27



Санкт-Петербургский филиал им. В.Б.Бобкова

Российской таможенной академии



Кафедра Уголовно-правовых дисциплин





КУРСОВАЯ РАБОТА.




по курсу: “Уголовное право ”




Тема:

«Терроризм.»









Выполнил:

cтудент IVкурса заочного отделения

Юридического факультета

Василенко В.В.





г. Санкт-Петербург


2002 год


План


Вступление.

Глава 1.

    1. . Понятие терроризма

    2. Объективная сторона.

1.3. Субъективная сторона.

1.4. Субъект преступления.

1.5. Квалифицирующие признаки преступления.

Глава 2. Отграничение терроризма от смежных уголовно-правовых категорий.

Заключение

Библиография.


Вступление.


Одним из опаснейших преступлений против общественной безопасности и общественного порядка является терроризм. Его весьма быстрое распространение и в России, и в странах СНГ во многом связано со стремительным появлением мафиозных группировок, проникновением их в сферы легального, полулегального и нелегального бизнеса, спорами и "разборками" на почве раздела сфер влияния.

Терроризм нередко называют глобальной проблемой современности, а прогнозы ученых и практиков относительно дальнейшего развития террористической деятельности, особенно после событий 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, кажутся не самыми утешительными.

Данной проблеме посвящено немало исследований как отечественных так и зарубежных авторов, особенно их число возросло в последние годы. Однако несмотря на остроту проблемы и общественную опасность терроризма, следует заметить, что границы данного понятия в литературе так размыты, что создается впечатление о невозможности выработки каких-либо конкретных мер борьбы с ним. Причины этого видятся в следующем.

Терроризм – сложное и многомерное явление, посягающее на те или иные охраняемые законом сферы жизни людей различными способами. Это затрудняет выработку как общего понятия «терроризм», так и его отличительных признаков.

Но при всей объективной сложности проведения исследований в этой сфере существуют ещё и трудности субъективного характера. В уголовно –правовом исследовании В.П. Емельянова, посвященном проблеме терроризма как преступления1, автором проведен анализ отечественной литературы последних десятилетий, касающейся данного вопроса. В результате изучения различных литературных источников автор приходит к выводу, что все исследователи терроризма – историки, политологи, психологи, журналисты и т.д. – рассматривали это явление со своей точки зрения, давая понятию «терроризм» собственную интерпретацию. Поскольку этим явлением занимались не только и не столько юристы, то и в литературе стало господствовать не столько правовое, сколько обыденное его понимание. Авторы отечественных источников, с одной стороны, относят к терроризму и бандитизм, и заказные убийства, и хулиганство, и заговор с целью захвата власти, и военные мятежи, и уличные беспорядки, и ограбление банков и магазинов, и причинение телесных повреждений и т.д. и т.п., что вообще как-то можно связать с насилием, а с другой стороны, явно террористические акты наряду с коррупционными деяниями и вышеуказанным набором преступных посягательств относят к разновидностям бандитизма. На этом фоне и в юридической литературе порой возникают определенные терминологические неточности, поэтому одни исследователи не усматривают разницы между терроризмом и агрессией, другие – между терроризмом и пиратством, третьи – между терроризмом и организованной преступностью.

Еще одной проблемой при разработке понятия терроризма можно назвать «наслоения многих лет идейно-политического противостояния»2 двух общественно-политических систем, когда под терроризмом, террористической деятельностью и т.п. зачастую понималось, с одной стороны – коммунистическое и национально-освободительное движение, а с другой стороны – подрывная деятельность империалистических государств и их спецслужб. Ранее в СССР такого обобщенного понятия терроризма не было. В разделе уголовных кодексов союзных республик "Государственные преступления" были составы, которые именовались "Террористический акт" и "Диверсия", предусматривающие ответственность за совершение этих преступлений только с антисоветским умыслом, т.е. с целью подрыва, свержения или ослабления строя.

Современная практика борьбы с преступностью показывает, что терроризм в его широком понимании и толковании может совершаться и не с прямым антигосударственным умыслом, а с иными целями. Именно таким и является преступление, предусмотренное ст. 205 УК.3 И хотя в настоящее время наметились необратимые тенденции к деидеологизации межгосударственных отношений, тем не менее прошлые традиции дают о себе знать.

Таким образом, при разработке понятия терроризма важно стремиться к тому, чтобы его формулировка, во-первых, не давала повода для политических спекуляций, а во-вторых, формально определялась такими конкретными правовыми признаками, которые не позволяли бы легко манипулировать этим понятием и произвольно употреблять его, что очень важно не только в научном обороте, но и в законотворческой деятельности, а также в правоприменительной практике, поскольку терминологический разнобой ведёт к негативным последствиям как в науке, так и в практике борьбы с преступностью. «Недостаточное внимание к терминологии, - отмечает В.Н.Кудрявцев, - отсутствие единства в понимании… категорий затрудняет не только исследовательскую работу, но и практическую деятельность юриста, препятствует использованию в области борьбы с преступностью современной счётно-вычислительной техники, строгих математических методов».4

В связи со всем вышеизложенным исследование явления терроризма, разработка этого понятия, установление специфических уголовно-правовых признаков преступлений террористического характера является крайне актуальным. Правоохранительным органам и другим организациям, непосредственно ведущим борьбу с терроризмом нужно иметь чёткое представление о том, что такое терроризм и что такое преступления террористического характера (террористической направленности, с проявлениями терроризма), что между ними общего и чем они отличаются друг от друга, от иных преступлений с признаками терроризирования и прочих преступлений. Для этого необходимо установить специфические уголовно-правовые признаки преступлений террористического характера, позволяющие объединить их в единый уголовно-правовой институт на базе общих черт, свойственных объекту посягательства, объективной и субъективной сторонам данных преступлений.

Глава 1.

1.1. Понятие терроризма.


Разработка понятия терроризма – одна из самых сложных проблем мировой науки и практики борьбы с преступностью. По подсчетам разных авторов существует от 100 до 200 понятий терроризма, ни одно из которых не признано классическим.

Терроризм как явление рассматривается современной наукой в трех аспектах:

  1. как преступное деяние,

  2. как террористические группы (организации),

  3. как террористические доктрины.

Вслед за В.П. Емельяновым5 мы будем считать определяющим в данной триаде понятие терроризма как преступного деяния, ибо от того, что мы будем понимать под терроризмом в смысле деяния, будет зависеть и то, какие группы (организации) и какие доктрины признавать террористическими. В то же время терроризм как преступное деяние является разновидностью уголовно-правовых категорий более общего порядка, поэтому установление их общих черт и различий – одна из главных задач науки уголовного права.

В этой связи важно определить сущностные характеристики собственно терроризма, его структурные элементы как преступного деяния и на этой основе попытаться сформулировать его общее понятие.

На основе анализа научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран В.П. Емельянов выделяет четыре отличительных признака, свойственных терроризму как деянию.6

В первую очередь отличительной чертой терроризма он называет то, что терроризм порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

Следующей отличительной чертой терроризма автор называет публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензии на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Поэтому когда мы на практике имеем дело с общеопасными деяниями неясной этимологии, то чем больше неясностей, тем меньше вероятности, что это акты терроризма.

Следующим отличительным и самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. Причем создается эта обстановка страха не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально-психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким-либо действиям в интересах террористов или принятию их условий. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия, породившие страх и беспокойство в социальной среде. Однако терроризм тем и отличается от других порождающих страх преступлений, что здесь страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновными не ради самого страха, а ради других целей, и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели.

И ещё одной отличительной чертой терроризма автор называет то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определённому поведению оказывается на других лиц, т.е. насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынужденно) волевого решения самим потерпевшим лицом (физическим или юридическим или группой лиц) вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов. Именно для достижения того результата, который террористы стремятся получить за счёт действий этих лиц, и направляется их деятельность на создание обстановки страха путём совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих привести к невинным жертвам и иным тяжким последствиям. При этом воздействие на лиц, от которых террористы желают получить ожидаемый результат, может быть как прямым, так и косвенным. К примеру, взрывы в общественных местах, произведённые национал-сепаратистами, преследующими цель понудить власти к удовлетворению каких-либо требований, представляют собой прямое воздействие, но те же действия, совершённые кем-то с целью породить у населения недоверие к «партии власти» как «неспособной» навести порядок, с тем, чтобы на этом фоне выдавать обещания об улучшении ситуации в регионе или стране, если граждане отдадут предпочтение на выборах определённым кандидатам, есть вариант косвенного воздействия.

Таким образом, резюмируя существующие научные положения и международный опыт борьбы с терроризмом, выводится следующее обобщающее определение собственно терроризма как явления, выраженного в деянии: Терроризм – это публично совершаемые общеопасные деяния или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или какой-то его части, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.7

В УК РФ терроризм определяется следующим образом:

«Терроризм есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.»8

И так, как мы видим, терроризм – многообъектное преступление.

Он предполагает наличие специальной цели устрашения населения и давления на органы власти путем применения крайних мер насилия либо угрозы применения таких мер для достижения нужных преступникам результатов (дезорганизация работы органов власти, по­лучение уступок со стороны власти и т.д.).9

Объектом преступления является общественная безопасность в широком смысле этого слова. Своим устрашающим воздействием терроризм обращен либо к широкому и, как правило, неопределённому кругу граждан, порой населению целых городов и административных районов, либо к конкретным должностным лицам и органам власти, наделённым правом принимать организационно-управленческие решения.

Дополнительными объектами могут быть собственность, жизнь, здоровье граждан, их имущест­венные и политические интересы и т.п.

1.2. Объективная сторона.


Объективная сторона заключается в совершении взрыва, поджога и иных действий. 10

Под иными действиями, кроме взрывов и поджогов, следует понимать любые действия, способные повлечь указанные в ст. 205 УК последствия.

В частности, к ним могут относиться: разрушение системы энергоснабжения и жизнеобеспечения населенных пунктов и предприятий, заражение местности радиоактивными или отравляющими веществами, распространение эпидемий и эпизоотии, устройство аварий, затопление местности и т.д.

Диспозиция данной статьи не включает действительного причинения указанных последствий, а только предусматривает создание опасности их наступления. Речь идет о том, что сам взрыв или поджог, даже если он был локализован и тяжкие последствия не наступили, представляет оконченный состав преступления, если создана реальная опасность гибели людей, причинения значительного ущерба имуществу либо иных общественно опасных последст­вий, например гибель природных богатств, земельных и водных ресурсов, отравление воздуха и т.п., поэтому состав данного пре­ступления является усеченным.

Реальность опасности наступления указанных последствий оценивается на основе имеющихся материалов о времени, месте, обстановке, способе совершения общеопасных деяний, экспертных оценках и влиянии на механизм преступного посягательства других привходящих, иногда случайных обстоятельств (скопление людей, техники, транспортных средств и т.п.)11

Применительно к ст. 205 УК понятие значительного имущественного ущерба не связано с определенной стоимостью. Определяющим является, насколько уничтожение и повреждение этого имущества, либо угроза такого уничтожения, способны повлиять на сознание населения, или на действия органов власти. Этот признак должен применяться при сравнительно ограниченной ценности имущества в зависимости от того, насколько устрашающим является способ уничтожения. Например, взрыв в общественном месте автомобиля с целью добиться от властей определенных действий должен квалифицироваться по ст.205 УК, в то же время сожжение валютных ценностей, соответствующих стоимости этого автомобиля, с той же целью при определенных обстоятельствах должно квалифицироваться по ст. 167 УК.

Под иными общественно опасными последствиями следует понимать причинение вреда здоровью людей, длительное нарушение работы предприятий, общественного транспорта, связи, значительное заражение местности, дезорганизация работы органов власти и ynpaвления и т.д.12

Наряду с реальными действиями, перечисленными выше, объ­ективная сторона охватывает в качестве оконченного преступления и сам факт угрозы совершения перечисленных выше действий. 13

Угроза совершить акт терроризма влечет ответственность, предусмотренную ст. 205 УК, независимо от возможности ее реализации, а также от намерения лица привести ее в исполнение. Нужно только, чтобы такая угроза вызывала у властей и населения опасения ее осуществления.

Угроза может быть открытой или анонимной, она может быть обращена как к общественности, так и к государственным учреждениям. Для квалификации преступления не имеет значения форма ее распространения: устно, письменно, с помощью телефона, радиосвязи, средств массовой информации, листовок, надписей на стенах и т.д. Как правило, в угрозе должны быть два элемента: характер общественно опасных действий, совершением которых угрожают, а также мотивы и цели их совершения (обычно требование совершить те или иные действия).14

Поскольку целью угрозы, как и вообще реального терроризма, является устрашение людей либо воздействие на органы власти, данное преступление считается оконченным с момента ее (угрозы) объективизации, т. е. когда она достигла соответствующих адресатов. В этом случае не имеет значе­ния, желали ли в действительности угрожающие лица привести ее в исполнение, важно, чтобы она по своему содержанию и характеру могла показаться адресату реальной.

Объективная сторона терроризма во многом идентична диверсии (ст. 281 УК), различие состоит в цели преступлений. Оба преступления совершаются с прямым умыслом, но при терроризме лицо добивается нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а при диверсии умысел направлен на подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.15

1.3. Субъективная сторона.

С субъективной стороны данное преступление может быть совершенно только с прямым умыслом: субъект сознает, что он совершает поджог, взрыв, использует разрушительные и поражающие живую силу средства, и желает этого, причем, преследуя специальную цель — нарушить общественную безопасность.

Если лицо, совершая акт терроризма, желает гибели людей или сознательно допускает такие последствия, то его действия подлежат квалификации по совокупности ст.105 и 205 УК.16


1.4. Субъект преступления.

Субъектом данного преступления могут быть любые лица, достигшие 14 лет. 17

Установив возрастную границу уголовной ответственности в 14 или 16 лет, законодатель исходил из презумпции, что несовершеннолетний, достигший данного возраста, способен осознавать общественную опасность совершенных действий и руководить своим поведением. Однако это опровержимая презумпция. Уже в ст. 392 УПК регламентировалось, что при наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено, мог ли он полностью сознавать значение своих действий. Ситуация, когда несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, получила уголовно-правовое разрешение только в ч. 3 ст. 20 УК (1996 г.), согласно которому подобное лицо не подлежит уголовной ответственности.18


1.5. Квалифицирующие признаки преступления.

Часть 2 ст. 205 УК предусматривает терроризм, совершенный при отягчающих обстоятельствах:

а) совершение преступления группой лиц по предварительному сговору19.

Преступление признаётся совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Под предварительным соглашением понимается сговор до начала выполнения действий, составляющих объективную сторону преступления, т. е. до начала выполнения деяний, предусмотренных статьей Особенной части УК, хотя бы одним лицом.

Соучастие с предварительным сговором имеет место, когда участники договариваются о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35). В результате сговора соучастникам становятся известны не только общие сведения о готовящемся преступлении, но и некоторые обстоятельства их будущей преступной деятельности. Сговор может быть в словесной, письменной форме. Очень редко соучастники достигают соглашения в результате конклюдентных действий (молчаливое согласие).

Для данной разновидности соучастия сговор характеризуется чаще всего уяснением объекта и предмета преступления, иногда способом посягательства, что не может свидетельствовать о прочных связях;20

б) неоднократность преступлений.

Неоднократность означает, что субъект совершает два или более акта терроризма последовательно либо одновременно участвует в таких актах два или более раза; 21

Неоднократностью преступлений признаётся совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса (ст.16 ч.1).

Неоднократность преступлений – это система устойчивых связей, которая имеет своеобразную структуру, состоящую, как правило, из тождественных, а в отдельных случаях – и из однородных преступлений;22

в) с применением огнестрельного оружия.

Оружие может использоваться как для непосредственного исполнения террористического акта, так и для устранения препятствий осуществлению акта терроризма другим способом.

В этом смысле как применение огнестрельного оружия должны квалифицироваться демонстративная стрельба, угроза открыть стрельбу по людям, так как такие действия подавляют волю к сопротивлению акту терроризма.

Вместе с тем не образует квалифицирующего признака применение оружия с целью избежать задержания после совершения акта терроризма.23

Если применение оружия сопровождалось человеческими жертвами, то содеянное следует квалифицировать по ст.205 УК и по соответствующим статьям главы о преступлениях против личности (убийство, причинение тяжких телесных повреждений и т. д.).24


Часть 3 статьи применяется в тех случаях, когда:

а) теракт совершён организованной группой.

Организованная группа является более опасной разновидностью соучастия с предварительным соглашением. Под организованной группой понимается два или большее число лиц, предварительно сорганизовавшихся для совершения одного или нескольких преступлений. Этой разновидности соучастия свойственен профессионализм и устойчивость. Чаще совершаются преступления организованной группой в экономической сфере.

Организованная группа характеризуется обязательными признаками, к которым следует отнести предварительный сговор и устойчивость.

Под устойчивостью организованной группы понимается наличие посто­янных связей между членами и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость организованной группы предполагает предварительную договоренность и соорганизованность. Эта разновидность в отличие от соучастия с предварительным сговором группы лиц отличается большей степенью устойчивости, согласованности между участниками. Членами организованной группы могут быть лица, которые участвовали в разработке плана совершения преступления или же лица, которые знали о плане и активно выполняли его. Дея­тельность организованной группы чаще связана с распределением ролей, но это вовсе не исключает и соисполнительство. Как правило, тщательная организация таких групп объединяет большое количество людей, работающих в органах государственного управления, руководителей предприятий, работников торговли и т. д. Все это обусловливает устойчивость организованной группы.25

б)действия террористов повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Под иными тяжкими последствиями понимается гибель по неосторожности людей либо причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью двух или более лиц, эпидемии, невосполнимый ущерб природным объектам, гибель памятников истории и культуры, уничтожение важных народнохозяйственных объектов, отразившееся на экономической безопасности и обороноспособности страны, и т.д.26

Однако необходимо признать, что взрыв или поджог жилого дома, административных зданий и большинства других сооружений сопровождается реальной опасностью гибели людей и исполнители данного преступления об этом, как правило, знают или не могут не знать. Поэтому представляется, что в большинстве случаев в их действиях усматривается если не прямой, то косвенный умысел. В этой связи терроризм, повлекший человеческие жертвы (например, взрыв универмага, вокзала, учреждения), в большинстве случаев при наличии жертв необходимо квалифицировать по совокупности еще и по ст. 105 УК как убийство, по крайней мере, с косвенным умыслом.27

Глава 2.

Отграничение терроризма от смежных уголовно-правовых категорий.


Генетически близок к терроризму, но все же не совпадает с ним, террористический акт. Во многих случаях их соотношение нередко представляется как часть и целое, в особенности, когда дело касается реально совершенных насильственных актов, поскольку для признания деяния террористическим актом не обязательно, чтобы оно было совершено общеопасным способом, угрожающим причинением вреда неограниченному кругу лиц или наступлением иных тяжких последствий. Получается, что для террористического акта обязательными являются все признаки терроризма, за исключением первого – создания общей опасности, хотя и его присутствие не исключается.

В этой связи, например, лишь незначительная часть совершенных в дореволюционной России народниками, анархистами, эсерами террористических актов можно отнести к актам терроризма, поскольку в подавляющем своем большинстве это были целенаправленные действия в отношении конкретных лиц способами, которые реально не причиняли и не могли причинить вреда окружающим. Однако все они были совершены с претензией на широкую огласку, направлены на запугивание представителей властных структур в целях изменения существующих в стране политических и социальных институтов.28

Однако терроризм не всегда представляет собой как бы особый случай террористического акта, поскольку, во-первых, терроризм может выражаться не только в насильственных действиях, повлекших реальные последствия, но и в угрозе осуществления таких действий, т.е. в этой части смысловое наполнение термина «терроризм» выходит за рамки понятия «террористический акт», содержанием которого охватываются лишь реально совершившиеся насильственные действия, а не угроза их совершения; во-вторых, насильственные действия и угрозы таковыми при совершении терроризма направлены в отношении неопределенного количества невинных жертв, тогда как жертва насилия при совершении террористического акта строго персонифицировано; в-третьих, терроризм совершается всегда общеопасными способами (взрывы, поджоги и т.п.) и влечет за собой не только невинные жертвы, но и материальный вред, а террористический акт – как правило, способом, опасным лишь для конкретного лица, но не для окружающих. Хотя, террористический акт и акт террорихма при определенных условиях могут и совпадать по объему, в частности, в случае совершения террористического акта общеопасным способом, в результате чего террористический акт обретает также и черты терроризма.

Среди одноуровневых с терроризмом деяний как международного характера, так и внутригосударственного значения наиболее часто имеют схожесть с ним по тем или иным отдельным признакам такие, как диверсия, действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или на захват государственной власти и т.д., которые нередко в литературе рассматриваются как проявления терроризма, что вряд ли правильно, так как все те деяния имеют отличительные черты самостоятельных преступлений.

По ряду объективных признаков терроризм обнаруживает много сходства с диверсией. Согласно ст. 281 УК РФ диверсией признаётся совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

В этой связи возникает необходимость в детальном ограничении терроризма от диверсии. Их основные различия, как представляется, заключаются в следующем: во-первых, если диверсия, объективно выражается лишь в совершении взрывов, поджогов и иных общеопасных действий, то терроризм подобными действиями не исчерпывается и включает в себя также угрозу таковыми, а если рассматривать терроризм как явление в самом широком смысле, то сюда можно включить и иные насильственные действия (убийства, похищения детей и т.д.) и угрозы их совершением; во-вторых, если при совершении диверсии действия виновных направлены на самопричинение того или иного вреда (разрушение или повреждение предприятий, зданий, сооружений, объектов жизнеобеспечения населения, массовые отравления и т.д.), то при совершении терроризма – на устрашение населения или его части, создание и поддержание обстановки страха; в-третьих, целью диверсионных актов является ослабление государства, подрыв его экономической безопасности и обороноспособности, дестабилизация деятельности государственных органов или общественно-политической обстановки, тогда как цели актов терроризма состоят в оказании воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него; в-четвёртых, диверсанты действуют тайно и не афишируют свою деятельность, тогда как террористы обычно действуют открыто, демонстративно, с предъявлением своих требований и амбиций.

С терроризмом нередко путают и действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти.

От акта терроризма следует отличать также совершение общеопасных действий на почве хулиганских побуждений. Основное отличие здесь можно усмотреть по мотивации и целям преступного посягательства.

Хулиганский мотив заключается в стремлении виновного открыто противопоставить себя, своё поведение общественному порядку, общественным интересам, показать своё пренебрежение к окружающим, проявить цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу или продемонстрировать пьяную удаль и таким образом поиздеваться над беззащитными, обнаружить своё «превосходство» над другими гражданами.29 В этой части хулиганский мотив в значительной мере сход с террористической направленностью деяния, но в отличие от актов терроризма, для которых характерна мотивационная обстоятельность, конкретность, определённость, хулиганским побуждениям свойственна некая легковесность и ничтожность.

По внешним признакам терроризм может иметь общие черты с умышленным убийством, совершенном способом, опасным для жизни многих лиц. Данный вид умышленного убийства имеет место тогда, когда для лишения жизни потерпевшего виновный избирает такой способ, который создаёт реальную опасность для жизни других лиц.

Реальная опасность для жизни лиц создается и при акте терроризма, который в качестве структурного элемента может включать в себя и совершение действий, ведущих к гибели людей в результате общеопасного способа насильственного акта, однако при терроризме лишение жизни одного или нескольких человек каким бы то ни было способом не составляет целевую направленность действий виновного, тогда как при умышленном убийстве общеопасным способом лишение жизни потерпевшего есть тот основной результат, к которому стремится виновный, избрав столь опасный способ совершения убийства.

Убийство лишь тогда принимает террористический характер, когда служит средством запугивания и воздействия на кого-либо в целях корректировки поведения в интересах виновных.

И конечно же, немалую сложность представляет собой ограничение терроризма, сопряжённого с требованиями материального характера, от вымогательства, сопряжённого с требованиями материального характера, от вымогательства, сопряжённого с общеопасными деяниями либо угрозами таковыми.

В основном их различие заключается в том, что действия террористов носят публичный характер, тогда как вымогатели стараются действовать конфиденциально, без лишней огласки. Соответственно и обстановка страха террористами создается на социальном уровне и служит средством запугивания неопределенно большого количества людей, тогда как при вымогательстве запугивание осуществляется на индивидуальном или узкогрупповом уровне.


Заключение


Более детальное разграничение терроризма со смежными преступлениями возможно на основе изучения признаков соответствующих составов, существующих в уголовном законодательстве, а это, в свою очередь, предъявляет особые требования к вновь вводимому в уголовные кодексы составу терроризма, который в полной мере должен отразить сущностные характеристики терроризма и органически присущие ему составные элементы и не содержать в своей конструкции признаков иных преступлений, уже нашедших закрепление в действующем уголовном законодательстве.

Исследования в этом направлении нередко опираются лишь на национальное уголовное право, которое при сравнении различных нормативных источников между собой, а также с законодательством других государств обнаруживает больше различий, чем сходства, при этом таким категориям, как «терроризм», «террористический акт», «террористическая акция», «преступления террористического характера (террористической направленности)» в различных странах придается далеко не идентичная интерпретация и не одинаковое смысловое наполнение.

Такое положение настоятельно диктует необходимость осмысления новых аспектов проблемы, проведения сравнительного анализа антитеррористического законодательства различных государств и поиска путей к единообразному употреблению указанных категорий в национальных источниках, а также к сближению национальных законодательств. Это особенно важно в современных условиях, когда активно происходит интернационализация преступности, что требует в свою очередь , и интернационализации уголовного права.

Это требует формирования нового научного направления, базирующегося на сравнительно-правовом исследовании антитеррористического законодательства и предлагающего пути и средства по его сближению и унификации.




Библиография.


  1. Конституция Российской Федерации: Официальный текст по состоянию на 1 февраля 2000г. – СПб.: Издат. Дом А.Громова, 2000.


  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001.


  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996.


  1. Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998.


  1. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002.


  1. Даньшин И.Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. Харьков, Изд-во Харьковского ун-та, 1971.


1 см. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002.

2 ЗмеевскийА., Тарабарин В. Терроризм. Нужны скоординированные усилия мирового сообщества // Международная жизнь. 1996. №4 с.15, цит. по: Емельянов В.П. Указ.соч. с.11.

3 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.372.


4 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. – 2-е изд., перераб. и дополн. М.: Юрист, 1999.с.68.

5 см. Емельянов В.П. Указ.соч. с.17.

6 см. Емельянов В.П. Указ.соч. с.35.

7 Емельянов В.П. Указ.соч. с38.

8 ч.1 ст.205 УК РФ.

9 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.412.


10 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.372.

11Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.468.

12Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.413.


13 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.372.


14 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.413.



15 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.413.


16 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.414.



17 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.373.



18 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.49.

19ч.2 ст.35 УК РФ.


20 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.70.

21 ч.1 ст.16 УК РФ.

22 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.22.



23 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.414.


24 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.373.


25 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.70.

26 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.414.


27 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С373..

28 Емельянов В.П. Указ.соч. с.39.

29 Даньшин И.Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. Харьков, Изд-во Харьковского ун-та, 1971, стр.89.