Уголовная ответственность и ее основание (Criminal)

Посмотреть архив целиком

29







Содержание.



  1. Уголовное правоотношение. стр.2

  2. Понятие уголовной ответственности. стр.11

  3. Основание уголовной ответственности. стр.20

  4. Отличие уголовной ответственности от других

    видов юридической ответственности. стр.27

  5. Список использованной литературы. стр.29


1. Уголовное правоотношение.


Уголовное правоотношение является одним из основным методологических понятий уголовного права. Но ни одна из уголовно-правовых проблем не порождала столь значительного расхождения во взглядах не только по частным вопросам, но и по ее концептуальным основам. В общих чертах под уголовно-правовыми отношениями подразумеваются те правовые связи, которые складываются в соответствии с требованиями норм уголовного права между субъектами - носителями прав и обязанностей.

Традиционный вопрос о моменте возникновения уголовного правоотношения, ответы на который столь различны, что исчерпывают все логически возможные варианты (вступление в силу уголовно-правовой нормы, совершение преступления, возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого, избрание меры пресечения, вступление приговора в законную силу, начало исполнения наказания), сводится по существу к вопросу о том, что же такое уголовное правоотношение, какова его сущность.

Впервые попытка определить уголовно-правовое отношение была предпринята М.С.Строговичем. Он писал: "Материально-правовые отношения... есть выраженное в законе отношение государственной власти в лицу, совершившему действие, расцениваемое законодателем как преступление."*

В современной литературе можно выделить две основные позиции относительно сущности уголовного правоотношения. Первая заключается в том, что уголовным правоотношением признаются отношения между государством и лицом, совершившим преступление, у ряда авторов оно обозначается как охранительное уголовное правоотношение Вторая позиция


*Прохоров В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1984г., стр.85.

опирается на то, что уголовные правоотношения помимо охранительной

выполняют еще и регулятивную функцию и возникают между государством с одной стороны, и любым и каждым, к кому обращен уголовный запрет, с другой. Рассмотрим аргументы обеих сторон.

М.П.Карпушин и В.И.Курляндский, настаивая на существовании регулирующей функции уголовного правоотношения утверждают: "Юридическая норма без принуждения ничто. Сила юридической нормы заключается не только в моральном ее авторитете, но и в авторитете иногда более высоком - возможности ответственности за ее несоблюдение. Без этого "регулирующая" часть нормы становится бессильной. Санкция, ответственность делают норму обязательной... Норма поведения эффективна постольку, поскольку установлена ответственность за ее несоблюдение. Поэтому нельзя полагать, что только часть нормы (устанавливающая права и обязанности) регулирует общественные отношения, а часть нормы, предусматривающая ответственность за ее несоблюдение, не регулирует общественные отношения. Данное обстоятельство относится к любой правовой норме, к любой отрасли права."*

Долгое время считалось, что уголовный закон предусматривает ответственность за нарушение обязанностей, предусмотренных другими отраслями права; что уголовный закон не определяет права и обязанности участников отношений, а значит, не регулирует, а только охраняет их. Однако, как утверждают авторы, такие обязанности как обязанность оказать помощь лицу, находящемуся в беспомощном состоянии, обязанность не убивать, не наносить побои и другие содержатся только в уголовном кодексе. Таким образом, устанавливая правовые запреты, и предусматривая наказание за их несоблюдение, уголовный закон с значительной степени регламентирует поведение людей, т.е. обладает регулирующей функцией.

Аргументы М.П.Карпушина и М.П.Курляндского по меньшей мере спорны. Обязанности, которые якобы устанавливаются только уголовным


*Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М.: Юридическая литература, 1974г., стр.12.

законом, часто содержатся в различных нормативных актах. Так, обязанность оказывать помощь больному вытекает из должностных обязанностей медицинских работников и клятвы Гиппократа, которую дает каждый выпускник медицинского учебного заведения. Такая статья как оставление в опасности тоже имеет специального субъекта: лицо, которое "было обязано иметь о нем (беспомощном) заботу", то есть человек, который ранее взял на себя такое моральное обязательство; либо лицо, которое своими предшествующими действиями поставил человека в опасное для жизни и здоровья состояние. Чаще всего в последнем случае обязанность оказать помощь предусмотрена различными нормативными актами (правила дорожного движения, инструкции по технике безопасности и т.д.)

Что же касается таких обязанностей как не убивать, не наносить побои, не грабить, то они являются корреспондирующими по отношению к абсолютному праву человека на жизнь (статья 20 Конституции РФ), на личную неприкосновенность (ст.22 К РФ), на частную собственность (ст.35 К РФ) и др.

Кроме того, некоторые авторы считают, что несмотря на то, что уголовно-правовая норма обращена ко всем и каждому, вытекающая из уголовно-правового требования связь не образует правоотношения, и эти требования реализуются вне правоотношений. "Уголовное право реализуется в первую очередь тогда, когда граждане соблюдают установленные им запреты... но такая реализация не связана с установлением каких-либо правоотношений."* Таким образом соблюдение уголовной нормы лежит в сфере нормальных общественных отношений, но не правоотношений.

Этому мнению противостоит позиция, в соответствии с которой человек, соблюдающий уголовно-правовую норму не только небезразличен для уголовного права, но и является целью, ради которой оно существует. "В реальной действительности действующая правовая норма всегда вме-


*Л.С.Явич. Из монографии Прохорова В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1984г., стр.86.

сте с тем создает и соответствующее ей правоотношение. Объективное право по этому существует всегда в единстве субъективными правами и корреспондирующими им правовыми обязанностями."*

Противники теории регулирующего уголовного правоотношения аргументируют свою позицию тем, что правовые отношения могут иметь лишь конкретный состав своих субъектов, что ценность понятия правоотношения заключается, в частности, в обозначении конкретного, реального общественного отношения, облеченного в форму права.

Лично мне ближе позиция тез авторов, которые настаивают на существовании лишь охранительно уголовно-правового отношения (слово "охранительный" в данном случае употребляется не в качестве дефиниции, а как характеристика понятия). Соблюдение уголовно-правового запрета вытекает не из существования уголовного закона как такового, и не из страха перед предусмотренной законом санкцией, а из морально-этических норм общества, которые, собственно говоря, и были заимствованы, и защищаются уголовным законом. Следует учитывать также, что общество и государство - это не одно и то же, и общественные морально-нравственные законы на порядок выше государственных. Если же принять существование регулирующего уголовного правоотношения, то каждый гражданин России (иностранец, апатрид, проживающие на территории России) в любой момент времени находится в перманентном уголовном правоотношении с государством, регулирующим их поведение. На мой взгляд данное правоотношение, если оно действительно существует, является грубым вмешательством в личную жизнь человека, нарушением его свободы воли, и одного из основных принципов правового государства, заключающегося в минимальном вмешательстве государства и жизнь человека. Если запрет, установленный уголовно-правовой нормой нарушен, то государство имеет право и обязано принять меры к восстановлению нарушенных общественных отношений. Во всех остальных случаях,


*А.А.Пионтковский. Там же, стр. 87.

и здесь я полностью согласна с Л.С.Явичем, реализация (соблюдение) уголовно-правового запрета не связана с возникновением каких-либо правовых отношений.

Уголовное право имеет самостоятельный предмет правового регулирования, которым являются отношения, возникающие в связи с совершением лицом преступления. Будучи урегулированными нормами права, эти отношения становятся уголовно-правовыми отношениями. Как и любое другое правоотношение, уголовное правоотношение состоит из определенных элементов. В частности уголовно-правовое отношение предполагает наличие уголовно-правовой нормы (уголовного закона); юридического факта, порождающего правоотношения; субъектов, выступающим участниками правоотношения. Оно также имеет свое содержание - права и обязанности его участников, начальный и конечный моменты своего существования.

Уголовно правовое отношение предполагает уголовную правоспособность и дееспособность, в основе которой лежит вменяемость лица и достижения им возраста уголовной ответственности.

Одним из наиболее спорных вопросов, касающихся уголовного правоотношения, является вопрос о субъекте правоотношения и юридическом факте , с которым связывается момент возникновения уголовного правоотношения.

Сущность любого уголовно-правового отношения заключается в характере совершенного преступления, что в свою очередь обуславливает основания, целесообразность применения уголовной ответственности, объем прав и обязанностей данного правоотношения. Субъектами уголовно-правовых отношений выступают, с одной стороны, государство, а с другой - лицо, совершившее преступление. Однако, ряд авторов считает, что уголовно-правовые отношения возникают между преступником (в некоторых работах обвиняемым/осужденным или лицом, виновным в совершении преступления) и карательными органами государства (следственные, прокурорские и судебные органы).

В данном случае, действительный субъект, которому принадлежит право устанавливать наличие этого права, подменяется субъектом, реализующим данное правоотношение на практике. О том, что субъектом уголовного правоотношения является именно государство, свидетельствует тот факт, что именно от имени государства выносится приговор суда, именно государство и только оно может отказаться от своего права уголовного преследования, актом амнистии или помилования. Суд такими правами не обладает. Он осуществляет право государства, выносит приговор именем государства, но в то же время суд ограничен в области уголовного преследования рамками, установленными для него государством.

Спорно и мнение о том, что субъектом уголовного правоотношения является лицо, виновное в совершение преступления, обвиняемый, либо осужденный. Лицо становится осужденным лишь после вступления приговора суда в законному силу. В соответствии с ч.1 ст.49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Таким образом, если субъектом уголовного правоотношения является лицо, виновное в совершения преступления, либо осужденное лицо, момент возникновения уголовно-правового отношения переносится на момент вступления приговора суда в законную силу. Данное положение представляется довольно сомнительным, поскольку выводит за рамки уголовного правоотношения действия следственных, прокурорских и судебных органов, предпринятые ими до вступления приговора суда в законную силу, а также лишает их материально-правового основания для выполнения своих обязанностей.


Другим немаловажным вопросом является вопрос о юридическом факте, с которым связывается возникновение уголовного правоотношения. Одним из наиболее распространенных мнений является то, что уголовное правоотношение, порождается фактом совершения преступления, т.е. совершение виновного общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным кодексом под угрозой наказания (ч.1 чт.14 УК РФ).

Эта позиция не разделяется рядом ученых. Так, В.Г.Смирнов считает, что уголовно-правовое отношение возникает с момента вступления приговора в законную силу, и что субъектом уголовного правоотношения является осужденный. Я.М.Брайнин подчеркивает, что уголовно-правовое отношение возникает с момента привлечения лица к уголовной ответственности, и приравнивается к процессуальному акту привлечения лица в качестве обвиняемого. По мнению И.С.Самощенко уголовное правоотношение возникает с момента применения наказания и заключается в фактическом наказании.

А.В.Наумов, в свою очередь, предлагает аргументы в пользу того, что моментом возникновения уголовно-правовых отношений является именно факт совершения преступления. Установление органами дознания, следователем или судом признаков преступления не равнозначно выяснению вопроса о реальности совершенного преступления. Ошибочно вынесенный приговор не "отменяет" реально совершенного преступления и не делает его реальностью (такая ошибка вообще не порождает уголовно-правовых отношений и может расцениваться как произвол). И напротив, если преступление совершено, но органы дознания или следствия не обнаружили его, уголовно-правовое отношение существует, так как совершение преступления есть объективная реальность, которая должна быть познана и установлена следствием и судом.*

При решении данного вопроса нельзя забывать также, что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действующим на момент совершения преступления.; сроки давности привлечения к уголовной ответственности тоже исчисляются со дня совершения преступления.

Одним из аргументов противников теории о возникновении уголовного правоотношения в момент совершения преступления является ч.1


* Наумов А.В. Уголовное право России. Общая часть. - М.: Издательство БЕК, 1996 год, стр.248-249.

статьи 49 Конституции России, уже приводимая выше. Однако названная теория ни в коей мере не вступает в противоречие с указанной статьей, так

как в данной норме речь идет о требовании объективно и справедливо решать вопрос о виновности или невиновности лица в совершении им преступления. Момент возникновения уголовного правоотношения не совпадает и практически не может совпадать с моментом официального признания лица виновным в совершении преступления и применения к нему соответствующего наказания.

Таким образом, если признать, что правоотношение вообще и уголовное правоотношение как его разновидность есть правовая связь между субъектами, характеризующаяся наличием соответствующих друг другу прав и обязанностей, то момент возникновения таких прав и обязанностей и является моментом возникновением уголовно-правового отношения, что полностью совпадает с моментом совершения преступления.

Если же под правоотношением понимать нечто иное, скажем, рассматривать его в качестве особого идеологического общественного отношения, являющегося результатом воздействия права на поведение людей, то нормы уголовного права и преступление будут являться лишь предпосылками возникновения уголовно-правовых отношений. Они могут создавать права и обязанности, но не сами правоотношения, поскольку чтобы стать действительно правоотношением, они должны воплотится в деятельность, в частности, в деятельность органов, применяющих уголовный закон.

Мне же, однако, ближе позиция В.С.Прохорова, утверждающего: "Чтобы констатировать правоотношение, вполне достаточно установить взаимную связь субъектов в виде их прав и обязанностей,"* которые возникают непосредственно в момент совершения преступления.


*Прохоров В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1984г., стр.92.


Спорным является и вопрос о моменте прекращения уголовного правоотношения. Можно выделить две основные позиции. По мнению некоторых авторов, моментом прекращения уголовного правоотношения следует считать тот момент, когда полностью реализованы определенные судом меры ответственности и она исчерпывает себя. При этом уголовно-правовое отношение уголовная ответственность прекращаются одновременно. Согласно другой позиции уголовное правоотношение прекращается при полном осуществлении прав и обязанностей субъектов, т.е. с момента снятия судимости. Последняя позиция, на мой взгляд, ближе к истине, поскольку неснятая судимость также налагает на ее обладателя определенные неблагоприятные последствия, например, непогашенная судимость учитывается при рецидиве преступления.


Следующий элемент уголовного правоотношения - это объект уголовного правоотношения. По мнению И.Я.Козаченко таким объектом выступают "личные или имущественные блага лица, совершившего преступление, которых он лишается в связи с привлечением к уголовной ответственности. Такой взгляд на объект уголовно-правовых охранительных отношений обосновывается тем, что хотя данные отношения и возникают в связи с совершением преступления, но существуют и реализуются по поводу воздействия на личные и/или имущественные блага виновного лица."* Другие авторы признают таким объектом преступника, преступление, наказание, действия участников отношений, реализацию уголовной ответственности и т.д. Все эти позиции спорны. Преступник, например, является субъектом уголовного правоотношения. Преступление - юридическим фактом, порождающим правоотношение, и, следовательно, предшествующим ему по времени. Наказание, в свою очередь, является элементом более узкого понятия - уголовной ответственности. Таким обра-


*Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр. 16.

зом, наиболее четкой является все-таки версия, предложенная И.Я.Козаченко.


Что же касается содержания уголовного правоотношения, то им являются права и обязанности субъектов. С момента совершения преступления, то есть с момента возникновения уголовного правоотношения, у преступника возникает обязанность претерпеть лишения личного и/или имущественного характера, вытекающие из его осуждения от имени государства и применения к нему при необходимости уголовного наказания. У государства же возникает право требовать от лица исполнения указанной обязанности путем фактического претерпевания нежелательных для него последствий. В свою очередь, у государства возникает обязанность применить именно то воздействие, которое предусмотрено нарушенной уголовно-правовой нормой; а у лица, совершившего преступление, право на применение именно этого воздействия. Оба обязательства имманентны уголовной ответственности, и более того, ряд авторов считает уголовную ответственность основным содержанием уголовного правоотношения.


Таким образом, уголовное правоотношение можно определить как, правовую связь, урегулированную нормами уголовного права, возникающую в связи с совершением преступления между государством и физическим лицом, совершившим преступление.

2. Понятие уголовной ответственности.


Прежде чем перейти к рассмотрению понятия уголовной ответственности, хотелось бы выяснить, что же такое ответственность вообще, и почему возникает столь явное и непреодолимое противоречие между ответственностью правовой и ответственностью социальной.

Внимательный анализ смысла термина "ответственность", употребляемого в философской, правовой, социологической литературе и законодательстве, приводит к выводу, что указанный термин используется , по меньшей мере, в четырех различных значениях.


Широко распространено понимание ответственности как разновидности обязанности. Как раз в этом значении принято видеть так называемый позитивный момент ответственности.

В законодательстве и правовой литературе ответственность традиционно понимается как правовое последствие правонарушения, заключающееся в обязанности правонарушителя подвергнуться принудительной мере государственного воздействия, предусмотренной санкцией правовой нормы. В этом заключается так называемый негативный аспект ответственности.

Термин "ответственность" широко применялся в законодательстве в советский период как обязанность субъекта отчитываться за свои действия, как подотчетность.

И наконец, философский словарь определяет ответственность как меру способности и возможности человека выступать в качестве субъекта своих действий.

В.А.Номоконов выстраивает вышеназванные понятия в определенную иерархию. Так, "характеристика ответственности как обязанности указывает на содержание ответственности. "Ответственность-подотчетность" указывает на необходимость отчитываться за результаты выполнения (невыполнения) возложенных на лицо обязанностей. Способность быть субъектом своих действий выступает необходимой предпосылкой возложения на него ответственности за результаты этих действий. И наконец, ответственность можно охарактеризовать как связь (связанность) субъекта соответствующей реакцией общества на поведение субъекта в зависимости от выполнения или невыполнения им своих обязанностей."*

Следует также учесть, что ответственность всегда имеет двусторонний характер. Это, с одной стороны, ответственность личности перед обществом (государством, другим субъектом), а с другой - ответственность общества (государства, иного субъекта) перед личностью. Как отмечается в философской литературе, ответственность - это "отношение между личностью и обществом, выражающееся в осуществлении взаимных требований, содержание которых определено объективной необходимостью."**

Ответственность объективно существует как необходимое проявление упорядоченности общественных отношений. Совместная деятельность людей - источник и предметное воплощение ответственности участников указанной деятельности. Содержание социальной ответственности, таким образом, образует ответственное поведение личности, адекватное выполнение ею социальной роли в общественном механизме. Социальная ответственность порождается совместной деятельностью, точнее - необходимостью во всякой совместной деятельности соподчинять действия каждого с действиями остальных, коррелировать частное во имя общего. Поэтому уже в элементарной форме взаимодействия (два человека - одно дело) имеется ситуация, которую можно определить как "отношение общественной зависимости". Назначение социальной ответственности заключается не только в том, чтобы разрешать уже возникший конфликт, но и в


*Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г., стр.115.

** там же.

том, чтобы не допустить его возникновения. Исходя их того, что социальная ответственность является неотъемлемой частью общественных отношений, а ее основание - реальное поведение субъекта, ее можно определить как "комплекс обязанностей определенного поведения, возложенных на субъекта в зависимости от его места в системе общественных отношений и реального поведения."*

Несмотря на то, что теория социальной ответственности в значительной мере проработана в трудах философов и правоведов, вывод, следующий из этого по меньшей мере странен. Как утверждает В.А.Номоконов "с точки зрения системного анализа социальная ответственность в "чистом виде" не существует... Социальная ответственность дифференцируется на виды: экономическую, политическую, моральную, правовую, общественную и т.п."**


С точки зрения теории права юридическая ответственность - это разновидность общесоциальной ответственности, она служит одной из форм реагирования государства на нарушение установленного порядка общественных отношений.

Хотя понятие юридической ответственности является центральным в юридической науке, тем не менее, по всем основным вопросам проблемы идут острые дискуссии.

По своему содержанию юридическая ответственность выступает в виде применения к лицу мер государственно-принудительного воздействия, а по своему непосредственному выражению представляет собой претерпевание неблагоприятных последствий для правонарушителя (отрицательные последствия в виде лишений личного, имущественного или организационного характера, ограничений в пользовании субъективными правами), которые могут быть самыми различными в зависимости от


*там же, стр.116.

** там же, стр.117.

тяжести правонарушения и которые он должен принять как ответную реакцию государства на его деяния.

В.А.Номоконов рассматривает юридическую ответственность как комплекс обязанностей, характеризующий правовой статус субъекта. Он же выделяет два различных уровня возложения ответственности в праве. Это, во-первых, установление ответственности личности на уровне общего правового статуса гражданина, где определены его основные права и обязанности в виде: 1) конкретные обязанности личности перед обществом (соблюдать законодательство, правильно его применять и т.д.); 2) обязанности давать отчет в своих действиях (подотчетность, подконтрольность, обязанность подлежать оценке); 3) обязанности подвергнуться мерам государственного принуждения за возможные нарушения гражданских обязанностей. Именно этот уровень ответственности определяется как перспективный (проспективный).

Во-вторых, это установление ответственности в рамках конкретных правонарушений, изменяющих общий правовой статус личности в связи с выполнением или нарушением возложенных на лицо обязанностей, что выражается: 1) в расширении правового статуса субъекта (сокращение или снятие обязанностей, лежащих на лице, предоставление дополнительных прав); 2) в ущемлении правового статуса субъекта (возложение дополнительных обязанностей, усиление их, лишение или ограничение прав). При таком подходе, в случае правомерного поведения юридическая ответственность составляет не особый вид, аспект ответственности, а лишь ее первую стадию и выражается на данной стадии в обязанности субъекта подчинить поведение требованиям соответствующих правовых норм, предвидеть общественно опасные последствия своих действий и предотвращать их законными средствами.


И наконец, переходим к непосредственной теме данной курсовой работы, к ответственности уголовной.

Как и любой другой вид ответственности, социальная сущность уголовной ответственности, ее объем и содержание обуславливается характером отношений между свободой и необходимостью, в рамках которых осуществляется сознательная деятельность личности. Поскольку преступность не является необходимым фактором развития общества, совершение общественно опасного деяния вполне обоснованно влечет за собой уголовную ответственность. Уголовная ответственность предусматривается лишь за общественно опасные деяния, совершаемые вменяемыми лицами, то есть лицами, чье психологическое состояние объективно не исключает возможности осознанного и свободного выбора иного, непреступного поведения. Уголовная ответственность допустима лишь в случаях, когда субъект имел объективную возможность свободного выбора того или иного поведения, то есть не признаются наказуемыми деяния лица, совершенные им вынуждено, то есть под влиянием непреодолимой силы, когда он был лишен свободы выбора поведения.

В современной науке уголовного права можно выделить как минимум 6 различных определений понятия уголовной ответственности. Согласно первой точке зрения, уголовная ответственность есть реализация уголовно-правовых санкций (вариант: уголовная ответственность и наказание тождественны). Ее сторонниками являются О.Э.Лейст, И.С.Самощенко, М.Д.Шаргородский и др. Одним из вариантов данной точки зрения является теория В.П.Малкова, в соответствии с которой уголовная ответственность сводится к реальному претерпеванию лицом, совершившим преступление, предусмотренных уголовным законом и конкретизированных приговором суда мер государственного порицания и принуждения. Однако, действующий уголовный кодекс выделяет уголовную ответственность и без назначения наказания (ст.92 УК РФ), а также различает освобождение от уголовной ответственности (гл.11 УК РФ) и освобождение от наказания (гл.12 УК РФ). Безусловно, уголовная ответственность и наказание - тесно связанные правовые явления, но нельзя забывать, что наказание - лишь одна из форм уголовной ответственности, хотя и наиболее распространенная.

Вторая позиция заключается в отождествлении уголовной ответственности с уголовным правоотношением (вариант: "совокупность уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и исправительно-трудовых отношений). Ее придерживаются Б.Т.Базылев, Л.В.Головкин, А.Д.Горбуза, Н.А.Стручков и др. И.Я.Козаченко, считая уголовную ответственность основным элементом уголовного правоотношения, вводит такое понятие как "Отношение уголовной ответственности", которое определяет следующим образом: "возникающее с момента совершения преступления правоотношение между государством и лицом, совершившим преступление. При этом государство правомочно ограничить правовой статус виновного, а тот в свою очередь обязан претерпеть лишения личного или имущественного характера, возникающие из осуждения его от имени государства и применения к нему в необходимых случаях наказания, предусмотренного уголовным законом."*

Третья точка зрения: уголовная ответственность является отрицательной оценкой, порицанием, осуждением виновного лица за совершенно преступление (Ю.А.Демидов, Л.М.Карнеева, П.П.Осипов, В.С.Прохоров, В.Г.Смирнов и др.). Однако, одно лишь порицание (осуждение) лица, совершившего преступление, хотя и касается важного аспекта уголовной ответственности, не раскрывает всех ее содержательных элементов и не указывает на ее основные функции.

Четвертая позиция: уголовная ответственность является важнейшим элементом уголовного правоотношения и представляет собой обязанность виновного лица подвергнуться неблагоприятным последствиям (наказанию) за совершенное преступление (С.С.Алексеев, Я.М.Брайнин, М.П.Карпушин, В.И.Курляндский, А.А.Пионтковский, Л.С.Явич и др.).


* Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр.20.

Данная обязанность основана на уголовном законе и обеспечивается принудительной силой государства. Однако, природа указанной обязанности многими авторами раскрывается по-разному. Так, М.П.Карпушин и В.И.Курляндский под уголовной ответственностью понимают "обязанность виновного лица дать в установленном порядке отчет в совершенном им преступлении: подвергнуться определенным правоограничениям, вытекающим из установленного порядка решения вопроса об ответственности, быть осужденным от имени государства и понести заслуженное наказание."* А.П.Чугаев же определяет ее как "обязанность быть подвергнутым неблагоприятным последствиям, наступающим в результате совершения предусмотренного в законе преступления и выражающимся в признании лица в уголовном порядке виновным в совершении преступления, осуждении от имени государства, назначении и применении уголовного наказания по приговору суда, что влечет за собой признание лица судимым."** Я.М.Брайнин утверждает, что уголовная ответственность "представляет собой основанную на нормах (советского) уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подлежать действию уголовного закона при наличии в действиях виновного предусмотренного этим законом состава преступления."***


Отдельно следует выделить позицию А.Н.Игнатова и Т.А.Костаревой, которые трактуют уголовную ответственность как основное содержание уголовного правоотношения. Далее авторы предполагают, что содержанием уже уголовной ответственности является совокупность прав и обязанностей гражданина и государства по поводу преступного поведения гражданина. Спорность данного заявления состоит в том,


* Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М.: Юридическая литература, 1974г., стр.21.

** А.П.Чугаев в книге Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр.13.

*** Я.М.Брайнин, там же.

что содержание любого правоотношения, по общему правилу, и есть совокупность прав и обязанностей его субъектов. И если принять уголовную ответственность как содержание уголовного правоотношения, то, во-первых, уголовная ответственность не может иметь самостоятельного содержания, а во-вторых, уголовная ответственность сама по себе и является совокупностью прав и обязанностей субъектов. Следует заметить, что данная трактовка не лишена смысла, поскольку определение ответственности как обязанности претерпеть меры принудительного характера, поддерживаемая большинством ученых, автоматически предполагает право государства требовать исполнение этой обязанности; а также предполагает встречное право лица требовать законности применяемой к нему уголовной репрессии, и обязанность государства соблюсти закон.


В последнее время ученые выделяют также так называемую позитивную ответственность, под которой понимается осознание индивидом своей обязанности не совершать запрещенные уголовным законом преступные деяния (ответственность, лежащая в основе правомерного поведения граждан). Дифференциация единой ответственности в уголовном праве на две формы, негативную и позитивную, вытекает из двух различных оснований ее возникновения. Совершение преступления и иное нарушение уголовно-правовых норм влечет негативную уголовную ответственность. Наоборот, ожидаемое поведение, стимулируемое законом, порождает позитивную ответственность субъекта. Содержание позитивной ответственности состоит в обязанности лица выполнить конкретные предписания уголовно-правовых норм. Позитивная ответственность реализуется путем отказа от наказуемости деяний, совершенных при обстоятельствах, исключающих общественную опасность и противоправность этих деяний, а также в виде освобождения от уголовной ответственности или наказания или замены его более мягким. Позитивная ответственность в уголовном праве имеет место не только в конкретно-регулятивных, но и в общерегулятивных отношениях. Общая обязанность каждого гражданина соблюдать уголовное законодательство, воздерживаться от преступных действий (а при некоторых условиях, наоборот, совершать требуемые действия) - это "первичная" ответственность, обеспеченная угрозой наказания к лицу, игнорировавшему свою ответственность, проявившему свою преступную безответственность.

Однако, по мнению ряда авторов, в том числе и А.Н.Игнатьева, такое понимание уголовной ответственности, несмотря на интересный, нетрадиционный подход, все же не может быть поддержано. Представляется, что в данном случае, используя полисемию русского языка, теория создана на чисто словесном материале. В одном из значений, слово "ответственность" действительно трактуется как добросовестность, обязательность, чувство долга, а сама позитивная ответственность - как социальный, нравственный и правовой долг человека. Именно отождествление позитивной (перспективной, активной) социальной ответственности с одним из ее компонентов - осознанием обязанности, лежащей на человеке, стало причиной отрицания самой возможности рассматривать правовую (в том числе и уголовную) ответственность как такую разновидность общей социальной ответственности, которая обладает всеми свойствами последней; то есть причиной сведения правовой ответственности исключительно к ретроспективной ответственности - ответственности за правонарушение. "Юридическая ответственность с тех пор как она возникла всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное противоправное деяние... Ни научные соображения, ни тем более интересы практики не дают основания для пересмотра взгляда на юридическую ответственность как последствие правонарушения."*






* И.С.Самощенко, М.Х.Фарукшин в книге Прохорова В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1984г., стр.114.

3. Основание уголовной ответственности.


Еще в глубокой древности на ответственность смотрели двояко: с одной стороны, как на внешнее наложение воли общества на волю индивида, с другой - как на осознание индивидом своей роли в цепи явлений и влияния на их развитие.

В классической школе уголовного права учение об основании уголовной ответственности покоится на философском учении об основаниях социальной ответственности человека за свои поступки. Согласно этому учению ответственность (любую) следует возлагать только тогда, когда у субъекта была свобода выбора поведения, то есть он мог поступить в соответствии с требованиями закона, но игнорировал эту возможность. Эта дилемма созвучна одному из основных вопросов философии - вопросу о свободе воли, в ответе на который можно выделить 3 основных теории. Первая - фаталистическая - предполагает жесткое давление обстоятельств на поступки человека, и отсутствие какой-либо свободы выбора. Вторая - индетерминистическая теория, основоположником которой является Э.Кант, предполагает абсолютную свободу воли, не зависящую от внешних условий и обстоятельств. Основанием ответственности в такой случае будет являться злая воля преступника. И последняя, детерминистическая теория (Ф.Энгельс), основывается на причинной обусловленности сознания и воли человека, а значит и его поведения, окружающими его условиями, его потребностями и социальным опытом. Основанием ответственности в теории Ф. Энгельса является осознание преступником своих действий.

В теории советского уголовного права относительно основания уголовной ответственности развернулась дискуссия, основной причиной которой была нечеткая формулировка закона. В названии ст. 3 УК РСФСР был употреблен термин "основания", в итоге возникла дискуссия о конкретном наборе оснований.

По прямому толкованию закона существовало 2 основания - совершение общественно опасного деяния и вина лица (Ю.М.Ткачевский и др.).

Основанием уголовной ответственности большинство отечественных ученых признает наличие в содеянном состава преступления (А.А.Пиотковский, В.Н.Кудрявцев и др.). С.С.Алексеев выделяет два главных фактора, образующих указанное основание - состав правонарушения и правоприменительный акт, который "приводит в действие правоохранительное отношение и, следовательно, заканчивает накопление обстоятельств, необходимых для возникновения юридической ответственности".* По всей видимости, это связано с тем, что автор связывает момент возникновения уголовной ответственности с моментом вынесения судом обвинительного приговора.

Основанием уголовной ответственности может выступать и совершение преступления ( А.И.Санталов и др.). В литературе достаточно четко прослеживается мысль о преступлении как о деянии, соответствующем признакам конкретного состава преступления. Однако прямое толкование закона не отождествляет эти понятия. Преступление четко формулируется в Уголовном Кодексе РФ как виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим кодексом под угрозой наказания (ст. 14 УК РФ). Тогда как для привлечения к уголовной ответственности мало совершения самого преступления, необходимо также обладать рядом признаков, предусмотренных уголовным законом (возраст, вменяемость и т.д.).

К точке зрения А.И.Санталова близка позиция Я.М.Брайнина, согласно которой существуют два основания: совершение преступного деяния и наличие в совершенном деянии признаков определенного состава преступления. Этой же точки зрения придерживаются М.П.Карпушин и В.И.Курляндский, изменяя только порядок слов: состав преступления и совершенное преступление.

* С.С.Алексеев в книге Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр.24.

Основанием привлечения лица к уголовной ответственности может служить также его вина, которая включает в себя соответствие содеянного составу преступления, однако не ограничивается этим. По мнению А.Б.Сахарова основанием уголовной ответственности выступает состав преступления и личность. А с точки зрения Б.С.Никифорова - вина и виновность.

В советском уголовном праве (и российское право полностью сохранило эту традицию) вина лица означает строго определенное отношение субъекта к совершенному им преступлению, а именно - наличие у субъекта умысла или неосторожности. Поэтому вина основным признаком субъективной стороны состава преступления и поглощается им. Однако теория о виновности как основании уголовной ответственности не была безосновательной с позиции достижений мирового уголовного права. Так, в традиционном немецком уголовном праве общепризнана совокупность элементов уголовно наказуемого деяния, иначе - совокупность предпосылок уголовной ответственности: выполнение состава преступления, противоправность, виновность. Не все соответствующие составу деяния являются противоправными, и далее - не все соответствующие составу противоправные - виновными. Таким образом, согласно немецкой доктрине, совершение виновного, соответствующего составу и противоправного деяния будет основанием уголовной ответственности. Виновность как бы включает в себя и противоправность и соответствие составу преступления.

Большинство же советских правоведов пришли все-таки к выводу, что основанием (причем единственным) уголовной ответственности является наличие в совершенном лицом общественно-опасном деянии признаков конкретного состава преступления, предусмотренного действующим уголовным законодательством.

Интересен тот факт, что данная теория имеет своим источником догматику классической школы уголовного права. Так, еще в начале XIX века немецкий криминалист А.Фейербах обосновал в теории и добился закрепления в действующем законе положения о соответствии составу преступления как о необходимости признания преступности деяния. Впоследствии сходные положения повторялись во многих законодательства континентальной системы права, в особенности тяготевших к немецкой школе права.


Итак, ученые пришли к единому мнению. Для логического завершения данной работы мне остается только выяснить, что же такое состав преступления. Вот несколько определений. "Состав преступления - это совокупность установленных советским уголовным законом признаков, определяющих общественно-опасное деяние как преступление".* "Совокупность установленных советским уголовным законом признаков определенного общественно опасного деяния является составом преступления."** "Под составом преступления в теории уголовного права понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно-опасное деяние как конкретное преступление".*** "Состав преступления - это совокупность предусмотренных законом признаков, наличие которых дает основание признать данное общественно-опасное деяние преступлением".**** Однако зачем "характеризовать" деяние как преступление или "признавать" его таковым, если действующий уголовный закон дает четкое и недвусмысленное определение преступления. А вот термин "состав преступления" упоминается в кодексе один раз (ст.8 УК РФ) и ни каким образом не раскрывается.

* Из учебника Уголовного права. М., 1969г. в книге Гонтаря И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1997г., стр.62.

** Из Курса советского уголовного права. Л.:1968г., в книге Гонтаря И.Я.

***Из Учебника уголовного права./ Под редакцией В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. М., 1996г., в книге Гонтаря И.Я., стр.63.

**** Из учебника Уголовного права./ Под редакцией М.П.Журавлева, А.И.Рарога.М., 1996г. в книге Гонтаря И.Я., стр.63.

Наименование corpus delicti (состав преступления) было введено в юридическую терминологию еще в XVI веке и обозначало совокупность вещественных улик преступления, имея чисто процессуальное значение. Затем постепенно это наименование распространилось не только на криминальные следы, но и на объективное проявление преступного поведения, а с течением времени и на внутреннюю, субъективную сторону преступления. Таким образом, термин "состав преступления" в науке уголовного права начинает употребляться для обозначения понятия о составных частях самого преступления, то есть основных элементах общественно опасного деяния. Это же понимание состава преступления прослеживается в работах русских правоведов XIX века и советских ученых вплоть до середины XX века. Вполне очевидно, что в своем первоначальном значении термин "состав преступления" означал лишь существенно-необходимые признаки, без которых немыслимо ни одно преступление. Поскольку с точки зрения формальной логики совокупность всех признаков явления есть само явление, то состав преступления равнозначен самому преступлению, и именно в этом значении он являлся основанием уголовной ответственности.

Однако в послевоенное время активно развивается теория, в соответствии с которой в содержание преступления наряду с признаком общественной опасности необходимо входит другой признак - предусмотренность этого деяния в уголовном законе. И с 1958 года этот признак становится обязательным в системе уголовного права: нет преступления без указания на то в законе.

Между тем, формула "состав преступления - единственное основание уголовной ответственности" не претерпела никаких изменений. Однако преступление в своей новой форме перестало быть лишь явлением, а стало частью нормы уголовного закона (отражением явления, понятием). Именно это противоречие, развиваясь в последние 40 лет, привело к тому, что учение о составе преступления потеряло предмет изучения; а состав преступления как основания уголовной ответственности, хотя и был закреплен в Уголовном кодексе 1996 года, но является теоретически и практически несостоятельным.

И.Я. Гонтарь предлагает следующую формулировку состава преступления: "составом преступления является содержащееся в уголовном законе описание признаков общественно опасного деяния".* Однако само по себе описание признаков общественно-опасного деяния не порождает уголовной ответственности, для этого необходимо само деяние. Автор предлагает следующую логическую цепочку: "1) преступление - это наименование юридического факта уголовного правоотношения; 2) юридический факт - это такое явление объективной действительности, с которым связано возникновение уголовного правоотношения; 3) в действующей системе отечественного уголовного права такое явление образуют общественно-опасное деяние и описание его признаков в уголовном законе (состав преступления), которые между собой находятся в отношении диалектического тождества и в этом своем единстве лежат в основе уголовной ответственности; 4) по этой причине понятие общественно-опасного деяния и понятие состава преступления не могут и не должны отождествляться с понятием преступления, поскольку в противном случае это всегда будет отождествлением явления с одним из его элементов".**

Данная теория дает еще один взгляд на основание уголовной ответственности, однако ее противоречие действующем законодательству и определенное новаторство в методологии делаю ее спорной и нуждающейся в определенной доработке.



* Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1997г., стр. 97.

** Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1997г., стр. 102.

4. Отличие уголовной ответственности от других видов юридической ответственности.


Уголовная ответственность, являясь содержанием уголовно-правовых отношений, обладает рядом признаков, отличающих уголовную ответственность от любого другого вида ответственности. Эти признаки можно классифицировать по следующим основаниям (по Б.В.Здравосмыслову):

  1. По основаниям применения - уголовная ответственность возлагается только за совершение деяния, предусмотренного УК РФ и содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного ст.8 УК РФ. Другие виды ответственности (дисциплинарная, гражданско-правовая в форме возмещения материального ущерба) могут наступать как за совершение деяний, содержащих состав преступления, так и за совершение других правонарушений.

  2. По содержанию ответственности - уголовная ответственность включает в себя государственное порицание лица и совершенного им деяния, поскольку приговор выносится от имени государства, а при назначении наказания - и государственное принуждение в виде серьезных правоограничений, связанных с исполнением наказания и судимостью. Таким образом, уголовная ответственность является наиболее строгим видом правовой ответственности, и единственным, налагаемым от имени государства.

  3. По субъекту применения - ответственность возлагается только судом и только обвинительным приговором, вступившим в законную силу. Никакой другой орган или лицо не могут возложить уголовную ответственность.

  4. По порядку применения - уголовно-процессуальным законодательством установлен специальный порядок возложения уголовной ответственности. Уголовно-процессуальный кодекс регулирует деятельность органов расследования и суда по возложению уголовной ответственности.

  5. По кругу субъектов, на которых возлагается ответственность - уголовная ответственность носит личностный характер, то есть возлагается только на физическое лицо, виновное в совершении преступления.

Более всего уголовная ответственность близка к ответственности административной. Основаниями возникновения и той и другой является совершение правонарушения. А задачами - предотвращение и пресечение таких правонарушений и наказание виновных лиц. Основным критерием, отграничивающим эти виды ответственности является различный характер их общественной опасности. К другим критериям можно отнести различие органов, осуществляющих принуждение, особый процессуальный порядок и правовые последствия применения таких мер.

И еще одним специфическим свойством уголовной ответственности является то, что она предусматривает, как правило, кару за совершение преступления, а не восстановление нарушенного права.

Уголовная ответственность является наиболее строгим видом юридической ответственности, в значительной степени затрагивающей правовой статус физического лица. Именно поэтому вопрос об уголовной ответственности и основании привлечения к ней должен быть тщательно проработан в первую очередь в теории. В настоящее же время нет согласованного взгляда на само понятие уголовной ответственности, не говоря уже о его законодательном закреплении.

Что же касается вопроса об основании уголовной ответственности, то несмотря на относительное согласие, он так и остается одним из самых спорных и сложных вопросов права. И тем больше вызывает удивление ситуация, когда правоведы даже не делают попытки разобраться с проблемой, а кидаются в лингвистические и логические тонкости, каждые по новому формулируя один и тот же на мой взгляд изначально ошибочный принцип.

Список использованной литературы.


Нормативные акты

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.96г. №63-ФЗ.


Монографии.

  1. Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1997г.

  2. Игнатов А.Н., Костарева Т.А. Уголовная ответственность и состав преступления. Лекция 4. - М.: Издательская группа ИНФРА М - НОРМА, 1996г.

  3. Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М.: Юридическая литература, 1974г.

  4. Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г.

  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации// под редакцией Ю.И.Скуратова. - М.: Издательская группа ИНФРА М - НОРМА, 1996г.

  6. Наумов А.В. Уголовное право России. Общая часть. - М.: Издательство БЕК, 1996 год.

  7. Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г.

  8. Прохоров В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1984г.

  9. Уголовное право России. Общая часть// под редакцией Б.В.Здравосмыслова. - М.: Юристъ, 1996г.



Случайные файлы

Файл
34751.rtf
102629.rtf
31506.rtf
9463-1.rtf
12933-1.rtf