Умышленная вина и её признаки (ref-15528)

Посмотреть архив целиком

22



МОСКОВСКАЯ ГУМАНИТАРНО-СОЦИАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ.

юридический факультет

кафедра уголовно-правовых и специальных дисциплин.








Реферат по уголовному праву на тему:

«Умышленная вина и её признаки»









Работу выполнил

студент II курса группы Ю 201

Теванян А. А.

Научный руководитель

д. ю. н., профессор Коробейников Б. В.









Москва 2003.

Содержание.


  1. Введение……………………………………………...……3

  2. Субъективная сторона преступления в «теории вины»……..4

  3. Понятие, содержание и социальная сущность вины………...6

  4. Умысел как форма вины и его виды………………………….8

4.1 Прямой умысел………………………………………..12

4.2 Косвенный умысел……………………………………15

  1. Двойная форма вины…………………………………………17

  2. Разграничение косвенного умысла и преступного легкомыслия…………………………………………………..19

  3. Заключение……………………………………………………21

  4. Список использованной литературы……………………...22

























Введение.


На протяжении многих лет юристы ведут дискуссии о том, что такое вина: категория моральная или социальная, личностная или юридическая. Какой смысл вкладывает обыватель в слово «вина», какой смысл вкладывает в него подсудимый, какой смысл вкладывает в него юрист и наука уголовного права? Рассматривая ее с различных сторон, ученые говорят о ней, как об основании уголовной ответственности, как об одной из составляющей субъективной стороны преступления наряду с мотивом и целью. Такое понятие теории уголовного права как формы вины занимают в ней одно из важнейших мест.

В настоящей работе будет рассмотрено понятие, содержание и социальная сущность вины, подробно будет рассмотрена такая форма вины, как умысел, затронут вопрос о «двойной» форме вины и об отделении косвенного умысла от преступного легкомыслия. Цель реферата раскрыть все аспекты затронутой темы, глубже понять теоретическое и практическое значение вины в современных реалиях уголовного права.


























Субъективная сторона преступления в «теории вины».


Для чёткого и точного уяснения сущности вины для нас просто необходимо выяснить её место в теории уголовного права, определить её функции в связи с корневыми столпами науки уголовного права.

Преступление, как общественно опасное деяние, совершается при взаимной обусловленности объективных и субъективных признаков. К числу первых относится объект и объективная сторона. К числу вторых – субъект и субъективная сторона. Общим для названных признаков является то, что они с разных сторон характеризуют одно и тоже социальное явление – преступление.1 Однако в теории науки нам представляется возможным вычленить отдельные признаки из их совокупности. В отличие от объективной стороны, субъективная сторона преступления является его внутренней (по отношению к объективной стороне) характеристикой. Наиболее просто её можно обозначить как психическое отношение преступника к совершённому им преступлению. Развивая мысль, можно сказать, что субъективная сторона преступления характеризует отношение сознания и воли субъекта к совершённому им общественно опасному деянию и его последствиям. Содержание субъективной стороны преступления составляют: вина, мотив и цель преступления, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления. Все эти признаки характеризуют процессы, происходящие в психике лица, совершившего преступление. Схематически содержание субъективной стороны преступления можно выразить следующим способом.


Субъективная сторона преступления




Вина

Мотив

Цель

Эмоциональное состояние (аффект)





Умысел

Неосторожность



«Психика представляет собой внутреннее содержание жизни человека, его мысли, чувства, намерение, волю. Психические процессы обычно подразделяются на интеллектуальные, эмоциональные и волевые. При этом надо иметь в виду, что такое деление является условным, и в отдельности такие процессы не существуют. Лишь в единстве, тесном сплаве интеллекта чувства и воли и существует психика человека».2

Каждый из признаков, образующих субъективную сторону преступления, характеризует психическое содержание преступления, но значение этих признаков неодинаково.

В соответствии со сформулированным в УК принципом вины лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.1 Но возникает вопрос, по каким критериям устанавливать вину?

Развитие учения о вине в науке уголовного права происходило не прямолинейно. В разные периоды высказывались различные точки зрения. Наиболее острой была дискуссия 50-х гг. (в некоторых источниках 40-х гг.), которую принято характеризовать как дискуссию между сторонниками «психологического» и «оценочного» понимания вины. Вкратце, суть взглядов сторонников психологической теории вины состояла в том, что вина существует объективно, вне сознания юристов. Она познаваема. Познать форму вины правоохранительные органы могут по действиям преступника. Сознание и воля лица, совершающего преступление, находится в определённом сочетании друг с другом, и в зависимости от этого вину, можно определить как умысел или неосторожность. В итоге дискуссии оценочная теория, сторонники которой виной считали оценку, данную общественно опасному деянию судом, была отвергнута.2

Надо отдать должное правоведам, склонившимся к психологическому пониманию вины и, освободив тем самым данную категорию от влияния политических, социальных и нравственных оценок, чреватых тяготением к объективному вменению. Психологическая концепция вины требует от суда (прокурора, следователя) устанавливать действительное субъективное отношение лица к содеянному, а не определять его виновность по своему внутреннему убеждению в виде морального упрёка, основанного на отрицательной общественной оценке личности и её деяния. Наличие чётко разработанных в законе форм вины не допускает расширительного и произвольного толкования субъективного отношения, сужая его до нормативно установленных инструментальных форм.

Психологическое понимание вины, ограниченное законодательно определёнными формами умысла и неосторожности, представляет собой серьёзную преграду для объективного вменения, в связи с чем любая фактическая, но невиновная причастность к деянию, какие бы тяжкие последствия оно не причинило, не может рассматриваться как совершение преступления и служить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

В отличие от вины мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица при совершении преступления не являются необходимыми признаками состава преступления. Они включаются законодателем в число признаков состава не всех, а лишь некоторых преступлений и в этих случаях они также превращаются в основание уголовной ответственности. Тем не менее, они могут оказывать существенное влияние на назначение наказания, выступая в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств, также они нередко имеют важное значение для установления вины, для отграничения умышленной вины от неосторожной. Например, смерть человека, наступившая от выстрела из ружья, в зависимости от конкретного содержания мотивов и целей стрелявшего лица, может быть причинена умышленно или неосторожно, а может быть и невиновно.

В общем, мотивация и целеполагание лица раскрывают то, ради чего оно в ущерб интересам других лиц, общества и государства совершает общественно опасное и уголовно-наказуемое деяние.

Понятие, содержание и социальная сущность вины.


Уголовный закон не даёт официального понятия вины, а определяет её через формы. Согласно ч.1 ст. 24 УК РФ: «Виновным в преступлении признаётся лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности». И умысел, и неосторожность являются формами виновного психического отношения лица к совершённому деянию и, как упоминалось ранее, различаются в содержании и соотношении интеллектуального и волевого моментов умысла. Понятие вины также даёт нам и наука уголовного права.

«Вина – это предусмотренное законом психическое отношение в форме умысла или неосторожности лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его общественно опасным последствиям».1

« Вина – предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества».2

Деяние должно быть не любым, а общественно опасным, то есть причинять вред личности, обществу, создавать угрозу такого вреда, последствия, если они есть, должны быть общественно опасными, всё поведение субъекта при совершении деяния должно выражать отрицательное отношение к интересам личности и общества.

Таким образом, мы можем сказать, что вина – предусмотренное уголовным законом психическое волевое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и к его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности, в котором проявляется антисоциальность деятельности виновного, порицаемая судом от имени государства.

Закон рассматривает вину как родовое понятие умысла и неосторожности, не включая других психологических моментов в это понятие. Центральное место среди категорий, характеризующих вину, занимает содержание. Составными элементами в этом случае являются сознание и воля. Разные комбинации сознательного и волевого элементов образуют различные модификации вины. Предметное содержание этих элементов в конкретном преступлении определяется конструкцией состава данного преступления.

При совершении преступления сознанием лица охватываются самые разнообразные обстоятельства. При убийстве, например, преступник может осознавать сложность сокрытия трупа, вероятность того, что он будет разоблачен, наказан, однако эти элементы сознания не входят в интеллектуальный момент вины. Входит же в этот момент только то, что предусмотрено составом ст. 105 УК РФ. «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку…». Преступник осознавал тот факт, что в результате его действий (бездействия) неизбежно или реально возможно наступит смерть человека, что его действия общественно опасны. Содержание интеллектуального момента вины определяется способом законодательного описания преступления. В него входит осознание характера объекта, того, на что посягает преступник, на какие общественные отношения, и характера совершаемого действия или бездействия. В материальных же составах интеллектуальный момент включает и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий. В некоторые составы законодатель вводит такие дополнительные признаки общественно опасного деяния, как место, время обстановку и т. п. Осознание этих дополнительных признаков также входит в содержание интеллектуального элемента вины.

«Воля - это практическая сторона сознания, которая заключается в регулировании практической деятельности человека. Волевое регулирование - это сознательное направление умственных и физических усилий на достижение цели или удержание от активности».1

Волевое содержание вины также определяется конструкцией состава преступления. В волевой момент входят признаки, определяющие в своей совокупности состав преступления. При этом сюда не входят признаки самой субъективной стороны преступления, такие, как мотив, цель. В нашем случае с убийством преступник должен желать наступления смерти другого человека, сознательно допускать либо относиться к ее наступлению безразлично.

В зависимости от интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта, различают формы вины. Понятие форм вины отражено в законе в ст. 25 - умысел, в ст. 26 - неосторожность.

Кроме интеллектуального и волевого моментов в литературе выделяют, как дополнительный, эмоциональный компонент человеческой психики, входящий в содержание вины. Об этом, в частности, говорит Гилязев Ф.Г.2 и Злобин Г.А.3

Эмоциональный процесс рассматривается, как единство интеллектуального и волевого моментов, рассматриваются эмоции, как реакции на внешние раздражители. Процесс формирования и проявления криминогенного поведения может занимать иногда очень короткий промежуток времени, действия в этом случае производятся почти автоматически. Это говорит о том, что в сознании, а может быть на подсознательном уровне, преступника изначально заложены установки, противоречащие моральным устоям, ценностям, интересам личности, общества.

На данном этапе разговора о вине справедливым будет перейти к вопросу о ее социальной сущности.

Вина, прежде всего, является социально-психологическим явлением, специфическим продуктом, возникающим в процессе отношений личности с социальной средой. Вне социальных отношений вина вообще не существует. Человек - участник отношений, в процессе которых формируется его поведение, качества и свойства его характера. В уголовно-правовой науке функция вины ограничена пределами самой науки и применяется для определения психического отношения субъекта к своему деянию, его последствиям и социальной их оценке. В широком смысле, выходя за рамки уголовно-правовой науки вину можно определить, как совокупность социально-психологических свойств, приобретенных в процессе социального общения и характеризующих отрицательное отношение личности к охраняемым уголовным законом интересам и ценностям общества, которое выражается по отношению к ним в общественно опасном деянии.4

Последнее в этом разделе это теоретический разбор аспектов вины. Они достаточно хорошо разработаны в теории и позволяют рассматривать проблему вины с различных позиций.

1.Психологический аспект. Раскрывая сущность вины, юристы пользуются такими психологическими понятиями умысла и неосторожности, как интеллектуальный и волевой: сознание, предвидение последствий и т.п.

2. Уголовно-правовой аспект подчеркивает то обстоятельство, что понятия умысла и неосторожности используются лишь применительно к преступлениям. В принципе, умысел либо неосторожность связаны с любым поведением человека. Однако уголовно-правовое значение они приобретают только в тех случаях, когда совершается общественно-опасное деяние, признанное преступлением.

3. Предметный аспект тесно связан с уголовно-правовым. Он означает, что вины как абстрактного понятия не существует, она должна связываться с совершением конкретного деяния. Лицо признается не вообще виновным, а виновным в совершении какого-нибудь конкретного преступления.

4. Социальный аспект вины означает, что лицо, совершая преступление, посягает на важнейшие социально-политические ценности, существующие в обществе на основе Конституции и потому охраняемые уголовным законом.

Подводя итог, обратимся к практике. От вины, ее формы, напрямую зависит квалификация преступления: «убийство» ст. 105 УК РФ или «причинение смерти по неосторожности» ст. 109 УК РФ. Отсюда прямое влияние на вид наказания, размер наказания: лишение свободы от 6 до 15 или ограничение свободы на срок до 3-х лет, лишение свободы на тот же срок. Место наказания: колония общего режима, колония строгого режима, колония-поселение, и проч. На конструкцию тяжести преступлений также влияет вина - особо тяжкими признаются только умышленные деяния.



Умысел как форма вины и его виды.



Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию.

В теории уголовного права по поводу места мотива, цели и эмоции в субъективной стороне преступления нет единства мнений. В большинстве случаев эти компоненты психической деятельности не включается в содержание вины, а рассматривается вместе с виной в качестве самостоятельных элементов субъективной стороны преступления. Поэтому, определяя формы вины, законодатель в статьях 25 и 26 УК РФ указывает только те обязательные элементы психической деятельности, их взаимодействие между собой и внешним миром, которые необходимы и достаточны для признания наличия вины и без которых невозможна уголовная ответственность.

В УК РФ1 дается общее понятие умышленной формы вины и содержится определение двух видов умысла: прямого и косвенного.

При прямом умысле субъект сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит возможность или неизбежность его общественно опасных последствий и желает их наступления. При косвенном (эвентуальном) умысле субъект сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит его общественно опасные последствия и не желает, но сознательно допускает их наступления. Содержание интеллектуального момента и в прямом, и в косвенном умысле одинаково: виновный сознает общественную опасность своего деяния и предвидит его последствия. Различие заключается в элементе воли. Умысел является наиболее распространенной и представляющей повышенную опасность формой вины, так как умышленное деяние сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую вероятность причинения этого вреда, чем неосторожное действие. В связи с этим, умышленное преступление при прочих равных условиях влечет более строгое наказание, чем аналогичное преступление, совершенное по неосторожности и правовые последствия также более серьезные.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет важное значение для отграничения покушения на преступление от оконченного преступления, поскольку теория уголовного права и судебная практика ограничивают возможность покушения на преступление лишь кругом преступлений с прямым умыслом.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный, теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла.1






Предусмотренные УК РФ

Выделяемые в теории и практике




Прямой

Косвенный

По времени возникновения

По степени определенности




Специальный


Заранее обдуманный

Определённый



Альтернативный

Простой



Внезапно возникший



Неопределённый


Аффектированный








Так, по моменту формирования различают умысел заранее обдуманный и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел характерен тем, что с момента формирования до непосредственного исполнения проходит определенное количество времени. В некоторых случаях заранее обдуманного умысла, он считается более опасным. Это происходит, когда время, прошедшее с момента возникновения, до момента реализации преступления, используется для приготовления, более детальной подготовки к совершению преступления. Приобретаются инструменты, средства совершения преступления, формируется план действий, происходит подбор соучастников и т.п. То есть в данном случае, с течением времени происходит утверждение преступного намерения, субъект планомерно, уверенно идет к достижению своих целей.

Таковыми можно признать, например, преступления, которые невозможно совершить в момент возникновения умысла, такие как террористический акт, планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, подготовленные, спланированные убийства, преступления, совершенные группами лиц по предварительному сговору, организованными группами и т.д.

Если же указанное время протекает в сомнениях, раздумьях о том, совершать или не совершать преступление, вряд ли стоит расценивать их, как более опасные.

В особенной части уголовного закона, чтобы отметить особую опасность заранее обдуманного умысла и подчеркнуть причины оттягивания совершения преступления, законодатель использует такие формулы, как «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия», «с использованием форменной одежды или документов представителя власти», «организация вооруженного мятежа ...» и т.д. Причем такие формулировки присутствуют как в квалифицированных составах, так и в основных.

В отличие от заранее обдуманного, внезапно возникший вид умысла такой, при котором реализация в преступлении наступает сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может свидетельствовать о большей опасности преступления, совершенного виновным. Реализация внезапно возникшего умысла может иногда говорить о той лёгкости, с которой лицо идёт на совершение преступления, подчас самого тяжкого. Так, например, убийство, совершённое на почве отказа потерпевшего дать закурить виновному, справедливо расценивается как убийство при отягчающих обстоятельствах, совершённое из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ)

Обычно это происходит при стечении определенных обстоятельств, например, при виде имущества, оставленного без присмотра, при оскорбительных словах из уст потерпевшего, спровоцировавших виновного на совершение преступления и т.д.

По психологическому содержанию и заранее обдуманный и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Практическое значение данной классификации состоит в том, что она позволяет более детально исследовать психологический механизм преступления и в соответствии с этим индивидуализировать ответственность и наказание.

Уголовный кодекс лишь в двух случаях считает преступление совершённое с внезапно возникшим умыслом, менее опасным. Это бывает тогда, когда такой умысел возникает под влиянием аффекта. Так, убийство или причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта выделено законодателем в самостоятельные составы преступлений со смягчающими обстоятельствами (ст. 107 и 113 УК РФ). Данное обстоятельство может учитываться и в рамках такого смягчающего обстоятельства при назначении наказания, как противоправности и аморальность действий потерпевшего, явившихся поводом к преступлению (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).1

Следующая классификация - деление умысла на определенный, неопределенный и альтернативный. Среди ученых в данном случае нет единства взглядов на основание классификации. Одни говорят, что в ее основании лежит направленность умысла, другие - характер содержания умысла, третьи - степень определенности сознания, представлений субъекта. Нет единства взглядов среди ученых и по вопросу о количестве видов умысла. Одни называют три указанных вида, другие только определенный и неопределенный, но делят определенный на два подвида - простой и альтернативный, либо выделяют альтернативный, как составную часть определенного.2

В связи с этим определенный умысел - это наличие у лица представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием, представления о характере и объеме возможного вреда. При этом определённый умысел может быть простым, когда виновный предвидит наступление одного преступного последствия. Так, например, убийца наносит жертве удар ножом в сердце, предвидя неизбежность наступления смерти.

При альтернативном умысле, субъект предвидит наступление нескольких возможных последствий, причем эти последствия в его сознании достаточно четко определены, а воля направлена на достижение не одного из них, а в равной степени на достижение любого из этих последствий. То есть в данном случае для преступника удовлетворительным будет являться любое наступившее последствие. Например, нанося сильные удары потерпевшему в различные части тела, умысел виновного направлен на любое из возможных последствий, таких как тяжкий вред здоровью либо смерть. Субъект предвидит возможность наступления указанных последствий и желает или сознательно допускает любое из них. К любому он отнесется положительно.

Неопределенный (неконкретизированный) умысел характерен тем, что у виновного имеется обобщенное представление об объективных свойствах деяния, то есть он сознает только видовые его признаки.3

Если предположить, что в приведенном выше примере, виновный, нанося удары, предвидит, что причинен вред здоровью, но размера этого вреда не сознает, не сознает степени тяжести телесных повреждений, то умысел будет считаться неопределенным.

Преступления, совершенные с альтернативным или неопределенным умыслом следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий.4

Теория уголовного права выделяет умысел специальный. При этом характерен он только для прямого умысла и только со специальной, указанной в законе целью. Например, ст.241 УК РФ – «организация или содержание притонов для занятия проституцией», ст. 277 УК РФ «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности ...» и т.п. Здесь помимо психологического содержания необходимо еще и специальное указание в законе на определенную цель, без которой деяние нельзя признать преступным.



Прямой умысел.


«Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления» – гласит п.2 ст.25 УК РФ.

Для того, чтобы полнее понять смысл статьи и волю законодателя, необходимо проанализировать норму по трем признакам:


Осознавание общест-ной опасности своих действий

Предвидение возможн-ти или неизбежности наступления О.О.П.

Желание наступления таковых





Первые два признака являются интеллектуальным моментом, а последний – волевым моментом преступления.

Интеллектуальным моментом в данном случае является осознание лицом общественной опасности своего деяния, предвидение в основном неизбежности, реже реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Рассматривая интеллектуальный момент, следует отметить, что лицо, осуществляя какие-либо деяния, осознает их фактическое содержание, осознает их социальное значение. Преступник понимает, что наносит вред или создает угрозу причинения вреда другому лицу, его жизни, здоровью, его собственности, иным общественным отношениям, государству. Однако его осознание данного факта может быть хотя бы в общих чертах. Не обязательно знать преступнику, что в ч.1 ст. 230 уголовного кодекса записано: «Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ - наказывается ограничением свободы на срок до 3-х лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок от 2-х до 5-ти лет». Достаточно осознавать, что склонение к потреблению наркотических средств - общественно опасное деяние, оно наносит вред не только «здоровью населения и общественной нравственности» и соответственно общественной безопасности и общественному порядку, поскольку законодатель поместил указанную статью именно в главу 24 раздела IX, но и непосредственно здоровью того человека, которого склоняет преступник к потреблению наркотических средств. Преступник может не знать, что законодатель считает его деяние наносящим вред такому объекту, как «общественная безопасность и общественный порядок», однако это не мешает его деяние описать, как совершенное с прямым умыслом и признать его преступлением. Таким образом, преступник осознает общественно-опасный характер своего деяния.


Необходимо отметить, что в некоторых случаях законодатель включает в объективную сторону состава преступления дополнительные признаки. В этом случае умыслом преступника должны охватываться и они. Так, при нарушении правил несения пограничной службы, предусмотренном ст. 341 УК РФ, лицо должно осознавать, что оно исполняет обязанности по несению пограничной службы, находится на государственной границе, при применении запрещенных средств и методов ведения войны, предусмотренном ст. 356 УК РФ осознается тот факт, что идет война и т.д. «Таким образом, способ, время, место, обстановка и другие обстоятельства, включенные в объективную сторону состава конкретного преступления и являющиеся качественной характеристикой деяния, безусловно, являются предметом сознания при умысле».1

Кроме того, рассматривая такой момент, как осознание общественной опасности деяния, хотелось бы отметить, что ученые ведут спор о включении в содержание умысла осознания противоправности деяния. На этом этапе во многих работах идет речь о том, что же такое противоправность и ее осознание, после чего дается вывод о том, что осознание противоправности не следует отождествлять с осознанием запрещенности деяния той или иной нормой УК РФ. Осознание уголовной противоправности означает, что лицо, зная об уголовной ответственности за деяния, которое оно совершило (хотя бы в общих чертах), знало, что эти деяния запрещены под страхом наказания.2 Включение подобных признаков в характеристику умысла затруднит практическое применение закона, поскольку доказательство осознания субъектом общественной опасности деяния, осознания причинения или угрозы причинения вреда тому или иному объекту представляется реальным, другое дело доказательство осознания субъектом «знания» того, что его деяние запрещено под страхом наказания, будь то в конкретных или «общих чертах».

Далее переходим к рассмотрению предвидения наступления общественно опасных последствий. В действующем уголовном законе уточняется этот момент, акцентируется именно предвидение возможности или неизбежности наступления общественно-опасных последствий.

В данном случае речь идет о том, что преступник соизмеряет свои действия или бездействия с будущим, осознает причинную связь между настоящим, то есть своими деяниям и теми возможными или неизбежными последствиями, которые наступят вследствие его деяния, кроме того, осознает, что наступившие последствия будут общественно опасными.

Основные разногласия ученых по этому вопросу коренятся в различии между прямым и косвенным умыслом именно в предвидении, то есть в интеллектуальном моменте. Когда речь идет о предвидении неизбежности или реальной возможности наступления последствий, практика всегда сталкивается с оценочной категорией. Где та грань, которая поможет с уверенностью сказать, что именно преступник предвидел - неизбежность или реальную возможность.

Итак, интеллектуальный момент прямого умысла включает в себя осознание общественной опасности действий и предвидение общественно опасных последствий, которое состоит из предвидения либо неизбежности, либо реальной возможности их наступления.


Волевое содержание умысла более «практично», если можно так выразиться, по сравнению с интеллектуальным. Оно выражается в желании наступления общественно опасных последствий. В реальной жизни, и это понятно, мы не можем с достаточной степенью уверенности сказать, что именно предвидел или осознавал тот или иной субъект. Более того, мы не можем также точно определить, что именно он желал. Поэтому практика, как водится, исходит из тех реальных событий, которые произошли, руководствуется наступившими реальными событиями, последствиями для того, чтобы сделать вывод об интеллектуальных слагаемых.

Волевой же момент более ярко проявляется в жизненных ситуациях, яснее виден на практике, поскольку чаще именно желание проявляется в деяниях, во многих случаях, без желания невозможно произвести те или иные действия. Большинство составов Особенной части уголовного закона основано именно на прямом умысле, на волевой его части, т.е. на желании. Невозможно, например, стреляя из пистолета, приставив дуло к виску стоящего рядом человека, не желать его смерти.

Что же такое желание. В науке дано достаточное количество определений по этому вопросу, как в трудах юристов, так и в работах психологов. «Желание - это целенаправленное стремление»1, «Зафиксированная решением направленность на осуществление цели»2 и проч.

В науке уголовного права распространено мнение, что последствия являются желаемыми, если они выступают для виновного: 1. конечной целью действий. 2. необходимым средством достижения конечной цели. 3. определенным этапом достижения конечной цели. 4. необходимым сопутствующим элементом деяния.3

Как же относиться к преступлениям, которых большинство в Особенной части УК РФ, то есть преступлениям без последствий, преступлениям, в которых само деяние является преступным и наказуемым, преступлениям с формальным составом. В уголовном законе об этом ничего не сказано, однако, практика говорит, что, поскольку последствия не предусмотрены, а общественно опасным является само деяние, то желание соответственно необходимо рассматривать под этим углом, то есть оно направлено непосредственно на действие. На этой базе делаются выводы о том, что преступления с формальным составом возможны только при наличии прямого умысла, поскольку только при желании действовать субъект осуществляет свой преступный умысел.

Данная позиция является весьма дискуссионной. Некоторые ученые говорят, что в преступлениях с формальным составом волевое отношение следует рассматривать не по отношению к последствиям, не по отношению к деянию, а по отношению к социальному характеру действий. Таким образом, обосновывается возможность косвенного умысла в преступлениях с формальным составом. Действительно, исходя из этих позиций, при клевете, осознавая позорящий характер распространяемых сведений, субъект может относиться к этому безразлично. Если же исходить из того, что желание направлено непосредственно на деяние, делаем вывод о том, что субъект желал распространения именно таких ложных, порочащих сведений, и приходим к наличию прямого умысла.

Толкуя закон буквально, мы видим, что применить к формальным составам можно только осознание общественной опасности своих действий, поскольку последствия не входят в число обязательных признаков объективной стороны, следовательно не играют особой роли при квалификации и решении вопроса об ответственности. Но осознание общественной опасности характерно как для прямого, так и для косвенного умысла.

Несмотря на то, что последствия не предусмотрены в формальных составах, они либо наступают, либо существует реальная угроза их наступления, иначе действия субъекта не признавались бы общественно опасными, в любом случае существует посягательство на какой-либо объект, охраняемый государством.

Следует также отметить, что наличие только прямого умысла признается практикой так же и при неоконченном преступлении.

Так, в Постановлении ВС1 сказано, что «если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам».



Косвенный умысел.


В уголовном законодательстве2 косвенный умысел определяется следующим образом: «Преступление признаётся совершённым с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

При рассмотрении косвенного умысла, также можно выделить интеллектуальные и волевые моменты.

Осознавание общест-ной опасности своих действий

Предвидение возможн-ти наступления О. О. П.

Нежелание, но сознательное допущение таковых послед-вий либо отношение к ним безразлично







Рассматривая косвенный умысел, необходимо отметить, что такая составная часть его интеллектуального момента, как осознание общественной опасности деяния, присуща и прямому умыслу. Интеллектуальная часть разнится лишь при детальном рассмотрении предвидения наступления общественно опасных последствий. В отличие от прямого умысла, косвенному характерно то, что лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Чаще всего психическое отношение лица к последствиям совершённого им действия (бездействия) предполагает соединение безразличного отношения к их наступлению с сознательным их допущением. Например, И., обладавший значительной физической силой, во время выпивки со своим знакомым поссорился с одним из собутыльников Г. и выбросил его из открытого окна комнаты, находящейся на втором этаже. Потерпевший при падении разбился насмерть, налицо убийство с косвенным умыслом. Виновный при этом осознавал общественную опасность своих действий, предвидел только возможность наступления смерти потерпевшего и сознательно допускал наступление этого последствия.

Иногда сознательное допущение наступления преступных последствий (либо безразличное к ним отношение) при косвенном умысле может сочетаться и с нежеланием наступления этих последствий. Например, лицо из мести ночью поджигает дом потерпевшего в отсутствие последнего, заведомо зная, что в нём находятся престарелые родители потерпевшего. При этом виновный может даже надеяться на то, что старики не сгорят в огне, а спасутся. Но если эта надежда не связана с расчётом на реальные конкретные обстоятельства, способные предотвратить наступление преступных последствий, налицо волевой момент косвенного умысла в виде сознательного допущения наступления смерти потерпевших. В этих случаях лицо рассчитывает на какую-либо случайность благодаря которой смерть потерпевших может и не наступить.

По всей вероятности, законодательное отнесение прямому умыслу неизбежности и возможности, а косвенному только возможности, говорит о той степени предвидения наступления последствий, которая характерна для видов умысла. Степень предвидения реальной возможности при косвенном умысле ниже, чем при прямом. То есть преступник, действуя с косвенным умыслом осознает возможность наступления общественно опасных последствий, однако вероятность их наступления представляется ему ниже, чем если бы он действовал с прямым. В момент совершения преступления виновный вряд ли рассчитывает эту вероятность, однако, это важно юристам при рассмотрении всех составляющих совершенного деяния.

Ранее в законодательстве такого разделения интеллектуального момента на составные части не было, эти понятия раскрывала наука и практика. И в принципе, при буквальном толковании закона, ранее предвидение неизбежности можно было отнести как к прямому, так и косвенном умыслу, а различие их было лишь в волевом моменте.

При действии УК РСФСР 1960 года, в котором как раз не было упоминания о формах предвидения, а говорилось лишь о предвидении общественно опасных последствий, авторский коллектив подчеркивает, что косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности, а прямому неизбежности наступления таких последствий.1 Таким образом теория, а не законодатель, разрешала этот вопрос, что и было учтено при разработке нового УК РФ.

Основным же различием прямого и косвенного умысла, как уже упоминалось, является волевой момент. Сущность сознательного допущения состоит в том, что виновный не стремится активно причинить общественно опасные последствия, но с другой стороны он не стремится избежать, не допустить эти последствия. Напротив, преступник, совершая какое-либо деяние, понимает, что вследствие этого наступит тот или иной факт, признаваемый общественно опасным, он видит причинную связь между своими действиями (бездействием) и наступлением последствий, однако относиться к ним положительно. В этом проявляется его воля, причем довольно близкая по своему содержанию к желанию. Позиция воли преступника в данном случае имеет степень, если можно так выразиться, «вялой активности». Пассивной ее назвать нельзя, поскольку выражается она в сознательном поведении, активная же позиция направленная на достижение именно данного преступного результата будет уже желанием, говорящим о прямом умысле. Такое специфическое содержание воли субъекта при умысле выражено законодательно в формуле «сознательно допускало».

Сознательное допущение может иметь место только при предвидении реальной возможности наступления общественно опасных последствий.1 Это логично, поскольку не предвидя последствия, невозможно их допускать.

На практике косвенный умысел встречается гораздо реже, чем прямой. Он не может иметь место, как уже отмечалось, в преступлениях с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает определенную цель, при сознании неизбежности наступления последствий, при приготовлении или покушении на преступление, в большинстве случаев совершения преступления в соучастии.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет не только теоретическое значение, но и практическое. Строгое разграничение видов умысла необходимо для правильного понимания ряда институтов уголовного права (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени опасности деяния и личности виновного, для индивидуализации уголовной ответственности.2



Двойная форма вины.



В статье 27 действующего уголовного закона оговаривается ответственность за преступление, совершённое с двумя формами вины: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица…». Или своими словами можно сказать, что двойная форма вины - это соединение в одном составе двух различных ее форм, из которых одна характеризует психическое отношение лица к совершённому общественно опасному деянию, а вторая - к наступившему общественно опасному последствию.

Необходимость ее теоретического обоснования и законодательного воплощения возникла в связи с тем, что в уголовном законодательстве существуют нормы, которые устанавливают повышенную ответственность за отдаленные последствия общественно опасного действия (бездействия). Наступления этих последствий виновный не предвидел, хотя мог предвидеть, либо предвидел нечетко и надеялся при этом на их предотвращение. Иными словами, совершая умышленное преступление с материальным составом, лицо иногда приводит в движение какие-либо силы, которые помимо его воли влекут наступление дополнительных, более тяжких, не желаемых им последствий. Эти последствия, превращающие простой состав в квалифицированный, инкриминируются лицу лишь при установлении неосторожной вины по отношению к ним. В противном случае наказуемость за отдаленные последствия наступала бы на основе объективного вменения, что чуждо нашему уголовному праву.

Например, подростки, после распития спиртного, стали избивать несовершеннолетнего Ш. ногами, вследствие чего наступила смерть Ш. Экспертиза установила, что все нанесенные удары были той или иной степени тяжести и лишь один пришелся в область сердечной мышцы и повлек смерть. Следствию удалось установить, что удар нанес С.

В отношении причинения тяжкого вреда здоровью усматривается прямой умысел, а в отношении смерти - неосторожность, таким образом в наличии две формы вины. Для упрощения применения уголовного закона на практике, чтобы не вменять несколько статей, применяется двойная форма и в особенной части записано: ст. 111 ч.4 - ... повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего - и затем указывается более строгое наказание.

Вернемся, однако, к ст. 27 УК РФ: «... уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий ...». По сути, законодатель отразил то, что наряду с умыслом на совершение преступления должна присутствовать неосторожность в отношении наступивших нежелаемых и сознательно не допускаемых последствий. Это говорит о том, что нельзя смешивать понятия «двойной формы вины» например с альтернативным или неопределенным умыслом. Если субъект сознательно допускал наступившие последствия наряду с теми менее тяжкими последствиями, которые он также допускал, то двойной формы вины не будет, а будет одна - умысел и совсем другая квалификация. Допустим, в нашем примере, один из избивавших подростков С. воспользовался попавшимся под руку камнем и нанес несколько ударов Ш. по голове, от которых Ш. скончался, тогда следовало бы квалифицировать данное действие, как убийство с косвенным умыслом.

Однако и невиновного причинения общественно опасных последствий также быть не должно. Предположим в нашем примере, что избиваемый Ш. был наркоманом, больным врожденной сердечной недостаточностью, организм его был ослаблен, и в процессе избиения, от перенесенного шока, случился микро-инфаркт, потерпевший скончался.

В отношении наступивших последствий - невиновное причинение смерти, поскольку подростки не знали, не могли и не должны были знать о заболевании Ш. и соответственно не предвидели, не должны и не могли предвидеть наступления этих последствий. В такой ситуации двойной формы вины не будет, а преступление следует квалифицировать как умышленное причинение вреда здоровью той тяжести, которую установит экспертиза, в отношении наступившей смерти суд может принять решение, как об обстоятельстве, отягчающем наказание.

Завершающим этапом ст. 27 УК РФ стоит фраза «...В целом такое преступление признается совершенным умышленно». Сложно сказать, что именно хотел подчеркнуть этим законодатель. На мой взгляд он ориентировал правоприменительные органы на то, что следует акцентировать внимание на деянии, а не на последствиях, которое представляет большую общественную опасность, поскольку совершено умышленно.



Разграничение косвенного умысла и преступного легкомыслия.


Неправильное разграничение преступной самонадеянности от косвенного умысла может повлечь ошибку в установлении формы вины. Различие между ними следует проводить как по интеллектуальному элементу, так и по волевому.

Ч. 2 ст. 26 УК РФ гласит: «Преступление признаётся совершённым по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий».

Судя по законодательной оценке легкомыслия его интеллектуальный момент сближается с интеллектуальным моментом умысла – и прямого, и в особенности косвенного. И там и там лицо предвидит наступление общественно опасных последствий своего деяния. Однако различается сам характер предвидения. При умысле (в равной степени прямом и косвенном) предвидение носит конкретный характер, а при легкомыслии – абстрактный. Это означает, что при умысле виновное лицо предвидит, что неизбежный или возможный результат наступит именно от его конкретного действия (бездействия), совершенного в данный момент, в определённой обстановке и при определённых обстоятельствах. Совсем иным содержанием обладает интеллектуальный момент при преступном легкомыслии. Лицо абстрактно предвидит наступление преступных последствий своего действия (бездействия).1

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, то при легкомыслии отсутствует сознательное допущение этих последствий.

При преступном легкомыслии в отличие от косвенного умысла сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не только как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества, на действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Расчет, хотя и необоснованный, самонадеянный, по мнению виновного способный, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.











































Заключение.


Таким образом, подводя итог вышеизложенному можно сказать что, умысел является наиболее распространённой и в законе и на практике формой вины. Определение умысла и формы вины вообще обуславливает не только правильное и точное определение состава преступления, но и позволяет избежать ошибок в правоприменительной деятельности. Установление вины позволяет соблюдать принцип виновности и не допускать объективного вменения.

В реферате, на мой взгляд, достаточно полно раскрыта сущность умысла и его содержание. Раскрыты сопутствующие вопросы, такие как «двойная» форма вины, приведены определения теоретиков и свои рассуждения.



























Список использованной литературы.


  1. Уголовный кодекс Российской Федерации.

  2. Постановление пленума ВС РФ №1 от 27.01.99 // Российская юстиция 1999.-№1.

  3. Гилязев Ф. Г. «Вина и криминогенное поведение личности», М., 1991.

  4. Здравомыслов Б. В. Гельфер М. А. и др., «Советское уголовное право. Часть Общая», М., 1982.

  5. Злобин Г. А., Никифоров Б. С. «Умысел и его формы», М., 1972.

  6. Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. «Курс российского уголовного права»: Общая часть – М., 2001.

  7. Наумов А. В. «Уголовное право. Общая часть», М., 1996.

  8. Рарог А. И. «Вина в советском уголовном праве», Издательство Саратовского университета, 1987.

  9. «Уголовное право. Учебник для вузов». Под. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, М., 1997.

  10. Комментарий к УК РФ / Скуратов Ю. И., Лебедев В. М., М., 1999.



1 См. «Уголовное право. Учебник для вузов». Под. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, М., 1997, С. 180.

2 См. А. В. Наумов «Уголовное право. Общая часть», М., 1996, С. 202

1 См. УК РФ.

2 См. подробнее: Злобин Г. А., Никифоров Б. С. «Умысел и его формы», М., 1972.

1 См. Здравомыслов Б. В. Гельфер М. А. и др., «Советское уголовное право. Часть Общая», М., 1982, С. 130.

2 Комментарий к УК РФ, Скуратов Ю. И., Лебедев В. М., М., 1999, С. 35.

1 Комментарий к УК РФ, Скуратов Ю. И., Лебедев В. М., М., 1999, С. 35.

2 Гилязев Ф. Г. «Вина и криминогенное поведение личности», М., 1991.

3 Злобин Г. А., Никифоров Б. С. «Умысел и его формы», М., 1972.

4 Гилязев Ф. Г. «Вина и криминогенное поведение личности», М., 1991. С.14.


1 См. ст. 25.

1 См. А. В. Наумов «Уголовное право. Общая часть», М., 1996, С. 214.

1 См. А. В. Наумов «Уголовное право. Общая часть», М., 1996, С. 217.

2 См. Рарог А. И. «Вина в советском уголовном праве», Издательство Саратовского университета, 1987, С. 38.

3 См. Здравомыслов Б. В. Гельфер М. А. и др., «Советское уголовное право. Часть Общая», М., 1982, С. 140.

4 См. Там же.

1 См. Рарог А. И. «Вина в советском уголовном праве», Издательство Саратовского университета, 1987, С. 14.

2 Комментарий к УК РФ, Скуратов Ю. И., Лебедев В. М., М., 1999, С. 37.

1 См. Рарог А. И. «Вина в советском уголовном праве», Издательство Саратовского университета, 1987, С. 22.

2 См. Там же.

3 См. Там же С. 24.

1 См. Постановление пленума ВС РФ №1 от 27.01.99//Российская юстиция 1999.-№1.

2 См. УК РФ ч. 3 ст. 25.

1 См. Здравомыслов Б. В. Гельфер М. А. и др., «Советское уголовное право. Часть Общая», М., 1982, С. 137.

1 См. Рарог А. И. «Вина в советском уголовном праве», Издательство Саратовского университета, 1987, С. 29.

2 См. Здравомыслов Б. В. Гельфер М. А. и др., «Советское уголовное право. Часть Общая», М., 1982, С. 139.

1 См. А. В. Наумов «Уголовное право. Общая часть», М., 1996, С. 220.


Случайные файлы

Файл
97297.rtf
150377.rtf
147216.rtf
62482.rtf
90338.rtf