Система доказывания (149100)

Посмотреть архив целиком

ВВЕДЕНИЕ

Современные качественные изменения судопроизводства предопределяют необходимость не только совершенствования законодательства, но и значительное повышение качества и эффективности уголовно-процессуальной деятельности. Это требует от каждого работника правоохранительных органов всестороннего знания тех теоретических вопросов, от разрешения которых непосредственно зависит по­вышение уровня судебной и следственной работы. К указанному числу, в первую очередь, следует отнести вопросы, связанные с уголовно-процессуальным доказы­ванием, центральное место, в котором занимает такой институт уголовно-процес­суального права как предмет доказывания.

Задачи уголовного судопроизводства могут быть успешно осуществлены, а права граждан надежно защищены только при том необходимом условии, что по каждому уголовному делу будет установлена истина, т.е. при точном соответствии обстоятельств, составляющих содержание состава преступления конкретного дела тому, что имело место в реальной действительности. Достижению указанной цели и способствует предмет доказывания, основным содержанием которого является состав преступления, по поводу которого ведется предварительное следствие и су­дебное рассмотрение дела и все элементы которого должны быть доказаны.

По этой причине закон включает в предмет доказывания только такие об­стоятельства, установление которых представляет конечную цель доказывания по уголовному делу.

Именно в указанный институт вносит некую определенность в процесс уголовно-процессуального доказывания и познания и предопределеляет направле­ние и границы предварительного следствия и судебного рассмотрения уголовного дела.

Являясь стержневым элементом уголовно-процессуальной деятельности, институт порождает целый ряд вопросов этой комплексной проблемы. К числу ос­новных следует отнести, прежде всего, проблему определения исходных понятий и структуры предмета доказывания, по поводу которых имеются существенные раз­ногласия среди процессуалистов. Особенно это актуально в отношении структуры предмета доказывания в аспекте наметившейся кодификации уголовно-процессу­ального законодательства, среди множества причин которой следует выделить та­кие как демократизация всех сфер общественной жизни и, особенно-недавнюю ко­дификацию уголовного законодательства.

Весьма важным представляется правильное решение вопросов, касаю­щихся объективных связей доказательств с предметом доказывания. Эти вопросы наименее изучены, несмотря на очевидную теоретическую и, особенно, практиче­скую значимость. Нуждается также в дальнейшей разработке классификаций об­стоятельств предмета доказывания и тесно связанные с ней вопросы относимости и допустимости доказательств. Это предполагает теоретическую разработку понятия, структуры и основных характеристик системы обстоятельств, составляющий содержание предмета доказывания.

Актуальность исследования вопроса о системе обстоятельств предмета доказывания в уголовном процессе предопределяется не только тем, что этот во­прос недостаточно изучен и имеющиеся разногласия не проанализированы, но и тем, что в связи с постановкой концепции судебной реформы задачи перехода от репрессивного к охранительному типу судопроизводства, а также важными измене­ниями в законодательстве, данная проблема приобретает качественно новое звуча­ние.

Необходимость исследования указанных вопросов обусловило выбор темы дипломной работы «Предмет доказывания».

При написании дипломной работы использовалась специальная литература, а также проанализированы примеры из судебной практики.

I.ПОНЯТИЕ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ И ЕГО СИСТЕМНАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКА


Успешное решение задач уголовно-процессуального доказывания во мно­гом предопределяется четким представлением и предмете данной деятельности-предмете доказывания, являющемся важной гарантией реализации уголовной от­ветственности.

Впервые вопрос о предмете доказывания как правовом институте едином для всего уголовного процесса и для всех его стадий был нормативно урегулирован Основами уголовного судопроизводства, принятыми в 1958 году, и в 1960 году и УПК РСФСР.

Предмет доказывания представляет собой обобщенное выражение объекта уголовно-процессуального познания, осуществляемого посредством судебных до­казательств.

В юридической литературе сформулированы различные определения предмета доказывания в уголовном процессе. Так, Г.М.Миньковский, В.А.Танасевич и А.А.Эйсман пишут: «Предмет доказывания – система обстоя­тельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства».¹ А.С.Кобликов определяет предмет доказывания как «совокупность для дела обстоятельств, которые должны быть установлены в процессе доказывания по уголовному делу в интересах его правильного разрешения и принятия необходимых мер».² Третьи под предметом доказывания понимают совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

При исследовании предмета процессуального доказывания необходимо исходить из того, что под этим понятием в уголовном процессе следует понимать такую совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом

¹ Н.В.Жогин. «Теория доказательств в советском уголовном процессе». Изд. 2-е, М.

1973 г., с.139.

² А.С.Кобликов. «Законодательство об уголовном судопроизводстве и понятие тео-

рии доказательств в кн.: «Актуальные проблемы доказывания в советском уголов-

ном процессе». М., 1981 г., с 13.

обстоятельств, установление которых необходимо для правильного разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, уголовного дела в целом или судебного дела в стадии исполнения приговора, а также для принятия мер по уголовному делу. Эти обстоятельства устанавливаются путем процессуального доказывания, т.е. с помощью предусмотренных законом средств и способов. Законодатель при указывании на предмет процессуального доказывания пользуется выражением «обстоятельства», но придает ему более широкое смысловое значение. В этимологическом плане «факт» означает: «действительное, вполне реальное событие, явление; то, что действительно произошло, а обстоятельство-явление сопутствующее какому-нибудь другому явлению; условия, определяющие положение, существование кого-чего-либо».¹

В Основах термином «обстоятельство» обозначены, например: противоправное деяние; время, место, способ и иные условия его совершения, виновность определенного лица; данные, влияющие на степень ответственности, а равно и другие факторы, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела (ст.ст.15, 16 Основ). Здесь по совокупности явлений, одни из которых подходят больше под этимологию слова «факты», другие – термина «обстоятельства».

По этому при научном определении предмета доказывания следует иметь в виду и соответствующие факты и связанные с ними обстоятельства, имеющие значение по делу. Если же употребляется лишь один из терминов, то необходимо сделать соответствующую оговорку во избежание двусмысленности в употреблении научных терминов. Определенность предмета доказывания обуславливает направление границы исследования. «Лишено всякого основания утверждение, будто надо различать предмет познания и предмет доказывания по делу, якобы первое из этих понятий шире второго».² В действительности любое обстоятельство (факт) подлежащие познанию в уголовном или гражданском судопроизводстве, входит в предмет доказывания по делу и, наоборот, всякое обстоятельство (факт), относящиеся к предмету доказывания должно быть познано и удостоверено органами следствия и суда в предусмотренном законом порядке.

¹ С.М.Ожегов. «Словарь русского языка». Изд. 4-е, М., 1960 г., с. 425, 834.

² И.М.Лузгин. « Расследование как процесс познания. Автореферат докторской

диссертации». М., 1968 г., с. 9.

Конечно, не все обстоятельства, устанавливаемые по уголовному делу с помощью доказательств, входят в предмет доказывания. При доказывании возникает необходимость установить ряд таких вспомогательных фактов, которые не включаются в обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу и, служат лишь средством для установления обстоятельств, составляющих предмет доказывания по делу. Подобные факты не образуют какого-то другого «предмета доказывания», а помогают установить лишь обстоятельства, входящие в предмет доказывания, т.е. являются средством.

В соответствии со ст. 15 Основ и ст. 68 УПК по любому уголовному делу подлежат доказыванию только такие обстоятельства, от наличия которых непосредственно зависит решение вопросов судом о наличии или отсутствии преступления, его квалификации, виновности подсудимого. Иначе говоря, в предмет доказывания законодателем включены только обстоятельства, имеющие значение и позволяющие разрешить все правовые вопросы дела. Предмет доказывания по уголовному делу характеризуется сложным составом его образующих фактов, каждый из которых и все они в совокупности должны быть тщательно исследованы и доказаны с полной несомненностью и достоверностью. Основным содержанием предмета доказывания всегда является состав преступления, по поводу которого ведется предварительное следствие и судебное рассмотрение дела и все элементы которого должны быть доказаны.

Так, например, при обвинении должностного лица в получении взятки предметом доказывания является деяние, содержащее состав взяточничества, характеризующиеся согласно ст. 290 УК следующими признаками: а) положение субъекта преступления, как должностного лица; б) получение им вознаграждения; в) умышленно; г) за совершение действий по службе; д) в пользу лица, дающего вознаграждение. Этими элементами определяется предмет доказывания при обвинении во взяточничестве и все элементы которого должны быть доказаны по делу.

Среди процессуалистов нет единого мнения относительно включения промежуточных фактов в предмет доказывания. Некоторые ученые считают необходимым включить в предмет доказывания и промежуточные факты, с помощью которых устанавливаются указанные в ст. 15 Основ юридически значимые обстоятельства. Аргументируется это тем, что «факты, являющиеся доказательствами, сами должны быть достоверно установлены, доказаны».¹ Однако

Это не может служить основанием для включения промежуточных фактов в предмет доказывания.

Например, по делу об убийстве, Н. Свидетель С. показал, что убийцей был неизвестный ему человек, жену которого зовут Мария (последняя рассказывала, что ее муж совершил убийство).

Факт – имя жены обвиняемого – не может быть отнесен к предмету доказывания по делу. Однако этот факт на определенном этапе расследования был предметом внимания следователя, суда.

Указанные вспомогательные факты, устанавливаемые по уголовному делу, в юридической литературе именуются в большинстве случаев «доказательственными фактами», или промежуточными, с помощью которых устанавливаются (или опровергаются) обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. По этой причине закон включает в предмет доказывания только такие обстоятельства, установление которых представляет верную цель доказывания по уголовному делу. Промежуточные факты являются средством установления элементом предмета доказывания. Так же отдельный промежуточный факт сам окажется недоказанным, то обстоятельство, для выяснения которого он использовался, может быть обусловлено с помощью других достоверных фактов. Между тем подобную «схему» обстоятельств, входящих в предмет доказывания допустить нельзя.

Иногда, по конкретному делу, приходится сталкиваться с таким явлением, когда факт – составная часть определенного обстоятельства, подлежащего доказыванию, - одновременно служит средством установления другого обстоятельства. Так, в соответствии с п. 1 ст. 68 УПК факт совершения преступления может одновременно служить для определения виновности определенного лица (т.е. играть роль вспомогательного факта). Однако многостороннее значение одних и тех же фактов реальной действительности не в коей мере не колеблет принципиальность положения о необходимости четко ограничить факты, входящие в предмет доказывания от промежуточных фактов.

¹ С.М.Строгович. «Курс советского уголовного процесса». Т. 1, М., 1968 г., с. 366,

368 - 370.

Выделение законодателем предмета доказывания именно системы конечных тезисов подтверждается также и тем, что в законе наряду с понятием «обстоятельства, подлежащие доказыванию» (предмет) используется и более широкое понятие «обстоятельств, имеющих значение для дела» (ст. ст. 131, 276, 69, 205 УПК. В ст. 131 УПК это понятие расшифровывается ссылками на ст. ст. 68, 20 и 21 УПК: «все другие обстоятельства, выяснение которых может иметь значение для правильного расследования дела».¹

Таким образом, в число обстоятельств, имеющих значение для дела, включаются:

а) обстоятельства, подлежащие доказыванию (предмет доказывания);

Ссылка на ст. 21 УПК наряду со ст.68 УПК, которую сделал законодатель, определяя понятие обстоятельств, имеющих значение для дела, по существу. На мой взгляд, излишняя, так как обязанность установления причин и условий, способствующих совершению преступления, закреплена и в ст. 68 УПК, включивший т.о., указанные причины и условия в предмет доказывания, так и тем, которые в него не входят (промежуточные и вспомогательные).

б) промежуточные и вспомогательные факты;

В рамках этого основания наряду с промежуточными фактами могут быть выделены и некоторые другие группы фактов вспомогательных, значимых для доказывания, но не входящих в предмет доказывания. Сюда относятся, в частности, факты, значимые для обнаружения доказательств (установление свидетелей, мест, где находятся вещественные доказательства и др.) и проверки их достоверности. В число имеющих значение обстоятельств для дела входят, например, факты, характеризующие взаимоотношение свидетеля с участниками процесса; факты, свидетельствующие о нарушениях установленного законом порядка следственных действий; факты, объясняющие причины противоречий в показаниях. Необходимость их выяснения вытекает из содержания ст. ст. 74 - 77 УПК. Факты такого рода имеют значение для дела в связи с тем, что они помогают проверке и оценке доказательств, устанавливающих предмет доказывания.

Введение законом самостоятельного понятия обстоятельств, имеющих значение для дела, более широкое, нежели предмета доказывания, направленного на обеспечение полноты, всесторонности, объективности исследования предмета доказывания, достоверности доказательственного материала. Наиболее полно это понятие раскрывается в статьях УПК, посвященных рассмотрению ходатайств, заявлений при расследовании (ст. 131 УПК) и судебном рассмотрении дела (ст. 276 УПК). Нельзя, в частности, отказать в ходатайстве о выяснении обстоятельств, которые хотя и не входят в предмет доказывания, но необходимы для проверки полноты и достоверности устанавливающих его доказательств и в этом смысле имеют значение для правильного разрешения уголовного дела.

Это позволяет ограничить предмет доказывания от понятия обстоятельств на последующих стадиях на основе собранных ранее доказательств и новых. Иными словами, завершающий вывод о предмете доказывания, есть лишь версия, подлежащая исследованию субъектом доказывания в следующей стадии. Однако объем и характер такого исследования могут быть различными.

Единого взгляда на содержание классификации обстоятельств в процессуальной науке не существует, тем не менее можно выделить классификацию обстоятельств, располагая их в следующей последовательности.

Первую группу обстоятельств, на мой взгляд, в структуре предмета доказывания должны образовывать факты и обстоятельства, находящиеся в рамках конструктивных признаков того или иного состава преступления. Общее для них состоит в том, что они при решении вопроса о наличии или отсутствии определенного состава преступления все имеют непосредственное уголовно-правовое значение. Таковыми являются:

  • противоправное и общественно опасное деяние, степень его осуществления, время, место, способ и иные обстоятельства его совершения;

  • факт учинения деяния или участие в нем лиц, достижение ими возраста, с которого можно признание их субъектами преступления;

  • вредные последствия содеянного, их характер, объем, причинная связь с действием или бездействием виновных;

  • отягчающие и смягчающие вину обстоятельства, в том числе характеризующие личность правонарушителей, когда они рассматриваются в качестве конструктивных признаков состава преступления (например, состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями со стороны потерпевшего; прежняя судимость виновного; признание его в прошлом особо опасным рецидивистом).

Все указанные обстоятельства, будучи доказанными, становятся фактиче­ским содержанием формируемого по делу обвинения, а затем – вывода суда о при­знании подсудимого виновным. Необходимость их первоочередного включения в предмет доказывания по делу прямо вытекает из смысла ст. ст. 5, 15 Основ, 5, 68 УПК.

Вторую группу составляют обстоятельства, имеющее иное юридическое значение по делу. Общее для них заключается в том, что все они хотя и находятся за рамками состава преступления, но, тем не менее, обладают такими юридическими свойствами, которые непосредственно влияют на решение вопроса о наличии необходимых предпосылок для ведения судопроизводства, об уголовной ответственности и наказании виновного, о взыскании с него причиненного материального ущерба. К этой группе относятся:

  • обстоятельства, которые по действующему законодательству могут освободить виновного от уголовной ответственности и наказания (ст. 37, 39, 40, 41, 42 УК РФ). Это необходимая оборона , причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск и исполнение приказа или распоряжения.

Как уже отмечалось ранее, деяние признается преступным, если оно обладает признаками уголовной противоправности, общественной опасности, виновности и наказуемости. Отсутствие любого из этих признаков означает и отсутствие преступности деяния. В узком ряде случаев вышеперечисленные обстоятельства могут внешне (формально) быть сходными с преступлением и непосредственно влияют на решение вопроса о наличии необходимых предпосылок для ведения судопроизводства, об уголовной ответственности и наказания виновного, но совершенное при определенных обстоятельствах, оно может быть лишено не одного, а всех четырех указанных признаков преступления и, следовательно, не является преступлением.

Сказанное означает, что деяние, совершенное при этих обстоятельствах не содержит в себе состава преступления, в связи с чем отсутствует основание уголовной ответственности лица, совершившего это деяние. Более того, социальная природа этих обстоятельств такова, что соответствующее деяние не только становится неприступным, т.е. правомерным, но и является общественно полезным.

При рассмотрении обстоятельств, составляющих предмет доказывания, возникает вопрос: могут ли некоторые обстоятельства, входящие в предмет доказывания, устанавливаться в конкретном случае не процессуальным путем, а иным. Несмотря на то, что обязательным элементом процессуального доказывания является собирание фактических данных об обстоятельствах, имеющих значение для дела, с помощью следственных и судебных действий – следственная и судебная практика дает положительный ответ. Некоторые обстоятельства, предусмотренные ст. 15 Основ (ст. 68 УПК) как «подлежащие доказыванию» и входящие в предмет доказывания, могут быть в конкретном случае выявлены не путем доказывания в процессуальном смысле. Речь идет, в частности, о следующих обстоятельствах:

  • способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими;

  • некоторые обстоятельства, входящие в событие преступления;

  • некоторые обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности;

  • характер и размер ущерба;

  • некоторые обстоятельства, из числа способствовавших совершению преступления;

Форма выявления этих обстоятельств может быть связана, прежде всего, с констатацией общеизвестности и очевидности того или иного из них (например, способность взрослого человека различать в дневное время цвет сигнала, показания прибора, наличие кого-либо на линии прицеливания или движения транспортного средства). Они могут быть выявлены и актом, имеющим принципиальное значение для данного дела, в частности решение или определение (постановление) суда по гражданскому делу по вопросу о том, имело ли место определенное событие или действие (ст. 28 УПК); приговором, определением о прекращении дела (ст. 5 УПК); постановление органа расследования или прокурора о прекращении дела (за исключением случаев, оговоренных в законе ст. 5 УПК).

Из всего изложенного можно сделать следующие выводы. Во-первых, возможно выявление некоторых из предусмотренных ст. 68 УПК обстоятельств, не через собирание органом расследования или судом фактических данных на основе которых затем делаются ретроспективные выводы об этих обстоятельствах, а путем получения этих выводов в «готовом виде». Во-вторых, речь идет лишь о некоторых обстоятельствах, а не о системе в целом (в частности, виновность лица всегда должна быть доказана в процессуальном порядке). В-третьих, в конкретном случае общеизвестность наличия признака, свойства, присущего классу объектов в целом, может быть оспорена. Например, может быть выдвинута версия о расстройстве психики, болезни глаз обвиняемого. В этом случае «готовый» вывод обязательно проверяется путем доказывания в процессуальном смысле. Причем, в случае использования таких выводов сужаются пределы, а не предмет доказывания, так как меняется способ установления некоторых обстоятельств, но не содержание их.

С понятием предмета доказывания в процессуальной литературе не редко связывается понятие, так называемого, «главного факта». Единого взгляда на содержание этого понятия в процессуальной литературе не существует. Так, одни авторы считают, что «в понятие «главный факт» входят все обстоятельства, указанные в ст. 68 УПК».¹ В этом значение понятия «главный факт» равнозначно общепризнанному в теории понятию «предмет доказывания», в связи с чем его существование наряду с этим является излишним.

Другие авторы под «главным фактом» понимают «… установление в действиях лица того или иного состава преступления, то есть лишь часть».²

Существуют и иные интерпретации этого понятия. В частности, «под главным фактом понимают иногда виновность в совершении преступления или


¹ В.Д.Арсеньев. «Вопросы общей теории судебных доказательств». М., 1964 г.,

с. 21, 22 – 24

² Р.Д.Руханов. «О понятии доказательств и главном факте доказывания».

/Советское государство и право/, 1965 г., № 12, с. 101.


факт совершения преступления данным лицом».¹

Прежде всего, это понятие лишено реального содержания: им обычно охватывается сложный комплекс реальных фактов, каждый из которых для расследования и разбирательства дела является столь же главным, образуемая ими совокупность.

Выделение из подлежащих доказыванию фактических обстоятельств главного факта означает отнесение всех остальных фактов к числу второстепенных, что противоречит самой сущности доказывания в уголовном процессе и не приносит пользы теории и практике уголовного судопроизводства и является по меньшей мере излишним.

Данная общая характеристика предмета доказывания позволяет перейти к анализу его структуры – упорядоченного разложения элементов системы в их взаимосвязи, а также содержания самих элементов. Основным нормативным определением обстоятельств, подлежащих доказыванию, является ст. 15 Основ, где указывается, что при производстве познания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежит доказыванию:

а) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

б) виновность обвиняемого в совершении преступления;

в) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого;

г) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Конкретизацией указанного перечня, его содержания – обстоятельств, подлежащих доказыванию, в каждом конкретном случае служат диспозиция статьи УК, по которой квалифицируется обвинение привлекаемого по делу лица, а также соответствующие положения Общей части УК.

Кроме того, подлежат доказыванию обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Избрание законодателем именно такой системы обстоятельств, подлежащих доказыванию, обусловлено целенаправленностью их выявления

¹ Н.С.Алексеев. «Доказывание и его предмет в советском уголовном процессе». – В

кн. «Актуальные проблемы советского государства и права в период

строительства коммунизма». Л., 1967 г., с. 455.

и наиболее логической последовательностью разрешения. «Естественно, что уяснению вопроса о виновности обвиняемого должно быть предпослано установления события преступления».¹Так Пленум Верховного Суда СССР указал, «что среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в первую очередь должны быть установлены обстоятельства относящиеся к событию преступления».² Конкретное событие и связанные с ними, подлежащие обязательному выяснению обстоятельства представляют собой совокупность фактов, имевших место в реальной действительности. Эти факты всегда конкретны, поэтому предмет доказывания по определенному делу конкретен и индивидуален. При этом каждое из упомянутых в законе «обстоятельств» выражается не в одном конкретном факте, а в совокупности их.

При этом следует иметь в виду, что группа фактических обстоятельств, освещающих в своей совокупности один из вопросов подлежащих разрешению по уголовному делу и предусмотренных соответствующими пунктами перечня ст. 68 УПК может в тоже время иметь значение для решения других вопросов. Так, обстоятельства, устанавливающие характер и размер ущерба (п. 4), имеют значение для характеристики события преступления (п. 1) и степени ответственности обвиняемого (п. 3).

В ст. 72 проекта УПК, разработанном Государственной Думой этот перечень дополнен такими пунктами как: обстоятельства, исключающие преступность деяния (ст. ст. 37-42 УК РФ); обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания (ст. ст. 75-78 УК РФ), а также таким пунктом как «кто совершил запрещенное Уголовным законом действие (бездействие)».³

Трудно согласиться с подобной структурой предмета доказывания, поскольку все в комплексе они не образуют целостного «набора» признаков. Они выясняются применительно к виновности определенного лица, индивидуализации субъекта и его ответственности.

В проекте УПК, разработанном комиссией при Президенте РФ (больше

¹ Т.Ф.Горский. «Проблемы доказательств в советском уголовном процессе»

Воронеж, 1978 г., с. 73 –74.

² Бюллетень Верховного Суда СССР, 1964 г., № 4, с. 23.

³ Проект Уголовно-процессуального Кодекса.

известном как «президентский проект») имеется перечень предмета доказывания (ст. 149 проекта УПК), этот перечень несколько иной. В соответствии с указанной статьей «при производстве по уголовному делу только на основе доказательств устанавливаются: факт и обстоятельства совершения происшествия; причастность к происшествию подозреваемого и обвиняемого; предусмотренные УК признаки преступления; виновность лица в совершении деяния, запрещенного УК; обстоятельства, на которых участник процесса или другое лицо, участвующие в уголовном судопроизводстве, основывает свои притязания – если иного не предусмотрено настоящим Кодексом».¹

Процессуальный закон описывает предмет доказывания таким образом, что каждый из его пунктов из его пунктов содержит обобщенное обозначение признаков каждого из соответствующих обстоятельств. При этом предполагается необходимость, исходя из данного в каждом пункте общего понятия, устанавливать и признаки, непосредственно в этой норме не обозначенные. Такое «свернутое» описание предмета обуславливает необходимость при определении предмета доказывания по конкретному делу использовать ст. 68 УПК в сочетании с некоторыми другими нормами уголовного и уголовно-процессуального права, как бы продолжающими перечни, даваемые отдельными ее пунктами. Так, существенные признаки события преступления несомненно должны быть дополнены фактами, характеризующими потерпевшего (ст. ст. 205, 314 УПК).

С учетом положений ст. 303 УПК признаки, устанавливающие виновность (п. 2 ст. 68 УПК), должны фиксировать как соотношение к содеянному, так и сам факт его совершения данным лицом. Статьи 303, 313, 314 УПК детализирует понятие иных обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, специально предусматривая доказывание фактов, индивидуализирующих его личность, а также фактов, обосновывающих вывод о том, что – подсудимый – особо опасный рецидивист.

Круг обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности, определяется с учетом ст. ст. 61, 63 УК, устанавливая круг обстоятельств, характеризующих событие, виновность, ущерб, мы каждый раз как бы

¹ Проект уголовно-процессуального Кодекса. /Российская юстиция/ 1994 г., № 9.

«примеряем» их к конкретному составу преступления. Указанные в законе признаки составов преступления дают возможность конкретизировать требование ст. 68 п. 1 УПК, в котором говорится о событии преступления вообще.

Структура предмета доказывания, последовательность расположения, группировка обстоятельств осуществлена законодателем, прежде всего, из правовых последствий выявления соответствующих обстоятельств. Первые два пункта перечня обстоятельств ст. 68 УПК и часть третьего пункта, требующая индивидуализации личности обвиняемого, предусматривает фактическое основание для вывода о наличии преступления и вине лица и, следовательно, для применения конкретной уголовно-правовой квалификации деяния. Та часть третьего пункта, которая говорит об обстоятельствах, влияющих на степень и характер ответственности, предусматривает фактические основания для индивидуализации наказания. Четвертый пункт ст. 68 УПК охватывает характер и размер ущерба, направляет производство по делу на выявление обстоятельств, релевантных для разрешения гражданского иска.

Последовательность описания в законе каждой из названных групп обстоятельств соответствует последовательности, в которой они используются при решении дела (ст. ст. 303, 321 УПК): сначала разрешаются вопросы о наличии преступления, вине лица, квалификации, затем о наказании, потом о гражданском иске и, наконец – об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления. Указанная последовательность описания не устанавливает такую же последовательность их установления.

В свою очередь структура той части предмета доказывания, которая охватывает уголовно-релевантные обстоятельства (п. п. 1 – 3 УПК), в основном следует принятому в теории уголовного права делению состава преступления на четыре элемента. Так, п. 1 приведенного перечня сконструирован исходя из необходимости обеспечить установление всех обстоятельств, существенных для решения вопроса о наличии или отсутствии объекта и объективной стороны состава преступления. Часть п. 3, в которой речь идет об иных обстоятельствах, характеризующих личность обвиняемого, направленная на индивидуализацию субъекта преступления. Что касается п. 3 в той его части, которая охватывает обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, то большинство из описываемых обстоятельств имеет комплексный характер, например, п. «к» ст.61 УК (оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольного возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненные потерпевшему) относятся и объективной стороне и субъективной стороне деяния; п. «б» (несовершеннолетие виновного) – и к субъекту и к субъективной стороне (особенности мотивизации). Поэтому они не «привязаны» к обстоятельствам, составляющим событие преступления, характеризующим виновность субъект и так далее, а выделены в самостоятельную группу обстоятельств.

Предмет доказывания, описанный в ст. 15 Основ, один для всех стадий уголовного процесса, за исключением стадии исполнения приговора, а так же стадии возбуждения уголовного дела. Содержание предмета доказывания в этих стадиях специфично: оно определяется их значением и задачами. Основным (а нередко и единственным) обстоятельством, которое необходимо выяснить в стадии возбуждения уголовного дела – это наличие или отсутствие событие преступления. В тоже время при отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (давность, амнистия и другие) в предмет доказывания должны входить все обстоятельства, аналогичные тем, что указаны в ст. 15 Основ. Что же касается стадии исполнения приговора, то для нее характерно отсутствие единого предмета доказывания, проводимого судом и содержание каждого рассматриваемого им вопроса (например, об условно-досрочном освобождении или досрочном освобождении, о замене наказания более мягким) определяет особый предмет доказывания в соответствии с кругом обстоятельств, подлежащих установлению в судебном заседании по каждому вопросу.

Отсюда важный в практическом отношении вывод: ни одно обстоятельство, которое должно быть выявлено судом (в том числе и обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности) не может игнорироваться следователем или откладываться выяснением до судебного следствия.

Что касается предмета доказывания по делам определенной категории, то он, конечно, имеет специфику (главным образом за счет детализации описания события, мотивов и причин действий виновного), однако, это – специализация в рамках единого предмета доказывания, а не помимо этих рамок. Например, предмет доказывания по делу об изнасиловании включает факт полового сношения (попытке к нему), насильственного его характера, вид причиненного насилия, характер последствий и другие обстоятельства. Нетрудно убедиться, что речь идет о конкретизации понятий использованных в ст. 68 УПК: событие преступления, обстоятельства, влияющее на степень и характер ответственности, и другие обстоятельства, применительно к составу, охарактеризованному ст. 131 УК. Поэтому предмет доказывания является единым для всех уголовных дел.

В процессе предварительного следствия и судебного разбирательства может возникнуть вопрос о прекращении производства по уголовному делу. Основания прекращения всегда связаны с отсутствием самого события, наличие которого предполагалось; либо с отсутствием какого-либо элемента события, с которым закон связывает характеристику объективной стороны конкретного состава преступления; либо – с недостижением возраста уголовной ответственности, невменяемостью; либо с такой совокупностью обстоятельств, которая обосновывает вывод о применимости меры, заменяющей уголовное наказание и другие обстоятельства. Не трудно заметить, что установление этих обстоятельств осуществляется в рамках одного или нескольких пунктов ст. 15 Основ. Так, прекращение уголовного дела по п. 2 ст. 5 УПК (за отсутствием в деянии состава преступления) предполагает исследование круга обстоятельств, предусмотренных п. п. 1, 2, 4 ст. 15 Основ, в результате которого констатируется отсутствие одного из обязательных элементов состава, то есть доказывается отрицательный по отношению к нему факт. Другое дело, что в ряде случаев, но не во всех, для установления основания прекращения дела нет необходимости устанавливать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания: необходимо и достаточно установить обстоятельства, с которыми закон связывает невозможность продолжать производство по делу. Но речь идет об «усеченном» предмете доказывания, предусмотренном ст. 15 Основ, а не о каком-то самостоятельном предмете доказывания.

В свою очередь ст. 392 УПК (обстоятельства, подлежащие установлению по делам несовершеннолетних) содержит формулировку о необходимости «обратить» особое внимание на выяснение следующих обстоятельств. Иными словами, норма эта сконструирована как детализирующая ст. 68 УПК, а не заменяющая ее. Да и сам перечень этих обстоятельств (возраст несовершеннолетнего, условия жизни и воспитания, причины и условия, способствовавшие совершению преступления, наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников) целиком укладывается в п. п. 2, 3 и ч. 2 ст. 68 УПК.

Все множество взаимосвязанных признаков, характеризующих преступление, может быть разделено на две группы (два множества):

а) признаки состава преступления, определяющие наличие обоснованной уголовной ответственности. К их числу относятся признаки деяния, описанные в диспозиции (и ее частях, если диспозиция сложная) Особенной части УК, включая указания на объект посягательства. Сюда относятся также и те все признаки, которые содержатся в Общей части УК и дополняют диспозицию, также являясь основанием уголовной ответственности.

Среди этих признаков могут быть выделены универсальные, то есть относящиеся ко всем преступлениям, такие, например, как виновность, достижение возраста уголовной ответственности. Эти признаки образуют ядро. Другая группа признаков: региональные – относятся лишь к некоторым преступлениям. Например, конкретные формы деяния (действия или бездействия), формы вины (умысел и неосторожность). Специальная противоправность (нарушение правил безопасности движения и других специальных правил), степень завершения преступного деяния (покушение или приготовление), наличие или отсутствие соучастия, специальные признаки субъекта (должностное лицо, военнослужащий, в частности).

б) признаками, выражающими предпосылки уголовной ответственности являются: течение давности, некоторые особые свойства субъекта (например, дипломатический иммунитет), наличие или отсутствие изменения, обстановки и личности. Предпосылки определяют возможность реализации уголовной ответственности – обстоятельства, влияющие на степень и характер уголовной ответственности, поскольку они не входят в качестве признаков конкретной диспозиции или ее части. От этих признаков не зависит наличие или отсутствие уголовной ответственности и возможности ее реализации, а не только решение вопроса о наказании в пределах санкции статьи УК.

Особое место в системе уголовно-релевантных понятий занимают такие, как общественная опасность деяния.

Общественная опасность деяния, строго говоря, является не отдельным ее признаком, а сложной характеристикой, основанной на оценке всех признаков состава преступления, степени и характера ответственности. Наличие или отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. ст. 37 – 42 УК) в конкретном случае определяется совокупностью ряда объективных и субъективных признаков деяния, предполагая, в частности, сопоставительную оценку защищаемого блага и последствий деяния; характер защиты и характер (опасности) посягательства.

Таким образом, при конкретизации п. п. 1, 2 ст. 68 УПК необходимо иметь в виду не только универсальные, но и региональные признаки состава, подлежащие установлению через фактические обстоятельства дела. Во-вторых, в рамках доказывания события и виновности должно исследоваться и наличие предпосылок уголовной ответственности. В-третьих, для решения вопроса о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, надо опираться на всю совокупность обстоятельств, предусмотренных п. п. 1 – 4 УПК – ст. 68, а не отдельные признаки. Наконец, необходимость установления всей совокупности обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности, надо иметь в виду и при выяснении обстоятельств, предусмотренных п. п. 1 – 3 ст. 68 УПК. Не ограничивая рамки доказывания только признаками состава преступления. Другими словами, перечень обстоятельств, предусмотренных ст. 15 п. 3 Основ, надо иметь в виду и при доказывании события, виновности, ущерба.

II. СТРУКТУРА ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ

2.1. СОБЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (время, место, способ и другие

обстоятельства совершения преступления).


Описание в законе предмета доказывания (ст. 68 УПК) открывается указанием на событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). В широком смысле речь идет о понятии, выражающих совокупность всех признаков противоправного деяния (общественно опасного, виновного и наказуемого), то есть речь идет «не о событии вообще», не о событии в общеупотребительном смысле слова, а событии преступления, что не всегда одно и тоже. Так, по делу об обнаружении трупа с признаками насильственной смерти может быть установлена, что смерть – результат не убийства, а самоубийства. В этом и ему подобных случаях, событие, по поводу которого возбуждено уголовное дело, имеется притом, что события преступления нет. «Правовые последствия здесь принципиально иные, нежели при установлении события преступления».¹

Кроме того, уголовно-процессуальный закон, определяющий обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, понимает событие преступления более узко. Отдельно от «события преступления» говорится о виновности обвиняемого» (п. 2), «характере и размере ущерба» (п. 4). В связи с этим необходимо уточнить область применения и содержания сопряженных терминов.

В п. 1 ст. 15 Основ не говорится о главном признаке объективной стороны состава преступления – действии или бездействии; по видимому законодатель имеет их в виду под термином «событие преступления». Г.М.Миньковский, В.Г.Танасевич и А.А.Эйсман считают, что этот термин, «присущий языку уголовно-процессуального закона, условно используется для обозначения круга обстоятельств, характеризующих, в основном, существенные признаки объективной стороны и объекта преступления».² Такое толкование указанного термина представляется в основном правильным. В.А.Банин также считает, что

¹ Г.Ф.Горский. «Проблемы доказательств в советском уголовном процессе» В.,

1978 г., с. 74.

² Н.В.Жогин. «Теория доказательств в советском уголовном процессе» Изд. 2-е.,

М., 1973 г., с. 139.

«… в п. 1 ст. 15 Основ законодатель имеет в виду установление обстоятельств, составляющих все элементы состава преступления, а не некоторые из них».¹ Но при таком понимании становится излишним исследование виновности обвиняемого и ущерба, причиненного преступлением, которое по действующему уголовно-процессуальному законодательству (п. 2 и п. 4 ст. 15 Основ) является самостоятельным обстоятельством, подлежащим доказыванию. Безусловно, термин «событие преступления», применяющийся в уголовно-процессуальном законодательстве наряду с терминами: «состав преступления», «виновность обвиняемого», «ущерб, причиненный преступлением» (ст. 5, 68 УПК) - на мой взгляд, следует признать явно неудачным. В этой интерпретации событие преступления охватывает далеко не все уголовно-релевантные обстоятельства и его доказанность сама по себе не означает обоснованности суждения о наличии или отсутствии состава преступления. «Состав преступления можно рассматривать как коньюкцию – логически необходимую совокупность признаков понятия, отсутствие хотя бы одного из которых влечет те же последствия, что и отсутствие всей совокупности».² На уровне процессуального доказывания составу соответствует круг обстоятельств, названных в п. 1, 2 (отчасти и в п. п. 3, 4) ст. 68 УПК, а отнюдь не только в п. 1 (событие преступления). В ст. 303 УПК, говорится, постановлении приговора, суд должен разрешить следующие вопросы: имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, содержит ли оно состав преступления. Аналогично следовало бы сформулировать п. 1 ст. 15 Основ, заменив, однако, термин «деяние» словами «действие» или «бездействие».

В большинстве случаев существование события, предположение о наличие которого послужило основанием к возбуждению уголовного дела, устанавливается в начале события (пожар, насильственная смерть лица, труп которого обнаружен). Вместе с тем есть дела, где вопрос о событии, по поводу которого возбуждено дело, решается только в конце следствия, после выяснения ряда промежуточных обстоятельств. Например, по делам, о так называемых «убийствах без трупа», требуется проводить до конца проверку всех версий,

¹ В.А.Банин. «Предмет доказывания в советском уголовном процессе» У., 1981 г.,

с.72.

² Н.В.Жогин. «Теория доказательств в советском уголовном процессе» Изд. 2-е.,

М., 1973 г., с 175.

объясняющих исчезновение данного лица. Важно, однако, подчеркнуть, что по любому делу существование события, а тем более фактов, устанавливающих, что событие, послужившее основанием к возбуждению уголовного дела, соответствующих по характеру и последствиям объективной стороны определенного состава, не может рассматриваться как уже данное. Эти факты, происходившие в прошлом, всегда должны включаться в предмет доказывания. Практике известен ряд ошибок, причиной которых было именно то, что вопрос доказанности обвинения относительно события, приписываемого обвиняемому, игнорировался, а положения содержащиеся в постановлении о возбуждении уголовного дела рассматриваются как бесспорные.

Включая в предмет доказыавния обстоятельства, устанавливающие существование события, инкриминируемого обвиняемому, следует помнить, что речь идет не о событии «вообще» (смерть человека, недостача товара в частности), но о событии, прошедшем в определенное время, в определенных условиях и вызвавшем определенные последствия. «Установление существования события, инкриминируемого обвиняемому, представляет лишь этап решения вопроса о совершении обвиняемым преступления».¹ Сам по себе факт существования события, инкриминируемого обвиняемому, может быть объяснен самым различным образом, исходя из предположения о виновности обвиняемого, так и из предположения о его невиновности.

Факт существования того или иного события – отдельный факт. Он дает внешнюю характеристику события, но сам по себе не позволяет с достоверностью раскрыть характер события. Он дает лишь возможность констатировать лишь наличие события, но не объяснять его, поэтому в законе определена совокупность «отличительных признаков» (время, место, способ совершения и другие обстоятельства) события, которая необходима, чтобы уяснить ход события, круг возможно причастных лиц, сопутствующие явления и другие обстоятельства и таким путем решить вопрос о его характере, о наличии совокупности признаков, характеризующих деяние как-то или иное конкретное преступление. Если же вне пределов доказывания остался хоть один из них (будь то время, место), то это означает, что осталась не устраненной возможность для многозначного

¹ Г.М. Миньковский. «Пределы доказывания в советском уголовном процессе» М.,

1956 г., с. 42.

истолкования характера события. Определяя пределы доказывания в части выяснения того, существует ли интересующее следствие событие и каковы его обстоятельства, нельзя ограничиваться заранее рамками постановления (определения) о возбуждении уголовного дела. По целому ряду дел событие, по поводу которого возбуждено уголовное дело, является лишь эпизодом в цепи событий, представляющих результат деятельности одних и тех же лиц и являющиеся при этом однородными и связанными между собой единством намерения. Обстоятельства, устанавливающие наличие или отсутствие других эпизодов, должны обязательно включаться в предмет доказывания.

Раскрытие целого ряда эпизодов является обычным, в частности, по делам о должностных преступлениях, о производственных травмах, о хищениях и других преступлениях. Но по делам других категорий этой возможностью нельзя пренебрегать. Важное значение приобретает, в связи с этим, изучение следователем материалов уголовных дел, прекращенных в связи с нерозыском лиц, совершивших преступление. Установление того обстоятельства, что деяние, являющееся предметом этих уголовных дел, совершены способом, характерным для расследуемого деяния и, тем более что на месте происшествия были обнаружены следы, оказавшиеся следами лиц, обвиняемых в совершении расследуемого деяния, может рассматриваться как основание для соединения следственных производств, не забывая при этом, что сами по себе эти обстоятельства указывают лишь на возможность взаимосвязи событий, но не устанавливают ее безусловно. Этот вопрос может быть решен лишь на основе анализа результатов расследования.

Иногда в ходе следствия выясняется несвязанность с делом эпизодов, первоначально допускавших предположение о наличии этой связи, поэтому собранные данные обстоятельства этих эпизодов подлежат выделению в отдельное производство.

Таким образом, «событие преступления» необходимо рассматривать как сложное понятие, состоящее из перечня, указанного в законе и который не является исчерпывающим. Он не упоминает такого важного элемента, как содержание, характер самого события (речь идет о совокупности фактов, на основе которых можно установить, например, имело ли место тайное хищение или открытое хищение чужого имущества). Это обстоятельство отнюдь не всегда раскрывается суммой названных в п. 1 ст. 68 УПК элементов. Другими словами, для полного раскрытия содержания п. 1 ст. 68 УПК в каждом конкретном случае надо руководствоваться не толь указанной статьей или статьями, но и соответствующими нормами УК РФ.

Установления содержания, характера события (действия или бездействия), его участников предполагает установление обстоятельств, указывающих на объект и предмет преступления, ибо подлинный характер расследуемого без этого не может быть раскрыт. Определить объект преступления практически означает найти в ходе доказывания ответы на вопросы: кому причинен ущерб преступлением; на что было направлено посягательство. При этом ответ на первый вопрос связан с исследованием обстоятельств, составляющее событие преступления. Выяснение же второго вопроса переплетается с выяснением обстоятельств, относящихся к виновности обвиняемого (то есть к субъективной стороне преступления).

Предмет доказывания предусматривает обязательность установления по каждому делу совокупности фактов (обстоятельств), подтверждающих факт совершения (несовершения) исследуемого события – время, место, способ совершения и характер действий участников преступления, включая и последующие по сокрытию содеянного, сбыт похищенного и другие обстоятельства). Перечень, который дан в ст. 68 УПК п. 1 не является исчерпывающим: в тексте закона содержатся общие требования к установлению и других обстоятельств. Верховный Суд РФ разъяснил в этой связи, «что речь идет обо всем круге обстоятельств, определяющих общественную опасность преступления и его последствия».¹ Обстоятельства места и времени события могут также иметь значение для квалификации. В этом случае они выступают как существенные признаки противоправности совершенного преступления. Примером преступных деяний, элементом состава которых является место совершения преступления, могут служить деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 250, ст. 254 ч. 2 УК РФ.

По некоторым делам место и время совершения преступления могут иметь значение отягчающих или смягчающих вину обстоятельств, либо основания применения давности (ст. ст. 77 – 78 УК РФ)

¹ Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993 г., № 2

Необходимая степень конкретизации количественных характеристик времени события может быть неодинакова. Так в одних случаях доказательность обвинения не вызывает сомнения, если будет точно установлен день совершения преступления. В других – раскрытие преступления возможно без того, чтобы не был установлен час совершения преступления, а иногда и минуты. Детализирование времени совершения преступления очень важно, когда возникает вопрос об алиби, о наличии негативных обстоятельств и другие обстоятельства. В то же время важно в других случаях лишь установить время начального и конечного моментов преступной деятельности виновного. В таких случаях не требуется точно устанавливать время совершения каждого из эпизодов преступной деятельности. В тех случаях, когда время не является необходимым признаком объективной стороны состава преступления, установление важно для:

а) решения вопроса – мог ли обвиняемый совершить данное преступление;

б) выяснения возможности совершить те или иные действия за данный период или в определенное время;

в) решения вопроса о круге лиц, которые могут быть причастны к данному преступлению;

г) решения вопроса о применении того или иного уголовного закона или применения амнистии;

Степень конкретизации пространственных координат события (места совершения преступления) также неодинакова для различных дел. В одних случаях раскрыть преступление не возможно, не установив место с точностью, измеряемой сантиметрами, в других – место совершения преступления может быть определено в форме наименования населенного пункта.

Несмотря на необходимость точного установления места совершения преступления в зависимости от категории уголовного дела, установление места преступного события важно по всем уголовным делам:

а) для решения вопроса о том, что произошло: убийство или самоубийство, или несчастный случай, хищение или недостача;

б) для выяснения причастности к событию конкретных лиц;

в) для выяснения возможности видеть или слышать, исходя из условий данного места;

г) для решения вопроса о территориальной подследственности или определения подсудности уголовного дела (ст. ст. 41, 132 УПК).

Время и место могут выступать в качестве признаков обстановки, в которой было совершено преступление. По каждому уголовному делу должна быть выяснена обстановка совершения преступления, то есть жизненная ситуация, в которой было совершено деяние, взаимоотношения действующих лиц. Обстановка может быть элементом состава преступления. Она может быть доказательством, устанавливающим виновность обвиняемого в тех случаях, когда преступление было совершено при помощи средств, которые были доступны ограниченному кругу лиц в обстановке, в которой находится ограниченный круг лиц,

Именно совокупность «отличительных признаков» (время, место, способ совершения преступления) события являются необходимыми для того, чтобы уяснить ход происходившего, круг возможно причастных лиц, сопутствующие явления и так далее, и таким путем решить вопрос о его характере, о наличии совокупности признаков, характеризующих деяние как то или иное конкретное преступление. Если же вне пределов доказывания остался хоть один из признаков (будь то время, место и так далее), это означает, что осталась неустраненной возможность для многозначного истолкования характера события.

Событие преступления не может считаться выясненным также, если не установлен способ совершения преступления, Способ совершения преступления представляет собой комплекс совершаемых преступником в определенной последовательности действий, которые приводят к преступному результату.

В ряде составов необходимой чертой объективной стороны преступления является способ действия, его особенности.

Совершение преступления определенным образом подлежит доказыванию не только для полноты освещения события преступления, необходимой конкретизации его. Нередко оно имеет и определенное значение для точного установления характера деяния.

Так, уголовный закон, по способу совершения преступления, различает отдельные виды хищений чужого имущества: кража – тайное хищение чужого имущества (ст. 258 УК); грабеж – открытое хищение чужого имущества (ст. 161 УК); разбой – нападение с целью завладеть чужим имуществом, связанное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего или с угрозой (при) применения такого насилия (ст. 162 УК) или п. «е» ч. 2 ст. 105 УК предусматривает ответственность за убийство, совершенное обще опасным способом.

Соответственно, по делам данной категории при доказывании возникает вопрос о действительности этой опасности, который подлежит специальному исследованию путем собирания фактической информации.

Таким образом, характер преступного действия или бездействия, его конкретное содержание позволяет определить вид преступления, что делает возможность дать правильную квалификацию ему и определить направление расследования.

Способ может быть обстоятельством отягчающим или смягчающим ответственность (например, п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Установление фактических обстоятельств, связанных со способом совершения преступления, может помочь и в решении вопроса о виновности обвиняемого. Обобщенный, «свернутый», характер описания в законе предмета доказывания исключает возможность введения в него исчерпывающего перечня элементов.

Вместе с тем, указание закона на то, что при установлении «события преступления» кроме места, времени, способа совершения, выясняются и «другие обстоятельства», может быть – как это уже было сделано применительно к содержанию события – конкретизировано, путем анализа тех понятий, которыми оперирует уголовный и уголовно-процессуальный законы.

В связи с этим, описание элементов, характеризующих событие преступления, может изменяться в конкретном случае в зависимости от стадии осуществления преступления.

Так, при назначении наказания судом за неоконченное преступление учитывается характер и степень общественной опасности действительно совершенных виновным, степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца. Все эти обстоятельства должны быть выяснены по делу.

К другим обстоятельствам совершения преступления (в смысле п. 1 ст. 68 УПК), несомненно, относятся обстоятельства, устанавливающие последствия соответствующих действий (бездействий), в том числе характер и размер ущерба. Пункт 4 ст. 68 УПК говорит «о доказывании характера и размера ущерба, причиненного преступлением». Излишне рассматривать установление ущерба в качестве самостоятельного компонента предмета доказывания. Будучи элементом события преступления п. 4 ст. 68 УПК следует считать относящимся к п. 1 ст. 68 УПК. Когда же закон в составе преступления указывает и последствия, то эти обстоятельства подлежат специальному установлению наряду с деянием лица.

Преступные последствия в УК описаны различными способами. В ряде составов указаны конкретные последствия: крушение поезда, авария корабля или нарушение нормальной работы транспорта, смерть человека (ст. 105 – 108 УК). В других же составах не содержится такой конкретизации; говорится только о «тяжких последствиях» (ч. 2 ст. 201, ч. 2 ст.203 УК), либо «особо тяжких последствиях» (ч. 1 ст. 210 УК).

О размере ущерба говорится упоминанием «крупного ущерба» (ст. ст. 263, 166, 167, ч. 2 ст. 169 УК), «значительном ущербе» (ст. 168 УК), «существенном вреде» (ст. ст.170 – 172, 200, 274 УК), «особо крупном размере» (п. «б» ч. 2 ст. 172 УК).

Последствия преступления могут быть отягчающими ответственности обстоятельством (причинение преступлением тяжелых последствий, например, п. «б» ст. 63 УК) и обстоятельством, смягчающим ответственность (предотвращение виновным последствий совершенного преступления, примером может служить п. «и» ст. УК).

В материальных составах требуется установить причинную связь между деянием лица и наступившими последствиями, как необходимый признак объективной стороны соответствующего состава преступления. При доказывании обстоятельств, указанных в УПК как событие преступления, всегда надлежит устанавливать деяние, последствия и наличие причинной связи между первым и вторым. Распространенной ошибкой является ситуация, когда следователь (иногда суд) факты, которые могут быть лишь результатом или признаком последствий деяния, необоснованно оценивают как «событие преступления».

Судебной практикой установлено, что установление того обстоятельства, что поведение лица было одним из условий наступления результата, недостаточно для признания этого поведения причиной происшедшего события преступления включает и выяснения, в отношении которого (против кого) были совершены соответствующие действия. Это предполагает, в частности, необходимость определения уголовно - релевантных аспектов социального статуса потерпевшего (должностное лицо; лицо, находящееся в зависимости от обвиняемого и так далее). В ряде случаев оказывается необходимым включить в предмет доказывания и содержание действий, как обвиняемого, так и потерпевшего предшествовавших или одновременно осуществляющихся с преступлением (например, характер поведения потерпевшего по делу об изнасиловании или взрослого, избитого подростками после совместного распития спиртных напитков). Эта группа обстоятельств охватывается понятием «другие обстоятельства совершения преступления».

К этой группе близко примыкают, а в некоторой части и «перекрывают» ее факты, включенные в предмет доказывания, в связи с установлением события, если возникает версия о: необходимой обороне (ее превышении) (ст. 37 УК); крайней необходимости (ст. 39 УК); причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК); физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК); обоснованном риске (ст. 40 УК); исполнении приказа или распоряжения (ст. 42 УК). Эти действия могут, в частности, являться поводом, к преступным деяниям, то есть поступкам, пересекающимся с линией поведения действующего субъекта и воспринимаемым им как помеха, препятствие на пути достижения какого-либо интереса или, наоборот, как поощрение. Понятие и характер повода имеют не только криминалистическое, но и уголовно-процессуальное значение и поэтому могут фактически включаться в предмет доказывания. Здесь значимыми являются такие факты, как: наличие нападения (другой реальной опасности), сила и интенсивность действий нападающего, момент их прекращения и так далее.

Входят в характеристику события и факты, устанавливающие потерю преступным деянием характера общественно опасного, в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК), после чего дело подлежит прекращению по ст. 6 УПК. Обстоятельствами, свидетельствующими об изменении обстановки могут служить события, относящиеся в целом к стране, а также и местные условия или непосредственно касающиеся обвиняемого, например, увольнение с работы, если основанием привлечения его к уголовной ответственности послужило нарушение должностных обязанностей.

Кроме того, в круг существенных элементов, охватываемых понятием «другие обстоятельства», входит и внешняя характеристика соучастия в тех случаях, когда оно имеет место. Очевидно, что соучастие выражается в определенных действиях (бездействиях) соответствующих лиц и эти действия выражающие вину этих лиц, есть в тоже время часть обвинения, касающаяся части события, а количество участников – его существенная характеристика, Поэтому выяснение того, сколько лиц участвовало в совершении деяния, что конкретно каждый их них делал, необходимо для характеристики события преступления. Должна быть установлена субъективная связь соучастников с деянием исполнителя, что каждый из них желал или сознательно допускал присоединением своих действий к общественно опасным деяниям исполнителя. Выявление круга обстоятельств позволяет раскрыть во всей полноте организацию и исполнение преступления, выявить действительную роль и вину каждого из соучастников.

2.2 ВИНОВНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ


Одним из направлений в расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел является доказывание вины обвиняемого (подсудимого), поскольку «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ст. УК)».¹ Установление виновности обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления отнесены к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу (п. 2 ст. 68 УПК). Конституция РФ установлению виновности обвиняемого придала принципиальное значение, закрепив, что «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 «Конституция РФ»)».²

Учитывая положение указанной стать Конституции необходимо уточнить формулировки п. 2 ст. 68 УПК, раскрыв содержание понятия «виновность обвиняемого». Элементом предмета доказывания по делу выступает вина обвиняемого. Виновность же выявляется по установлению всех элементов, входящих в предмет доказывания по делу, что способствовало бы ее четкому пониманию о разграничении различных объектов доказывания вины, что имеет место как на следствии, так и в суде и виновности лица, окончательное решение, о которой принимается исключительно судом. Указанные обстоятельства позволяют окончательно решить вопрос об отношении обвиняемых к исследуемому деянию и направленности последнего (кем совершено деяние и кто к нему причастен, желали, предвидели ли или должны были предвидеть эти лица наступивший результат, мотивы, которыми руководствовались, цель совершения и так далее).

Доказывание этих обстоятельств позволяет ответить на следующие вопросы:

а) совершило ли лицо инкриминируемое деяние;

б) виновно ли оно в совершении преступления;

¹ Уголовный Кодекс РФ, М., 1997 г., с. 6.

² Конституция РФ, М., 1997 г., с. 19.

в) раскрытие содержания той формы вины, которая имеет место в конкретном случае.

Если же интерпретировать указания п. 2 ст. 68 УПК через уголовно правовые понятия, то речь идет об установлении обстоятельств, определяющих лицо, совершившие преступление (субъект), и субъективную сторону преступления. В настоящее время содержание вины в уголовно-процессуальном законе при определении предмета доказывания сводится к двум элементам: характеру вины обвиняемого (подсудимого) и мотивам преступления. Однако с учетом психологических функций выполняемых мотивом и целью в преступном поведении, являющимся по своему характеру сознательно-волевым, а также удельного веса их правовых функций в качестве признаков состава преступления целесообразно и в уголовно-процессуальном законодательстве отразить объем вины как обстоятельства, подлежащего доказыванию по делу, не в двух, а в трех элементах, изложив примерно в следующей редакции: «характер вины обвиняемого, мотив и цель совершения преступления».

Ряд данных, помогающих решить эти вопросы, может быть собран уже в ходе исследования наличия и характера события. Исследуемое деяние определенных лиц, преследующих определенные цели, поэтому его характер в значительной части обусловлен спецификой физических и психических качеств лиц, его совершивших, и спецификой целей, во имя которых оно совершено. В ходе исследования события могут быть собраны например, определенные данные о числе лиц, участвовавших в нем, о физических и других идентификационных особенностях участников события (исходя из характера следов), о наличии у участников события определенных навыков (например, по характеру взлома, характеру расчленения трупа и так далее), об объекте посягательства и о возможных мотивах, которыми они руководствовались (исходя из характера события, например, убийства, взрыва; из факта отсутствия бывших при потерпевшем ценностей и так далее). Вместе с тем только данных появляющихся в деле при исследовании объективной стороны деяния, недостаточно для достоверного решения вопросов об отношении обвиняемого к исследуемому событию. «Необходимо более тщательно выяснить обстоятельства,


характеризующие психические и физические качества личности».¹ А также идентификационные признаки обвиняемого (в пределах необходимых для решения вопроса о том, этими ли качествами обладал субъект исследуемого события). Однако исследования требуют обстоятельств, устанавливающих личность преступника и обстановку, в которой он действовал, для вопроса о наличии умысла, о мотиве деяния и так далее).

Отсюда, таким образом, ясно виден условных характер перечисленных выше групп обстоятельств, подлежащих включению в предмет доказывания по каждому уголовному делу. Обстоятельства каждой группы используются при решении не одного вопроса, а нескольких из вопросов, сформулированных в ст. 68 УПК. Все обстоятельства дела взаимосвязаны и должны при разрешении дела оцениваться всесторонне и в совокупности. Именно условным характером деления существенных обстоятельств на группы объясняется неудача их деления на доказательства, устанавливающие события и доказательства, устанавливающие отношение обвиняемого к событию. Зачастую содержанием доказательства являются обстоятельства, о котором нельзя сказать, что оно характеризует событие или отношение обвиняемого к нему, так как оно помогает решить и тот и другой вопрос (это особенно характерно для дел о должностных и воинских преступлениях). Поэтому отнесение определенного обстоятельства дела к той или иной группе не означает, что оно может использоваться или решения вопроса какого-то одного. При определении круга обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 68 УПК необходимо исходить из задачи установить всех субъектов исследуемого деяния (исполнителей, подстрекателей, пособников, недоносителей, если ответственность за недоносительство предусмотрена законом).

Задача выявления всех лиц, причастных к делу, требует всестороннего учета обстоятельств, характеризующих возможности, существовавшие у привлеченных по делу обвиняемых, для совершения и сокрытия своих действий. Здесь, как и вообще при определении предмета доказывания нельзя исходить из объяснений обвиняемого: их надо внимательно учитывать, но за ними нельзя идти. В частности, необходимо выяснить обстоятельства, характеризующие, смотря по характеру дела, должностную компетенцию обвиняемого, возможность

¹ Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971 г., № 3, с. 18.

непосредственного доступа привлеченных к ответственности лиц. Например, по делам о хищении товаров материально-ответственными лицами нужно включить в предмет доказывания обстоятельства, выявление которых помогает ответить на вопрос, мог ли обвиняемый выносить похищенное без помощи работников охраны и реализовывать его без посторонней помощи; мог ли скрывать образовавшуюся недостачу без содействия ревизоров и членов инвентаризационной комиссии и так далее. По делам о взяточничестве в предмет доказывания необходимо включать обстоятельства, помогающие решить вопрос, мог ли предполагаемый взяткодатель совершать и маскировать свои незаконные действия без помощи других должностных лиц и так далее.

Говоря о включении в предмет доказывания обстоятельств, позволяющих выявить всех лиц, проходящих по делу, надо иметь в виду весь круг обстоятельств, которые не только указывают на наличие возможной причинности того или иного лица к событию, но в своей совокупности позволяет, безусловно, решить вопрос о действительном отношении каждого из обвиняемых к исследуемому событию. При этом велика вероятность двух основных ошибок.

Во-первых, задача выяснения наличия причинной связи между действиями обвиняемого и исследуемом событии подменяется иногда внешне сходной задачей выяснения, может ли обвиняемых нести ответственность за это событие в силу своего особого положения, особого отношения к потерпевшему и так далее. При таком подходе к делу иногда привлекают к ответственности (суд или следователь) лечащего врача в случае смерти больного, лицо, ответственное за технику безопасности в случае аварии, водителя – в случае столкновения автотранспорта, материально–ответственное лицо – в случае недостачи и так далее. Таким образом, действительное суждение об отношении данного лица к событию подменяется в рассматриваемых случаях вероятным, что не допустимо с точки зрения задачи установления объективной истины по делу.

Во-вторых, другой основной ошибкой при решении вопроса о действительном отношении обвиняемого к делу (исследуемому событию) является смешение последовательности явлений во времени и причиной связи явлений. Иными словами, ошибочной была бы трактовка того обстоятельства, что событие наступило после определенных действий обвиняемого как безусловного основания для вывода, что это событие произошло вследствие этих действий (бездейтсвий). И в этом случае предмет доказывания неосновательно сужается, ибо последовательность во времени, являющуюся необходимым условием причинной связи явлений, сама по себе свидетельствует лишь о том, что причинная связь возможна, но не о том, что она действительно существует. На мой взгляд, в предмет доказывания надо включить выяснение обстоятельств, необходимых для проверки всех возможных версий (объяснений) существования исследуемого события, в том числе исходящих из отсутствия причинной связи между действиями обвиняемого и исследуемым событием, объяснений, указывающих на нетипичный ход событий и так далее. Нет ничего опаснее, чем подмена исследования вопроса о наличии причинной связи констатацией «очевидности» как таковой, поскольку два явления близки по времени. Даже при наличии «классического» сочетания обстоятельств: если «А» выстрелил в «Б» и тот упал – нельзя принимать за аксиому наличия причинной связи между смертью «Б» и действиями «А».

Недостаточно установить, что обвиняемый совершил деяние, являющегося предметом данного уголовного дела, необходимо выяснить все обстоятельства, которые позволяют установить форму вины. Так, например, если предполагается наличие неосторожной вины в форме легкомыслия, необходимо выяснить обстоятельства, которые укажут на следующие обстоятельства:

а) предвидел ли обвиняемый последствия своих действий;

б) действительно ли он надеялся предотвратить (иначе налицо будет эвентуальный умысел);

в) являются ли средства, с помощью которых обвиняемый рассчитывал предотвратить последствия своих действий негодными для этой цели и по каким основаниям (иначе нельзя будет говорить о виновности).

Если предполагается наличие неосторожной вины в форме небрежности, в предмет доказывания должны быть включены обстоятельства, выяснение которых позволит установить:

а) действительно ли обвиняемый предвидел последствия своих действий (иначе речь должна будет идти о другой форме вины);

б) действительно ли существуют условия, из которых неотвратимо вытекает реальная возможность для обвиняемого предвидеть наступление этого последствия (иначе нельзя ставить вопрос об уголовной ответственности).

В том случае, если по делу проходят несколько обвиняемых, исследованию подлежит форма вины каждого из них. Важное значение, в этой связи, имеет выяснение вопроса о форме соучастия. Было ли это соучастие без предварительного сговора или с предварительным сговором. Последняя форма вины (в аспекте соучастия) в УК предусмотрена в качестве необходимого и квалифицирующего признака конкретных видов преступлений, в частности, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК. Различная степень согласованности между соучастниками в рамках данной формы вины (в аспекте соучастия) позволила выделить такие разновидности, как совершение преступления по предварительному сговору группой лиц (например, ст. 258 ч. 3 п. «а»), преступным сообществом (ст. 210 УК). Независимо от разновидности данной формы участия, надлежит выяснить следующие обстоятельства:

а) имело ли место предварительное соглашение, и время его совершения;

б) форма предварительного соглашения, то есть устная, письменная или достижение соглашения в результате конклюдентных действий (молчаливого согласия);

в) результаты предварительного соглашения, касающиеся его объекта и предмета преступного посягательства.

Данные формы соучастия предусмотрены в УК и в качестве отягчающего обстоятельства (п. «в» ст. 63 УК).

Если обвиняемому вменяется в вину совершение нескольких деяний, то должны быть исследованы все обстоятельства, характеризующие форму его вины относительно каждого из этих деяний.

В предмет доказывания по каждому делу следует включать все обстоятельства, выяснение которых позволяет установить мотив, которым руководствовался виновный. В ряде случаев мотив предусмотрен в УК в качества признака того или иного состава (например, ст. 105 ч. 2 п. «б», ст. 105 ч. 1 УК). Но в тех случаях, когда закон прямо не упоминает о мотивах деяния, выяснение его необходимо, ибо позволяет более полно и точно определить степень общественной опасности обвиняемого и содеянного им. Кроме того, установление мотива деяния необходимо для того, чтобы выяснить имеет ли место умышленное или неосторожное деяние и какова направленность умысла. Выяснение последнего обстоятельства необходимо для решения вопроса об объекте посягательства, для чего необходимо проанализировать данные, характеризующие как объективную сторону исследуемого деяния и его субъекта.

Установление мотива деяния, инкриминируемого обвиняемому, является обязательным условием для признания расследования законченным, а судебного разбирательства – полным.

В ряде случаев мотив совершения преступления имеет значение для квалификации деяния. Так, при расследовании дела о подлоге, совершенном должностным лицом, установление корыстных мотивов дает основание для квалификации преступления по ст. 292 УК; установление факта совершения убийства на почве национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды, либо кровной мести позволяет квалифицировать преступление по п. «л» ст. 105 УК. В других случаях мотив совершения преступления имеет значение отягощающего или смягчающего обстоятельства. Верховный Суд СССР специально указывает на значение мотива преступления «для решения вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом».¹ В другом постановлении «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» Пленум Верховного Суда СССР подчеркивает, что «указывая мотивы преступления суды не должны ограничиваться формулировками в виде неопределенной ссылки на низменные побуждения, а должны в каждом отдельном случае конкретно указывать, в чем именно заключались эти побуждения».² Недопустимо поэтому, чтобы обстоятельства, характеризующие мотив деяния включались в предмет доказывания не всегда, а лишь «по отдельным категориям дел», по которым он может иметь то или иное значение.

Таким образом, обстоятельства, устанавливающие мотив деяния, являются существенными для каждого уголовного дела и невключение их в предмет доказывания есть нарушение ст. 205 УПК, то есть такие нарушения, которые

¹ Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 – 1970 гг., 1971 г.,

с. 523.

² Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 – 1996 гг., 1996 г.,

с.с. 444 – 446.

делают невозможным вынесение обвинительного заключения. Поэтому нельзя, признавая существенность такого рода обстоятельств, в то же время считать их включение в предмет доказывания не обязательным, а факультативным в случаях, например, когда сам факт совершения преступления не вызывает сомнений (задержание на месте преступления и так далее). Если не выяснен мотив деяния, факт совершения подсудимым преступления не может считаться безусловно установленным. При этом всегда надо иметь в виду, что не всегда удается собрать доказательства, которые бы непосредственно устанавливали мотив деяния (например, не всегда удается получить правдивые показания обвиняемого по рассматриваемому вопросу). Однако, нельзя упустить из виду всегда существующую возможность установить мотив косвенным путем.

Наконец, установление мотива преступления требует уголовно-процессуальный закон. Статья 205 УПК, определяющая обязательные элементы содержания обвинительного заключения, говорит о необходимости привести в нем « подробные сведения … мотивах преступления». Поэтому дела направленные в суд с нарушением этого требования и рассмотренные по существу, неизменно обращаются к доследованию кассационными и надзорными инстанциями.

Кроме того, в предмет доказывания безусловно подлежат включению обстоятельства, устанавливающие самоличность обвиняемого, его тождество с тем лицом, которое по совокупности собранных данных подлежало привлечению к уголовной ответственности. Недостаточно исследования обстоятельств, характеризующих самоличность обвиняемого беглым опросом основных анкетных данных. Иногда заподозренный в преступлении выдает себя за другое лицо, биографические данные, которые известны ему, либо к ответственности привлекается лицо, непричастное к совершению преступления. Вот почему необходимо усиление внимание вопросу установления самоличности обвиняемого. Практически такое усиление и означает необходимость отрешения от взгляда на первоначальные данные о личности обвиняемого как на аксиому. Это означает – расширить проверку самоличности обвиняемого, кроме его допроса также: осмотром докуметов, опросом родных, соседей, сослуживцев, наведением справок по уголовным делам (в том числе дактилоскопической), регистрацией, экспертизой (например, по установлению возраста) и другими способами. По делам о преступлениях , субъектом которых может быть лицо, занимающее определенную должность (ст. ст. 170 ч. 3 ст. 202, 204 УК) или представитель определенной профессии подлежит обязательному исследованию (путем допросов, осмотра книги приказов, осмотра документов об образовании и так далее) и тот факт, что обвиняемый в период расследуемого события занимал именно данное должностное положение или являлся представителем данной профессии, а обстоятельства, устанавливающие или опровергающие его – включению в предмет доказывания.

В предмет доказывания обязательно также включаются обстоятельства, выяснение которых позволит решить вопрос, не действовал ли обвиняемый в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, психического принуждения, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения, а так же причинения вреда при задержании лицу, совершившему преступление (ст. ст. 37 – 42 УК).

Для выяснения этого вопроса о наличии необходимой обороны (ст. 37 УК) в предмет доказывания должны включаться обстоятельства, устанавливающие: оборонительный ли характер носили действия обвиняемого, преступный ли характер носили действия потерпевшего, сравнительную интенсивность обороны и нападения.

Для выяснения вопроса о наличии состояния крайней необходимости в предмет доказывания (по точному смыслу ст. 39 УК) должны включаться обстоятельства, устанавливающие неотвратимость грозившей опасности (не возможность ее предотвращения иными средствами) и мене значительный характер причиненного вреда по сравнению с вредом предотвращенным. Кроме того, предмет доказывания должны включаться обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии вины обвиняемого в возникновении опасности, для предотвращения которой пришлось причинить определенный вред. Если эта опасность возникла вследствие умышленной или не осторожной вины обвиняемого, то вопрос об освобождении его от уголовной ответственности за причиненный вред должен решаться, по-видимому, отрицательно.

2.3. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ВЛИЯЮЩИЕ НА СТЕПЕНЬ И ХАРАКТЕР ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОБВИНЯЕМОГО, А ТАКЖЕ ИНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ

ОБВИНЯЕМОГО


В предмет доказывания по делу входят также обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. ст. 61 и 63 УК, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 ст. 15 Основ, п. 3 ст. 68 УПК). Знание этих обстоятельств, выходящих за рамки конкретных составов преступлений, обязательно для индивидуализации ответственности личности. Необходимость включения указанных обстоятельств и выяснения всей совокупности смягчающих и отягчающих обстоятельств, становится еще более очевидной, если иметь в виду предоставленное законом суду права перейти в определенных случаях к более мягкому наказанию по сравнению с предусмотренными за данное преступление или назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи, обосновав это отступление (ст. 64 УК). По каждому уголовному делу должна устанавливать вся сумма обстоятельств, которые могут повлиять на степень и характер ответственности. Недопустимо ограничиваться общей констатацией, что вопрос о назначении наказания решен с «учетом личности виновного»,¹ смягчающих и отягчающих обстоятельств (п. 3 ст. 68 УПК). «Данные обстоятельства должны быть указаны и оценены в обвинительном заключении, а также приговоре суда».² Неполное выяснение существенных обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, при невозможности восполнить пробелы в судебном заседании служит основанием для направления дела для дополнительного расследования.

Смягчающие обстоятельства не исчерпывающе перечислены в законе. Смягчающими могут быть признаны и обстоятельства не указанные в ст. 61 УК; что же касается отягчающих, то в ст. 63 УК дан исчерпывающий перечень их. Причем в некоторых случаях законодатель предусматривает необходимость установления не отдельных обстоятельств, а определенных комплексов их. Так, совершение преступления впервые небольшой тяжести вследствие случайного

¹ Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1984 г., № 1.

² Комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу РСФСР. М., 1997 г., с. 104

стечения обстоятельств, может быть признана смягчающим обстоятельством при условии, что это преступление небольшой тяжести (в соответствии со ст. 15 УК таковым признается умышленное или неосторожное деяние за совершение которых дается максимальное наказание, предусмотренное УК РФ не превышает двух лет лишения свобод) и что оно является случайным эпизодом в жизни данного человека. Кроме того, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной часть УК в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказании. Известные теоретические и практические трудности представляет интерпретация указания п. 3 ст. 68 УК на необходимость устанавливать кроме обстоятельств, указанных в ст. ст. 61 и 63 УК, так же и иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Прежде всего, это понятие охватывает, по крайней мере две группы обстоятельств:

а) индивидуализирующие, отличающие данное лицо от всех других (устанавливающие его личность) – фамилия, имя, отчество, место рождения и так далее;

б) характеризующие его как члена общества.

Несомненно, что применительно к п. 3 ст. 68 УПК имеется в виду именно последняя группа обстоятельств; обстоятельства же, устанавливающие личность, значимы, как уже отмечалось, применительно к п. 2 ст. 68 УПК.

Если обвинение в совершении какого-то преступления противоречит всем данным о личности, следовательные органы и суд обязаны особенно тщательно проверить правильность обвинения, чтобы исключить возможность ошибки из-за случайного стечения обстоятельств.

«При наличии противоречивых данных о личности (фамилия, имя отчество, год и место рождения) дело должно быть направлено на дополнительное расследование, если эти противоречия нельзя устранить в судебном заседании».¹ В случае если лицо, в отношении которого имеются основания для предъявления обвинения, не сообщает о себе данных для установления личности или сообщает ложные данные, а возможности установления личности следственным путем в установленные сроки исчерпаны, в процессуальных документах следует указать:

¹ Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980 г., № 4, с. 12.

«лицо, отказывающееся назвать себя» и зафиксировать признаки внешности, достаточные для идентификации (в том числе и папилярные узоры).

В каком соотношении находятся обстоятельства, указанные в ст. ст. 61 и 63 УК и иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого? Решение этого вопроса необходимо для определения круга обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Очевидно, что в перечне ст. ст. 61 и 63 УК обстоятельства, характеризующие личность виновного, раскрываются либо через ситуацию деяния, либо через состояние лица (возраст, беременность), опять таки оказывающие влияние на характер деяния. «Иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого», также по существу обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, но ан другом «уровне». Они дают социально-психологическую характеристику лица, показывают его состояние с социальными обязанностями, а также наличие и степень нравственной деформации личности. Исходя из этих обстоятельств (отношение к труду, коллективу, долгу члена общества и так далее) можно установить, представляет ли совершенное преступление следствие всего поведения лица, всего его отношения к требованиям общества или же это единичный поступок, противоречащий предыдущему поведению обвиняемого.

«Круг обстоятельств, значимых в этом отношении может дифференцироваться в зависимости от характера и мотивации содеянного».¹ В следственной и судебной практике не всегда уделяется должное внимание правильному определению предмета доказывания в аспекте задачи индивидуализации наказания. В частности, не редко игнорируется необходимость всестороннего изучения личности обвиняемого для выяснения степени его общественной опасности, ограничиваясь производственной и общественной характеристикой обвиняемого, то есть только к истребованию характеристик. Отягчающие и смягчающие обстоятельства, установленные характеристикой, должны приводить в обвинительном заключении. Более того, необходимо проведение проверок относительно содержания характеристик, в противном случае в ходе судебного следствия иногда устанавливается нереальность фигурирующих в

деле характеристик.

¹ М.Г.Корник, С.С.Степичев. «Изучение личности обвиняемого на

предварительном следствии», М., 1969 г., с. 28 – 30.

Ряд обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, одновременно относится и к другим элементам предмета доказывания. Так, исследования личности обвиняемого, его образа жизни, условий воспитания и так далее, может пролить свет на причины, толкнувшие обвиняемого на совершение преступления и наоборот. Способ совершения преступления, мотив, цель, также могут иметь большое значение в рассматриваемом отношении, поскольку для доказывания вины могут быть значимы, в частности, наличие у лица определенных навыков, его физическая сила, рост, состояние здоровья и так далее. Но имеются и такие обстоятельства, которые значимы исключительно для характеристики обвиняемого. К их числу относятся, например, те, которые свидетельствуют об общественно-полезной деятельности обвиняемого или наоборот о недобросовестном отношении к труду, к общественному долгу. Составной частью характеристики личности обвиняемого являются данные о его поведении после совершения преступления и отношении к содеянному. Последние рассматриваются также и при исследовании формы вины. В обвинительном заключении приговора должны быть указаны и оценены, в частности, такие обстоятельства, как чистосердечное раскаяние, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, другие обстоятельства, свидетельствующие об осознании лицом общественной опасности и стремлении помочь смягчить последствия преступления.

При наличии данных о том, что лицо, в силу физических и психических недостатков, не может само осуществлять свое право на защиту, это обстоятельство включается в предмет доказывания с тем, чтобы выяснить его как можно раньше.

Особого внимания заслуживают обстоятельства, выяснения которых позволяют прийти к выводу о вменяемости или невменяемости обвиняемого относительно инкриминируемого деяния, а так же о наличии или отсутствии болезненных расстройств психики обвиняемого, наступивших после совершения расследуемого деяния. Пункт 2 ст. 79 УПК предусматривает обязательное проведение экспертизы для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, поскольку не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения преступления находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий), либо руководить ими вследствие хронического или психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики. Лица, не понимающие фактическую сторону своих действий или их социального значения, не могут быть субъектами преступления. Изучая личность обвиняемого путем допросов, осмотра документов и используя другие способы, следователь и суд всегда должны иметь в виду вопрос о том, а не существуют ли данные, свидетельствующие о возможном наличии психического заболевания обвиняемого в период совершения преступления и судебного разбирательства дела. Эта последняя оговорка достаточно четко определяет предмет доказывания по делу в части исследования психики обвиняемого, вообще предотвращает постановку этого вопроса.

В новом Уголовном Кодексе РФ предусматривается уголовная ответственность лиц с психическим расстройством не исключающим вменяемости (ст. 22 УК). К данной категории относятся вменяемые лица, которые во время совершения преступления в силу психического расстройства не могли в полной мере осознать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. При уголовно-правовой оценке действий лиц с подобными отклонениями в психической сфере было бы не справедливо подходить с одинаковой меркой к ним и к лицам вполне психически здоровым. В юридической и психиатрической доктрине вопрос об оценке подобных состояний получил название «уменьшенной или ограниченной вменяемости», хотя в УК указанный термин не используется. Однако, ст. 22 УК решает вопрос именно об «уменьшенной вменяемости».

Таким образом, обстоятельства, позволяющие решать вопрос о вменяемости и психическом состоянии обвиняемого, всегда подлежат включению в предмет доказывания, но специальному исследованию этот вопрос подвергается не всегда.

Применительно к исследованию о вменяемости обвиняемого относительно инкриминируемого деяния весьма важным является вопрос относительно сопоставления возможных мотивов содеянного с характером событий. Несоответствие мотива и содеянного (например, убийство, совершенное из-за незначительной обиды), а равно отсутствия мотива, являются существенными обстоятельствами, сигнализирующими о возможной невменяемости обвиняемого (подозреваемого).

Существенными обстоятельствами, выяснение которых помогает решить вопрос о вменяемости обвиняемого, являются также обстоятельства, указывающие на бесцельную жестокость его действий. Вопрос о наличии или отсутствии психического расстройства может встать не только при изучении личности обвиняемого, но и при исследовании психического состояния потерпевшего при расследовании уголовных дел, по которым для установления существенных обстоятельств используют его показания. Но вопрос этот исследуется только в плане оценки достоверности доказательств, по некоторым категориям дел, например, по делам о доведении до самоубийства, он исследуется в ином плане - в плане выяснения того, предвидел ли обвиняемый и должен ли был предвидеть, что последствием его действий будет самоубийство потерпевшего.

«В судебной практике специально обращается внимание на необходимость в процессе исследования личности обвиняемого выяснить (для индивидуализации наказания и применения принудительных мер медицинского характера), не является ли он алкоголиком или наркоманом».¹ Эта позиция рассматривается и на случай, когда обвиняемый является токсикоманом. Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, играют важную роль при разрешении судом вопросов: Какое именно наказание должно быть назначено судом подсудимому и подлежит ли оно отбытию (п. п. 5, 6 ст. 303 УПК). Эти обстоятельства должны быть изложены в обвинительном заключении и приговоре. Практически по конкретному делу устанавливается определенная система указанных обстоятельств, причем в зависимости от их количественной характеристики, а также их взаимоотношений (то есть усиливающего, ослабляющего, нейтрализующего) возможны четыре «уровня» их учета:

а) названные обстоятельства учитываются при выборе санкции среди

¹ Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ, 1995 г., с. 197.

установленных законом альтернатив, но в пределах конкретной санкции (примером может служить любая из статей Особенной части УК, так как все из них содержат альтернативу в выборе санкций). Причем, сроки и размер наказаний не могут превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания (или размера), при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» (явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления) и «к» (оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему) ст. 61 УК, и отсутствии отягчающих обстоятельств;

б) обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК и иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, служат основанием к освобождению лица от уголовного наказания с заменой его принудительными мерами медицинского характера (п. 2 ст. 22 УК);

в) обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК, иные обстоятельства, характеризующие личность, обосновывают выбор санкции ниже низшего предела, установленного законом для данного преступления или применения условного осуждения: ст. 64 УК (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом) и ст. 73 УК (условное осуждение). В статьях, указанных, в частности, ст. 64 УК определяет основания для такого смягчения наказания. Таковыми признаются «исключительными обстоятельства». Следует отметить, что в УК недостаточно четко определено содержание указанного термина. В п. 1 ст. 64 УК указаны некоторые из них, обуславливая связь указанных обстоятельств с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, а также другими обстоятельствами, существенно уменьшающими степень общественной опасности преступления. При этом в п. 2 ст. 64 УК содержится оговорка, что исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств. На практике это понятие истолковывается в двух аспектах. Во-первых, сюда относятся обстоятельства, устанавливающие особые заслуги обвиняемого перед обществом и государством при отсутствии в деле отягчающих обстоятельств. Во-вторых, сюда относится совокупность смягчающих обстоятельств, примерных перечень которых дан в ст. 61 УК, а некоторые из них указаны в п. 1 ст. 64 УК.

г) лицо признается полностью утратившим общественную опасность не требующим исправления и перевоспитания и не подлежащим поэтому уголовному наказанию, ни заменяющим его мерам: освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК); в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК); в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК); в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК). Для всех этих статей характерно следующее: все они в качестве условия применения указанных норм предусматривают совершение лицом преступления небольшой тяжести (таковыми признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы), а ст. 77 УК дополнительно, кроме того, совершение преступления средней тяжести (таковыми признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы). В ст. 75 УК кроме выше указанных условий содержатся дополнительно еще и такие как: добровольная явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба.

В соответствии с п. 3 ст. 68 УПК исследуются и обстоятельства, характеризующие поведение потерпевшего, связанное с событием преступления, с тем, чтобы дать оценку его правомерности. Обстоятельством, смягчающим ответственность обвиняемого, могут быть, в частности, по делам о преступлениях против личности действия потерпевшего, провоцирующие драку; по делам об автотранспортных преступлениях – переход потерпевшим улицы в неположенном месте и тому подобное. «В случаях, когда при квалификации деяния необходимо исследовать роль потерпевшего в возникновении и развитии драки и тому подобное, существенной является сравнительная характеристика возраста, физической силы, агрессивных привычек обоих участников».¹

Существенны также и обстоятельства, связанные с личностью потерпевшего и увеличивающие их общественную опасность, в том числе: малолетие потерпевшего (до 14 лет) или преклонный возраст (то есть пенсионный); физическое или психическое принуждение, недостатки, болезненное состояние; нахождение на иждивении виновного, подчинение ему по службе и тому подобное, если эти обстоятельства были использованы при совершении преступления. Подлежат выяснению также обстоятельства, устанавливающие, что согласие потерпевших, на которое ссылается обвиняемый, было мнимым, связано с особенностями психического развития или неправильной оцени ситуации.

При наличии данных о судимости выясняются обстоятельства, существенные для решения вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом. «Совокупность этих обстоятельств обосновывает вывод о том, является ли лицо злостным преступником, представляющим общественную опасность и упорно не желающим встать на путь исправления».² Более того, в предмет доказывания входят и обстоятельства, устанавливающие отсутствие предусмотренных законом условий для такого решения (совершение предыдущих преступлений до 18 лет, снятие судимости, изменение квалификации содеянного по предыдущему приговору и так далее).

Наличие в УК оценочных понятий обусловливает вывод о необходимости включения в соответствующих случаях в предмет доказывания установление обстоятельств, соответствующих понятиям «злостность», «упорное нежелание встать на путь исправления», «малозначительность», «случайное стечение обстоятельств», «организованная группа», «чистосердечное раскаяние», «низменные побуждения», «особая жестокость» и другие. Во всех этих случаях

¹ Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994 г., № 6, с. 14.

² Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984 г.. № 4, с. 9.

нельзя ограничиваться утверждениями в общей форме, о наличии или отсутствии соответствующих обстоятельств, но конкретно мотивировать в обвинительном заключении, приговоре, определении, постановлении этот вывод путем описания конкретных оснований для него. Например, чистосердечное раскаяние требует на только вербального, но и объективного подтверждения; оно должно доказываться фактами пост криминального поведения.

Не является новым и положение вновь принятого Уголовного Кодекса об ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, вызванного употребление алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. В соответствие с положениями ст. 23 УК указанные лица подлежат уголовной ответственности.

Имеется в виду обычное (не патологическое) алкогольное опьянение (также и наркотическое), которое не может рассматриваться в рамках невменяемости, поскольку отсутствует медицинский критерий, то есть наличие у лица психического заболевания, парализующего или существенно ограничивающего способности его сознания и воли. Все это не позволяет отождествлять опьянение с разновидностью психического заболевания.

В законодательстве ряда стран, особенно придерживающихся англосаксонской системы права, содержатся указания на освобождение от ответственности лица, совершившего преступление в состоянии опьянения, если прием алкоголя произошел против его воли, например, насильственного или путем обмана.

Такие обстоятельства могут быть учтены и российским судом, хотя уголовный закон не регламентирует подобное положение.

2.4. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ХАРАКТЕР, РАЗМЕР УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ


Задача уголовного судопроизводства состоит не только в раскрытии преступления и изобличения виновных, но и в защите имущественных прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений. Ее успешному решению и служит институт гражданского иска в уголовном процессе.

В соответствии с п. 4 ст. 68 УПК должны быть установлены наличие ущерба (морального, физического, материального), причинная связь между содеянным и ущербом, размер материального ущерба, наличие и местонахождение имущества, которое может быть обращено в возмещение ущерба. В прямой связи с этим находится требование, чтобы в описательной части обвинительного заключения (и приговора) содержалось указание на последствия преступления (ст. ст. 205, 314 УПК). Поскольку п. 4 ст. 68 УПК не упоминает о последствиях в качестве существенного элемента события, а необходимость их включения не вызывает сомнений, очевидно, что соответствующее требование выражено именно в п. 4 ст. 68 УПК. Более предпочтительным представляется включение последствий в перечень элементов события преступления (п. 1 ст. 68 УПК) и ограничение п. 4 только обстоятельствами, связанными с характером и размерами материального ущерба. Частичное дублирование понятий означало бы «двойному» значению указанных обстоятельств по делу и их последовательному использованию для обоснования решения.

Таким образом, п. 4 ст. 68 УПК несет «двойную» нагрузку: обеспечивает доказывание перечисленной в нем совокупности обстоятельств и как элементов события - оснований для уголовно-правовой квалификации, и как оснований для решения гражданско-правовых вопросов.

В последнем случае, помимо характера и размера ущерба, выясняется: имелись ли действия, причинившие ущерб, имелась ли причинная связь между данными действиями и нанесенным ущербом, совершил ли эти действия обвиняемый и предвидел ли он (или должен ли был предвидеть) последствия своих действий. При этом необходимо учитывать, что обстоятельства, обосновывающие вывод о причинении последствий, исследуются для того, чтобы определить, есть ли состав преступления в действиях обвиняемого (п. 2 ст. 68 УПК). Поэтому они обычно не влекут специального доказывания применительно к решению гражданского иска.

Гражданский иск в уголовном процессе – это требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, его представителя и прокурора к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за дейтсвия обвиняемого о возмещении ущерба, рассматриваемое совместно с уголовным делом.

Для разрешения гражданского иска в уголовном деле кроме материально-правовых оснований, необходимы еще и процессуальные предпосылки, как-то:

а) наличие уголовного дела;

б) предъявление в уголовном деле гражданского иска;

в) отсутствие отказа в иске, постановленного в порядке гражданского судопроизводства;

г) отсутствие вступившего в законную силу приговора суда, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или определение суда о принятии иска от истца, либо об утверждении мирового соглашения сторон;

д) предъявление гражданского иска лицом, обладающим процессуальным правом и дееспособностью.

Следует отметить, что интересы защиты имущественных прав лиц, пострадавших от преступления требуют применения в уголовном судопроизводстве различных правовых форм возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Таковыми, помимо гражданского иска, являются:

а) уголовно-правовая реституция;

б) взыскание ущерба по инициативе самого суда;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред.

Самой распространенной формой является гражданский иск (около 50%).

В предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном деле, не зависимо от того, является ли требование о возмещении ущерба основным или регрессивным, необходимо включить следующие обстоятельства:

а) основание гражданского иска;

б) размер гражданского иска;

в) лицо, которому преступлением причинен материальный ущерб, и лицо, которое может быть признано гражданским истцом;

д) вину гражданского ответчика в причинении обвиняемым материального ущерба;

ж) имущественное положение гражданского ответчика;

з) имущественное положение обвиняемого.

Круг фактов, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску всегда является неизменным, он может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств дела, в том числе от того, является ли требование о возмещении ущерба основным или регрессивным. Однако в общем виде предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном деле представляет собой совокупность фактов, подлежащих установлению для правильного разрешения гражданского правоотношения, а также для быстрого и полного возмещения материального ущерба, причиненного преступлением.

Особого внимания заслуживают обстоятельства, обеспечивающие реальное возмещение гражданского иска. Обязательно выясняются обстоятельства, свидетельствующие о наличии у обвиняемого определенного им имущества. Важно установить также, не было ли имущество, имеющееся у обвиняемого, приобретено преступным путем или на средства, полученные в результате преступлений, какие иные блага и преимущества получены обвиняемым и другими лицами в результате преступной деятельности (не законная выдача ордеров, дипломов и так далее). Необходимо выяснить вопрос о возможности обратить взыскание на имущество других лиц (в том числе юридических), подлежащих привлечению по делу в качестве гражданского ответчика. Во всех случаях участия в деле гражданского ответчика в предмет доказывания войдут факты, относящиеся к его обязанности возместить ущерб, причиненный преступлением. Причем круг такого рода фактов также весьма разнообразен. Так, в случае привлечения родителей несовершеннолетнего обвиняемого в качества гражданских ответчиков следует конкретно выяснить, в чем именно состоит вина родителей в ненадлежащем воспитании.

Особенно важно в этой связи разъяснения Пленума Верховного Суда СССР о том, «что граждане и организации, несущие по закону материальную ответственность за действия осужденного, возмещают ущерб, причиненный преступлением, в долях, а не солидарно».¹

Особенностью предмета доказывания, связанного с характером и размером ущерба, причиненного преступлением (п. 4 ст. 68 УПК) является то, что версия относительно обстоятельств, изложенная в гражданском иске по уголовному делу, должна исследоваться по правилам доказывания, установленным УПК. Незаконным является отказ от рассмотрения иска по мотиву непредоставления гражданскими истцами документов, подтверждающих наличие и размер причиненного ущерба. « Обязательность доказывания по делу этих обстоятельств лежит на органе, осуществляющим производство».² По делам о преступлениях, которыми причинен ущерб здоровью потерпевшего, выясняется степень тяжести телесных повреждений и их последствий; степень расстройства психической деятельности, если это имело место в результате преступления; средства, затраченные на уход, лечение и так далее.

Если, по мнению потерпевшего ему причинен моральный ущерб, обстоятельства, связанные с его наличием, включаются в предмет доказывания. Например, обстоятельства, свидетельствующие об унижении чести и достоинства, создание предпосылок для слухов, опорочивающих доброе имя, переживаниях потерпевшего и его близких и так далее. Вместе с тем, существующая в настоящее время произвольность оценки потерпевшим размеров денежного возмещения не дает возможности определить адекватный размер этой суммы с помощью доказательств, которые интерпретировали бы денежный эквивалент. Суд должен исходить из всей совокупности обстоятельств, характеризующих деяние и его последствия виновного и потерпевшего, основываясь на принципе справедливости.

При доказывании обстоятельств, устанавливающих последствия преступления, исследуются две их группы – ближайшие, непосредственные и «производные».

К ближайшим относится, например, материальный ущерб, причиненный

¹ Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ, 1995 г., с. 179.

² Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995 г., с. 15.

кражей, к «производным» - самоубийство потерпевшей под влиянием переживаний, связанных с предшествовавшим изнасилованием.

По дела об имущественных преступлениях в предмет доказывания включаются не только обстоятельства, касающиеся реальной стоимости похищенного, исчисленной по существующим правилам, но и обстоятельства, характеризующие субъективную сторону (ценность похищенного для потерпевшего) и последствия, которые наступили или могли наступить для производственной (хозяйственной) деятельности потерпевшего, его лечения, обеспечения жизнедеятельности семьи, особенно малолетних и нетрудоспособных ее членов. «При этом причиненный ущерб должен сопоставляться с имущественным положением и доходами потерпевшего».¹

Значение последствий отдельных групп всегда связано с доказанностью того, что они охватывали (могли, должны были охватываться) предвидением обвиняемого. Если ущерб, причиненный совместными действиями нескольких лиц, то иск в уголовном деле может быть предъявлен к нескольким лицам. При этом следует иметь в виду, что соответчиками по иску в уголовном процессе могут быть лица, причинившие ущерб совместными действиями, при условии, что все они являются обвиняемыми (подсудимыми) не только по одному делу и за совершение одного преступления. Верховный Суд СССР в определении по делу Л. указал, «что возлагать солидарную ответственность на лиц, которые осуждены хотя бы по одному делу, но за самостоятельные преступления, не связанного с общим намерением, недопустимо».²

В этом случае, когда ущерб причиненный совместными действиями подсудимого и другого лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело и было затем прекращено по основаниям, предусмотренным в п. п. 2 – 10 ст. 5, ст. ст. 6 – 10 УПК суд возлагает на подсудимого обязанность возместить материальный ущерб в полном размере и разъясняет гражданскому истцу в праве предъявить в порядке гражданского судопроизводства к лицам, дело в отношении которых прекращено, иск о возмещении ущерба солидарно с осужденными».³

¹ Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ, 1995 г., с. 175.

²Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1978 г., № 7, с. 9.

³Бюллетень Верховного Суда СССР, 1979 г., № 3, с. 12.

Не включая в предмет доказывания обстоятельства, характеризующие имущественное положение обвиняемого, нельзя принять необходимые меры обеспечения гражданского иска, без которых исследование вопросов об обоснованности и размерах иска повиснет в воздухе, поскольку на добровольное возмещение причиненного преступлением вреда рассчитывать трудно. Необходимость включения в предмет доказывания обстоятельств, устанавливающих не только наличие размера и характер причиненного ущерба, но и пути его возмещения, ясно подчеркнута в законе. Игнорирование указанных обстоятельств может привести к ошибкам двоякого рода при определении предмета доказывания на предварительном следствии.

Во-первых, меры обеспечения по многим делам вообще не принимаются или принимаются с опозданием

Во-вторых, даже включая в предмет доказывания обстоятельства, выяснение которых позволит найти пути возмещения причиненного преступлением ущерба, в частности, позволит найти пути возмещения. Принять необходимые меры обеспечения, многие следователи на практике рассматривают как существенные только некоторые из этих обстоятельств, упуская из виду остальные.

Так нередко следователи ограничиваются изучением вопросов о том, какое имущество находится в квартире обвиняемого к моменту, когда встал вопрос о причинении преступлением вреда и необходимости его возмещения. Между тем нельзя забывать о том, что имущество могло быть спрятано, реализовано обвиняемым после начала предварительного следствия, поэтому необходимо выявить наличие имущества обвиняемого и принять меры обеспечения, но и установить, какое имущество обвиняемый имел до возбуждения уголовного дела и где оно находится. Обстоятельства, помогающие выяснить этот вопрос, подлежат обязательному включению в предмет доказывания, причинившие большой имущественный ущерб; арест, будет наложен лишь на малоценное имущество.

В предмет доказывания должны включаться обстоятельства, характеризующие отличительные признаки и ценность каждого предмета (это относится, в частности, к однородному имуществу) с тем, чтобы обеспечить реальное возмещение причиненного ущерба.

III. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, СПОСОБСТВОВАВШИЕ СОВЕРШЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЯ


По каждому уголовному делу должны доказываться обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ст. 68 УПК).

Преступление всегда в той или иной мере выражает антиобщественное намерение субъекта, которые под влиянием конкретных обстоятельств сформировались в преступный умысел или преступную неосторожность. Намерения человека, его взгляды, привычки в конечном итоге сформировались под влиянием внешней среды, окружения. Создания жизненными обстоятельствами его индивидуального бытия.

Среди обстоятельств, способствовавших совершению преступления и подлежащих доказыванию (ч. 2 ст. 68 УПК) можно наметить следующую схему:

а) обстоятельства, приведшие к превращению этих взглядов и привычек в преступный умысел или преступную неосторожность;

б) обстоятельства, создавшие благоприятные условия для подготовки и совершения общественно опасного деяния, а также для достижения преступного результата.

Речь идет об обстоятельствах, которые будучи причинами и условиями данного преступления, могут служить таковыми для новых преступлений, то есть их выявление и устранение обеспечит реализацию в рамках конкретного дела общей задачи судопроизводства – способствовать предупреждению и искоренению преступлений. Поэтому, давая определение причин и условий, способствовавших совершению преступления, как элемента предмета доказывания, следует в данной части предусмотреть то обстоятельство, что в предмет доказывания при расследовании, судебном разбирательстве входят лишь обстоятельства, имевшие место в прошлом. Для того чтобы принять меры к предупреждению преступления., недостаточно установить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, требуется выявить, продолжают ли существовать данные обстоятельства и могут ли они быть причиной или условием для совершения других преступлений.

Подлежат исследованию, в частности:

а) «взгляды и привычки обвиняемого, послужившие базой для возникновения мотива и умысла, в том числе привычка к употреблению алкоголя, наркотиков, связь с преступной средой».¹ В случае рецидива должны быть специально исследованы его причины и условия, в том числе, связанные с недостатками работы по: а) исправлению лица; б) применению досрочного освобождения; в) трудовому и бытовому устройству; г) оздоровлению его семейно-бытовой среды.

б) условия воспитания и формирования сознания, обстановка в семье, влияние производственного коллектива. Необходимо выяснить, по чьей вине не были своевременно устранены причины данного преступления и условия ему способствовавшие. По фактам попустительства со стороны должностных лиц должны применяться меры для привлечения этих лиц к ответственности.

в) характер связей и знакомств, ближайшее бытовое окружение, круг лиц, имевших влияние на правонарушителя. Специально выясняется, как проходил процесс формирования преступной группы и какие обстоятельства способствовали тому, что ее деятельность носила длительный характер, а не была пресечена в самом начале. Речь идет, в частности, о каналах приобретения оружия; о коррумпированных связях с должностными лицами и техническими служащими.

Не вызывает сомнений тот факт, что в предмет доказывания включаются только обстоятельства, значимые для проведения профилактической работы на момент производства по делу. Нет, например, оснований к детальному исследованию обстоятельств, сформировавших в свое время (10 – 15 лет назад) антиобщественные взгляды и привычки лица, ставшего затем рецидивистом. Достаточно и необходимо исследовать причины рецидива.

Кроме того, установлению подлежат не только обстоятельства и причины формирования антиобщественных взглядов и привычек лица, как и возникшего на этой базе мотива и умысла (отрицательный пример, подстрекательство и так далее), но и условия, облегчившие и ускорившие этот процесс. Например, неудовлетворительная организация охраны на предприятии сама по себе не формирует антиобщественные взгляды и привычки конкретных работников, но способствуя выносу продукции, облегчает действие конкретных источников

¹ В.К.Звирбуля. «Выявление причин преступления и принятие предупредительных

мер по уголовному делу», М., 1967 г., с. 7 – 16.

вредных влияний.

Многие обстоятельства такого рода играют в преступлении двоякую роль. Способствую как формированию, так и реализации мотива и умысла. Причем, когда лицо находит в окружающей обстановке условия, благоприятствующие совершению преступления, «это не только создает для него реальную возможность осуществить свои намерения, но такого рода обстоятельства служат своеобразным «катализатором» в процессе превращения антиобщественных взглядов в преступный умысел, а затем – в осуществление последнего».¹

Обязанность следователя и суда состоит не только в том, чтобы вскрыть условия, создавшие преступнику возможность совершить преступление, но и в том, чтобы выяснить причины существования подобных условий (в том числе и недостатки контрольно-ревизионной и оперативной работы, административного надзора и так далее).

При расследовании дела и судебном разбирательстве нередко обнаруживаются обстоятельства, которые не находятся в связи с данным преступлением, но могут быть причинами или условиями совершения других преступлений. В предмет доказывания по данному делу они не входят. Когда есть для этого достаточные основания, возбуждается новое уголовное дело и исследование обнаруженных обстоятельств производится по этому делу. В тех случаях, когда таких оснований нет и данные обстоятельства могут и должны быть проверены соответствующими должностными лицами, руководителями учреждений, предприятий и организаций, необходимые материалы направляются им для производства проверки (ст. 113 УПК).

«Применительно к обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления (причинам и условиям), должна быть установлена вся совокупность их, а не одно – два обстоятельства, лежащие на поверхности».² Причины и условия эти устанавливаются не в общей форме («недостатки воспитательной работы»), а в конкретном их проявлении относительно данного лица. Это положение ограничивает круг обстоятельств, входящих в предмет доказывания: по

¹ В.К.Звирбуля. «Выявление причин преступления и принятие предупредительных

мер по уголовному делу». М., 1967 г., с. 21.

²Н.В.Жогин. «Теория доказательства в советском уголовном процессе»., Изд. 2-е.,

М., 1973 г., с. 181.

конкретному делу исследуются не вообще состояние воспитательной работы в школе, на предприятии, но именно недостатки воспитательной работы с данным лицом, причины по которым не было предупреждено данное преступление.

Значительная часть обстоятельств, способствовавших совершению преступления, выясняется уже при исследовании события преступления, мотивов его, обстоятельств, влияющих на степень характер ответственности. Подобное положение, однако, не опровергает правомерность выделения законодателем соответствующей группы обстоятельств в структуре предмета доказывания. Во-первых, часть указанных обстоятельств значима для дела именно в связи с профилактической работой по его материалам. Во-вторых, часть 2 ст. 68 УПК обеспечивает полноту доказывания в совокупности указанных обстоятельств, так как обязывает иметь их в виду и при исследовании события, виновности, характера и степени ответственности. Причины и условия, способствовавшие совершению преступления, должны устанавливаться и по делам, которые прекращаются по нереабилитирующим основаниям (амнистия и так далее). Суд должен выяснить, какие меры приняты по представлениям следователя относительно устранения причин и условий преступления. При этом суд может вынести частное определение в связи с невыполнением органом дознания и следователем обязанности выяснить причины и условия способствовавших совершению преступления принять меры по их устранению.

IV. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ


Предмет доказывания по делам несовершеннолетних имеет свои особенности. На это указывает ст. 392 УПК РСФСР, которая содержит формулировку о необходимости «обратить особое внимание на выяснение следующих обстоятельств». В данном случае речь идет не о каком-то ином предмете доказывания, указанная норма лишь детализирует статью 68 УПК , а не заменяет ее. Да и сам перечень обстоятельств (возраст несовершеннолетнего, условия жизни и воспитания, причины и условия, способствовавшие совершению преступления, наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников) расширяет предмет доказывания, указанный в ст. 68 УПК, дополняя те или иные его обстоятельства.

Для выяснения условий жизни и воспитания собираются данные относительно:

  • родителей (лиц их заменяющих) - образования, профессии, места работы, моральных качеств, отношения друг к другу и детям, выполнение обязанностей по их воспитанию, отношение детей к родителям;

  • учебы (работы) несовершеннолетнего – где учится, если работает, то в каком качестве, успеваемость, отношение к работе, учебе;

  • поведения – отношения к старшим, к товарищам, участие в общественной жизни;

  • внимание администрации и общественных организаций его воспитанию поддержанию связей в семье;

  • ближайшего бытового окружения, связей, времяпрепровождения и круга интересов несовершеннолетнего, поведения дома и в бытовом окружении.

Выясняются не имели ли место правонарушения несовершеннолетнего то совершения им правонарушения или преступления. Если да, то был ли он поставлен на профилактический учет, какие меры воздействия и устранения применялись, почему они не дали результата.

Должны быть установлены причины, по которым подросток в момент совершения преступления не работал, не учился; было ли это известно семье, органам профилактики, как они на это отреагировали.

Для установления причин и условий, способствовавших совершению преступления, собираются также данные относительно:

  • источников возникновения у подростков антиобщественных взглядов и привычек (отрицательный пример, неправильное воспитание в семье, влияние антиобщественных элементов и так далее);

  • обстоятельства, которые привели к формированию преступного умысла и непосредственно толкнули на преступление (например, подстрекательство);

  • обстоятельств, создавших благоприятную обстановку для подготовки и совершения преступления (неприятие мет по трудоустройству, отсутствие надзора со стороны родителей, недостатки работы органов милиции, комиссии по делам несовершеннолетних и так далее).

При этом должно быть выяснено – в чем конкретно состояли недостатки (злостное нарушение родительских обязанностей или затруднительность их осуществления в силу, например, занятости матери на работе, распада семьи и так далее). Если преступление обусловлено устойчивым отрицательным влиянием, выясняется: почему и по чьей вине не были приняты меры к оздоровлению условий жизни подростка.

Устанавливаются источники приобретения спиртных напитков, наркотиков, обстоятельства, связанные с их употреблением; источники приобретения или изготовления оружия или орудий преступления.

Для выяснения обстоятельств, характеризующих субъективную сторону должны быть установлены мотивы, в том числе и не было ли специфических возрастных мотивов (кража деталей для моделирования, угон машины для того, чтобы «показать себя».

Должны быть специально установлены и исследованы причины и условия, способствовавшие совершению преступления, рецидиву, в частности, недостатки в деятельности правоохранительных органов и общественности. Так, если несовершеннолетний совершил повторное преступление, вернувшись на прежнее место жительства после отбытия наказания пребывания в воспитательном учреждении, выясняются каковы были условия его жизни и воспитания, были ли приняты меры по его трудоустройству и контролю за его поведением и почему они оказались безрезультативными; если он был осужден условно или отсрочкой исполнения приговора -–был ли установлен контроль за поведением, выполнением возложенных обязанностей.

В силу п. 4 ст. 68 УПК по делам несовершеннолетних проверяются: версия о подстрекательстве и соучастии взрослого, выясняются, не имело ли место со стороны родителей или других лиц: заранее не обещанное укрывательство или приобретение имущества, заведомо добытого незаконным путем; вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией, употребление наркотиков; злостное уклонение от содержания детей.

При выяснении обстоятельств могущих служить основанием к лишению родительских прав или их ограничению, выселению лиц создающих невозможные условия для совместного проживания с ними детей об этом доводится до сведения органов опеки и попечительства.

При проверке версии о подстрекательстве, при соучастии взрослых необходимо выяснить роль последних, имели ли место с их стороны любые виды психического или физического воздействия, направленного на возбуждение у несовершеннолетнего желания, стремления участвовать в совершении преступлении. Весьма важно выяснение таких обстоятельств, как характер взаимоотношений взрослого и подростка, так как это может способствовать конкретизации вины взрослого, установлению способа вовлечения несовершеннолетнего в преступную деятельность. Эти данные обязательно должны быть отражены в обвинительном заключении и приговоре. Поскольку данные обстоятельства значимы для индивидуализации ответственности и наказания не только взрослого, но и несовершеннолетнего, указания о приведении соответствующих данных в процессуальных документах относятся к обоснованию вины и ответственности как взрослого, так и несовершеннолетнего.

V. ПРЕДЕЛЫ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ


С предметом доказывания тесно связано понятие пределов доказывания обстоятельств уголовного дела. Предмет и пределы – понятия хотя и взаимосвязанные, но не равнозначные; каждое из них имеет только ему присущее юридическое содержание и назначение в уголовном процессуальном доказывании. Пределы доказывания определяют глубину и степень исследования этих обстоятельств, круг, объем доказательств и их источников, доказательственных фактов, процессуальных действий необходимых для этого. «Если предмет доказывания рассматривать как границы исследования обстоятельств дела по горизонтали, то пределы доказывания, определяющие глубину их исследования, можно условно определить как границы по вертикали»¹ - пишет Л.М.Карнеева.

Среди процессуалистов нет единого понимания относительно содержания пределов доказывания. Некоторые из них понимают под пределами доказывания «объем доказательств, необходимых для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания»², другие – «границы установления и исследования фактов, служащих доказательствами»³, третьи – и границы доказывания, выражающие полноту проверяемых по делу версий и глубину исследования, подлежащих установлению фактов и обстоятельств, и объем доказательств, необходимых для достоверного познания предмета доказывания и обоснования выводов по делу»˙.

Существенным, на мой взгляд, недостатком некоторых из приведенных определений пределов доказывания является отождествление существа самого института с последствиями его применения. И границы установления соответствующих фактов и обстоятельств, и глубина их исследования – это не пределы доказывания, а результат применения тех или иных пределов доказывания. Пределы доказывания представляют собой тот объем доказательного

¹ Л.М.Карнеева. «Привлечение к уголовной ответственности. Законность и

обоснованность», 1971 г., с. 104.

² Н.С.Алексеев, В.З.Лукашевич, Н.С.Элькинд. «Уголовный процесс», М., 1972 г.,

с. 158.

³ Л.Т.Ульянова. «Оценка доказательств судом первой инстанции», М., 1959 г., с. 23.

˙ Ф.Н.Фактулин. «Общие проблемы процессуального доказывания», Казань,

1973 г., с. 69.

материала, который необходим для обеспечения по каждому конкретному делу необходимых границ оптимальной глубины и полноты исследования соответствующих фактов и обстоятельств, который обеспечивает надежное и достоверное установление всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания, правильное разрешение уголовного дела и принятие мер по предупреждению преступлений. В содержание понятия «пределов доказывания» кроме того, следует включить и проверку версий, следственные и судебные действия, направленные на получение доказательств и их источников. Законодатель ориентирует органы дознания, следствия, суда на необходимость использования по делу всех доказательств, которые могут иметь значение для законного и обоснованного разрешения уголовного дела. Так, ни следователь, ни суд не вправе отказать участникам процесса в удовлетворении ходатайств о допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственных действий, по собиранию и исследованию доказательств, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, могут иметь значение по делу (ст. ст. 131, 204, 276 УПК). Нарушение этого требования, повлекшее односторонность или неполноту дознания, предварительного следствия или судебного приговора без сомнений влечет направление уголовного дела на дополнительное расследование или новое судебное рассмотрение (ст. ст. 343, 348 УПК). Уяснение этого обстоятельства тем более важно, что в числе причин неполного установления компонентов предмета доказывания наибольший удельный вес составляет непроведение следователем и судом таких процессуальных действий, как допрос свидетелей, показания которых могут иметь значение, и экспертизы, при наличии важных к тому оснований.

Таким образом, предмет и пределы доказывания соотносятся между собой как цель и средства ее достижения. Указанное соотношение предмета и пределов доказывания разделяет большинство процессуалистов. Неправильное определение пределов доказывания может повлечь необоснованное его сужение или расширение. Необоснованное сужение пределов доказывания может повлечь неполноту и односторонность расследования и судебного разбирательства, то есть такое положение, при котором те или другие элементы предмета доказывания окажутся не установленными или установленными поверхностно, неполно. Допущенные пробелы в доказательственном материале, в последствие не восполненные, могут предопределить и недостаточную достоверность выводов в части основных вопросов уголовного дела.

В той мере, в какой недопустимо сужение пределов доказывания, неоправданно и их избыточное расширение, «влекущее включение в доказательственный материал данных, не имеющих значение по конкретному делу, не требующих доказывания в силу своей очевидности, устанавливающих то, что уже достоверно установлено другими доказательствами».¹ Чрезмерное расширение пределов доказывания, вопреки требованию экономичности уголовного процесса, усложняет доказывание и влечет неоправданные затраты государственных средств в связи, например, с отрывом граждан (свидетелей, специалистов, экспертов и других) от их основной работы. Это неизбежно влечет ничем не оправданную медлительность судопроизводства. Именно поэтому в литературе различают необходимые и фактически имеющие место пределы доказывания. Важно, чтобы исследованию был подвергнут такой круг обстоятельств, который действительно необходим для достоверного уяснения всех компонентов предмета доказывания с учетом особенностей каждого конкретного уголовного дела.

Пределы доказывания зависят от предмета доказывания, от особенностей каждого конкретного уголовного дела и избранной должностным лицом методики и тактики расследования и рассмотрения уголовного дела, поэтому нормативное урегулирование пределов доказывания возможно лишь в части исходных положений. Представляется очевидным, что в делах о должностных преступлениях используются доказательства, которые могут не иметь значение по делам о преступлениях против личности; доказательства, используемые при расследовании и рассмотрении дел о воинских преступлениях могут быть не существенными в делах о хозяйственных преступлениях и так далее

Если говорить о пределах доказывания как о функциональном элементе обвинения, необходимо различать пределы всех составляющих предмета доказывания; средств доказывания; обоснование связи между средствами и предметом доказывания. Пределы средств доказывания составляют требования допустимости, относимости и достоверности доказательств, а так же их

¹ Н.В.Жогин. «Теория доказательств в советском уголовном процессе», Изд. 2-е,

М., 1973 г., с. 190 – 193.

достаточности для обоснованности наличия обстоятельств преступления, составляющих предмет доказывания по уголовному делу, в единстве фактических и юридических оценок. Пределы обоснования доказательствами предмета доказывания полностью обусловлены пределами предмета и средств доказывания.

Пределы предмета доказывания на основе вышеизложенного можно подразделить на фактические и правовые. Фактические пределы предмета доказывания обусловлены совокупностью обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности преступления, а юридические – законодателем закреплением этих обстоятельств. В рамках фактических пределов предмета доказывания правомерно в свою очередь различать внешние и внутренние пределы. Внешние фактические пределы составляют обстоятельства, соответствующие юридическим пределам предмета доказывания и определяющие характер общественной опасности преступления, а внутренние – конкретные уровни проявления отдельных обстоятельств в рамках правовой квалификации, определяющие степень общественной опасности преступления.

Поскольку предмет доказывания и требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела одинаковые как для стадии предварительного расследования, так и для стадии судебного разбирательства, то и пределы доказывания в этих стадиях должны быть одинаковыми. Однако, в силу поискового, исследовательского характера процессуальной деятельности в этих стадиях, а также не правильного или не точного определения пределов доказывания, эти пределы в них фактически могут и не совпадать. Они могут быть шире на предварительном следствии, чем в суде, и наоборот.

Следует помнить, чтто ст. 42 Основ, озаглавленная «пределы судебного разбирательства» и гласящая, что разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду были, в действительности устанавливает не пределы доказывания в суде, а только ограничения относительно лиц и деяний, которые рассматриваются судом и за которые они могут быть осуждены».¹

Некоторые процессуалисты различают пределы доказывания и «объем

¹ Н.В.Жогин. «Теория доказательств в советском уголовном процессе», Изд.., 2-е,

М., 1973 г., с. 193.

исследования», «объем доказывания». В данном случае пределы и объем исследования – равнозначные понятия и выделение самостоятельного понятия – «объем исследования» практически не нужно, а теоретически может привести к путанице.

Определение пределов доказывания следователем и судом не может рассматриваться как разовое действие и соответственно выводы, к которым суд и следователь при этом придут – как окончательные и не подлежащие ни каким изменениям. Первоначально определенные пределы доказывания корректируются и изменяются в ходе всего следствия, а иногда и судебного разбирательства, в зависимости от появления новых и изменения существующих версий, а вовсе не фиксируются навсегда; предварительная оценка того или иного обстоятельства. как имеющего, так и не имеющего значения для дела, влияющего и не влияющего на приговор (от чего зависит включение этого обстоятельства в пределы доказывания или исключения из них) может меняться в свете новых данных и не может рассматриваться как неизменная. На непрерывное осуществление такой корректировке ориентирует, в частности, ст. 243 УПК, применительно к стадии судебного разбирательства, подчеркивая необходимость определить в каждом конкретном случае пределы пдоказывания, чтобы с одной стороны, обеспечить полное, всесторонне объективное исследование предмета доказывания, а с другой – устранить все, не имеющее отношения к нему. Отпадение, появление, изменение версии, получение объяснений, заявление ходатайств участникам процесса – все это влечет изменение ранее сделанных выводов.

Совмещение же фактического объема и пределов доказывания осуществляется при составлении итоговых процессуальных документов, причем отказываясь от части собранных данных как недопустимых или не относимых. Следователь и суд мотивируют свою позицию соответственно в обвинительном заключении и приговоре. В описательной части приговора излагаются не только доказательства, на которых основаны выводы суда, но и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (ст. 314 УПК). Аналогичное указание относительно структуры обвинительного заключения также имеется в законе (ст. 205 УПК), хотя и сформулировано менее удачно.

В связи со сказанным выше в процессуальной теории, следственной и судебной практике возникает вопрос о соотношении пределов доказывания в стадии предварительного следствия и судебного разбирательства. Из того обстоятельства, что предварительное следствие не завершает в большинстве случаев процесса доказывания, иногда делается вывод о более узких пределах доказывания на предварительном следствии. Другие научные и практические работники, наоборот, считают, что пределы доказывания на предварительном следствии шире, чем на судебном разбирательства. Общим для этих мнений является динамичность пределов доказывания. Поэтому трудно согласиться с авторами «Теории доказательств в советском уголовном процессе», утверждающими о неизменности пределов доказывания, аргументируя это тем, что предмет доказывания и критерии, на основании которых решается вопрос об относимости и допустимости доказательств, одинаковы на различных стадиях процесса.¹ Аргументом против указанного утверждения может служить то обстоятельство, что предварительное следствие призвано подготовить полноценный доказательственный материал для судебного разбирательства во всем его объеме, что не исключает возможности и правомерности собирания судом новых доказательств, если в этом возникает необходимость и при условии, что пробелы предварительного следствия можно будет восполнить в процессе судебного рассмотрения и процессуальное восполнение пробелов не превратит суд в орган расследования, иначе указанные условия будут являться основаниями для направления уголовного дела на дополнительное расследование.

Несовпадение пределов доказывания может выражаться в следующих вариантах:

а) объем доказательственного материала (доказывание) на предварительном расследовании более широк по сравнению с объемом доказывания на судебном рассмотрении за счет информации, хотя и оказавшиеся в конечном счете избыточной, но собранной для обеспечения полноты и надежности доказывания;

б) более широкий объем доказывания обстоятельств, фактически в него

¹ Н.В.Жогин. «Теория доказательств в советском уголовном процессе», Изд. 2-е.,

М., 1973 г., с. 194 – 195.

не входящих, связанных только с ними, в связи с чем собиралась информация, не относящаяся к делу;

в) более широкий объем доказывания объясняется ошибочным определением круга доказательств, необходимых для достоверного знания обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Возможно и сочетание названных вариантов.

В свою очередь расширение объема доказывания на судебном разбирательстве по сравнению с предварительным расследованием может быть также обусловлено одним из направлений вышеуказанных вариантов, либо связано с необходимостью восполнить пробелы предварительного расследования. Последнее имеет место в случае, когда на предварительном расследовании остались не выявленными или не исследованными существенные для дела обстоятельства. Возможно, ситуация, когда пределы доказывания на судебном разбирательстве в силу названных причин шире в одной части относительно определенных обстоятельств, а в другой – уже, нежели на предварительном следствии.

На предварительном расследовании и при судебном рассмотрении исследуются наряду с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, и вспомогательными относительно их фактов, необходимых для принятия процессуальных решений, в частности, для охраны прав граждан на определенное имущество для разрешения вопросов, связанных с судьбой вещественных доказательств и так далее. Вышеперечисленные фактические данные, с помощью которых устанавливаются обстоятельства предмета доказывания, неразрывно связаны с предметом доказывания, фиксируя необходимый и достаточный для его установления информации. Исключением являются доказательства, которые одновременно служат установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Например, показания о том, что обнаруженный у обвиняемого предмет принадлежит потерпевшему, может служить изобличению обвиняемого в преступлении кроме того, решению вопроса о судьбе вещественного доказательства.

Правильное определение пределов доказывания имеет большое практическое значение. Во-первых, оно содействует упорядочению и исследованию доказательств в объеме, необходимых для формирования у представителей правоприменительных органов достоверных выводов относительно предмета доказывания. Во-вторых, оно способствует применению наиболее эффективных и в то же время экономичных средств собирания и использования доказательственной информации. В-третьих, правильное определение пределов доказывания – необходимое условие обеспечения достаточной глубины познания соответствующих обстоятельств.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Успешное решение задач уголовного судопроизводства, перечисленных в ст. 2 УПК, может быть успешно реализовано только при том необходимом условии, что по каждому уголовному делу будут установлены обстоятельства, составляющие содержание предмета доказывания. Он включает в себя такие обстоятельства, которые должны быть непременно установлены посредством специальной процедуры судебного доказывания. Достоверное установление предмета доказывания имеет большое теоретическое и практическое значение для обеспечения объективного, полного, всестороннего исследование обстоятельств уголовного дела, для решения задач установления объективной истины по уголовному делу.

Важность соблюдения в процессе доказывания норм УПК, относящихся к предмету доказывания очевидна.

В гносеологическом плане он предстает как понятийный образ, определенная информационная система, в которой центральное место занимают такие понятия как: преступление, состав преступления и отдельно его структурные элементы.

Без наличия системы – предмета доказывания, характерным свойством которого является определенность, был бы невозможен отбор доказательственной информации, выбор процессуальных решений. Данный уголовно-процессуальный институт предопределяет направление и границы исследования фактических обстоятельств уголовного дела, позволяя субъектам познания в процессе производства по делу селекционировать факты, устанавливаемые по уголовному делу на искомые (обстоятельства, составляющие предмет доказывания) и факты, служащие основанием для принятия промежуточных решений.

Трудно переоценить теоретическое и практическое значение предмета доказывания, как наиболее приемлемого процессуального и криминалистического алгоритма. Так, не вызывает сомнений то обстоятельство, что установление виновности лица, совершившего преступление, предшествует установление события преступления.

Таким образом, на основе изложенного можно сделать вывод и о цели предмета доказывания, которая состоит в установлении истины. Стремление познать истину, никогда от нее не отклоняться – не только юридическая обязанность, но и первейший моральный долг следователя, прокурора, судьи. При этом важно не только познать истину, но и использовать для этого законные средства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Конституция РФ., М., 1997 г.;

  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, М., 1997 г.;

  3. Уголовный кодекс РФ, М., 1997 г.;

  4. Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе, М.,

1981 г.;

  1. Арсентьев В.Д. «Вопросы общей теории судебных доказательств», М., 1964 г.;

  2. Алексеев Н.С.. «Доказывание и его предмет в советском уголовном процессе» В кн. – «Актуальные проблемы советского государства и права в период строительства коммунизма», Л., 1967 г.;

  3. Алексеев Н.С. «Уголовный процесс», М., 1967 г.;

  4. Банин В.А. «Предмет доказывания в советском уголовном процессе», У. 1981 г.;

  5. Банин В.А. «Структура предмета доказывания в советском уголовном процессе», У., 1956 г.;

  6. Борель Э. «Вероятность и достоверность», М., 1969 г.;

  7. Белкин Р.С. «Криминалистика и доказывание», М., 1969 г.;

  8. Горский Г.Ф. «Проблемы доказательств в советском уголовном процессе», В., 1978 г.;

  9. Дагель П.С. «Теоретические основы установления вины», В., 1975 г.;

  10. Жогин Н.В. «Теория доказательств в советском уголовном процессе», Изд. 2-е, 1973 г.;

  11. Звирбуля В.К. «Выявление причин преступления и принятие предупредительных мер по уголовному делу», М., 1967 г.;

  12. Карнеева Л.М. «Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность», М., 1971 г.;

  13. Коршик М.Г. «Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии», М., 1969 г.;

  14. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР, М., 1997 г.;

  15. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ, М., 1997 г.;

  16. Лузгин И.М. «Расследование как процесс познания. Автореферат докторской диссертации», М., 1968 г.;

  17. Миньковский Г.М. «Пределы доказывания в советском уголовном процессе

  18. Ожегов С.М. «Словарь русского языка», Изд. 4-е, М., 1960 г.;

  19. Понарин В.Я. «Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Автореферат докторской диссертации», С., 1976 г.;

  20. Проект Уголовно-процессуального Кодекса РФ (Российская юстиция), 1994 г., №9;

  21. Проект Уголовно-процессуального Кодекса РФ.

  22. Строгович С.М. «Курс советского уголовного процесса», Т.1, М., 1968 г.;

  23. Строгович С.М. «Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе», М., 1995 г.;

  24. Фактулин Л.Н. «Общие проблемы процессуального доказывания», К., 1973 г.;

  25. Ульянова Л.Т. «Оценка доказательств судом первой инстанции», М., 1959 г.;

  26. Хмыров А.А. «Проблемы теории доказывания», К., 1996 г.;

  27. Хмыров А.А. «Основы теории доказывания», К., 1981 г.;

  28. Шаламов М.П. «Теория улик», М., 1960 г.;

  29. Карнеева Л. «Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания /Социалистическая законность./, 1990 г., № 1;

  30. Шейфер С.А. «Доказательственные аспектызакона об оперативно-розыскной деятельности», /Государство и право/ 1994 г., № 1;

  31. Колдин В.Я. «Комплексное исследование в судебном доказывании»

/Советское государство и право.1971 г.№ 4/.

  1. Лупинкая П. «Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств/ Российская юстиция.1994 г., № 11/

  2. Колдин В.Я. «Уровни уголовно-процессуального доказывания/Советское государство и право.1974 г., № 11/

  3. Якуб М.Л. «Проблемы оценки доказательств в советском уголовном процессе»/ Вестник МГУ. Серия 12. Право. 1974 г., №6/

  4. Ульянова Л.Т. «О достаточности доказательств»,/Вестник МГУ. Серия 12. Право. 1974 г., №6/

  5. «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР и РСФСР 1924-1970, 1971 г».

  6. «Сборник Постановлений Верховного Суда ССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам.», М., 1995 г.

  7. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1970 г., № 2.

  8. Бюллетень Верховного Суда РСФСР.1984., №1.

  9. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1984., №4.

  10. Бюллетень Верховного Суда СССР.1971., №3.

  11. Бюллетень Верховного Суда СССР.1964., №4.

  12. Бюллетень Верховного Суда СССР.,1972., №2.

  13. Бюллетень Верховного Суда РСФСР.,1978., №7 .

  14. Бюллетень Верховного Суда СССР.,1979.,№1.

75




Случайные файлы

Файл
94670.rtf
128321.doc
3893.doc
24167.rtf
146219.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.