Процессуальные функции следователя (~1)

Посмотреть архив целиком

87



МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ






кафедра правосудия

и прокурорского надзора









Процессуальные функции следователя.







дипломная работа

студента 5 курса

Юр.института ДВГУ

Павленко Константина

Викторовича.



Научный руководитель:

к.ю.н., доцент Заровнева Г. С.













г. Владивосток

2000 г.



СОДЕРЖАНИЕ.




Введение ………………………………………………………………………….


Глава1. Понятие и виды процессуальных функций.


§ 1. Понятие процессуальных функций следователя

и их место в деятельности следователя……………………………

§ 2. Виды и содержание процессуальных функций следователя……………………………………………………………………

§ 3. Соотношение функций следователя. Взаимодействие следователя и других участников процесса………………………


Глава 2.Правовые формы и средства осуществления следователем

процессуальных функций.


§ 1. Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении…………………………………

§ 2. Исследование обстоятельств дела………………………………….

§ 3. Обвинение в совершении преступления…………………………

§ 4. Ограждение от неостновательного обвинения…………………

§ 5. Обеспечение возмещения материального ущерба,

причинённого преступлением, и исполнения приговора

в части конфискации имущества…………………………………

§ 6. Пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств,способствующих совершению преступления…………………………………………………………….

§ 7. Розыск обвиняемого…………………………………………………..

§ 8. Разрешение уголовного дела…………………………………………


Глава 3. Условия осуществления функций.


§ 1. Общеправовые условия осуществления функций

деятельности следователя…………………………………………



Заключение……………………………………………………………………….

Литература …………………………………………………………………………













Введение.


Успех борьбы с преступностью в существенной мере определяется тем, насколько быстро и полно будет раскрыто каждое преступление, изобличены и преданы суду все лица, виновные в его совершении. Правильное решение следователем вопросов, входящих в предмет доказывания по каждому уголовному делу, во многом предопределяет законность и справедливость судебного приговора. Какой бы процессуальной самостоятельностью и независимостью суд ни обладал, он выносит свою оценку, исходя из материалов уголовного дела, направляемого прокурором на его рассмотрение. Именно следователь в первую очередь определяет наличие состава и события преступления, доказывает виновность лица, привлечённого к уголовной ответственности, определяет юридическую оценку преступления, сумму причинённого материального ущерба и т.д..

Выше перечисленные задачи решаются в ходе предварительного следствия. Следует подчеркнуть, что именно следователь является органом государства, осуществляющим государственно-правовую функцию расследования преступлений. Следователи учреждены специально для осуществления данной функции.

Раскрытие и расследование преступлений, изобличение виновных, восстановление доброго имени человека, составляют сущность работы следователя. От его умения и энергии, настойчивости и оперативности, инициативы и самоотверженности во многом зависит исход дела.

Перечисленные выше задачи следователя в концентрированном виде отражают его социально-политическую роль в обеспечении законности в жизни общества. Однако наиболее полно роль следователя и сущность его деятельности раскрываются в осуществляемых им функциях, правовых принципах и условиях его деятельности.

Раскрытие преступлений – дело творческое, сложное. Оно предполагает использование научных рекомендаций, научно-технических средств, специальных познаний, помощи общественности. Истина, которую должен установить следователь, часто совсем не очевидна. Следственная работа является особенно ответственной, ибо от качества следствия зависит судьба человека. Следователь должен всё проверить: и показания свидетелей, и подлинность документов, и правильность выводов ревизоров, обоснованность заключений экспертов и т.д. Выявить изобличающие виновного улики. Однако нельзя впадать и в другую крайность: подозрительность может лишить следователя объективности, затруднить его общение с людьми, вызвать чувство неопределённости, неуверенности.

В ст. 2 УПК РСФСР указано, что задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности и осуждён. Деятельность всех участников уголовного процесса подчинена этим задачам, но достижение выше названных целей возможно лишь при чётком разделении функций каждого из участников, в том числе и следователя. Для этого государство определило правовое положение следователя, предоставив ему определённые права и наложив обязанности. Для совершенствования норм, регламентирующих процессуальное положение следователя, совершенно необходимо чётко представлять то, чем должен заниматься следователь, какая именно роль отведена ему в достижении задач судопроизводста. Чёткое определение функций следователя законодателем, особенно необходимо в период значительного изменения законодательства, его реформирования и принятия нового уголовно-процессуального кодекса.

К сожаления анализ норм действующего процессуального закона, показывает что на законодательном уровне не все функции следователя прямо закреплены в законе.

Определению функции, выяснению принадлежности тех или иных функций следователю, их видов, а также целесообразности прямого закрепления их в нормах закона, и тому какие мнения существуют на этот счёт - посвящена данная работа.


Глава 1. Понятие и виды процессуальных функций.


§ 1. Понятие процессуальных функций следователя

и их место в деятельности следователя.


Назначение и роль следователя, содержание и формы его деятельности могут быть раскрыты во всей их полноте, подвергнуты анализу и правильно поняты лишь при условии проникновения во внутреннюю структуру этой деятельности, изучения всех её составных частей в отдельности и в органической взаимосвязи между собой. Такой подход представляется вполне возможным и реальным, если использовать в качестве научного инструмента категорию процессуальных функций как определённых направлений, особым образом отграниченных сторон уголовно-процессуальной деятельности, различающихся по своим ближайшим целям и формам осуществления.

В теории уголовном процесса можно считать утвердившейся концепцию, согласно которой каждый субъект уголовно-процессуальной деятельности выступает носителем конкретных функций, причём функции таких субъектов, как следователь, прокурор, составляют основу уголовного процесса, определяют его структуру и принципы построения. Однако вопрос о понятии процессуальных функций и их видах является едва ли не самым спорным. Одни учёные указывают на наличие в уголовном судопроизводстве определённых уголовно-процессуальных функций, осуществляемых участниками (субъектами) уголовно-процессуальной деятельности. Другие, напротив, отрицают существование в уголовном процессе каких-либо обособленных друг от друга процессуальных функций , полагая что уголовно-процессуальтное законодательство не даёт оснований для строгого размежевания уголовно-процессуальной деятельности на различные функции.

Однако и среди сторонников концепции уголовно-процессуальных функций отсутствует совпадение точек зрения по целому ряду существенных моментов, например о самом понятии процессуальных функций, об их сущности, о количестве их в уголовном процессе. Более того, в понятие даже одноимённых функций разные авторы нередко вкладывают различное содержание. Шимановский исходит из того, что нет и не может быть уголовно-процессуальных функций, которые осуществляются в равной мере разлиными субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Каждый участник процесса осуществляет свою, присущую только ему уголовно-процессуальную функцию, и соответственно под процессуальными функциями понимается основная процессуальная обязанность, в которой проявляется главное назначение и которой определяется процессуальная роль каждого из участников процесса. Вместе с тем общность основных процессуальных задач, стоящих в равной мере перед всеми участниками процесса, не исключает того, что эти задачи государственные органы в процессе выполняются разными, специфическими для каждого из них способами, в различных процессуальных формах. 1

Что касается процессуальных функций, выполняемых в угловном судопроизводстве следователем как самостоятельным участником уголовно-процессуальной деятельности то, М.С. Строгович полагает, что следователь одновременно осуществляет три функции: обвинения, защиты и разрешения дела, - и отмечает, что функции обвинения (уголовного преследования) и защиты у следователя возникают лишь после появления в процессе обвиняемого. Вся же деятельность следователя до этого момента, есть следственная деятельность, предварительное следствие, в котором ещё не расчленены процессуальные функции, и эта деятельность представляет собой необходимую подготовку к уголовному преследованию, но не само уголовное преследование. 2 В результате этого весьма ответственная деятельность следователя на протяжении нередко довольно значительного периода производства предварительного следствия до предъявления обвинения остаётся как бы обезличенной и не охваченной какой-либо процессуальной функцией. Тем самым большая часть, кропотливая, порой решающая, работа следователя, направленная на раскрытие преступления, обнаружение и изобличение преступника, не находит своего должного отражения в теории процессуальных функций.

Л.Н. Гусев считает, что у следователя имеется одна процессуальная функция – это всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. 3 С этим мнением также нельзя согласиться, ибо исследование дела является не функцией, присущей лишь следователю, а процессуальным методом установления истины по уголовному делу, в равной мере используемым судом, прокурором, следователем и органом дознания.

Л.А. Мариупольский и Г.Р. Гольст наделяют следователя пятью функциями в том числе такими, как привлечение общественности к борьбе с преступностью и функция воспитания. 4

Аналогично Шимановскому вопрос о процессуальных функциях решают Рахунов Р.Д. и П.С. Элькинд, усматривающие в деятельности следователя осуществление одной основной функции – функции расследования. Сторонники этого мнения, считатют что расщепление единой по своему характеру и сущности процессуальной деятельности следователя по производству расследования уголовных дел на целый ряд самостоятельных функций, присущих в основном другим участникам процесса, является искусственным. Наименование процессуальной функции следователя, включащей в себя различные стороные его деятельности по расследованию уголовных дел, не может совпадать, как иногда полагают, с наименованием какой-либо определённой стадии уголовного процесса, ибо осуществление этой функции следователем распространяется на весь досудебный этап движения уголовного дела либо охватывает лишь определённый период в стадиях возбуждения уголовного дела или предварительного следствия.5

Несколько новый взгляд на функции осуществляемые следователем во время расследования уголовного дела высказал Ларин А.М., наделив следователя следующими функциями, сообразно целям в уголовно-процессуальной деятельности: исследования обстоятельств дела, уголовное преследование, защита, устранение и возмещение вреда, возражения против гражданского иска, обеспечение прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, предупреждение преступлений, процессуальное руководство и разрешение дела. Эти функции автор выделил исходя данного им определения процессуальным функциям: процессуальные функции – это виды (компоненты, части) уголовно-процессуальной деятельности, которые различаются по особым непосредственным целям, достигаемым в итоге производства по делу.6

Очень интересным и заслуживающим особого внимания на мой взгляд представляет из себя мнение на этот счёт Нажимова В.И.. Говоря о процессуальных функциях автор отмечает, что уголовно-процессуальная деятельность, будучи сложной и многогранной, действительно, складывается из различных составных частей. Однако частями (этапами) процесса принято называть стадии процесса. Необходимо поэтому следующее уточнение,: есть такие компоненты уголовно-процессуальной деятельности, которые свойственны всем стадиям уголовного процесса. Необходимо уголовно-процессуальные функции рассматривать в качестве важнейших видов уголовно-процессуальной деятельности, различающихся по своей направленности, т.е. ближайшей цели, на достижение которой направлен данный вид деятельности.

Движение уголовного дела, развитие уголовного процесса обусловлено «борьбой» обвинения и защиты – двух диалектически противоположных по своей направленности видов уголовно-процессуальной деятельности. Для подведения итогов этой «борьбы» и принятия соответсвующих решений нужен третий вид уголовно-процессуальной деятельности – разрешение дела. Таким образом, в уголовном процессе, в деятельности следователя существуют три вида уголовно-процессуальных функций: а) обвинение (уголовное преследование); б) защита и в) разрешение дела. Выделенные функции автором, во многом схожи с функциями, которые выделяют и другие учёные, но вопрос о возникновении той или иной из них, решён по другому. Нажимов взяв исторический пример, конструкцию германского уголовного процесса 1842 г., где функции судьи, обвинителя и защитника были соединены в одном лице – в лице следователя, указывает на противоречивость такого совмещения и мыслью К. Маркса, о том, что такое соединение противоречит всем законам психологии. В этом высказывании К. Маркса содержится мысль о неразрывной связи учения об уголовно-процессуальных функциях и судебной психологии. Иными словами, выделение различных уголовно-процессуальных функций, равно как и возложение их на разных участников процесса, должно опираться на знание законов психологии. Говоря об этом примере, автор статьи проводит аналогии с действующим Российским процессуальным законодательством. Сознание человека не терпит «раздвоения», вследствие чего одно и то же лицо, как правило, не может одновременно выполнять функции, различные по своей направленности. Выполнение соединённых функций обвинения и защиты одним лицом возможно лишь при строгом соблюдении двух обязательных условий. Во-первых, такому лицу должна быть предоставлена полная свобода предстоящего выбора по внутреннему убеждению с учётом конкретных обстоятельств дела, которые он должен установить и оценить. Во-вторых, необходимо, чтобы психологически это лицо не было заранее связано уже сделанными выводами, занятой по делу позицией. Важно, чтобы выбор ещё был бы не сделан. Это значит, что осуществлять одновременно и обвинение, и защиту лицо может лишь до тех пор, пока ни то, ни другое не представляется ему (его сознанию) предпочтительным, правильным или обоснованным. Человек, пришедший к тем или иным выводам и открыто высказавший их, в дальнейшем обычно склонен отстаивать эти выводы и недооценивать аргументы противоположного характера. Психологические возможности индивида ограничены, и потому, он, как правило, лучше справляется с умственной работой определённой направленности и объёма.7 Таким образом подводя итог сказанному, автор считает, на определённой стадии процесса субъект должен прийти к определённому решению, а законодатель в свою очередь, предоставляет ему свободу выбора осуществляемой им функции по его внутреннему убеждению с учётом конкретных обстоятельств дела, и до тех пор пока выбор тем или иным участником процесса (следователем, прокурором) не сделан, он психологически вполне может оставаться объективным в своей деятельности, в равной мере способствуя как обвинению, так и защите.

Расчленение деятельности следователя на отдельные компоненты (функции) не является просто механическим приёмом, поскольку имеет в своей основе специфику того или иного направления рассматриваемой деятельности.

Уголовно-процессуальные функции, вытекая из задач уголовного судопроизводства, самостоятельно закреплены в уголовно-процессуальном праве. Одни из них выражены в законе прямо (например, функции рассмотрения сообщений о преступлении и обеспечения возмещения материального ущерба, причинённого преступлением - ст.ст. 109 и 30 УПК.), другие – опосредованно через конкретные институты (например, функция обвинения – ст.ст. 143 – 144, 148, 205 и другие УПК). Следовательно, процессуальные функции являются не только теоретической, но и правовой категорией. Процессуальные функции являются связующим звеном между задачами и правовым положением участника процесса, они предопределяют, в частности, процессуальное положение следователя, его права и обязанности, конкретизируются в отдельных правовых институтах и нормах.

Познание системы процессуальных функций следователя как основных направлений его деятельности позволяет наиболее полно представить роль следователя в выполнении задач уголовного судопроизводства, правильно понять и применять каждый правовой институт и каждую норму, регулирующую его деятельность.

Принимая во внимание вышесказанное, можно согласиться с таким определением процессуальных функций следователя, как направления, виды, компоненты, части его уголовно-процессуальной деятельности, обусловленные задачами уголовного судопроизводства. 8 Таким образом, процессуальные функции следователя являются своеобразным связующим звеном между задачами судопроизводства и правовым положением следователя.

Следовательно, можно выстроить последовательный логический ряд понятий, в котором каждое предыдущее обуславливает необходимость последующего: задачи уголовного-судопроизводства – уголовно-процессуальная деятельность следователя - уголовно-процессуальные функции – процессуальные полномочия следователя.


§ 2. Виды и содержание процессуальных функций следователя.


К процессуальным функциям следует относить такие виды процессуальной деятельности, от которых зависят возникновение, движение и разрешение уголовного дела. Такая позиция позволяет обоснованно выделить вид процессуальной деятельности в качестве специфического направления и вместе с тем с необходимой полнотой определить все виды деятельности.

В общем виде, в деятельности следователя, можно выделить такие функции (которые подлежат последующей конкретизации), как: обвинение, защита, исследование обстоятельств дела, разрешение уголовного дела.

Функцию обвинения можно определить как совокупность процессуальных действий, направленных на то, чтобы изобличить в совершении преступления лицо, привлечённое в качестве обвиняемого, обеспечить применение к нему мер заслуженного наказания, либо как деятельность, направленную на изобличение и осуждение виновного в совершении преступления. Очень сложно отрицать, что существует специальный институт, призванный материализовать вывод следователя о наличии достаточных доказательств для обвинения лица в совершении преступления. Применение этого института и образует функцию обвинения.

Функция защиты – совокупность процессуальных действий, направленных на опровержение обвинения, на установление невиновности обвиняемого или на смягчение его ответственности. Противопоставление функции защиты расследованию представляется не совсем правильным. Такое толкование соотношения защиты и расследования искажает суть последнего. Расследование включает в себя институт защиты как неотъемлемую составную часть. Причём этот институт призван служить достижению задач, которые стоят и перед органами расследования: обеспечению правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности и осуждён. Противопоставление защиты расследованию неизбежно придаёт последнему обвинительный характер, тогда как сам факт обвинения (подозрения) вовсе не освобождает следователя от обязанности проверить его обоснованность и в случае неподтверждения (или изменить его в сторону смягчения). Осуществление этого тоже входит в понятие «расследование», охватывается им. Совершенно очевидно, что защита не противостоит расследованию, а, напротив, предполагает его, причём независимо от того, по чьей инициативе – органа расследования, обвиняемого или защитника – производится проверка обоснованности обвинения или отказ от него. Конечно, бывают случаи необоснованного привлечения в качестве подозреваемого или обвиняемого либо обвинения не в соответствии с содеянным. Законодатель признаёт и учитывает это. Именно поэтому в законе есть нормы о том, что если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в это части, о чём объявляет обвиняемому (ч. 2 ст. 154 УПК).

Конституционный принцип права обвиняемого на защиту накладывает на соответствующие государственные органы обязанность по обеспечению этого права. Участие следователя в осуществлении функции защиты гарантирует обеспечение конституционного права обвиняемого на защиту, а также выполнение одной из задач уголовного судопроизводства, заключающейся в том, чтобы ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности. Функция защиты в деятельности следователя заключается в принятии процессуальных решений, в той или иной степени реабилитирующих обвиняемого (подозреваемого) или содержащих вывод о наличии обстоятельств, смягчающих его ответственность, т.е. ограждение граждан от неосновательного обвинения и подозрения в совершении преступления.

Не может служить аргументом против того, что следователь осуществляет обвинение и защиту, отсутствие в законе прямого указания на эти функции. Многие научные понятия имеют собирательный, обобщённый характер.

Совместимость функций обвинения и защиты на данной стадии процесса становится понятной и объяснимой, если учесть их производный характер от функции исследования обстоятельств дела и осуществление той или иной из них в зависимости от результатов исследования обстоятельств дела. Логика деятельности следователя такова, что, обвиняя лицо и будучи поэтому заинтересованным в том, чтобы это обвинение соответствовало истине, было правильным и не опровергалось в дальнейшем (обвиняемым, защитником, прокурором, судом), он не может отрицать того, что опровергает либо может опровергнуть или заменить выдвинутое им обвинение. Даже с точки зрения возможности наступления невыгодных для него последствий в результате необоснованного обвинения, следователь заинтересован в том, чтобы учесть оправдывающие, а также смягчающие ответственность обстоятельства, и, наоборот, при реализации функции защиты следователь заинтересован в том, чтобы его действия по защите обвиняемого не были расценены как неосновательное выгораживание виновного.

Следователь довольно часто получает доказательственную информацию, которую в момент получения нельзя определить, направлена ли она на изобличение либо на оправдание. Лишь при оценке и сопоставлении с другими доказательствами можно решить, обвинительная она либо оправдательная. Обвинение, защита и разрешение дела немыслимы без исследования обстоятельств дела, установления истины по делу. Не случайно в уголовном процессе существуют специальные правовые институты, предназначенные для исследования и судебного разбирательства. Реализация функций обвинения, защиты и разрешения дела предопределяется результатами исследования обстоятельств дела, причём общеизвестно, что наибольший удельный вес во всей деятельности следователя приходится именно на исследование обстоятельств дела, установления истины. Всё выше сказанное позволяет признать исследование обстоятельств дела одной из процессуальных функций в деятельности следователя.

Выполнение функции разрешения уголовного дела так же относится к деятельности следователя как и выше перечисленные три функции. Признание этой функции не должно приводит к выводу о том, что следователю принадлежит судебная функция, т.е. осуществление правосудия, но не стоит всякое разрешение уголовного дела приравнивать к осуществлению правосудия. Правосудие – это разрешение дел судом. При наличии основании и в порядке, предусмотренном законом, прекратить, а следовательно, разрешить уголовное дело могут также следователь и прокурор. В ст. 209, 211 УПК постановление о прекращении уголовного дела прямо рассматривается как одна из форм разрешения уголовного дела. Функция разрешения дела свойственна следователю в весьма ограниченных пределах: лишь в форме прекращения уголовного дела, а в некоторых случаях прекращение дела только с согласия прокурора.

Перечисленные направления в деятельности следователя оставляют за пределами процессуальных функций следователя рассмотрение и разрешение заявлений и сообщений о преступлении, обеспечение возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества, пресечение и предупреждение преступлений, розыск обвиняемого. Между тем эти направления деятельности следователя вытекают из задач уголовного судопроизводства, прямо закреплены в действующем законодательстве (ст. 2 УПК) и специфичны по своим ближайшим целям и формам осуществления. Смысл использования понятия процессуальной функции заключается в том, чтобы выделить и раскрыть все основные стороны процессуальной деятельности, познать её структуру.

Процессуальная деятельность начинается с момента поступления сигнала о совершённом преступлении. Поскольку, законом возложена обязанность рассматривать заявления и сообщения о преступлении и принимать по ним решения о возбуждении уголовного дела либо в отказе в этом на соответствующие органы, то эту функцию так же можно отнести к деятельности следователя.

Положение о неотвратимости ответственности за совершённое преступление включает в себя и неотвратимость возмещения виновным причинённого преступлением материального ущерба. Применение в уголовном процессе гражданско-правовых санкций, обеспечение возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, имеют своей целью восстановить существовавший до преступления объём материальных благ лица (физического или юридического), пострадавшего от преступления. В соответствии с законом при наличии достаточных данных о причинении преступлением материального ущерба следователь обязан принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска (1 ч. ст. 30 УПК). Если гражданский иск остался непредъявленным, суд при постановлении приговора вправе по собственной инициативе разрешать вопросы о возмещении материального ущерба. Отсюда следует, что при наличии достаточных данных о причинении преступлением материального ущерба следователь должен принять меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба независимо от того, предъявлен ли гражданский иск и просит об этом гражданский истец. При производстве по уголовному делу о преступлении, за которое может быть применено наказание в виде конфискации имущества, следователь обязан принять меры обеспечения против сокрытия имущества обвиняемого. По своему содержанию она настолько близка к функции обеспечения возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, что с полным основанием может быть объединена с ней в одну – функцию обеспечения материального ущерба, причинённого преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества.

Одной из процессуальных функций следователя является пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих совершению преступлений. Эта функция вытекает из общей цели уголовного судопроизводства – способствовать предупреждению и искоренению преступлений. Стать 21 УПК обязывает следователя выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их устранению. Выявление указанных причин и условий достигается в процессе исследования обстоятельств дела.

Самостоятельным направлением в деятельности следователя является розыск обвиняемого. Эта функция достаточно чётко выражена в уголовно-процессуальном законодательстве: при неизвестности места нахождения обвиняемого следователь принимает необходимые меры к его розыску (ч. 1 ст. 196 УПК).

Суммируя изложенное, а также учитывая те мнения, которые изложены в предыдущем параграфе, можно сказать, что следователь осуществляет следующие процессуальные функции:


  1. рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении;

  2. исследование обстоятельств дела;

  3. ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении преступления;

  4. обвинение в совершении преступления;

  5. обеспечение возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества;

  6. пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления;

  7. розыск обвиняемого (обвиняемых), место нахождения которых неизвестно;

  8. разрешение уголовных дел.



§ 3. Соотношение функций следователя.

Взаимодействие следователя и других участников процесса.


Процессуальные функции следователя представляют собой взаимосвязанную систему. Эта связь проявляется, во-первых, в определённой обусловленности одних функций результатом реализации других, во-вторых, в одновременном осуществлении некоторых функций.

Взаимосвязь первого порядка проявляется в следующем. В зависимости от результата реализации функции рассмотрения и разрешения заявлений или сообщений о преступлении наступает либо не наступает необходимость продолжать исследование обстоятельств дела. Это происходит тогда, когда для разрешения сообщения производится проверка, позволяющая ответить на вопрос о наличии или отсутствии признаков преступления.

После возбуждения уголовного дела функция исследования обстоятельств дела осуществляется в обязательном порядке. Даже если реализация её началась до возбуждения дела, на данном этапе она реализуется в значительно большем объёме и иными процессуальным средствами. Реализация этой функции приводит следователя к выводам либо о достаточности доказательств для привлечения лица к уголовной ответственности ( и тогда реализуется функция обвинения), либо о наличии оснований, в силу которых уголовное дело подлежит прекращению (и тогда реализуется функция разрешения дела). В первом случае исследование обстоятельств дела осуществляется вплоть до окончания следствия. В зависимости от её результатов может быть окончательно реализована (в рамках предварительного расследования) функция обвинения (когда дело направляется прокурору с обвинительным заключением или с постановлением о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера) либо функция разрешения дела (когда дело прекращается).

Если исследование обстоятельств дела показывает неосновательность подозрения или обвинения лица в совершении преступления либо наличие обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого, следователь принимает законом меры ограждения обвиняемого от неосновательного обвинения.

Когда в процессе осуществления функций рассмотрения и разрешения сообщения о преступлении и исследовании обстоятельств дела становится известно, что преступные действия продолжаются или сохранилась возможность их совершения, либо установлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, следователь принимает меры к пресечению преступления и устранению названных обстоятельств, реализуя таким образом функцию предупреждения преступлений.

Наконец, посредством исследования обстоятельств дела устанавливается наличие либо отсутствие основания для реализации функции обеспечения возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества.

Реализация функции исследования обстоятельств дела в свою очередь зависит от реализации и других функций, в частности обвинения и защиты.

Взаимосвязь процессуальных функций следователя проявляется также в том, что многие из них осуществляются параллельно, а иногда даже в одних и тех же формах. Например, обвинение, пресечение и предупреждение преступлений, обеспечение возмещения материального ущерба и исполнения приговора в части конфискации имущества могут осуществляться параллельно друг с другом, а также с исследованием обстоятельств дела. То же самое можно сказать о функции защиты. Розыск обвиняемого ведётся лишь при неизвестности места его нахождения. Без успешного осуществления этой функции не могут быть полностью реализованы многие другие, например обвинение, обеспечение возмещения материального ущерба, разрешение дела, а иногда и такие, как исследование обстоятельств дела, пресечение и предупреждение преступлений.

Функция разрешения дела тесно связана с другими функциями; связь эта заключается не только в том, что разрешение логически вытекает из реализации других процессуальных функций, но и в том, что функция разрешения представляет как бы кульминацию осуществления функций исследования обстоятельств дела, обвинения и защиты. Постановление о прекращении дела содержит итоговый анализ собранных доказательств, который венчает исследование обстоятельств дела (а следовательно, и реализацию данной функции). В выводах о виновности или невиновности, степени виновности, формах и степени ответственности реализуется функция обвинения, а иногда и защиты.

При прекращении дела по нереабилитирующим основаниям функция обвинения реализуется при формулировании вывода о виновности лица в совершении преступления, а функция защиты – вывода, уменьшающего обвинение или констатирующего наличие обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого.

При прекращении дела по реабилитирующим основаниям одновременно с функцией разрешения реализуется и функция защиты. Но обвинение или защита отнюдь не являются обязательными элементами разрешения дела. В частности, эти функции не осуществляются, когда уголовное дело, по которому нет подозреваемого или обвиняемого, прекращается за отсутствием события преступления, как, впрочем, и другие функции, кроме функций исследования обстоятельств дела и разрешения дела.

Следователь осуществляет свои функции, взаимодействуя с другими участниками процесса, роль которых определяется либо их специальным назначением (свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой, защитник), либо наличием у них самостоятельного процессуального интереса (потерпевший, обвиняемый, гражданский истец, гражданский ответчик). Не вдаваясь в детальное рассмотрение роли перечисленных участников процесса, отметим, что их участие в расследовании имеет производный характер. Они в той или иной форме содействуют установлению обстоятельств дела и его правильному разрешению.

Специфичны, в частности, роли обвиняемого и защитника, которые осуществляют функцию защиты. Причём для обвиняемого функция защиты и функция содействия следователю в установлении обстоятельств дела являются факультативными. Защитник же призван осуществлять только функцию защиты и, лишь действуя в пределах этой функции, может содействовать установлению обстоятельств дела и его правильному разрешению.

В исследовании обстоятельств дела не предварительном следствии могут активно участвовать заинтересованные участники процесса и их представители. Они вправе непосредственно представлять доказательства (ч.2 ст. 70 УПК), а так же ходатайствовать о допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственных действий по собиранию доказательств. Закон (ст.ст 184 и 185 УПК) предусматривает возможность экспертизы (право знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, представлять дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта, знакомиться с заключением эксперта, заявить отвод эксперту и т.д.).

При производстве осмотра следователь вправе привлечь к участию обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля (ч. 1 ст. 179 УПК), делая их тем самым активными участниками исследования обстоятельств. В законе нет указания о возможности привлечения названных лиц к участию в обыске и выемке. Но исходя из содержания и назначения указанной нормы можно по аналогии привлекать этих участников процесса к производству обыска и выемки.

При выяснении характера и размера материального ущерба можно использовать помощь самого потерпевшего (гражданского истца).

Важной предпосылкой успешного выполнения следователем его процессуальных функций является возложение на участников предварительного следствия определённых процессуальных обязанностей, соответствующих их роли в уголовном процессе и корреспондирующих задачам и функциям следователя.



Глава 2. Правовые формы и средства

осуществления следователем процессуальных функций.


§ 1. Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении.


Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении представляют собой самостоятельную стадию уголовного процесса, именуемую в теории стадией возбуждения уголовного дела. Однако самостоятельность этой стадии не только не препятствует, а, напротив, предполагает рассмотрение её как составной части содержания деятельности участника процесса, управомоченного возбуждать уголовное дело, и в частности следователя. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях представляет собой деятельность уполномоченных уголовно-процессуальным законом лиц, направленную на обнаружение признаков преступления или иных обстоятельств для своевременного и обоснованного решения вопроса о возбуждении уголовного дела или принятия иных мер.9

Суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления (ст. 3 УПК).

Возбуждение уголовного дела самостоятельная и ответственная стадия уголовного судопроизводства. своевременное и обоснованное возбуждение уголовного дела –необходимая предпосылка быстрого и полного раскрытия и расследования преступления, а конечном итоге постановление судом законного и обоснованного приговора. Постановление о возбуждении уголовного дела вынесенное в строгом соответствии с законом (ст. 112), предопределяет характер и объём обвинения, избрание определённого вида меры пресечения, юридическую оценку преступления и другие компоненты уголовного судопроизводства. Многие нарушения закона, ограничение прав и законных интересов граждан, допускаемые органами дознания и предварительного следствия, происходят из-за поспешного, а в ряде случаев безответственного подхода к решению вопроса о возбуждении уголовного дела. Кроме того, некоторые следователи и прокуроры не учитывают не только важного процессуального, но и политического значения названной стадии, так как она, эта стадия, напрямую связана с соблюдением конституционных принципов неприкосновенности личности и жилища, презумпции невиновности и одновременно с обеспечением основопологающего принципа уголовного процесса о неотвратимости наказания за совершённое преступление.

По поводу института рассмотрения (проверки) заявлений и сообщений о преступлениях высказываются разлиные мнения. В частности, предлагается ликвидировать названный институт, по той причине, что в такой проверке усматриваются элементы расследования.10 С. Бажанов убеждён, что проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела представляют собой анахронизм уголовно-процессуального законодательства , сводящийся к бессмысленной волоките и чрезмерной перестраховке. Уголовное дело необходимо возбуждать на основании повода, если, конечно, в нём содержаться данные, указывающие на признаки преступления. Акт возбуждения уголовного дела следует расценивать в качестве правового основания для производства следственной проверки, не увязывая её в обязательном порядке со скоропалительной квалификацией исследуемого деяния.11

Благодаря существованию института рассмотрения (проверки) заявлений и сообщений, до предварительного расследования и суда не будут доводиться многие заявления и сообщения о деяниях, в которых нет состава преступления. Органы следствия и суды, благодаря процедуре фильтрации, регламентированной законом, освобождаются от лишней работы. Главное же – в этих случаях не приводится в действие система мер, ограничивающая права лиц, о которых, как о совершивших преступления, указывается без достаточных оснований в заявлениях, сообщениях.

Уголовно-процессуальным законодательством установлены поводы и основания к возбуждению уголовного дела (ст. 108 УПК), а также основания к отказу в возбуждении уголовного дела. Поводами к возбуждению уголовного дела закон считает разного рода заявления и сообщения о преступлениях, а также непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. Следователь обязан принимать заявления и сообщения о любом совершённом или подготовляемом преступлении и принимать по ним решения в срок не более 3 – х суток со дня получения заявления или сообщения, а в исключительным случаях – в срок не более 10 суток. (ч. 1 ст. 109 УПК). Таким образом можно сказать, что содержанием (предметом) предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях входят: 1) проверка законности повода к возбуждению уголовного дела; 2) установление основания к возбуждению уголовного дела; 3) выяснение наличия или отсутствия обстоятельств, исключающих производство по делу.

По поступившему заявлению или сообщению должно быть принято одно из следующих решений: 1) о возбуждении уголовного дела; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности. (ч. 3 ст. 109 УПК).

При наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела следователь выносит постановление о возбуждении уголовного дела, причём оно должно отвечать определённым требованиям, указанным в законе. (ст. 112 УПК), но учитывая мнение следственных работников, есть предолжение несколько дополнить требования к постановлению о возбуждении уголовного дела, как процессуальному акту. Оно должно быть: а) полным, т.е. в нём должны содержаться сведения о месте, времени, иных обстоятельствах совершённого преступления; б) обоснованным, т.е. указаны фактические данные, свидетельствующие о совершении конкретного преступления конкретным лицом, если, конечно, имеются данные об этом лице; в) определённым, т.е. в постановлении должен быть сделан конкретный, а не альтернативный вывод о совершённом преступлении (приготовление, покушение на преступление); г) законным, т.е. содержащим ссылки на конкретные нормы материального и процессуального права.1

Вывод о наличии признаков преступления, об их отсутствии, о наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, должен опираться на установленные фактические данные. Само предположение о наличии признаков преступления не может быть сделано произвольно. Оно будет обоснованным и правомерным лишь в том случае, если установлены какие-то фактические обстоятельства, представляющие собой признаки преступления. А эти обстоятельства можно считать установленными только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на них. В противном случае невозможно гарантировать обоснованность возбуждения уголовных дел. Говоря об основаниях возбуждения уголовного дела, следует различать два аспекта этого вопроса – с одной стороны о признаках преступления и с другой, - о количестве данных, позволяющих обоснованно решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

Выясняя наличие оснований для возбуждения уголовного дела или отказа в этом, следователь вправе использовать помощь специалиста. Это вытекает из предусмотренного законом права следователя истребовать необходимы материалы. На практике следователи широко используют помощь специалистов для установления размера материального ущерба, характера и степени тяжести телесных повреждений, исследования технического состояния транспортного средства, принадлежности вещества к разряду наркотиков и т.д. Составляемые специалистом справки, акты позволяют более обоснованно возбуждать уголовные дела. Они не приравниваются к заключению эксперта и как доказательства относятся к категории иных документов.

По поступившим заявлениям и сообщениям – могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий. В то же время в случаях не терпящих отлагательства ещё до возбуждения уголовного дела, может быть произведён осмотр места происшествия. В этих случаях, при наличии к тому оснований, уголовное дело должно быть возбуждено немедленно после проведения осмотра места происшествия.

В настоящее время следственная практика настойчиво выдвигает необходимость производства экспертизы ещё до возбуждения дела, в особенности, когда речь идёт о преступлениях против личности, автотранспортных происшествиях, повлёкших за собою человеческие жертвы. В этих случаях важно, чтобы были сохранены следы совершения преступления как исходный материал для производства экспертизы. По мнению авторов, положение ст. 178 УПК, целесообразно распространять и на это следственное действие.12 Заслуживает внимания предолжение о наделении лиц, производящих проверку заявлений и сообщений, в том числе и следователей, мерами принуждения, т.к в законе есть пробелы на этот счёт: не определена форма истребования материалов,ответственность за отказ в их предоставлении, форма изъятия документов, не предусмотрена ответственность за отказ или сообщение заведомо ложных сведений, при даче объяснений, невозможность обязать лицо не разглашать сведений в порядке ст. 139 УПК.13

В случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, следователь отказывает в возбуждении уголовного дела.

§ 2. Исследование обстоятельств дела.


Реализация функции исследования обстоятельств дела, как было показано выше, в известных пределах осуществляется уже в стадии возбуждения уголовного дела. Однако в полном объёме эта функция реализуется после возбуждения уголовного дела.

Исследование обстоятельств уголовного дела в стадии расследования нередко понимается как противоречие, кофликт, поединок между следователем, раскрывающим преступление, и преступником, стремящимся уклониться от ответственности. Следователь задерживает подозреваемого, привлекает к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, исходя из данных, указывающих на совершение этим лицом преступления. Конечно, следователь должен учитывать возможные попытки недобросовестного уклонения от ответственности и принимать меры для нейтрализации таких попыток. Но нельзя упускать из виду и то, что данные, явившиеся основанием возбуждения уголовного дела, не могут быть достаточными для окончательного, достоверного вывода о виновности, и потому отождествление обвиняемого или подозреваемого с преступником логически неправильно и юридически неправомерно.

В действительности развитие исследования обстоятельств дела на стадии расследования обусловлено противоречием иного рода – противоречием между потребностью в полном, достоверном знании фактов для разрешения дела и недостаточностью доказательств, которыми располагает следователь на данный момент.

Закон говорит об исследовании доказательств. Вряд ли верно, однако, полагать, что за этими несовпадающими обозначениями стоят разные понятия. Основаниями окончательного решения по уголовному делу служат юридические факты – обстоятельства, предусмотренные уголовно-процессуальным законом (ст. ст. 5 – 9 УПК РСФСР). Эти, как и другие обстоятельства, имеющие значение для дела, устанавливаются лишь одним путём – путём доказывания, т.е. оперирования доказательствами. Поэтому термины, используемые в законе, “исследование обстоятельств дела”, “доказывание” и “исследование доказательств” могут рассматриваться как синонимы.14

Исследование обстоятельств дела на предварительном следствии представляет собой разновидность познания в широком понимании этого слова и имеет в своей основе всеобщий диалектико-материалистический метод познания.

Будучи разновидностью общественного познания и обладая присущими ему общими свойствами, познавательная деятельность следователя является вместе с тем специфичной формой познания. Её специфичность обусловлена особенностями объекта исследования, представляющего собой, если говорить в общей форме, сложный комплекс явлений материального, социального и психологического характера. Объект исследования в уголовном процессе конкретизирован и обозначен в законе в виде обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также в виде частных обстоятельств, установление которых необходимо для принятия различного рода решений, обеспечивающих правильное и наиболее эффективное осуществление уголовного судопроизводства. Специфичность познания в уголовном процессе, в том числе в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, заключается прежде всего в средствах и условиях исследования, призванных обеспечить установление истины и достоверность выводов по делу.

В предмет доказывания по уголовному делу входят прежде всего те обстоятельства, которые позволяют правильно ответить на основные вопросы, разрешаемые по делу: наличие события преступления, виновность лица в совершении преступления, степень и характер ответственности виновного (пп. 1-4 ст. 68, ст. 392 УПК). Вторую группу обстоятельств, входящих в предмет доказывания, образуют те, установление которых по общему правилу влечёт прекращение производства даже при наличии состава преступления пп. 3,4 ст. 5 УПК); третью – обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ст. 21 и ч. 2 ст. 68 УПК); четвёртую – специфичные обстоятельства, которые являются основанием (или одним из его компонентов) для освобождения виновного от уголовной ответственности ( ст.ст. 6-9 УПК), пятую – обстоятельства, установление которых необходимо для принятия определённых процессуальных решений по ходу следствия (например, для применения меры пресечения, направления дела по подследственности, приостановления дела в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого и т.д.). Последние обстоятельства объединены в одну группу условно, поскольку необходимость их установления вытекает из норм, регламентирующих различные вопросы, не связанные непосредственно с разрешением уголовного дела.

Пределы доказывания (исследования) – это определённый уровень знания об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, достаточный и необходимый для однозначного вывода относительно наличия или отсутствия этих обстоятельств.

Общими отправными положениями для правильного решения данного вопроса являются требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела (ст. 20 УПК), тщательной, всесторонней и объективной проверке всех собранных по делу доказательств (ч. 3 ст. 70 УПК), понятие доказательств как фактических данных, на основе которых устанавливают наличие или отсутствие общественного опасного деяния, виновность лица и иные обстоятельства дела, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 69 УПК), и, наконец, требование к председателю судебного заседания принимать все предусмотренные законом меры к установлению истины (ст. 243 УПК).

Анализ всех этих положений в совокупности приводит к выводу, что основной целью исследования является установление объективной истины по делу. Отсюда следует, что пределом доказывания обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, является достоверное установление названных обстоятельств.

В практике следственной деятельности бывает довольно трудно определить: достаточно собранного объёма информации для того, чтобы можно было получить истину по конкретному делу, или нужны ещё сведения. Не всегда возможно установить степень, сложности конкретного дела, а потому решить вопрос о том, какая информация является абсолютно избыточной. Именно поэтому при сборе информации важно выяснить, все возможные особенности конкретного расследуемого уголовного дела, а затем решать вопрос о том объёме информации, которая должна быть получена для успешного расследования.

С точки зрения информационного подхода расследование уголовного дела представляет собой не что иное, как процесс декодирования.15 Поэтому для успешного расследования, так же как и для успешного декодирования, необходимо достаточно большое количество информации. То есть успех в расследовании уголовного дела зависит от количества информации, которой располагает конкретное лицо, занимающееся расследованием, с тем чтобы данное лицо могло однозначно сделать только один вывод, на основании которого можно было бы вынести конкретное процессуальное решение. Второй этап ещё более сложен, чем первый. Здесь особенно велико значение субъективного момента. Суть второго этапа состоит в том, что следователь даёт оценку с точки зрения относимости к расследуемому событию той информации, которая была собрана и на основании которой необходимо принять процессуальное решение, - это первое; второе – на этом этапе даётся социальная оценка ставшим известными фактам и событиям.

То, как оценит с точки зрения преступности или непреступности, виновности или невиновности определённый факт или событие следователь, зависит от многих факторов: насколько он учитывает общественное мнение; насколько он способен понять все стороны и аспекты конкретного события, действия; насколько глубоко и тщательно данное лицо (следователь) способно анализировать факты; насколько фундаментальныи и обширными познаниями следователь обладает, и т.д. и т.п. Перечислить все эти факторы исчерпывающе полно, пожалуй, невозможно. Важно лишь заметить, что все они в значительной степени субъективны, и потому решение, которое выноситься на их основе, в значительной мере является определённой проекцией психической реальности конкретного лица, расследующего преступление, и в связи с этим есть предолжение закрепить в законодательстве в виде универсального основания принятия процессуальных решений понятие информации, с этой целью можно использовать богатый научно-практический «багаж» науки уголовного процесса, которая уже давно рассматривает расследование преступлений с точки зрения накопления и обработки информации. т.е. информация - отражение в окружающей среде событий, процессов, фактов, имеющих отношение к предмету расследования по уголовному делу.16

Такое понимание пределов доказывания вовсе не означает, что должны быть использованы все возможности для собирания доказательств и выполнены все возможные по данному делу следственные действия. Главное, чтобы вывод о наличии или отсутствии исследуемых фактов опирался на такую совокупность доказательств, которая не оставляла бы места для сомнений в достоверности вывода, соответствии его объективной действительности.

Средства осуществления следователем функции исследования обстоятельств дела представляют собой совокупность предусмотренных законом способов собирания, проверки и оценки фактических данных, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Следователь вправе по находящимся в его производстве уголовным делам вызвать любое лицо для допроса или для дачи заключения в качестве эксперта; производить осмотры, обыски и другие, предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом следственные действия; требовать от учреждений, предприятий и организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные, требовать производства ревизий (ст. 70 УПК); в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом, вызывать для участия в производстве следственного действия специалиста, не заинтересованного в исходе дела, причём требование следователя о вызове специалиста обязательно для руководителя учреждения, предприятия или организации, где работает специалист (ч. 1 ст. 133(1) УПК). В действующем законодательстве не определено универсального основания принятия процессуального решения. Упоминаются лишь основания для принятия отдельных процессуальных решений. Учитывая, что они могут быть применены не ко всем процессуальным решениям, а лишь к отдельным, определённым в законе, эти основания нельзя рассматривать как универсальные. В качестве основания принятия процессуального решения используются суждения. Такие основания не могут восприниматься как несомненные, убедительные. Процесс формирования основания процессуального решения имеет два этапа: получение сведений об определённом факте; оценка установленного факта.

Доказательства могут быть представлены следователю участниками расследования и их представителями, а также любыми гражданами, учреждениями, предприятиями и организациями (ст. 70 УПК).

Законом детально регламентированы основания, условия и порядок использования таких средств обнаружения и закрепления доказательств, как допрос подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта, очная ставка, предъявление для опознания, выемка, обыск, осмотр, освидетельствование, производство экспертизы.

Порядок проведения следственных действий включает в себя правила относительно общих условий проведения следственного действия, круга лиц, которые могут или должны участвовать в нём, условий их привлечения к производству следственного действия, непосредственно процедуры обнаружения или получения доказательственной информации и способов её фиксации.

Установленные законом формы выполнения следственных действий призваны обеспечить достоверность получаемой доказательственной информации и охрану прав и законных интересов участников расследования.

Такие средства получения доказательств, как истребование предметов и документов, представление их гражданами, предприятиями, учреждениями, общественным организациями, отличаются от перечисленных выше следственных действий более простой конструкцией познавательного аппарата и поэтому специально не регламентированы законом. То же самое следует сказать относительно требования о производстве ревизии, представляющего собой по существу особую разновидность истребования документов. Отсутствие правовой регламентации порядка истребования предметов и документов, а также получения представляемых предметов и документов вовсе не означает, что это осуществляется вне каких-либо правил. Требование о представлении предметов и документов должно быть облечено в письменную форму. Это вытекает из письменного характера делопроизводства в уголовном процессе, а также необходимости официально выразить требование компетентного государственного органа о выдаче определённого предмета или документа. Письменное требование является процессуальным документом, во-первых, подтверждающим факт предъявления требования, во-вторых, обязывающим соответствующее лицо выполнить требование и, в-третьих, служащим правовым основанием для выдачи должностным лицом определённого предмета или документа. По аналогичным соображениям письменно следует зафиксировать и факт получения истребованного предмета.

Следователь имеет широкие возможности для использования специальных познаний (посредством проведения экспертиз – ст.ст. 184 – 195 и использования помощи специалистов – ст. 133 (1) УПК) и различных научно-технических средств.

Научно-технические средства и приёмы, применяемые на предварительном следствии, по своему назначению могут быть подразделены на две группы: поисковые (познавательные), с помощью которых происходит обнаружение фактических данных, имеющих доказательственное значение, и удостоверительные, которые используются для фиксации фактических данных. Это разделение в определённой мере условно, поскольку применение некоторых технических средств достигаются одновременно обе названные цели.

Закон не содержит указаний, какие научно-технические средства поискового характера допустимы при расследовании преступлений.

Больше того, отсутствие указаний о допустимости при расследовании преступлений каких-либо научно-технических средств поискового характера не может расцениваться как запрещение их применения. Если форма использования научно-технических средств и методов не противоречит принципам уголовного процесса, требованиям судебно-следственной этики и способствует достижению истины, не следует препятствовать их применению.

Выявленные или полученные в ходе следственного действия фактические данные приобретают доказательственное значение только в том случае, если они зафиксированы в установленной законом форме. Универсальной формой фиксации является протокол; наряду с ним закон допускает применение иных средств фиксации (кинофотосъёмка, составление планов, схем, слепков, оттисков следов, звукозапись). Их применение должно быть отражено в протоколе следственного действия. Причём указывается, какие именно технические средства применены, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, полученные результаты (ст. 141 УПК).


§ 3. Обвинение в совершении преступления.


Если мнение об осуществлении следователем функции обвинения разделяют подавляющее большинство процессуалистов, то об объёме деятельности следователя в этом направлении существуют разногласия.

По мнению М.С. Строгович обвинение в совершении преступления включает в себя: 1) собирание доказательств, уличающих обвиняемого и устанавливающие, отягчающие его вину обстоятельства; 2) применение к обвиняемому различных принудительных мер: мер пресечения, обысков, освидетельствований и др.; 3) обоснование обвинения перед судом, усилия, направленные на то, чтобы убедить суд в виновности обвиняемого и в необходимости применить к нему наказание.17 Есть предложение включить в структуру обвинения – возбуждение уголовного дела, как начальную стадию обвинения. 18 Третье мнение на этот счёт таково: в уголовном процессе существуют 3 функции – обвинение, защита, разрешение дела, и обвинение и защита представляют собой – две диалектически противополжные по своей направленности вида уголовно-процессуальной деятельности, и не могут осуществляться одновременно одним лицом, и на определённом этапе следователь начинает осуществлять лишь одну из них, т.е. обвинение, после предъявления обвинения. Таким образом возбуждение дела и привлечение лица в качестве подозреваемого не представляют собой обвинения. 19

Вопрос о структуре уголовного преследования допускает и иное решение. Так, учитывая, что уличающее значение доказательств обусловлено не целью поставленной перед собой следователем, а их объективным содержанием, устанавливаемым при собирании и оценке доказательств, то эти действия должны рассматриваться как составная часть функции исследования обстоятельств дела, а не обвинения. Обыски и освидетельствования – это способы собирания доказательств. Они предпринимаются в отношении обвиняемого, но и других лиц. Результаты обысков, освидетельствований могут не только уличать, но и оправдывать обвиняемого, устанавливать смягчающие его вину обстоятельства. Спорным представляется отнесение к уголовному преследованию мер пресечения. Ведь их на равных основаниях применяют и следователь, и суд (ст.ст. 89, 91 – 92 УПК РСФСР). Возбуждение уголовного дела тоже не всегда может представлять собой начало обвинения в том случае, если дело возбуждено по факту совершения преступления, и ещё отсутствуют такие участники процесса как подозреваемый и обвиняемый.

Одной из форм реализации следователем функции обвинения является официально выраженное подозрение лица в совершении лица в совершении преступления. По действующему закону подозреваемым признаётся лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, и лицо, которому применена мера пресечения до предъявления обвинения (ст. 52 УПК). Юридическим выражением подозрения в совершении преступления являются: протокол задержания, постановление об избрании меры пресечения, до предъявления обвинения (ст. 90 УПК).

По мнению некоторых учёных, подозреваемый может задерживаться по постановлению о задержании подозреваемого в совершении преступления в тех случаях, когда решение о задержании принимает следователь, а фактически задержание на основании этого решения производит орган дознания либо другой следователь (в порядке поручения). В постановлении д.б. указано конкретно лицо, которое подозревается, преступление, в совершении которого оно подозревается, основания задержания.20

На практике же этот вопрос решается по другому: следователь не выносит постановления, а направляет органам дознания и другому следователю отдельное поручение, на основании которого они и осуществляют задержание.

О всяком случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, составляется протокол, в котором помимо прочих обстоятельств указываются основание задержания, являющееся одновременно основанием подозрения в совершении преступления. Задержанный знакомится с протоколом задержания, может дать объяснения по поводу подозрения и задержания, подлежащие занесению в протокол, и подписывает его.

О применении меры пресечения до предъявления обвинения следователь выносит мотивированное постановление, содержащее указание на преступление, в котором подозревается данное лицо, и основание для применения данной меры пресечения. Это постановление объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено (ст. 92 УПК). Если подозреваемый был задержан или в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он должен быть допрошен немедленно. Если произвести допрос немедленно не представляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырёх часов с момента задержания. Причём во время допроса ему должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, о чём делается отметка в протоколе его допроса. (ст. 123 УПК).

Реализация функции обвинения в форме подозрения предопределяется достижением определённого этапа в познании истины по уголовному делу и поэтому имеет под собой материальную основу в виде такой совокупности доказательств, которая позволяет предполагать виновность лица в совершении преступления и вместе с тем не является достаточной для привлечения его в качестве обвиняемого. Таким образом, в основе процессуального подозрения лежит фактическое подозрение лица в совершении преступления. Однако фактическое подозрение по действующему законодательству далеко не всегда может быть выражено юридически ( процессуально), поскольку официальным (юридически значимым) признаётся только подозрение, связанное с задержанием лица или применением к нему меры пресечения до предъявления обвинения.

Такое соотношение между фактическим и юридическим подозрением влечёт ряд негативных последствий. Фактически подозреваемое, но не задержанное и не подвергнутое мере пресечения лицо выступает в процессе до предъявления ему обвинения в качестве свидетеля. Мало того, что при этом лицо не наделено правами подозреваемого, оно вынуждено давать показания ( зачастую, не понимая или не зная положений ст. 51 Конституции РФ., против себя) под угрозой уголовной ответственности. Особенно часто в таком положении оказываются лица, в действиях которых находят признаки преступления. Уголовное дело возбуждают непосредственно в отношении действий таких лиц.

Второй и наиболее характерной формой реализации следователем функции обвинения является привлечение лица в качестве обвиняемого. Для образования целостной системы привлечения лица в качестве обвиняемого, а также для обеспечения прав и законным интересов обвиняемого на предварительном следствии, процессуальный порядок привлечения лица в качестве обвиняемого должен состоять из следующих действий: 1) принятие мер по обеспечению явки обвиняемого; 2) вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого; 3) разъяснения прав и обяазнностей обвиняемого; 4) предъявление обвинения; 5) допрос обвиняемого; 6) изменение и дополнение обвинения.

При наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК), указывая в нём преступление, в совершении которого обвиняется лицо, время, место и другие обстоятельства его совершения, поскольку они установлены материалами дела, и уголовных закон, предусматривающий данное преступление (ч. 1 ст. 148 УПК). В юридической литературе обращено внимание на то, что основаниями для принятия процессуального решения следует считать не наличие достаточных доказательств, подтверждающих необходимость решения, а доказанность факта совершения обвиняемым определённого преступления.21 Такое понимание основания к привлечению лица в качестве обвиняемого следует признать более точным, поскольку доказанность как основание решения складывается из достаточных доказательств, отсутствие которых не дают права следователю принимать решение о вынесении соотвествующего постановления. К моменту вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого должно быть доказано деяние, по поводу которого ведётся расследование: действительно ли оно имело место; совершено ли оно лицом, о привлечении которого в качестве обвиняемого решается вопрос; в деянии этого лица содержится ли состав конкретного преступления; отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу и уголовную ответственность лица. Понятие «достаточность» охватывает и количественную, и качественную стороны явления. Доказательства, которые кладутся в основу решения, должны быть достоверными, а их количество должно составить совокупность, позволяющую принять правильное решение. Уголовно-процессуальный закон распространяет все правила, относящиеся к собиранию, проверке и оценке доказательств, в одинаковой мере на следователя и на суд. Орган расследования при определении достаточности доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого должен ориентироваться на те требования, которыми будет руководствоваться суд при решении вопроса о доказанности виновности обвиняемого.

Привлечение в качестве обвиняемого должно базироваться не на простой совокупности доказательств, а на их системе, под которой понимается внутренее непротиворечие множества взаимосвязанных доказательств.22 Если нет системы доказательств, а есть лишь отдельные доказательства, не согласующиеся с другими, значит, нельзя принимать решение о привлечении лица в качестве обвиняемого. Важную роль в разрешении вопроса о достаточности доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого играет внутреннее убждение следователя. Трудно согласиться с мнением, что убеждение следователя при привлечении лица в качестве обвиняемого неправомерно и преждевременно ввиду того, что следствие ещё не окончено, не исследованы все обстояетльства дела и поэтому нет достаточных оснований для формирования внутреннего убеждения, поскольку это возможно только в конце следствия.23 Вывод следователя о наличии достаточных доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого представляет собой результат оценки определённой совокупности доказательств. А доказательства должны оцениваться по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности. Внутреннее убеждение должно быть неотъемлемым условием принятия всех важнейших решений по уголовному делу, в противном случае возникает опасность механического, формального подхода к их принятию. Следователь должен быть убеждён в достоверности вывода о совершении преступления лицом, привлекаемым им в качестве обвиняемого. Это означает, что следователь должен иметь твёрдую уверенность, в правильности своего вывода, решимость зафиксировать в соответствующих процессуальных документах – постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, готовность отстаивать его перед вышестоящими контролирующими и надзирающими инстанциями. Конечно, убеждённость следователя в совершении преступления определённым лицом, нельзя рассматривать в качестве критерия истинности постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Оценивая доказательства, составляя своё мнение об обстоятельствах по делу, следователь должен, прежде всего, руководствоваться положениями действующего закона, хотя законодатель в качестве критерия оценки доказательств называет правосознание (ст. 71 УПК). В литературе было высказано мнение, что правосознание может подменять или корректировать применение закона.24 Оно подвергнуто справедливой критике, поскольку подобный подход к оценке доказательств может привести к оправданию произвола и нарушений законности. Указание о необходимости руководствоваться при оценке доказательств кроме закона, также правосознанием является явно излишним, не соответствующим требованиям по обеспечению законных интересов обвиняемого и его следует исключить из закона. Для привлечения лица в качестве обвиняемого следователю достаточно установить такие данные, которые лишь с вероятностью подтвержают вывод о наличии преступления и совершении его данным лицом. Следователь может сомневаться в виновности лица и тем не менее предъявить ему обвинение для того, чтобы в результате проверки показаний обвиняемого убедиться в его виновности или невиновности, и не обязательно, чтобы верояность должна быть высока и приближаться к достоверности. Верояность независимо от её степени, остаётся всего лишь возможностью, предположением, проблематическим знанием. Также вывод следователя о совершении преступления определённым лицом при вынесении постановления о привлечении его в качестве обвиняемого является достоверным относительно той совокупности доказательств, которая собрана по делу к данному моменту. При другой совокупности доказательств, хотя бы добавлении одного дополнительного доказательства, не исключено, что оценка этой новой совокупности будет иной. Но и из новой совокупности должен вытекать только один, не вызывающий сомнения вывод – о доказанности совершённого противоправного действия лица. Иначе следователь не вправе принять ответственного решения о привлечении лица в качестве обвиняемого. Такое решениние должно основываться на достаточных и достоверных доказательств, не вызывающих в этот момент не малейших сомнений следователя о возможности иного решения, т.е. достаточными доказательствами применительно к акту привлечения в качестве обвиняемого, понимаются достоверные сведения, собранные, проверенные и оцененные следователем в установленном законом порядке, которые в своей совокупности приводят к единственному и правильному выводу на данный момент расследования о том, что определённое лицо совершило преступление, предусмотренное Уголовным кодексом, и не подлежит освобождению от ответственности за него.

Не позднее двух суток с момента вынесения этого постановления должно последовать предъявление обвинения, суть которого заключается в объявлении обвиняемому постановления о привлечении в качестве обвиняемого и разъяснении сущности предъявленного обвинения. Порядок и условия предъявления обвинения детально регламентированы законом (ст. ст. 143 – 154 УПК).

Если при производстве предварительного следствия возникнут основания для изменения предъявленного обвинения или его дополнения, следователь обязан предъявить обвинение вновь с соблюдением требований, установленных законом, и допросить лицо по новому обвинению (ч. 1 ст. 154 УПК). Это положение закона призвано обеспечить точность обвинения, его корректировку в соответствии с фактическими данными, полученными после привлечения лица в качестве обвиняемого, либо в соответствии с переоценкой ранее установленных данных.

Основанием привлечения в качестве обвиняемого является наличие достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения, т.е. наличие такой совокупности доказательств о совершении данным лицом определённого преступления, в результате которой у следователя складывается внутреннее убеждение относительно фактической и юридической сторон обвинения и его обоснованности. Не всегда можно рассматривать обвинение как истинное и доказанное утверждение о совершении преступления конкретных лицом. Истинность и доказанность характеризуют качественную сторону обвинения, его законность и обоснованность, но не являются признаками самого понятия. Обвинение остаётся таковым, даже если оно неистинно и недоказанно.

При вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователи чаще всего указывают в формулировке обвинения только фактические обстоятельства, составляющие преступное деяние, реже – только юридический вывод из фактических обстоятельств дела и ещё реже – и то и другое. Между тем именно последний способ формулирования обвинения следует признать наиболее правильным. Хотя первый наиболее распространён и согласуется с требованием действующего закона (ст. 144 УПК), он не раскрывает юридической формулы обвинения (его сути) и поэтому не в полной степени отвечает смыслу самого института обвинения и законному интересу обвиняемого знать сущность выдвинутого против него обвинения (а следовательно, и не в полной мере служит обеспечению его права на защиту). Квалификация содеянного по соответствующей норме закона не компенсирует отсутствия юридической формулы обвинения. В то же время сведение обвинения лишь к юридической формуле обвинения ещё в большей степени уязвимо, поскольку не позволяет конкретизировать, какие именно действия лица расцениваются как преступные, не раскрывают содержания обвинения. Закон требует указывать в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не только время и место совершения преступления, но и другие обстоятельства совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела.

Закон не даёт оснований считать вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого выбором окончательной позиции по делу. В противном случае не было бы смысла в продолжении предварительного производства и в тех нормах закона, которые предусматривают изменение и дополнение обвинения, не было бы возможности прекратить дело в отношении обвиняемого по реабилитирующему основанию. Вынося постановление о привлечении в качестве обвиняемого, следователь по действующему закону не предрешает вопроса о виновности. Но в то же время если постановление свести до уровня предположения, то обвинение по существу ничем не будет отличаться от подозрения.

Установив основания для привлечения в качестве обвиняемого, следователь обязан немедленно вынести соответствующее постановление, но в некоторых случаях допускается возможность отступления от этого правила по тактическим соображениям. При наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения, когда отсрочка привлечения лица в качестве обвиняемого не вызывается необходимостью, следователь должен безотлагательно вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Это диктуется рядом соображений, в том числе и соображениями тактического порядка. Своевременное привлечение лица в качестве обвиняемого имеет большое предупредительное и воспитательное значение. Допрос обвиняемого даёт следователю возможность получить объяснения обвиняемого, вовремя проверить их и тем самым свои выводы относительно его виновности, а обвиняемому – возможность защищаться против выдвинутого обвинения и активно содействовать установлению истины по делу. В силу изложенного следует считать порочными случаи, встречающиеся иногда в практике, когда предъявление обвинения искусственно затягивается до момента завершения расследования.

Окончательно и в развёрнутом виде вывод следователя о виновности лица в совершении преступления и объёме обвинения формулируется в обвинительном заключении. В описательной части излагаются сущность дела, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства дела, доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновность обвиняемого, доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов. В резолютивной части приводятся сведения о личности обвиняемого и излагается формулировка предъявленного обвинения с указанием статьи или статей уголовного закона, предусматривающих данное преступление.

Окончание предварительного расследования с составлением обвинительного заключения означает, что следователь пришёл к выводу о наличии достаточных оснований для придания виновного суду. Дело с обвинительным заключением направляется прокурору, который, признав, что имеются основания для направления дела в суд, утверждает своей резолюцией обвинительное заключение и направляет дело по подсудности. После принятия судьей или судом решения о предании обвиняемого суду, подсудимому вручается копия обвинительного заключения. Судебное следствие начинается оглашением обвинительного заключения.

Таким образом, обвинительное заключение является важнейшим процессуальным актом предварительного следствия. Оно знаменует собой, с одной стороны, изобличение лица в совершении преступления (на уровне предварительного расследования), с другой – порицание обвиняемого и решимость органов государства в лице следователя и прокурора обеспечить привлечение его к уголовной ответственности. Однако, относительно обвинительного заключения и его содеражания существует мнение о расширении его роли в судьбе обвиняемого. Специфика уголовного процесса Росси как процесса смешанного (инквизиционно-состязательного) типа такова, что доказательственная база формируется в нём в досудебных стадиях. Итоговым актом предварительного расследования является обвинительное заключение. В этом важном процессуальном документе излагаются существо обвинения, фактические данные, на которых оно основывается, юридическая квалификация действий обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие его ответственность и предлагается также вносить своё предолжение о наказании обвиняемого. По мнению автора отсутствие этого пункта страшит в последующем подсудимого, по причине неопределённости в вопросе о наказании, в связи с чем возникают трудности во время рассмотрения дела в суде (отказ от ранее данных показаний, обращение за помощью к услугам адвоката, не продиктованное необходимостью, переживания подсудимого и его близких).25 Предложение автора заслуживает внимания, но на фоне существующего положения вещей, представляется невыполнимым. Учитывая рост преступности и загруженность следователей работой, перекладывание обязанностей одних органов на другие вряд ли вызовет одобрение, к тому же, не указывается обязательность для суда такого предложения. При обязательном рассмотрении судом такого предложения следователя, в таком предложении можно усмотреть делегирование полномочий по осуществлению правосудия, что противоречит Конституции, при необязательном, эта процедура будет лишь пустой тратой времени, к тому же в целом аргументация не убедительна и не ясно определена практическая значимость такого предложения.

Четвёртой и весьма специфичной формой реализации функции обвинения в стадии расследования является формулирование и обоснованности вывода о виновности лица в совершении преступления в постановлении о прекращении дела по нереабилитирующему основанию. Специфичность этой формы реализации обвинения заключается в том, что в данном случае обвинение совпадает с осуществлением следователем функции разрешения дела и служит составным элементом разрешения дела.

В ограниченных пределах следователь осуществляет функцию обвинения и по делам о лицах, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости либо заболевших душевной болезнью после совершения преступления. Хотя постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении таких лиц не выносится и обвинение им не предъявляется , следователь в постановлении о прекращении уголовного дела либо о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительным мер медицинского характера формулирует вывод о совершении данным лицом общественно опасного деяния, который влечёт определённые юридические последствия, в том числе передачу дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Все уголовно –процессуальные формы обвинения неразрывно связаны с обвинением в материальном смысле. Материальная сторона обвинения – это те общественно опасные и противоправные действия, которые инкриминируются обвиняемому, их юридическая оценка. Обвинение как процессуальное явление может существовать лишь постольку, поскольку существует его материальная основа.

§ 4. Ограждение от неосновательного обвинения.


Ограждение от неосновательного обвинения как самостоятельная процессуальная функция следователя заключается в принятии им решений, в той или иной мере реабилитирующих обвиняемого или подозреваемого либо содержащих вывод о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого.

Вопрос об осуществлении данной функции следователем является спорным. Противники утверждают, что осуществление этой функции в принципе невозможно, т.к. осуществление защиты от обвинения, предъявленного самим же следователем, выглядит абсурдно.26 Некоторые не принимают к сведению аргументов ни той ни другой стороны, и вообще отрицают принадлежность функций обвинения и защиты следователю, а говорят о выполнении этим должностным лицом лишь одной функции в процессе – расследования уголовного дела.27

Бесспорное утверждение об осуществлении следователем функции защиты представляется не совсем логичным, но в то же время изучение уголовно-процессуального закона не даёт возможность отрицать существование таких положений, которые обязывают следователя содействовать защите подозреваемым и обвиняемым, а также отказываться от обвинения или прекращать уголовное дело, при наличии основании, указанных в законе. Название этого направления в деятельности следователя защитой является не совсем точным, и более правильным будет называть её – ограждением от неосновательного обвинения.

Установив неосновательность официально выраженного подозрения, следователь выносит постановление, реабилитирующее заподозренное лицо. Практически в соответствии с действующим законодательством такое постановление должно быть вынесено при неподтверждении подозрения в отношении лица, к которому мера пресечения была применена до предъявления обвинения. Вывод о реабилитации подозреваемого обычно формулируется в постановлении об отмене меры пресечения, избранной до предъявления обвинения.

В законе прямо не оговаривается необходимость вынесения реабилитирующего постановления при неподтверждении подозрения, но любое решение следователя, в том числе и решение об отмене меры пресечения, должно быть мотивированным. Именно в мотивировочной части постановления и должен указыватся вывод следователя о неподтверждении подозрения или отпадении в связи с этим оснований для дальнейшего применения меры пресечения.28

В тех случаях, когда постановление об отказе от обвинения в совершении преступления выносится в отношении лица, которое ранее было задержано или подвергнуто мере пресечения до предъявления обвинения, а затем освобождено от применения меры принуждения без реабилитирующего решения следователя, названное постановление служит средством ограждения лица от неосновательного подозрения.

Реабилитация, хотя и частичная, лица, обвинённого в совершении преступления, а следовательно, ограждение обвиняемого от неосновательного обвинения имеет место и при изменении следователем обвинения в сторону его смягчения. Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в этой части, о чём объявляет обвиняемому (ч. 2 ст. 154 УПК).

Составляя обвинительное заключение либо постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию, следователь освещает установленные в ходе расследования обстоятельства , смягчающие ответственность обвиняемого. Это тоже одна из важных форм ограждения граждан от неосновательного обвинения, выражающая собой одновременно и реализацию принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. Закон предусматривает, что в обвинительном заключении должны быть изложены обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого (ч. 2 ст. 205 УПК). Постановление о прекращении уголовного дела должно быть мотивированно, в нём излагается сущность дела и основания прекращения. Очевидно, что смягчающие ответственность обстоятельства являются составной частью тех факторов, которые характеризуют как сущность дела, так и основания прекращения. Следовательно, они должны быть отражены в постановлении.

Наиболее характерной и ярко выраженной формой реализации следователем рассматриваемой функции является прекращение уголовного дела в отношении подозреваемого или обвиняемого в связи с отсутствием события или состава преступления. Это может иметь место как при прекращении всего уголовного дела – в этом случае реализация функции защиты и разрешения дела совпадают (п. 1 ч. 2 ст. 208 УПК), - так и при прекращении дела в отношении отдельного подозреваемого или обвиняемого. Если по делу привлечено несколько обвиняемых, а основания к прекращению дела относятся не ко всем обвиняемым, то следователь прекращает дело в отношении отдельных обвиняемых (ч. 2 ст. 208 УПК). Это правило сформулировано в законе лишь применительно к обвиняемому, хотя по смыслу оно с полным основанием может быть распространено и на подозреваемого.

Сложным является вопрос о таком основании прекращения уголовного дела, как недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств (п. ч. 1 ст. 208 УПК). Прекращение дела по этому основанию следует рассматривать как ограждение от неосновательного обвинения. Однако более внимательный взгляд на это основание прекращения дела, особенно с позиций рассматриваемой функции следователя, позволяет заметить, что оно недостаточно последовательно, поскольку полностью не снимает подозрения в отношении обвиняемого.

Недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления может означать недоказанность события или состава преступления, что должно расцениваться соответственно либо как отсутствие события преступления, либо как отсутствие в деянии обвиняемого состава преступления. Прекращение дела в подобных случаях по п.1 или п. 2 ст. 5 УПК было бы наиболее правильным решением с точки зрения принципа презумпции невиновности, ибо нельзя официально оставлять под сомнением честь и репутацию человека, участие которого в совершении преступления не доказанно или, говоря иначе, невиновность которого официально не опровергнута.

В процессе производства по уголовному делу следователь выполняет многие другие действия, обеспечивающие обвиняемому возможность защищаться установленными законом способами и средствами от предъявленного ему обвинения, охраняя его личные и имущественные права (ознакомление с процессуальными правами и обеспечение возможности их осуществления).





§ 5. Обеспечение возмещения материального ущерба, причинённого преступлением,

и исполнения приговора в части конфискации имущества.


Деятельность следователя по обеспечению возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества включает систему процессуальных и организационных средств. К ним следует отнести все процессуальные и организационные средства отыскания и изъятия имущества и ценностей, подлежащих возврату законному владельцу, признания гражданским истцом, привлечения в качестве гражданского ответчика, установления имущества и ценностей, которые могут быть обращены в погашение, наложение ареста на имущество, возвращения имущества законным владельцам, побуждения виновных к добровольному возмещению или устранению материального ущерба и т.п.

Действия следователя в этом направлении носят как бы пограничный характер, входя определёнными сторонами в содержание и других функций. Так, поиск и изъятие похищенных предметов, выявление размера ущерба – меры, которые входят не только в возмещение причинённого вреда, но в то же время и в исследование обстоятельств дела, а формулировка и обоснование вывода об ущербе, если этот ущерб предусмотрен законом как один из признаков данного преступления, - также в функцию обвинения. Постановление о наложении ареста на имущество представляет акт процессуального руководства, а сама процедура описи, передачи на ответственное хранение или изъятие имущества – действия, направленные на возмещение ущерба.29

Побуждение виновного к добровольному возмещению материального ущерба не может рассматриваться как процессуальное действие. Это – совокупность самых различных способов целенаправленного воздействия на сознание виновного, соответствующих закону и нормам морали, цель которых вызвать у виновного желание загладить причинённый его преступными действиями вред, и в частности возместить материальный ущерб. Добровольное возмещение ущерба или устранение вреда – наиболее ценная форма устранение вредных последствий преступления. Поэтому уголовный закон признаёт их обстоятельством, смягчающим ответственность. Это целесообразно сообщить обвиняемому одновременно с разъяснением его прав.

В законе довольно чётко регламентирован порядок и документирование изъятия предметов при производстве следственных действий. Этого нельзя, однако, сказать относительно добровольной выдачи предметов. В практике в подобных случаях составляются протоколы различного наименования и содержания. При этом не всегда отражаются факт и обстоятельства добровольной выдачи, характеристика выданных предметов, хотя необходимость в этом очевидна.

Иногда лицо, причинившее преступлением материальный ущерб, представляет в орган расследования имущество или деньги специально для возмещения ущерба. Если они не являются вещественными доказательством, то в соответствии с волей виновного должны быть переданы или перечислены потерпевшему (гражданскому истцу). Это одна из форм добровольного возмещения материального ущерба, причинённого преступлением.

Одной из форм возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, является возврат следователем имущества законному владельцу. Обычно такое имущество признаётся по делу вещественным доказательством, которое по общему правилу должно храниться при уголовном деле (ч. 1 ст. 85 УПК). Однако в отдельных случаях оно может быть возвращено и раньше, если это возможно без ущерба для производства по делу. Вещественные доказательства, подвергающиеся быстрой порче, если они не могут быть возвращены владельцу, сдаются в соответствующие учреждения для использования по назначению с последующим возмещением владельцу предметов того же рода и качества или уплатой ему их стоимости (чч. 2, 3 ст. 85 УПК).

Решение следователя о возвращении собственнику (законному владельцу) ранее отчуждённых у него ценностей до разрешения уголовного дела должно быть зафиксировано и обосновано в специальном постановлении либо в постановлении о прекращении уголовного дела. О фактической передаче их составляется протокол либо отбирается расписка у лица, получившего ценности. В ряде случаев целесообразно обязать его сохранить полученные им предметы до разрешения уголовного дела.

По общему правилу деньги, ценности и иные вещи, отчуждённые преступником у законного владельца и признанные по делу вещественными доказательством, подлежат возврату законному владельцу при разрешении уголовного дела, в том числе и при прекращении его. В случае спора о принадлежности этих вещей он подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства. (п. 4 ст. 86 УПК).

Не подлежат возврату вещи, запрещённые к обращению. Они передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются. Вещи, не представляющие никакой ценности и не могущие быть использованными, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им (пп. 2, 3 ст. 86 УПК).

Когда нет оснований сомневаться в размере ущерба, подлежащего возмещению, то перед решением вопроса о прекращении дела надо предложить обвиняемому возместить причинённый ущерб, а если у него нет возможности сделать это в данный момент, предложить ему возместить ущерб добровольно в течение определённого времени; причём обязательство обвиняемого возместить ущерб следует рассматривать как одно из условий его освобождения от уголовной ответственности.

По действующему законодательству следователь обязан принять меры против сокрытия имущества обвиняемого (ст. 30 УПК) лишь для обеспечения возможной конфискации имущества как вида уголовного наказания. УПК предусматривает обращение в доход государства денег и ценностей, нажитых преступным путём, лишь в случаях, когда последние признаны вещественным доказательством по делу, что далеко не всегда имеет место при установлении их происхождения. Поскольку и в этих случаях преступно нажитое имущество должно взыскиваться в доход государства, следователь должен принять меры обеспечения возможной конфискации преступно нажитых денег и ценностей.

Действенным средством обеспечения возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, является наложение ареста на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретённое преступным путём (ст. 175 УПК).

Наложение ареста на имущество осуществляется, как указано в законе, в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества. Кроме того, следует иметь в виду и обеспечение возможного разрешения судом по своей инициативе вопроса о возмещении материального ущерба. Когда возникает необходимость обеспечить достижение хотя бы одной из перечисленных выше целей, наложение ареста на имущество является обязанностью следователя.

О принятии мер обеспечения заявленного гражданского иска вправе просить гражданский истец или его представитель (ст. 54 УПК), но следователь обязан принять такие меры и по своей инициативе.

Условия и порядок наложения ареста на имущество детально регламентированы законом (ст.ст. 175 – 177 УПК).

Для наложения ареста на имущество не требуется установления всех обстоятельств совершения преступления, характера и размера материального ущерба, привлечения лица в качестве обвиняемого. Для применения этой меры достаточно данных, указывающих на совершение преступления и причинение им материального ущерба. Такая позиция законодателя обусловлена, с одной стороны, тем, что меры обеспечения носят подчас неотложный характер (когда есть основания опасаться за сохранность ценностей), с другой – тем, что эти меры (например, обыск, выемка) часто служат одновременно и средством доказывания виновности лица, и средством установления размера ущерба, причинённого преступлением.

По общему правилу арест не может быть наложен на предметы, имеющие значение вещественных доказательств. По смыслу закона (ст. ст. 83, 84 УПК) такие предметы подлежат изъятию и должны храниться при уголовном деле. Лишь в силу громоздкости они могут храниться в ином месте, указанном следователем, в частности у лиц, у которых они обнаружены, например у добросовестного приобретателя. Однако и в этих случаях на эти предметы может быть наложен арест. На такие предметы полностью распространяются все правила, установленные для вещественных доказательств (ст. ст. 84-86 УПК). Предмет передаётся на хранение не в качестве арестованного имущества, а в качестве вещественного доказательства.

Арест не может быть наложен на предметы, необходимые для самого обвиняемого или лиц, находящихся на его иждивении (ч. 4 ст. 175 УПК). Однако это правило не распространяется на имущество, приобретённое преступным путём. Такой вывод следует из анализа ст. ст 83 и 86 УПК (ценности, нажитые преступным путём, являются вещественными доказательством и подлежат обращению в доход государства, а остальные вещи, являющиеся вещественным доказательством, выдаются законным владельцам).

Наложение ареста на имущество предусмотрено в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества. Когда по обстоятельствам дела у следователя есть основание ожидать конфискации имущества обвиняемого, арест на него, безусловно, должен быть наложен. Что же касается гражданского иска, то его обеспечение отнюдь не всегда требует наложения ареста на имущество обвиняемого. Если по обстоятельствам дела нет оснований опасаться за реальное исполнение решения суда о взыскании с лица незначительной денежной суммы (с учётом личности обвиняемого, его материального положения, наличия постоянного заработка и т.п.), то нет оснований и для применения наложения ареста на имущество. В подобных случаях обеспечения гражданского иска гарантировано иными обстоятельствами, не требующими применения специальных мер. Наложение ареста на имущество в таких случаях было бы излишним, неоправданным стеснением законных интересов обвиняемого. Решение суда о взыскании с виновного значительной денежной суммы может быть реализовано в таких случаях быстрее и с меньшими хлопотами, нежели при реализации арестованного имущества, а это в большей степени соответствует интересам потерпевшего от преступления лица. Таким образом, едва ли правильно требовать наложения ареста на имущество абсолютно во всех случаях, когда ущерб остаётся невозмещённым. Данный вывод отнюдь не означает ослабления требования обязательного применения указанной процессуальной меры, когда это целесообразно и необходимо.

Арест имущества отменяется постановлением следователя.

Прекращая уголовное дело, следователь независимо от оснований прекращения обязан отменить арест на имущество. Решение об этом может быть сформулировано в постановлении о прекращении уголовного дела.

В последнее время в судебной практике всё чаще появлются случаи требования возмещения помимо материального вреда, причинённого преступлением, ещё и компесации морального вреда. Этот вопрос приобретающий всё большую актульность заслуживает более подробного рассмотрения.

Впервые в истории российского законодательства понятие «моральный вред» появилось в ст. 53 УПК РСФСР, определявшей потерпевшего как лицо, которому преступлением причиннён моральный, физический или имущественный вред. Хотя в дальнейшем, с 90-х годов, институт морального вреда становиться главным образом одним из институтов гражданского законодательства, это понятие остаётся юридически значимым и в уголовном процессе. Введённый в действие с 1 января 1997 г. новый УК РФ содержит норму, связывающую определённые правовые последствия с возмещением морального вреда, - ст. 61 УК РФ «Обстоятельства, смягчающие наказание». Согласно п. 1 «к» упомянутой статьи к числу обстоятельств, смягчающих наказание, относится добровльное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причинённых в результате совершения преступления. Если с оценкой материального вреда всё более менее понятно, то дело с оценкой морального вреда обстоит сложнее. Поскольку имущественный ущерб поддаётся точной оценке, вынести суждение о его полном или частичном возмещении несложно ввиду стоимостной оценки как ущерба, так и его возмещения. Причём такую оценку может сделать как сам преступник, так и следователь, в крайнем случае прибегая к услугам специалиста. Моральный вред сам по себе не имеет стоимостного эквивалента, и компенсация его является денежной суммой, предназначенной сгладить негативное воздействие на психику потерпевшего, «вознаградить» за причинённые преступлением страдания. Определение размера компенсации отнесено к компетенции суда (ст. ст. 151, 1101 ГК РФ). Таким образом, размера компенсации морального вреда в точном смысле закона не существует до того момента, пока суд не определил этот размер. Отсюда следует, что преступник, добровольно возмещая моральный вред, или следователь, не имеют представления о действительном, т.е. таком, который мог бы быть определён судом, размере компенсации. Кроме того, размер компенсации морального вреда не входит в предмет доказывания по уголовному делу, определённый в ст. 68 УПК, в отличие, например, от размера имущественного ущерба.

Пункт 1 ст. 1101 ГК, развивая положение ст. 151 ГК, устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Однако применительно к добровольному возмещению морального вреда в смысле ст. 61 УК это условие не обязательно. Такое возмещение видимо может производится путём передачи имущества, а также совершением иных действий, направленных на сглаживание физических и нравственных страданий (например, уход за потерпевшим, травмированных в результате преступления).30

Необходимо уточнение либо дополнение уголовного процессуального законодательства. Так в ст. 29, 53, 137 УПК требуется незамедлительно внести дополнение о возможности возмещения в пользу потерпевших, помимо имущественного ущерба, также и морального. Одновременно в уголовно-процессуальном законодательстве следовало бы дать чёткое определение термина «моральный вред». Дело в том, что из ст. 51 ГК вытекает, что правом на компенсацию морального вреда пользуются только лица, понесшие физические или нравственные страдания в связи с посягательством на их неимущественные права или нематериальные блага. Таким образом, потерпевшие почти по всем видам преступлений корыстной направленности, составлящих более половины всех совершаемых преступлений, лишаются возможности компенсировать причиннённые им психические страдания. По всей видимости, мало кто будет отрицать огромный психологический стресс, испытываемый людьми, у которых «вынесли» из квартиры все ценные вещи или угнали автомобиль. Матераиальная компенсация такого рода страданий была бы в высшей степени оправдана. Одним из способов решения этой задачи может явиться введение в уголовное судопроизводство ещё одного термина – «психический (эмоциональный) вред». Но в этом случае мы столкнулись бы с тем, что гражданское законодательство такого термина «не знает». Более реальным видится другой путь. Целесообразно прямо указать, что под моральным вредом в уголовном судопроизводстве, подлежащим материальной компенсации, понимается физические и нравственные страдания, испытываемые гражданами в связи с совершенными против них деяниями, преследуемыми уголовным законом.31

Из сказанного можно сделать, что в законодательстве существуют пробелы и коллизии норм, регламентирующих порядок возмещения морального вреда (что понимать под моральным вредом в уголовном и гражданском законодательстве; в чём может быть выражена компесация; а также действия следователя по обеспечению возмещения морального вреда; и допустимо ли вообще возмещение морального вреда в порядке уголовного судопроизводства, а если да, то по какой категории преступлений).

Всё чаще в последнее время, при переходе к рыночной экономике, развития внешнеэкономических связей, встречаются случаи, взаимодействия правоохранительных органов разных государств по борьбе с преступностью, в том числе и в области розыска, ареста и конфискации преступно нажитого имущества. Но в процессе взаимодействия, встаёт вопрос о правовом регулировании. Ст. 32 УПК, которая является бланкетной, не содержит чётких правил о порядке сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими органами иностранных государств и выполнения ими поручений, и поэтому значительная роль в урегулировании этих отношений принадлежит международным конвенциям и договорам, а также Российским законодательным актам, принятыми в соответствии с ними.

В целом анализ национального законодательства и международно-правовых документов позволяет сделать вывод, что правоохранительные органы России, в том числе осуществляющие предварительное расследование, вправе рассчитывать на международную помощь в: розыске и аресте имущества обвиняемого; розыске, аресте и изъятии имущества, денег и ценностей, нажитых преступным путём, а равно доходов от преступной деятельности, к которым относится материальная выгода, полученная в результате совершения преступлений, и может включать имущество любого вида; возмещение ущерба потерпевшим от преступлений; обеспечение конфискации (как вида наказания за совершённое преступление; об осуществлении розыска имущества обвиняемого, которое может подлежать конфискации по приговору суда.32 С этой целью следователи вправе, используя соответствующие процедуры обращения, могут возбуждать ходатайства перед соответствующими органами зарубежных государств. Но этому должна предшествовать проверка на соответствие этого обращения следующим условиям: возбуждение уголовного дела в установленном законом порядке; должно производится расследование обстоятельств деяния, предусмотренных соответствующими статьями УК, санкции которых предусматривают в виде дополнительного наказания конфискацию имущества, а также при причинении преступлениями вреда, подлежащего возмещению за счёт средств обвиняемого; в соответствии со ст. 68 УПК РСФСР в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, входит установление похищенных (а равно любым другим противозаконным способом добытых) денежных средств и имущества, установление механизма и способа совершения преступления; когда по обстоятельствам дела имеются данные о сокрытии за рубежом денег и иных ценностей, нажитых преступных путём.33
















§ 6. Пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств,

способствующих совершению преступлений.


Вся деятельность следователя, в конечном счёте, направлена на предупреждение преступлений. Быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, обеспечение неотвратимости ответственности – всё это, будучи составной частью уголовного судопроизводства, способствует укреплению законности, пресечению, предупреждению и искоренению преступлений, воспитанию граждан в духе неуклонного исполнения законов. Однако деятельность следователя в определённой части непосредственно направлена на пресечение и предупреждение преступлений. Следователь обязан не только выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления (в процессе реализации функции исследования обстоятельств дела), но и принимать меры к их устранению (ст. 21 УПК). Информационной базой для этой работы служат устанавливаемые по уголовному делу данные об обстоятельствах подготавливаемого, длягощегося или законченного преступления, его ближайших причинах и условиях. Это определяет границы предупредительной работы следователя. Если пресечение состоит в непосредственном воздействии на поведение виновного с тем, чтобы не дать ему довести до конца, продолжить или повторить конкретные общественно опасные действия, предупреждение представляет воздействие на объективные обстоятельства, способствовавшие данному преступлению.34

Меры к предотвращению или пресечению преступления следователь должен принимать уже в стадии возбуждения уголовного дела – одновременно с его возбуждением (ч. 4 ст. 112 УПК), либо при направлении заявления или сообщения по подследственности или подсудности (ст. 114 УПК). Закон не указывает, в каких конкретно формах следователь совершает подобные действия: формы предотвращения и пресечения преступлений на этой стадии весьма разнообразны и должны определяться в каждом случае с учётом конкретных обстоятельств и характера преступного посягательства.

В процессе расследования средством предупреждения преступлений может служить отстранение обвиняемого от должности. В частности, когда есть основание полагать, что оставление обвиняемого в должности может быть использовано им для совершения нового преступления или продолжения преступной деятельности, следователь выносит постановление об отстранении обвиняемого от должности, которое должно быть утверждено прокурором. (ст. 153 УПК).

При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый будет заниматься преступной деятельностью, следователь вправе применить к нему одну из следующих мер пресечения: подписку о невыезде, личное поручительство или поручительство общественной организации, заключение под стражу (ст. 89 УПК). В исключительных случаях мера пресечения может быть применена в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, но в этом случае обвинение должно быть предъявлено ему не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения; если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется (ст. 90 УПК). В целях разрешения вопроса о применении к заподозренному лицу меры пресечения в виде заключения под стражу это лицо может быть предварительно задержано. Но такое задержание может быть оправдано только в случае необходимости неотложного решения вопроса о мере пресечения.

Одним из основных процессуальных средств, специально предназначенных для предупреждения преступлений, является представление следователя. Установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, следователь обязан внести в соответствующее предприятие, учреждение или общественную организацию представление о принятии мер по устранению этих причин и условий. Администрация предприятия, учреждения или организации обязана не позднее чем в месячный срок рассмотреть представление следователя, принять необходимые меры и сообщить об этом следователю (ст.ст. 21(1), 140 УПК).

О том в какой момент расследования следователь должен внести представление, большинство процессуалистов сходятся во мнении, что представление должно быть внесено сразу, как только установлены обстоятельства, способствовавшие преступлению. Когда получены достоверные данные об этих обстоятельствах и существует угроза новых преступных посягательств. Обстоятельства, для устранения которых необходимо принять меры, могут быть установлены на любом этапе расследования, и по мере их установления у следователя возникает обязанность внести представление. Если есть возможность более полно и всесторонне исследовать обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и нет необходимости немедленно принимать меры к их устранению, представление может быть внесено позднее.

Представление, вносимое по материалам уголовного дела, является процессуальным документом и подлежит приобщению к уголовному делу, чтобы прокурор и суд знали о принятых следователем мерах; в случае необходимости они могут выяснить, что сделано по представлению следователя. Поскольку представление может так или иначе касаться интересов обвиняемого, при ознакомлении с материалами дела ему должна быть обеспечена возможность ознакомиться и с представлением. Кукарский считает, что при составлении представления, следователь не должен ограничиваться только лишь констатацией недостатков, вследствие чего вышеназванный документ будет носить лишь формальный характер. Совершенно необходимо конкретно указать, какие именно недостатки в административной или хозяйственной деятельности имели место, когда, на каком участке, кем и по чьей вине они допущены, каким образом способствовали преступлению. Когда для установления этих обстоятельств потребовались специальные научные или технические познания, уместно в тексе представления или в приложении к нему (в виде копии или выписки из заключения) привести суждения по данному вопросу эксперта. Это повысит убедительность представления, его действенность.35

Если в полученном заявлении или сообщении о преступлении имеются данные об административном или дисциплинарном проступке либо ином нарушении общественного порядка или правил социалистического общежития, следователь вправе направить поступившее заявление или сообщение на рассмотрение общественной организации, товарищеского суда, трудовому коллективу или передать полученный материал на разрешение в административном или дисциплинарном порядке (ч. 2 ст. 113 УПК). Такие действия направлены на предотвращение совершения преступлений теми лицами, поступки и образ жизни которых дают основание опасаться этого

Аналогично поступает следователь и в тех случаях, когда устанавливает факты, требующие применения мер общественного, дисциплинарного или административного воздействия в отношении лица, привлекавшегося в качестве обвиняемого, или иных лиц. Прекращая уголовное дело, следователь доводит об этих фактах до сведения общественной организации, товарищеского суда, трудового коллектива или администрации предприятия, учреждения для принятия общественных дисциплинарных или административных мер воздействия (ч. 4 ст. 209 УПК).

Предупреждению преступлений способствует и такая мера, как конфискация орудий преступления в случае прекращения дела (ст. 86 УПК).

По мнению Дубинского, на пресечение и предупреждение преступлений в стадии расследования направлено изъятие – путём выемки или обыска: орудий и средств преступления; предметов, хранение которых само по себе образует состав преступления; предметов, которые по своему назначению, по соображениям государственной безопасности или по иным основаниям могут приобретаться по особым разрешениям, когда они приобретены без такого разрешения; находящиеся в незаконном владении служебных документов, печатей и штампов, незаполненных официальных бланков, личных документов, утраченных их владельцами. 36

Кроме выше перечисленных мер направленных на предупреждение и пресечение преступлений. Ларин предлагает рассматриваить выявление и привлечение к уголовной ответственности подстрекателей, пособников, организаторов и др., которые побуждали обвиняемого к совершению преступления или создавали условия, этому способствующие, как одно из направлений в деятельности следователя в этой области. 37

В последнее время, на фоне быстрого роста преступности, деятельность следователя по предупреждению и пресечению преступлений мало эффективна. Происходящие в последние годы в Росси процессы негативно сказались на ранее существовавшей системе предупреждения преступлений, а те средства предупреждения и пресечения преступлений, имеющиеся в распоряжении правоохранительных органов, в частности, следователя, недостаточны. В настоящее время эта система мер практически разрушена, работа по предупреждению преступлений ныне оказалась ослабленной. Нет единой системы органов, ведущих предупредительную деятельность, нет также единого закона.38 Учитывая это а так же разработки учёных криминологов, автор и составители законопроекта говорят о необходимости принятия закона, регулирующего дятельность по предупреждению преступлений, как главного «орудия» борьбы с преступностью. Если обратиться к законопроекту, то авторы предлагают рассматривать правоохранительные органы, и следователя в частности, как одного из многочисленных субъектов, занятых в области предупреждения преступлений. (ст. 3 законопроекта), а к уже существующим средствам борьбы с преступностью, добавить общие – правовое воспитание; обучение населения, ещё и специфические (осуществляемые правоохранительными органами, следователями) – профилактические беседы; официальное предостережение; профилактический учёт; профилактическое предписание (ст. 15 проекта).39 Однако в проекте закона не указан порядок и механизм осуществления этих мер.


§ 7. Розыск обвиняемого.


Розыск обвиняемого не является обязательным элементом расследования. Основанием осуществления этой функции является неизвестность места нахождения обвиняемого. Чаще всего это вызывается тем, что обвиняемый умышленно скрывается от органов следствия и дознания, стремясь избежать ответственности за содеянное. Но возможны случаи, когда место нахождения обвиняемого неизвестно следователю по другим причинам. И в первом, и во втором случае розыск обвиняемого одинаково необходим для полного выполнения задач уголовного судопроизводства, для реализации принципа неотвратимости ответственности за совершённое преступление.

Формы и средства осуществления рассматриваемой функции представляют собой совокупность как установленных законом средств исследования обстоятельств дела, так и всевозможных непроцессуальных средств получения информации, не противоречащих закону и нормам морали. Результативность осуществления этой функции проявляется главным образом в обнаружении места нахождения обвиняемого.

Требование закона о том, что следователь должен принять все меры к обнаружению обвиняемого, обязывает его в пределах своей компетенции выполнить все возможные и допускаемые уголовно-процессуальным законом действия, которые по обстоятельствам дела могут способствовать установлению места нахождения обвиняемого (это могут быть любые следственные действия, меры процессуального принуждения, в том числе и меры пресечения, а так же отдельные поручения следователям, поручения и указания органам дознания, объявление розыска, направление запросов, истребование справок, обращение за помощью к общественности и отдельным гражданам и т.д.).

Решняк предлагает рассматривать функцию следователя по розыску несколько шире, чем просто принятие мер к розыску уже скрывшегося обвиняемого, и предлагает включь в неё и меры принимаемые следователем по предупреждению уклонения обвиняемого от следствия в случае избрания меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, а именно: 1) изучение в процессе допросов личности обвиняемого, его связей, родственников, окружения (соседи по дому, коллеги по работе, получение информации о личности от участкового и т.д.) с целью выявления намерения скрыться от следствия и возможности реализации данного намерения; 2) направление рапорта о надзоре по месту жительтсва обвиняемого. Рапорт направляется начальнику отделения (отдела) милиции по месту регистрации и (или) месту фактического проживания с уведомлением о привлечении гражданина к уголовной ответственности по ст. УК (какой) и избрании ему меры пресечения (какой) для принятия необходимых мер по предупреждению возможности уклонения от следствия. Одновременно в паспортном столе отделения (отдела) милиции выставляется сторожевой листок с тем, чтобы без уведомления следователя обвиняемого не выписывали с места регистрации; 3) направление сообщения о привлечении гражданина к уголовной ответственности в отдел кадров по месту его работы (если он работает) – с предложением незамедлительно сообщать следователю о предполагаемом увольнении или неявке на работу, а также с просьбой не направлять обвиняемого во время производства предварительного следствия в командировки. В случае направления в командировку – незамедлительно сообщать следователю о месте пребывания и сроке отсутствия обвиняемого; 4) направить в военкомат по месту регистрации (приписки) обвиняемого сообщение о привлечении его к уголовной ответственности с предложением отсрочить призыв на военную службу или военные сборы; 5) направить сообщение о привлечении гражданина к уголовной ответственности в паспортно-визовую службу (ОВИР) с просьбой о незамедлительном сообщении следователю в случае оформления обвиняемым загранпаспорта; 6) если обвиняемый имеет статус беженца или иммигранта, направить сообщение о привлечении его к уголовной ответственности в Миграционную службу с просьбой о незамедлительном сообщении следователю об изменении местожительства и перемещении обвиняемого; 7) направить сообщения о привлечении гражданина к уголовной ответственности в службы таможенного и пограничного контроля для предотвращения пересечения границы.40

Для принятия мер к розыску обвиняемого вовсе не требуется специального объявления розыска, которое представляет лишь одну меру в общей системе действий следователя по обнаружению скрывшегося обвиняемого. Когда у следователя есть оснований надеяться на установление места нахождения обвиняемого иными средствами (путём допроса определённых лиц, наложение ареста на корреспонденцию, проверки следственным путём наиболее вероятных версий и др.), он может обойтись вообще без объявления розыска либо прибегнуть к нему позднее, когда в этом возникает необходимость. Но как только целесообразность и необходимость объявления розыска становятся очевидными, то следователь должен применить эту меру, не откладывая её до момента приостановления дела.

Если профилактические мероприятия, направленные на пресечение попытки скрыться от следствия, не привели к положительному результату, следователю необходиму выполнить следующие процессуальные действия, направленные на розыск скрывшегося обвиняемого:1) допросить родственников, соседей, приятелей, сослуживцев, технический персонал по месту службы обвиняемого о его возможном местопребывании. В процессе допросов установить наиболее широкий круг знакомых, возможно обладающих необходимой информацией; 2) вынести постановления и прозвести обыска (по месту жительства самого обвиняемого, его семьи, родственников, при необходимости – иных лиц) с целью обнаружения сведений о месте нахождения обвиняемого; 3) в случае установления умышленности действий обвиняемого, направленных на уклонение от следствия, не дожидаясь окончания срока предварительного расследования, вынести постановление об объявлении скрывшего обвиняемого в розыск и направить его для исполнения в орган дознания; 4) если лицо, подозреваемое в совершении преступления, скрылось до предъявления обвинения и при наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения, необходимо вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого (заочно) и избрать ему меру пресечения. Если обвиняемый скрылся после предъявления ему обвинения и избрании меры пресечения, не связанной с лишением свободы, необхоимо решить вопрос об изменении меры пресечения; 5) вынести постановление и наложить арест на почтово-телеграфную корреспонденцию, адресованную родственникам, знакомым; 6) принять меры к установлению наличия депозитных, текущих или иных счетов в сберегательных и (или) коммерческих банках и наложить арест на эти счета; 7) дать отдельное поручение об организации прослушивания телефонных переговоров родственников, близких знакомых и иных лиц; 8) при истечении срока предварительного следствия, в случае выполнения всех возможных в отсутствие обвиняемого следственных действий и принятии всех возможных мер к его розыску, вынести постановление о приостановлении производства по делу.

Объявление розыска по существу является поручением органам дознания (одному или группе – когда объявляется местный розыск, всем – при объявлении всероссийского розыска). Но поскольку розыск гражданина, хотя и обвиняемого в совершении преступления, сопряжён с определёнными правовыми последствиями, а также со значительными материальными затратами, законодатель установил в качестве особой гарантии обоснованности решения об объявлении розыска вынесение постановления (о приостановлении предварительного следствия и объявлении розыска или специального постановления).

Объявляя розыск, следователь должен приложить к постановлению и вместе с ним направить органу дознания справку о личности разыскиваемого, в которой излагаются все данные, необходимые для успешного осуществления розыска. При наличии оснований, указанных в законе, следователь может избрать в отношении разыскиваемого меру пресечения, в том числе с санкции прокурора – заключение под стражу (ч. 3 ст. 196 УПК). Правильное избрание меры пресечения – необходимая предпосылка предупреждения уклонения обвиняемого от следствия и суда по завершению розыска. Постановление об избрании меры пресечения прилагается к постановлению, которым объявлен розыск обвиняемого.

Если по обстоятельствам дела ясно, что обвиняемый умышленно скрывается от следствия и суда, то избрание в отношении такого лица мерой пресечения заключение под стражу (при соблюдении требовании ст. 96 УПК) следует рассматривать не как право следователя, а как его обязанность (ч. 1 ст. 89 ч.1 ст. 101 УПК).

Обвиняемый, в отношении которого объявлен всероссийский розыск и мера пресечения которому избрана в виде заключения под стражу, может быть обнаружен и задержан вне места производства следствия, в другой области. Чтобы обеспечить своевременное этапировании обвиняемого к месту производства расследования, необходимо одновременно с избранием меры пресечения вынести постановление и получить санкцию прокурора об этапировании обвиняемого к месту производства расследования в случае задержания его за пределами области. Постановление должно быть санкционировано прокурором и приобщено к постановлению об объявлении розыска.

К постановлению о розыске приобщается также постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого, что призвано обеспечить права и законные интересы обвиняемого. (ст. ст. 148 –150 УПК).

Таким образом, при объявлении всероссийского розыска обвиняемого следователь к постановлению о розыске должен приложить копии постановлений о привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, об этапировании его (если мерой пресечения избрано заключение под стражу) и, наконец, справку о личности разыскиваемого.

Когда обвиняемый скрылся или по иным причинам не установлено место его нахождения, предварительное следствие по истечении срока на его производство приостанавливается (ч. 3 ст. 195 УПК).

После приостановления производства по делу, следователь должен незамедлительно направить в орган дознания следующие документы: 1) копию постановления о приостановлении уголовного дела; 2) постановление о розыске обвиняемого (если оно не направлялось ранее); 3) справку о личности обвиняемого; 4) копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого; 5) постановление об избрании меры пресечения.

Одновременно с процессуальными следственными действиями следователь может как до, так и после приостановления выполнять следующие мероприятия, направленные на розыск обвиняемого: направить запросы в ЗИЦ, ГИЦ о возможном привлечении в качестве обвиняемого по другому уголовному делу; направить запросы в лечебные учреждения для исключения факта заболевания и госпитализации; направить запросы в морги для исключения факта смерти; направить запросы в ЗАГС для исключения факта регистрации брака со сменой фамилии, просто смены фамилии, а также регистрации факта смерти; запросить паспортный стол по месту жительства о возможном место нахождении обвиняемого; направить запрос в приёмники –распределители для исключения факта содержания в них обвиняемого; направить запрос в ОВИР для установления наличия или выдачи загранпаспорта; направить запросы в службы и таможенного контроля для исключения факта пересечения границы; запросить военкомат для исключения факта призыва на военную службу или военные сборы; запросить службу занятости для исключения факта вербовки (найма) обвиняемого на сезонные работы с выездом; направить запрос на телефонную станцию для получения распечатки переговоров; в случае установления факта пребывания обвиняемого за границей, поручить органу дознания направить запрос на имя начальника Национального центрального бюро Интерпола с просьбой о розыске данного лица; в случае необходимости обратиться к населению через телевидение, радио и другие средства массовой информации.41

Однако в тех случаях, когда есть основание считать, что начатые следствием мероприятия по розыску дадут положительный результат, следователь вправе возбудить ходатайство о продлении срока расследования, чтобы не приостанавливать производство по делу и успешно завершить розыск.

Розыск обвиняемого осуществляется до истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности. По истечении срока давности производство по приостановленному делу прекращается (ч.5 ст. 195 УПК).

Течение давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скроется от следствия или суда. В этих случаях течение давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной. При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления истёк срок давности.


§ 8. Разрешение уголовного дела.


Сущность функции разрешения уголовного дела заключается в окончательном решении компетентным органом государства в установленном порядке и в соответствии с законом трех основных вопросов : 1) о наличии (или отсутствии) события и состава преступления; 2) о виновности (или невиновности) определённого лица или лиц в совершении данного преступления; 3) о форме и степени ответственности виновных.

Следователь, при наличи к тому оснований, может прекратить дело, а прекращение дела есть его разрешение по существу. Подобно вступившему в законную силу приговору суда постановление следователя о прекращении дела является заключительным актом уголовного судопроизводства. Как и приговор, это постановление порождает ряд важных правовых, социально-психологических и иных последствий. 42

Следователь осуществляет функцию разрешения уголовного дела в ограниченных пределах: он может лишь прекратить уголовное дело по основаниям и в порядке, предусмотренным в законе. При окончании следствия составлением обвинительного заключения уголовное дело разрешается только судом. Судом разрешается уголовное дело и в том случае, когда следствие оканчивается вынесением постановления о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

По действующему законодательству следователь обязан прекратить уголовное дело, установив обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу (ст. 5 УПК). Прекращение дела за истечением сроков давности, вследствие актов амнистии, а также ввиду помилования отдельных лиц не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке (ч. 3 ст. 5 УПК).

С согласия прокурора следователь вправе также прекратить уголовное дело: 1) в связи с изменением обстановки ; 2) в связи с деятельным раскаянием; 3) в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия; 4) в связи с примирением с потерпевшим (ст.ст. 6-9 УПК).

В соответствии с ч. 2 ст. 208 УПК, если по делу привлечено несколько обвиняемых, а основания к прекращению дела относятся не ко всем обвиняемым, то следователь прекращает дело в отношении отдельных обвиняемых. В данном случае функция разрешения дела реализуется частично. Решение вопроса о невиновности либо о виновности с освобождением от уголовной ответственности одного или нескольких обвиняемых, либо о недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления является составным элементом функции разрешения уголовного дела. В остальной части (в отношении других обвиняемых) дело разрешается судом.

О прекращении уголовного дела следователь составляет мотивированное постановление, в котором излагает сущность дела и основания прекращения; одновременно должен быть решён вопрос о вещественных доказательствах, об отмене меры пресечения и ареста на имущество.

В соответствии со ст.ст. 75 – 77 УК лицо, совершившее преступление впервые, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности при наличии условий, указанных в этих статьях.

В теории остаётся неразрешённым вопрос о том, из каких соображений (виновности или невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности) исходит следователь принимая решение о прекращении дела по нереабилитирующим основаниям.

Прекращение уголовного дела в указанном порядке допустимо лишь в отношении лица, совершившего преступление. Отсюда следует, что основанием для прекращения дела в порядке пп. 3,4 ст.5 и ст. 6-9 УПК является установление состава преступления и виновности конкретного лица в совершении преступления. В то же время существует ст. 49 Конституции РФ в которой говорится, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Отсюда делается вывод, что следователя надо лишить права прекращать уголовные дела по так называемым нереабилитирующим основаниям. Но в то же время наличие оговорок в ч.5 ст.5 и ч.4 ст. 6, ч.5 ст. 7, ч.5 ст. 8 (прекращение дел по выше указанным основаниям допускается лишь при условии, что против этого не возражает обвиняемый) объясняется стремлением законодателя устранить противоречия между УПК и Конституцией. В целом, прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования следует рассматривать как институт освобождения от уголовной ответственности в отношении лиц, совершивших преступление; прекращая в подобных случаях дело, следователь исходит из виновности лица совершившего преступление и излагает свои выводы в постановлении.

Неверно было бы видеть здесь лишь абстрактную теоретическую проблему. Это несоответствие затрагивает конкретные социальные ценности. Опираясь на результаты исседований практики, Божьев отмечает, что известны случаи, когда невиновное лицо, опасаясь судебной ошибки, удовлетворено самим фактом прекращения дела по нереабилитирующему основанию и не настаивает на рассмотрении его судом. Встречаются случаи необоснованного прекращения по нереабилитирующим основаниям, когда следователю не удалось полностью раскрыть преступление, достоверно установить преступника, выявить наиболее существенные эпизоды преступной деятельности, доказать самые тяжкие из предъявленных обвинений, установить лиц, чья роль в совершении преступления была более активной по сравнению с лицом, в отношении которого дело прекращено.43 И это не удивительно. Исследование обстоятельств дела в судебном разбирательстве в условиях гласности, устности, непосредственности, состязательности (равноправия сторон) – важнейшая гарантия достижения истины в судопроизводстве. Отсутствие же этой гарантии достижения истины в судопроизводстве неизбежно снижает ответственность следователя за полноту, всесторонность, объективность расследования, способствует следственным ошибкам в выводах о преступлении и виновных лицах.

Вызывают вопрос и сами основания прекращения уголовных дел. Сверчков обращает внимание на такое основание, как изменение обстановки. Если в следствие изменения обстановки совершённое деяние ко времени расследования утратило свою общественную опасность, то возникает резонный вопрос: может ли при отсутствии признака общественной опасности деяние быть уголовно наказуемым. Там, где отсутствует общественная опасность деяния, нет объективной стороны состава преступления. Отсутствие же одного из обязательных элементов означает и отсутствие в деянии самого состава. При таких обстоятельствах есть предпосылки к тому, чтобы рассматриваемое основание квалифицировать как частный (хотя и специфический) случай прекращения дела за отсутсвтием состава преступления (пп. 2, 5 ч. 1 5 УПК).44

Как уже отмечалось, при прекращении уголовного дела, в том числе по нереабилитирующим основаниям, следователь должен решить вопрос о вещественных доказательствах (ст. 86 УПК), причём, орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации и передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются (п. 1); вещи, запрещённые к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются (п. 2); вещи, не представляющие никакой ценности и не могущие быть использованными, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им (п.3); деньги, иные ценности и вещи, изъятые преступником из законного владения, выдаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства; в случае спора о принадлежности этих вещей спор этот подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства (п. 4); документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле в течении всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным учреждениям (п. 5).

Конфискация орудий преступления является уголовного –процессуальным институтом; цель её – исключить возможность использования в будущем для совершения новых преступлений. По смыслу ст. 86 УПК данный вид конфискации может применяться при прекращении уголовного дела непосредственно следователем. Некоторые учёные рассматривают такую конфискацию как наказание, особенно, если предметы подлежащие конфискации имеют значительную материальную ценность. В то же время едва ли надо доказывать, что далеко не всегда можно возвращать орудие преступления даже при освобождении виновного от уголовной ответственности, хотя оно и имеет определённую материальную ценность. Но не стоит отождествлять юридическую природу конфискации орудий преступления (имеющих материального ценность) и конфискации имущества в качестве наказания. Первая, будучи мерой уголовно-процессуального принуждения, преследует цель не допустить использования орудий преступления для совершения нового преступления, вторая является уголовно-правовой мерой и как наказание преследует иные цели.

Общее правило гражданского процесса – разрешение гражданского иска судом – нашло своё выражение и в уголовном процессе: гражданский иск рассматривается судом совместно с уголовным делом. Но уголовное дело разрешается не только судом, но в ряде случаев органами предварительного расследования и прокурором. В таком случае имущественные права лиц, понесших материальный ущерб от преступления, остаются нарушенными, принятые во время расследования меры обеспечения гражданского иска отменяются, пострадавшее лицо встаёт перед необходимостью вновь обращаться к государственным органам за защитой своих имущественных прав; в то же время не в полной мере обеспечивается ответственность правонарушителя.

Действующий закон в определённой мере наделяет следователя правом разрешения вопроса о возмещении ущерба, причинённого преступлением, предоставляя ему право возвращать законному владельцу деньги и иные ценности из числа признанных вещественными доказательствами.

Судебное разрешение гражданского иска по существу требуется только тогда, когда есть спор о правомерности материального взыскания либо о его размере. В таких случаях обжалование решения следователя потерпевшим, гражданским истцом, обвиняемым или их представителями приостанавливало бы исполнение решения следователя и вопрос о гражданском иске разрешался бы судом.

Изложенный порядок разрешения гражданского иска при прекращении уголовного дела способствовал бы охране прав лица, пострадавшего от преступления. В то же время он обеспечивал бы обвиняемому необходимые гарантии от неосновательного возложения на него материальной ответственности.

Разрешение вопроса о возмещении материального ущерба, причинённого преступлением, одновременно с разрешением уголовного дела выгодно для всех заинтересованных участников процесса, поскольку в уголовном процессе они освобождены от обязанности доказывать обстоятельства, установление которых необходимо для разрешения гражданско-правовых отношений, а также от уплаты государственной пошлины. Это удобно также и незаинтересованным в исходе дела субъектам (свидетелям, специалистам, экспертам, переводчикам, понятым) поскольку они не отвлекаются повторно от своих обычных занятий.

По групповым делам, когда часть обвиняемых освобождается от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, а в отношении других дело направляется в суд, вопрос о материальной ущербе может быть разрешён следователем только в том случае, если размер ущерба, причинённого по вине освобождаемого лица, не вызывает у следователя сомнения и не является спорным. В остальных случаях, в том числе и при солидарной материальной ответственности, следовало бы привлекать освобождённого от уголовной ответственности в качестве гражданского ответчика.

Глава 3. Условия осуществления функций.


§ 1. Общеправовые условия осуществления функций

в деятельности следователя.



Общие правовые условия деятельности следователя – это установленные уголовно-процессуальным законом специальные правила, обеспечивающие наиболее благоприятные возможности для выполнения функций следователя и реализации принципов его деятельности. Условия деятельности следователя не являются основополагающими и руководящими для данной деятельности и носят служебный характер.

В процессуальной литературе нет единства во взглядах на систему общих правовых условий деятельности следователя. Самой распространённой является мнение при котором строго исходят из содержания соответствующих глав уголовно-процессуального кодекса.45 Такой подход вряд ли следует признавать правильным. Само наименование главы УПК РСФСР следует считать условными и относительным. Условным в том смысле, что в ней закрепляются не только общие условия предварительного следствия, но и некоторые принципы деятельности следователя. Относительными потому, что закреплённые в ней положения не исчерпывают собой всех общих правовых условия деятельности следователя. Одни из них закреплены в главах, имеющих общепроцессуальный характер («Основные положения»(соединение и выделение уголовных дел), «Доказательства» (хранение вещественных доказательств), «Меры пресечения»), другие – в главах, специально посвящённых отдельным правовым институтам стадии предварительного расследования («Дознание», «Приостановление и окончание предварительного следствия», «Обжалование действий органа дознания, следователя, прокурора»).

Приведённые соображения убеждают в том, что критерием для выделения системы правовых условий деятельности следователя служит не сам факт закрепления того или иного правового института в главе с соответствующим наименованием, а назначение правового института, его роль в деятельности следователя.

К числу общих правовых условий деятельности следователя относятся следующие: 1) органы предварительного расследования и распределение обязанностей между ними (компетенция и предметная подследственность – ст. 125, 126 УПК); 2) место производства следствия (территориальная подследственность – ст. 132 УПК); 3) обязательное и достоверное закрепление (документирование) решений и по основным вопросам следствия, а также хода и результатов всех следственных и иных процессуальных действий (п. 12 ст. 34, ст.ст. 141, 141(1), ч. 3 ст. 200, ст. 203 УПК); 4) сроки предварительного расследования и порядок их продления (ст. 133, ч.3 ст. 416 УПК); 5) соединение и выделение дел (ст. 26 УПК); 6) обязанность органа дознания выполнять неотложные следственные действия, принимать необходимые оперативно-розыскные и иные, предусмотренные законом меры по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (ст. 118, 119 УПК); 7) властные полномочия следователя по отношению к органу дознания (чч. 3 и 4 ст. 127 УПК); 8) обязательность постановлений следователя для всех учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан (ч. 5 ст. 127 УПК); 9) возможность расследования преступлений группой следователей (ч. 3 ст. 129 УПК); 10) основания и порядок задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления (ст. 122, 122(1) и ч. 6 ст. 127 УПК); 11) основания и порядок применения мер пресечения (ст. 89 – 101, 393, 394 УПК); 12) недопустимость разглашения данных предварительного следствия (ст. 139 УПК); 13) основания и порядок приостановления и возобновления предварительного следствия (ст.ст. 195, 197, 198 УПК).

Перечисленные правовые условия имеют общий характер в силу того, что каждое служит интересам успешного выполнения функций следователя, а в конечном счёте – успешному выполнения задач, стоящих перед следователем.

Правовые условия деятельности следователя различны по механизму их действия. Одни из них (подследственность, документирование, индивидуализация расследования и др.) следователь обязан соблюдать во всех случаях. Другие (задержание, применение меры пресечения, приостановление и возобновление дела и др.) он применяет при наличии обстоятельств, указанных в законе; использование этих условий возможно лишь в форме активных действий. Наконец, третьи реализуются независимо от воли следователя, хотя иногда и при его участии (обязанность органа дознания выполнять неотложные следственные действия, обязанность постановлений следователя).

Несоблюдение установленных законом правовых условий или неиспользование их, когда по обстоятельствам дела это необходимо либо целесообразно, может повлечь отрицательные последствия для выполнения задач судопроизводства, а также определённые последствия процессуального или дисциплинарного характера: частное определение суда, определение суда о возвращении дела для дополнительного расследования, представление прокурора, постановление прокурора о возвращении дела для дополнительного расследования или об отмене решения следователя, письменное указание о выполнении определённых действий, наложение на следователя дисциплинарного взыскания.
























Заключение.


В ходе исследования, проведённого на тему осуществления следователем функций в уголовном процессе оказалось, что на этот счёт существуют различные мнения, как по поводу самого наличия функций у участников процесса, так и их содержания. Проникнув во внтуреннюю структуру деятельности следователя, проанализировав законодательство и докртинальные разработки в ходе работы, получились очень интересные результаты.

Оказалось, что большинство учёных процессуалистов и практических работников, всё таки разделяют точку зрения о наличии у следователя “своих”, осуществляемых им функций, т.е. направлений, видов, компонентов его уголовно-процессуальной деятельности, обусловленных задачами уголовного судопроизводства, от которых зависят возникновение, движение и разрешение уголовного дела. Причём, обособленность этих компонентов деятельности (функций) друг от друга, нужно считать достаточно условной, поскольку оснований для этого не даёт ни законодательство (осуществление некоторых функций следователем выводится из содержания норм УПК), ни досканальный анализ самих функций. В работе указано насколько тесно переплетены те или иные функции, насколько они взаимообуловлены, и видно, что зачастую переход к осуществлению следователем одной функции, есть ни что иное как продолжение выполнение другой функции: осуществляя функцию ограждения граждан от неосновательного обвинения, следователь может прийти к выводу, что в деле имеют достаточные основания для прекращения дела, и таким образом следователь переходит к осуществлению функции разрешения дела.

Анализируя уголовно-процессуальное законодательство и принимая во внимание те или иные аргументы, в ходе исследования были выделены следующие функции следователя: рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении, исследование обстоятельств дела, обвинения в совершении преступления, ограждения граждан от неосновательного обвинения, обеспечение возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, и приговора в части конфискации имущества, пресечение преступлений, и принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих совершению преступлений, розыск обвиняемого, разрешение уголовного дела.

Работы в определении функций каждого из участнков уголовного процесса, в частности следователя, особенно актуальны в настоящее время тем, что период коордитнального изменения законодательства, а также обязательства Российской Федерации перед Советом Европы о принятии нового Уголовно-процессуального кодекса, необходимо чёткого разобраться кто из участников, какие именно и в какой момент должен осуществлять функции. Уяснение роли каждого участника уголовного процесса, приводит к более строгому распределение прав и обязанностей, даёт понятие о сущности деятельности, и в конечном итоге стройному законодательству, в котором д. б. устранены коллизии и пробелы.

В целом тема для исследования не отличается своей новизной, и большинство функций, выделенных в этой работе так или иначе упоминались в различных работах, но акцент был сделан на проявление тех или иных из них в настоящее время, в связи с теми изменениями, которые происходят в общественных отношениях и появлением новых правовых институтов в этой и других отраслях, а также обращалось внимание на недостатки в правовом регулировании (коллизии и пробелы) в направлениях (функциях) деятельности следователя. Цель работы была направлена на поиск и выработку предложений о целесообразности наделении следователя тем или иными функциями, по совершествованию законодательства, адаптации к новым условиям жизни общества и его более эффективного использования.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА.


1. Нормативный материал.


    1. Конституция РФ. 1993г.

    2. Гражданский кодекс. Часть первая.

    3. Гражданский кодекс. Часть вторая.

    4. УПК РСФСР 1961 г.

    5. УК РФ. 1996 г.

    6. Проект закона «Об основах предупреждения преступлений». //Государство и право. 1998 г. № 3


2. Специализированная литература.



    1. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка?

//Законность 1995 № 1

    1. Басков В.И. законность и обоснованность возбуждения уголовного дела.

//Вестник МГУ № 4 1993 г.

2.3 Божьев В. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. //Рос. юстиция. 1996. № 5.

    1. Волевозд А.Г. Розыск, арест и обеспечение конфискации за рубежом денежных средств и имущества, нажитых преступным путём.

//Юрист 1999 № 8

    1. Волевозд А.Г. Розыск, арест и обеспечение конфискации за рубежом денежных средств, нажитых преступным путём.

//Юрист 1999 № 9

    1. Вольский В. Задержание и доставление лица, причастного к совершению преступления.

//Законность 1998 № 10

    1. Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе.

//Сов. государство и право. 1978 № 1

    1. Гольдман А. Право обвиняемого на защиту и обеспечение тайны следствия.

//Сов. юстиция. М. 1992. № 23/24.

    1. Громов Н.А., Лисовенко В.В., Затона Р.Е. Следователь в уголовном процессе.

//Следователь. М. 1998 г. № 4

2.10 Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М. Юр.лит. 1981 г.

2.11 Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Киев. 1984 г.

    1. Жеруолис И.А. Гражданский иск в уголовном процессе.

//Правоведение 1973 № 5

    1. Зенкин О.И. Предъявление обвинения на предварительном следствии.

//Следователь 1999 № 6

    1. Козусев А. О розыске скрывшихся обвиняемых.

//Законность 1991 № 7

2.15 Котов Д.М. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Изд-во Воронеж. ун-та. 1987г.

    1. Кукарский И. Представление следователя – важная форма предупредительной работы.

//Соц. законность 1963 № 11

    1. Ларин А.М. Я – следователь. М.Юр.лит. 1991г.

2.18 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М. Юр. лит 1986 г.

    1. Ларин А.М. Процессуальные гарантии и функция уголовного преследования.

//Сов. государство и право 1975 № 7

    1. Лунеев В.В. К проекту закона о предупреждении преступности.

//Государство и право 1996 № 11

    1. Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. К вопросу о процессуальной функции следователя.

//Сов. государство и право 1963 № 6.

    1. Махов В. Законодательство о возбуждении уголовного дела.

// Законность. М.1997. № 1

    1. Миньковский Г.М., Ревин В.П., Баринова Л.В. Концепция проекта фед. Закона «Об основах предупреждения преступлений».

//Государство и право 1998 № 3

    1. Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях.

//Правоведение 1973 № 5

2.25 Найдёнов В.В. Советский следователь. М. Юр. лит. 1980 г.

2.26 Нарижний С. Возмещение морального вреда, причинённого потерпевшему: уголовного процессуальный аспект.

//Рос. Юстиция 1996 № 6

    1. Петров А. Отстранение от должности по постановлению следователя.

//Законность 1991 № 5

    1. Подольный Н. Основания принятия процессуальных решений.

//Рос. юстиция. М. 1999 № 2

2.29 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М. Юр. лит. 1977 г.

    1. Решняк М.Г. Совершенствование механизма предупреждения уклонения обвиняемого от следователя и розыска скрывшегося обвиняемого.

//Следователь. М. 1998 г. № 1

    1. Рустамов А. Законное и обоснованное возбуждение дела – одна из гарантий правосудия.

//Сов. юстиция. М. 1990 № 23

    1. Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность.

//Рос. Юстиция 1997 № 4

    1. Сверчков В. Критерии и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки.

//Рос. Юстиция 1999 № 9

    1. Смирнов В. Предложение о наказании в обвинительном заключении.

//Рос. Юстиция 1999 № 9

    1. Усков Р.Г. О некоторых вопросах предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела.

//Следователь. М. 1998 г. № 9

    1. Францифоров Ю.В., Н.А. Громов Основания и процессуальный порядок привлечения лица в качестве обвиняемого.

//Следователь. М. 1998 г. № 8

2.37 Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела.

// Законность. М. 1995. № 12

    1. Черкасов А.Д., Громов Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности.

//Государство и право 1995 № 12

    1. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе.

//Государство и право 1994 № 4

    1. Шимановский В.В. К вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном процессе.

//Правоведение 1965 № 2 .

    1. Ширванов А.А. Проблемы института возвращения уголовного дела для дополнительного расследования.

//Следователь. М. 1998 г. № 2.

    1. Эрделевский А. Моральный вред в уголовном праве и в уголовном процессе.

//Законность 1997 № 3

    1. Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве.

//Правоведение 1973 № 5

    1. Якубовский Д.О. Арест как основной способ добывания доказательств.

//Юрист 1998 № 4



1 Ш и м а н о в с к и й В.В. К вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном процессе. //Правоведение. 1965. № 2. с. 175.


2 Ш и м а н о в с к и й В.В. указ. соч. с. 176.


3 Я к у б М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве.// Правоведение. 1973. № 5. с. 83.

4 М а р и у п о л ь с к и й Л.А., Г о л ь с т Г.Р. К вопросу о процессуальных функциях следователя.//Сов. государство и право. 1963. № 6. с. 114.


5 Л а р и н А.М. Процессуальные гарантии и функция уголовного преследования. //Сов. государство и право. 1975. № 7. с. 95.


6 Л а р и н А.М. Расследование уголовного дела: процессуальные функции. М. Юр.лит. 1986. с. 12.

7 Н а ж и м о в В.П. Об уголовно-процессуальных функциях.//Правоведение. 1973. № 5. с. 75.

8 Г р о м о в Н. А., Л и с о в е н к о В.В., З а т о н а Р.Е. Следователь в уголовном процессе. // Следователь. №4. 1998. с. 15

9 У с к о в Р.Г. О некоторых вопросах предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела.//Следователь. 1998. № 9. с. 50.

10 М а х о в В. Законодательство о возбуждении уголовного дела. //Законность. 1997. № 1. с. 34.

11 Б а ж а н о в С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? //Законность. 1995. № 1. с. 53.

1 Б а с к о в В.И. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела. //Весник МГУ. 1993. № 4. с. 26.

12 Р у с т а м о в А. Законное и обоснованное возбуждение уголовного дела – одна из гарантий правосудия. //Сов. юстиция. 1990. № 23. с. 19.

132 Х о м и ч В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела. // Законность. 1995. № 12. с.24


14 Л а р и н А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М. Юр.лит. 1986. с. 17.


15 К о т о в Д. М. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж. 1987. с. 48.


16 П о д о л ь н ы й Н. Основания принятия процессуальных решений. //Рос. юстиция. 1999. № 2. стр. 41.

17 Ч е р к а с о в А.Д., Г р о м о в Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности. //Государство и право. 1995. № 12. с. 70


18 Л а р и н А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М. Юр.лит. 1986. с. 38.


19 Н а ж и м о в В.П. Об уголовно-процессуальных функциях. //Правоведение. 1973. № 5. с. 74.

20 В о л ь с к и й В. Задержание и доставление лица, причастного к совершению преступления. //Законность. 1998. №10. с. 37.


21 Ф р а н ц и ф о р о в Ю.В., Г р о м о в Н.А. Основания и процессуальный порядок привлечения лица в качестве обвиняемого. //Следователь. 1998. № 8. с. 41.

22 З е н к и н О. И. Предъявление обвинения на предварительном следствии. //Следователь. 1999. № 6. с. 18.


23 Р е з н и к Г. М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М. Юр.лит. 1977. с. 36.


24 Г о л ь д м а н А. Право обвиняемого на защиту и обеспечение тайны следствия. //Сов.юстиция. 1992. №23/24.


25 С м и р н о в В. Предложение о наказании в обвинительном заключении. //Рос. юстиция. 1999. № 9. с. 38-39


26 В ы д р я М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе. //Сов. государство и право. 1978. № 1.. с.89


27 Ш а д р и н В.С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе.//Государство и право. 1994. № 4. с. 101.


28 Я к у б о в с к и й Д. О. Арест как основной способоб добывания доказательств. //Юрист. 1998. № 4. с. 58.


29 Ж е р у о л и с А. И. Гражданский иск в уголовном процессе. //Правоведение. 1973. № 5. с. 127.


30 Э р д е л е в с к и й А. Моральный вред в уголовном праве и процессе. //Законность. 1997. № 3. с. 25.

31 Н а р и ж н и й С. Возмещение морального вреда, причинённого потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект. //Рос. юстиция. 1996. № 6. с. 41.

32 В о л е в о з д А. Г. Розыск, арест и обспечение конфискации за рубежом денежных средств и имущества, нажитых преступным путём: уголовно-процессуальный аспект. //Юрист 1999. № 8. с. 46

33 В о л е в о з д А. Г. Розыск, арест и обеспечение конфискации за рубежом денежных средств и имущетсва, нажитых преступным путём:вопросы организации и методики. //Юрист. 1999. № 9. с. 13.


34 П е т р о в А. Отстранение от должности по постановлению следователя. //Законность. 1991. № 5. с. 32.


35 К у к а р с к и й И. Представление следователя – важная форма предупредительной работы. //Соц. законность. 1963. № 11. с. 26.


36 Д у б и н с к и й А. Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Киев. 1984. стр. 45.


37 Л а р и н А. М. Я – следователь. М. Юр. лит. 1991. с. 121.


38 М и н ь к о в с к и й Г. М., Р е в и н В. П., Б а р и н о в а Л. В. Концепция проекта федерального закона «Об основах предупреждения преступлений». //Государство и право. 1998. № 3. с. 44.

39 Л у н е е в В. К проекту закона о предупреждении преступности: проект закона. //Государство и право. 1996. № 11. с. 41

40 Р е ш н я к М. Г. Совершенствование механизма предупреждения уклонения обвиняемого от следствия и розыска скрывшего обвиняемого.//Следователь. 1998. № 1. с. 20.

41 К о з у с е в А. О розыске скрывшихся обвиняемых.//Законность. 1991. № 7. с. 51.


42 С а в и ц к и й В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность. //Рос. юстиция . 1997. № 4. с. 19



43 Б о ж ь е в В. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. //Рос. юстиция. 1996. № 5. с. 21.


44 С в е р ч к о в В. Критерии и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки.//Рос. юстиция. 1999. № 9. с. 44.

45 Найдёнов В.В. Советский следователь. М. Юр.лит. 1980. с. 154


Случайные файлы

Файл
mehanizm.doc
31903.rtf
144451.rtf
49358.rtf
94328.rtf