерным тактическим приемам в виде так называемых психологических ловушек. Допустимо ли предупреждать подзащитного, что ему не следует отвечать на “каверзный вопрос”? Когда адвокаты это делают возникают конфликтные ситуации. На мой взгляд, защитник вправе так поступать, ибо он не допускает нарушения процессуального закона или, по крайней мере, адвокатской этики. Дача показаний не является обязанностью подозреваемого и обвиняемого. Если он согласился давать показания, то это не означает, что не имеет права отказаться от ответа на вопросы, представляющие собой “психологическую ловушку”. Помочь избежать ее — прямая обязанность защитника.

Среди адвокатов существует мнение, что в знак протеста против применения следователем незаконных тактических приемов можно отказаться от подписи протокола допроса или другого следственного действия. Думается, адвокату следует настаивать на внесении в протокол письменных замечаний, вызванных применением недозволенных тактических приемов. Если защитник задавал вопросы и получал на них ответы, записанные следователем в протокол, сделал письменное замечание по поводу производства следственного действия или фиксации его результатов, то нет оснований отказываться от подписи протокола.

К числу следственных действий, участие в которых адвоката способно оказать содействие в обеспечении законных прав и интересов подзащитного, относится назначение и производство экспертизы. Например, защитник может обнаружить, что производство экспертизы поручено лицу, принимавшему участие в осмотре места происшествия в качестве специалиста, что является основанием для отвода (ч. 3 ст. 67 УПК). Эту юридическую тонкость обвиняемый может не знать.

Помощь защитника при назначении экспертизы может состоять в заявлении ходатайств о назначении эксперта из числа указанных им лиц или о включении дополнительных вопросов. Так, по делу по обвинению в умышленном убийстве М., азербайджанке по национальности, следова-тель прокуратуры Красногвардейского района Москвы назначил судебно-медицинскую экспертизу, от заключения которой во многом зависело решение вопроса о доказанности вины М. Исследовалась и версия об убий-стве потерпевшего во время ссоры случайным знакомым М. Защитник обратил внимание на то, что по характеру смертельного ранения оно было нанесено с большой силой и скорее всего лицом высокого роста, как и убитый. Обвиняемая же была небольшого роста. С согласия следователя постановление о назначении экспертизы было дополнено соответ-ствующими вопросами, сформулированными защитником. Эти вопросы во многом способствовали установлению истины по делу.

Действующий закон (ст.ст.51,193УПК) хотя и не исчерпывающим образом, но все же предусматривает возможность защитника обвиняемого участвовать в назначении, производстве экспертизы и предъявлении обвиняемому экспертного заключения. Поэтому со стороны следователей не возникает в этом плаке возражений Иное положение возникает, когда адвокат защищает подозреваемого. Статья 168 УПК предусматривает, что подозреваемому представляются права обвиняемого только в случаях помещения его в медицинское учреждение в связи с производством судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Соответственно, и об участии защитника подозреваемого в назначении и производстве экспертизы может идти речь только при помещении подзащитного в медицинское учреждение. Во всех других случаях следователь не обязан знакомить подозреваемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта. Это явный пробел уголовно-процессуального закона.


Случайные файлы

Файл
32430.rtf
116591.rtf
125954.rtf
63765.rtf
karta.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.