Самооборона и крайняя необходимость (obor)

Посмотреть архив целиком

13



В данной работе рассматривается вопрос необходимой обороны и крайней необходимости с точки зрения Уголовного Кодекса Российской Федерации ( в дальнейшем УК РФ). Поскольку ситуации в которых гражданин считает (верно или не верно) себя вправе нанести вред, тяжкие телесные повреждения или применить оружие против другого лица возникают довольно часто в уголовной практике и зачастую носят спорный характер – очевидна важность знания этого института уголовного права. Для понимания важности этого вопроса достаточно отметить, что если суд признает человека оправданно находившимся в состоянии необходимой обороны – то он освобождается от уголовной ответственности, в противном случае он привлекается к ответственности на общих основаниях. По моему мнению, в подобных случаях зачастую довольно трудно провести грань между законным и незаконным. Кроме того, общая ситуация усложняется появлением закона о газовом, травматическом и электрошоковым оружии. Когда гражданин в праве применить травматические пули? И не будет ли это превышением пределов необходимой самообороны в некоторых случаях?

Аналогичные слова можно сказать относительно крайней необходимости, хотя здесь вопрос стоит не так остро. Это связано с тем, что статьи УК РФ касающиеся данного вопроса решают проблемы обоснованности нанесения вреда направленного не на конкретное лицо с целью защиты, а связанного с целью предотвращения более сильного вреда (пожары, наводнения, спасательные работы и др.).

Следует также отметить, что правовое отношение к необходимой обороне сложилось в нашем государстве (если так можно сказать о СССР) давно (первый пленум Верховного Суда СССР о необходимой обороне, 1969 г.). В дальнейшем делались не очень принципиальные дополнения и пояснения к существующему закону. Так например, в новом УК от 1997г. изменился порядок нумерации статей, статья о необходимой обороне была разбита на две и немного смягчена ответственность за превышение пределов допустимой обороны, что не меняет сущности дела. Рассматриваемый вопрос является довольно консервативным, суды например, пользуются установками пленума 1984г.. Поэтому, я буду приводить материалы, как нового, так и старого кодексов, номера статей будут соответственными.

Как я упоминал, в новом Уголовном кодексе статья о необходимой обороне разбита на две. Дело в том, что раньше задержание преступника гражданином приравнивалось к необходимой обороне. В новом законе было решено разделить эти две ситуации для удобства рассмотрения. Итак, в главе 8 (обстоятельства, исключающие преступность деяния) нового УК РФ содержатся вышеупомянутые статьи:



Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

2. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

3. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.


Статья 38. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

1. Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

2. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Тридцать седьмая статья, как видно, состоит из трех пунктов. Первый из которых излагает суть самого закона и дает четкое определение самого понятия необходимой обороны (н.о). Во втором уравниваются права всех граждан на н.о независимо от возможности избежать реализации этого права. В третьем пункте устанавливается уголовная ответственность за необоснованное или несоизмеримое причинение вреда угрожающему лицу. В тридцать восьмой статье пункт о правах всех граждан на задержание отсутствует, поскольку, понятно, дело это сугубо добровольное и героическое, если хотите.

Естественно, этой информации никак недостаточно для ведения реальных дел и принятия решения судами. Это и понятно, если вспомнить о всем многообразии ситуаций, которые могут возникнуть в реальной жизни. Поэтому существуют комментарии к статьям УК РФ, в которых разъясняются спорные ситуации и различные нюансы, возникающие на практике. По моему мнению, эти комментарии более важны, чем сами статьи, носящие более декларативный характер. Поэтому необходимо подробно рассмотреть вышеупомянутые, а также постановление пленума верховного суда о необходимой обороне от 197 г., так как они имеют силу и по сей день и используются.

Комментарии к статье 37 УК.

Сопоставление комментируемой статьи с прежним законодательством показывает, что новый УК значительно расширил сферу применения необходимой обороны. Формулировка комментируемой статьи включает наиболее удачные характеристики этого института, имевшиеся в первоначальной редакции ст. 13 УК РСФСР 1960 г., а также в новой редакции этой статьи, сформулированной Законом РФ от 1 июля 1994 г. (РГ, 7 июля 1994 г). В частности, из этого Закона в текст комментируемой статьи перешло указание о праве каждого на защиту своих прав и законных интересов, интересов другого лица, общества и государства независимо от возможности спастись бегством или обратиться за помощью к другим лицам или в соответствующие органы. Не менее важно и содержащееся в этой статье указание о праве каждого на необходимую оборону независимо от профессии, служебного положения, специальной подготовки. Это положение направлено на защиту сотрудников милиции и других лиц, выполняющих профессиональные обязанности по охране общественного порядка. Обеспечению права на необходимую оборону служит и формулировка превышения пределов необходимой обороны, данная новым УК. Она воспроизводит положение, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" (Бюл. ВС СССР, 1984, N 5), из которого следует, что только умышленные действия могут квалифицироваться как превышение пределов необходимой обороны.

В ч. 1 комментируемой статьи указываются лишь два условия правомерности необходимой обороны - объекты, которые могут защищаться от нападения, и отсутствие превышения пределов необходимой обороны. Однако соблюдения только этих условий недостаточно для признания того факта, что хотя обороняющийся и причинил вред посягающему лицу, в его действиях нет признаков общественной опасности и поэтому такие действия не являются преступлением. Правомерность действий обороняющегося определяется рядом условий, относящихся как к посягательству, так и к действиям обороняющегося лица.

Право на оборону дает только наличное и действительное общественно опасное нападение на объекты, перечисленные в ч. 1 комментируемой статьи: личность и права обороняющегося или других лиц, интересы общества и государства.

Общественно опасным признается не только преступное поведение посягающего, но и действия, не являющиеся преступлением в силу невменяемости или недостижения возраста уголовной ответственности. Необходимая оборона может иметь место и против неправомерных действий должностных лиц (например, против незаконного задержания, незаконного проникновения в жилище и т. п.). Не дают права на необходимую оборону малозначительные действия, предпринятые посягающим, либо законные действия лица, например, правомерное заключение под стражу.

Наличным признается общественно опасное посягательство, которое уже началось и еще не окончилось. При этом обороняющийся имеет право на оборону уже при реальной угрозе нападения. При оценке этого условия следует иметь в виду, что в силу естественного волнения, вызванного внезапностью посягательства, обороняющийся может неправильно определить начальный и конечный моменты посягательства, что не исключает его права на необходимую оборону (см. п. 5 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.).

Не являются правомерными оборонительные действия, предпринятые лицом против возможного в будущем нападения. Верховный Суд РФ не признал состояния необходимой обороны в действиях А., установившего взрывное устройство на своем земельном участке, когда от происшедшего взрыва были убиты случайно оказавшиеся там три подростка. А. был осужден за умышленное убийство и незаконное хранение взрывчатых веществ (Бюл. ВС РФ, 1993, N 5, с. 7).

Действительным признается посягательство, которое имело место в реальной действительности, а не в воображении обороняющегося лица. Случаи мнимой обороны квалифицируются по правилам о фактической ошибке. Во всяком случае такая ошибка исключает ответственность за умышленное причинение вреда.

Часть 2 комментируемой статьи устанавливает, что каждый, подвергшийся общественно опасному нападению, имеет право на защиту. При этом очень важным является указание, впервые законодательно сформулированное в данной статье: право на необходимую оборону принадлежит каждому независимо от его профессии, служебного положения и специальной подготовки. Не менее важным является и указание о том, что право на необходимую оборону не исключает имеющаяся у лица возможность избежать нападения, спасаясь бегством или обратившись за помощью к другим лицам или соответствующим органам. Оба эти положения основаны на принципе равенства граждан перед законом и, следовательно, равного права каждого на необходимую оборону.

Из всех условий, характеризующих действия обороняющегося лица, непревышение пределов необходимой обороны является наиболее сложным. Понятие превышения дается в ч. 3 комментируемой статьи, где сформулированы два его признака: во-первых, действия, предпринимаемые обороняющимся лицом, явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства, т. е. являются чрезмерными; во-вторых, эти действия умышленные, т. е. обороняющийся сознает, что его действия явно не соответствуют опасности нападения, могут причинить посягающему вред, явно выходящий за пределы необходимости, и желает либо сознательно допускает наступление такого вреда. При оценке соразмерности нужно учитывать естественное волнение обороняющегося, при котором он может не совсем правильно оценить опасность и характер мер, необходимых для предотвращения или прекращения посягательства на охраняемые законом объекты. Поэтому закон не требует строгого соответствия посягательства и мер обороны, а говорит лишь о их явном несоответствии. Верховный Суд РФ не признал превышения пределов необходимой обороны в действиях Ф., которая в ответ на избиение ее мужем, владевшим приемами "каратэ" и использовавшим эти приемы при избиении, нанесла удар ножом в грудь, от которого тот скончался (Бюл. ВС РФ, 1992, N 2, с. 7).

Обстоятельства, которые необходимо учитывать при оценке характера и опасности посягательства и сравнении их с действиями обороняющегося лица, подробно обрисованы в п. 8 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. Верховный Суд рекомендовал учитывать возраст, физические возможности посягающего и обороняющегося, наличие оружия, место и время нападения и другие обстоятельства.

Если превышение пределов необходимой обороны было допущено по неосторожности, закон считает такие действия обороняющегося правомерными (см. п. 7 указанного Постановления Пленума Верховного Суда СССР). Причинение вреда посягающему при превышении пределов необходимой обороны, допущенное умышленно, является преступлением, хотя и совершенным при смягчающих обстоятельствах. Если при этом посягавший был убит, лицо несет ответственность по ч. 1 ст. 108 УК. Если был причинен тяжкий или средней тяжести вред его здоровью, ответственность наступает по ч. 1 ст. 114 УК. За причинение менее опасного вреда лицо привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях, однако состояние необходимой обороны, хотя и с превышением ее пределов учитывается при назначении наказания как смягчающее обстоятельство в соответствии с п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК.


Для тридцать восьмой статьи УК РФ также приводятся комментарии:

Комментируемая статья восполнила пробел в уголовном законодательстве. Ранее Верховным Судом СССР давались указания о применении в этих случаях законодательства, регулирующего правомерность необходимой обороны, что расценивалось в литературе как применение аналогии.

Совокупность условий, сформулированных в комментируемой статье, имеет своей целью, с одной стороны, предоставить гражданам право на задержание лица, совершившего преступление, а с другой стороны, исключить возможность неправомерных действий и самосуда при его задержании.

Все условия, предусмотренные в законе, можно разделить на две группы: условия, характеризующие действия лица, к которому применяется задержание, и условия, характеризующие действия, предпринятые для задержания такого лица.

Меры задержания применяются к лицу, совершившему преступление. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством задержание может быть предпринято в отношении: а) лица, застигнутого при совершении преступления или непосредственно после его совершения; б) лица, на которое очевидцы укажут как на исполнителя преступления; в) лица, на котором или на его одежде, или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Действия, совершаемые при задержании, могут быть различными - связывание, помещение в каком-либо сарае, повреждение его автомашины, а также побои, телесные повреждения и даже (в исключительных случаях) причинение смерти. Однако эти действия для признания их правомерными должны соответствовать трем условиям: а) задержать лицо, совершившее преступление, нельзя было иными средствами, не связанными с причинением ему вреда; б) действия по его задержанию проводились с целью доставления его в соответствующие органы и пресечения возможности совершения им новых преступлений. Поэтому причинение вреда задерживаемому лицу из мести за совершенное им преступление исключает правомерность такого задержания; в) при проведении задержания не было допущено превышения необходимых для этого мер.

В части 2 комментируемой статьи дается определение понятия превышения мер, необходимых для задержания. С объективной стороны такие действия характеризуются как явно, т. е. очевидно не соответствующие характеру и степени общественной опасности деяния, совершенного этим лицом, и, кроме того, как не соответствующие обстоятельствам и обстановке задержания, когда задерживаемому лицу причиняется явно чрезмерный вред. С субъективной стороны превышение определяется как умышленные действия, т. е. при превышении мер задержания лицо сознает чрезмерность и отсутствие явной необходимости предпринятых им действий для достижения цели задержания - доставления в органы власти и пресечения его преступных действий. Причинение вреда задерживаемому лицу при превышении мер, необходимых для задержания, по неосторожности не рассматривается законом как преступление.

Превышение мер, необходимых для задержания, является преступлением, хотя и совершенным при смягчающих обстоятельствах. Если при этом задерживаемый был убит, ответственность наступает по ч. 2 ст. 108, если был причинен тяжкий или средней тяжести вред его здоровью, ответственность наступает по ч. 2 ст. 114 УК. Причинение иного, более легкого вреда квалифицируется на общих основаниях с учетом п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК, где такое превышение расценивается в качестве смягчающего обстоятельства.

В комментариях часто упоминается Пленум Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г.. Как я указывал выше постановления этого пленума очень важны для института необходимой обороны. Поэтому, следует внимательно рассмотреть текст постановления, однако, нужно заметить, что нумерация статей соответствует старому УК СССР – статья о необходимой обороне идет под номером 38:

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14

"О применении судами законодательства, обеспечивающего право

на необходимую оборону от общественно опасных посягательств"


Право на необходимую оборону, закрепленное в ст.13 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, является важной гарантией реализации конституционных положений о неприкосновенности личности, жилища и имущества граждан, обеспечивает условия для выполнения гражданами их конституционного долга по охране социалистической собственности, государственных и общественных интересов. Это обязывает суды строго соблюдать законодательство о необходимой обороне при осуществлении правосудия.

Изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют законодательство о необходимой обороне; вместе с тем при разрешении конкретных уголовных дел еще допускается немало существенных недостатков. Иногда суды неправильно считают, что граждане вправе осуществлять необходимую оборону лишь при посягательстве на них самих, тогда как законодательство о необходимой обороне распространяется и на случаи защиты интересов Советского государства, социалистической собственности, общественного порядка, жизни, чести и достоинства других граждан. Некоторые суды ошибочно исходят из того, что лицо, подвергшееся нападению, не вправе активно защищаться, если имеет возможность спастись бегством или обратиться за помощью к гражданам, представителям власти или избрать какие-либо иные способы, не носящие характера активного противодействия напавшему. Оценивая действия граждан, отражавших общественно опасное посягательство, отдельные суды не принимают во внимание характер и опасность посягательства, его внезапность, интенсивность, возможности оборонявшегося по отражению нападения, а исходят лишь из тяжести причиненного вреда, что приводит к неправильному осуждению лиц, действовавших в состоянии необходимой обороны. Суды не всегда выполняют требования закона об индивидуализации наказания, вынося необоснованно суровые приговоры в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступлений при превышении пределов необходимой обороны, без учета данных о личности подсудимых и других обстоятельств дела. Не во всех случаях, когда это необходимо, принимаются предусмотренные законом меры для привлечения к ответственности лиц, совершивших общественно опасное посягательство. Не по каждому делу выясняются причины и условия, способствовавшие совершению общественно опасных посягательств. Общественность и трудовые коллективы редко информируются о фактах проявления гражданами высокой сознательности и мужества при пресечении правонарушений. Вместе с тем законодательство о необходимой обороне иногда необоснованно применяется к лицам, которые при отсутствии посягательства причинили вред гражданам с целью мести либо расправы. По отдельным делам суды не реагируют на нарушения требований закона, допускаемые в ходе предварительного расследования. В целях устранения отмеченных недостатков и в связи с вопросами, возникшими в судебной практике, Пленум Верховного Суда СССР постановляет:

1. Обратить внимание судов на необходимость неукоснительного соблюдения требований ст. 13 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, имея в виду, что право на необходимую оборону является одной из важных гарантий реализации конституционных прав и обязанностей граждан по защите от общественно опасных посягательств интересов Советского государства и общества, социалистической собственности, общественного порядка, жизни, здоровья, чести и достоинства советских людей.

2. Разъяснить судам, что под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах ст.13 Основ уголовного законодательства, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям. Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

3. Судам необходимо учитывать, что в соответствии с законом граждане имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, независимо от наличия у них возможности спастись бегством или использовать иные способы избежать нападения.

Действия народных дружинников и других граждан, выполнявших общественный долг по поддержанию правопорядка и причинивших вред лицу в связи с пресечением его общественно опасного посягательства и задержанием или доставлением посягавшего непосредственно после посягательства в соответствующие органы власти, должны рассматриваться как совершенные в состоянии необходимой обороны. Уголовная ответственность за причинение вреда задержанному может наступить лишь при условии, если такие действия не являлись необходимыми для задержания, явно не соответствовали характеру и опасности посягательства. В этих случаях содеянное, в зависимости от конкретных обстоятельств, должно квалифицироваться как совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо на общих основаниях.

4. Судам надлежит строго соблюдать требования закона, направленные на защиту представителей власти, работников правоохранительных органов, военизированной охраны и иных лиц, в связи с исполнением ими служебных обязанностей по пресечению общественно опасных посягательств и задержанию правонарушителей. Следует иметь в виду, что вышеуказанные лица не подлежат уголовной ответственности за вред, причиненный посягавшему или задерживаемому, если они действовали в соответствии с требованиями уставов, положений и иных нормативных актов, предусматривающих основание и порядок применения силы и оружия.

5. Разъяснить, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства. Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий подсудимого суды с учетом всей обстановки происшествия должны выяснить, не совершены ли им эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством.

6. Суды должны иметь в виду, что не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т. п.). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.

7. По смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст.ст. 105 или 111 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности.

8. Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

9. Судам следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

10. Умышленное тяжкое телесное повреждение, причиненное при превышении пределов необходимой обороны и повлекшее за собой смерть посягавшего, по отношению к которой вина оборонявшегося была неосторожной, надлежит квалифицировать по ст. 111 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.

11. Суды должны отграничивать убийство, причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны от умышленного убийства, умышленного причинения тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, имея в виду, что для преступлений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, характерно причинение вреда потерпевшему не с целью защиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны. Кроме того, обязательным признаком преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного действиями потерпевшего (ст.ст. 104, 110 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик), является причинение вреда под влиянием именно такого волнения, тогда как для преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, этот признак необязателен. Если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, действия виновного надлежит квалифицировать по ст.ст. 105 или 111 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.

12. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, подлежит квалификации по ст. 105 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик и в тех случаях, когда оно совершено при обстоятельствах, предусмотренных в пп. "д", "ж", "з", "и", "л" ст. 102 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик.

13. Суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны. Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

14. Усмотрев в действиях подсудимого признаки превышения пределов необходимой обороны, суд не может ограничиться общей формулировкой и обязан обосновать в приговоре свой вывод со ссылкой на конкретные установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства.

15. При назначении наказания лицам, виновным в убийстве, причинении тяжких или менее тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны, суды должны в силу ст. 314 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик с учетом обстоятельств дела, данных о личности виновного в каждом конкретном случае обсуждать вопрос о возможности избрания наказания, не связанного с лишением свободы. Назначение наказания в виде лишения свободы суд обязан мотивировать в приговоре.

16. Судам надлежит повысить требовательность к качеству предварительного следствия по делам, связанным с применением законодательства о необходимой обороне; выяснять, были ли привлечены к ответственности все лица, преступное посягательство которых отражалось, и при наличии оснований решать вопрос о привлечении их к ответственности. Если уголовное дело, возбужденное в отношении новых лиц, находится в связи с рассматриваемым делом и раздельное их рассмотрение не представляется возможным, суд должен направить все дело для производства дополнительного расследования.

17. Обратить внимание судов на то, что в силу ст. 448 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы, возмещению не подлежит. Применительно к ч. 1 ст. 93 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик размер возмещения вреда, причиненного лицу при отражении его общественно опасного посягательства, если было допущено превышение пределов необходимой обороны, в зависимости от обстоятельств дела и степени вины оборонявшегося и посягавшего должен быть уменьшен либо в возмещении вреда должно быть отказано.

С лиц, осужденных по ст.ст. 105, 111 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик, взыскание в доход государства средств, затраченных на лечение посягавших, законом не предусмотрено. Лечение последних в соответствии с действующим законодательством производится за их счет.

18. Суды обязаны по каждому делу принимать меры к выявлению причин и условий, способствовавших совершению правонарушений, обращая особое внимание на поведение лиц, общественно опасное посягательство которых пресекалось. В необходимых случаях доводить до сведения трудовых коллективов и общественности факты проявления гражданами высокой сознательности, мужества при пресечении правонарушений.

19. Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии Верховного Суда СССР, Верховным судам союзных и автономных республик, краевым, областным, городским судам и судам автономных областей и округов, военным трибуналам военных округов, флотов и групп войск усилить надзор за судебной деятельностью по применению законодательства о необходимой обороне.

20. В связи с принятием настоящего постановления считать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 г. N 11 "О практике применения судами законодательства о необходимой обороне".




Случайные файлы

Файл
75529.rtf
35676.rtf
98505.doc
31261-1.rtf
kursovik.doc