Приготовление к преступлению (149069)

Посмотреть архив целиком

Карамыслов Д. А. "Приготовление к преступлению" (доклад)

_________________________________________________________________________________________________________________

Московская Государственная Юридическая Академия

МДФ

II курс, 13 группа


Кафедра Уголовного Права


ДОКЛАД


ДИСЦИПЛИНА: Уголовное Право

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ: Чучаев А. И.

ТЕМА: Приготовление к преступлению

ИСПОЛНИТЕЛЬ: Карамыслов Д. А.




Москва

2000г.


С О Д Е Р Ж А Н И Е


Глава 1. Понятие приготовления к преступлению 3

Глава 2. Формы приготовления к преступлению 4

Глава 3. Наказуемость приготовления к преступлению 7

Заключение 9

Список использованных источников: 10



Глава 1. Понятие приготовления к преступлению


Часть 1 ст. 30 УК РФ определяет приготовление к преступлению как «приискание, приготовление или приспособление лицом средств или орудий, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам». С точки зрения анализа юридической нормы это определение специфично — оно начинается с конкретизации приготовительных действий в виде приискания, изготовления или приспособления средств или орудий совершения преступления. Следовательно, любые приготовительные действия — это всегда умышленное создание условий для совершения преступления.

В уголовно-правовой доктрине относительно содержания приготовления к преступлению существовало множество точек зрения. Оно то признавалось «отдаленным покушением», то включалось в обнаружение умысла. В частности, в дореволюционном уголовном праве (ст.7 Уложения 1845 г.) приготовлением признавалось лишь приискание и приспособление средств для совершения преступления. Остальные виды приготовительных действий, не связанные с орудиями и средствами совершения преступления, относились к обнаружению умысла. В этом есть рациональное зерно. Ведь покушение, независимо от степени его отдаленности от преступления, отличается от самого близкого к совершению преступления подготовительного действия тем, что все приготовительные действия совершаются до начала исполнения состава преступления, его объективной стороны. Они лишь предваряют, создают условия для совершения преступления. Что касается обнаружения умысла, то, как уже отмечалось, оно стадией преступления не является.

УК РСФСР 1922 г. Расширил понятие приготовления, но отказался в принципе от его криминализации. Ст. 12 гласила: «Приготовлением к преступлению считается приискание, приобретение или приспособление орудий, средств и создание условий для совершения преступлений.

Приготовление к преступлению карается, если оно само по себе является наказуемым действием».

Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик вообще отказались от терминов «приготовление к преступлению» и «покушение на преступление»; в них говорилось о «начатом преступлении». Такое обобщение привело к тому, что на практике законодатели союзных республик толковали это понятие по-разному: одни как покушение, а другие как приготовление и покушение. В последствии Пленум Верховного Суда СССР 7 мая 1928 года разъяснил, что под «начатым преступлением» имеются в виду и приготовление, и покушение. В результате все республики вынуждены были криминализовать приготовление к любому преступлению, что было теоретически ошибочным.

В большинстве зарубежных уголовных кодексов приготовление к преступлению не криминализируется. Но следует учитывать объем криминализации приготовлений как оконченных преступлений. Если заговор, сговор, приобретение яда, подстрекательство к любому преступлению объявляются оконченными преступлениями, тогда ненаказуемость приготовления оказывается декларативной. Более того, она означает усиление репрессии за неоконченное деяние, ибо не позволяет от него добровольно отказаться.

Наказание приготовления к преступлению в мировой законодательной практике осуществляется по двум вариантам: в пределах санкции за оконченное преступление, приготовление к которому осуществлялось, или по правилам обязательного снижения наказания. Российские законодатели избрали второй путь.

Современная наука российского уголовного права устанавливает, что приготовление к преступлению совершается исключительно с прямым умыслом. Однако с такой формой вины сочетается обязательный объективный признак приготовления — прерванность до начала исполнения состава по независящим от лица обстоятельствам. Именно желая наступления общественно опасных последствий, субъект создает все необходимые условия, и только непредвиденные обстоятельства срывают его планы.

В отличие от обнаружения умысла на совершение преступления (намерения совершить преступление), когда лицо еще не выполняет каких-либо общественно опасных действий, приготовление характеризуется определенными конкретными действиями, создающими условия для совершения преступления (например, когда лицо изготовляет станок для производства фальшивых денежных купюр).


Глава 2. Формы приготовления к преступлению


Приготовительные действия весьма разнообразны. С объективной стороны они возможны в следующих формах:

приискание средств или орудий совершения преступления;

изготовление средств или орудий совершения преступления;

приспособление средств или орудий совершения преступления;

приискание соучастников преступления;

сговор на совершение преступления;

иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Каждый из этих объективных признаков имеет самостоятельное значение. Однако в деянии иногда можно выделить два или более этих признаков.

Под приисканием законодателем понимается любой способ добычи средств или орудий преступления: поиск, покупка, заказ изготовления, обмен, получение на время, похищение и другие способы. Например, покупка топора для совершения убийства, поиск транспортных средств для перевозки намеченного к похищению имущества, похищение взрывчатых веществ для совершения террористического акта и прочее. Любопытно заметить, что способ приискания может быть любой, законный или незаконный, главное чтобы цель была преступной. К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в преступных целях. Приисканием также является и подготовка к такому использованию вещей, находящихся в собственности преступника.

Необходимо отметить, что ни один из вышеуказанных способов не должен признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их использование в конкретно-определенных преступных целях возник до указанных действий. Например, если субъект приобрел охотничий нож, послуживший впоследствии орудием совершения преступления, то, чтобы квалифицировать приобретение ножа субъектом как приискание средств для совершения преступления, следствию предстоит доказать, что замысел на совершение преступление при помощи охотничьего ножа у данного субъекта появился до приобретения этого ножа.

На практике возникают определенные сложности в понимании средств и орудий преступления.

Законодатель под средствами подразумевает предметы материального мира, применяемые для совершения задуманного преступления, а также приспособления, облегчающие его реализацию (транспортные средства, чтобы скрыться от преследования, снотворное, чтобы усыпить жертву, поддельные документы, чтобы совершить хищение).

Под орудиями понимаются любые предметы, которыми исполняется задуманное преступление, и с помощью которых непосредственно причиняются общественно опасные последствия (огнестрельное и холодное оружие, взрывчатые вещества, взрывные устройства, простые бытовые предметы).

Отличие средств от орудий заключается в том, что орудие используется в процессе непосредственного осуществления преступления, тогда как средство — на стадии создания условий для совершения преступления с тем, чтобы облегчить его реализацию.

Некоторые правоведы отождествляют средства и орудия совершения преступления. В конкретной ситуации одна и та же вещь может быть либо орудием, либо средством совершения преступления. Например, субъект использовал лом в качестве средства, чтобы открыть гараж. Открыв гараж, субъект обнаружил в нем его хозяина и убил его ломом, применив его как орудие преступления.

Под изготовлением понимается технологический процесс создания средств и орудий преступления. Причем, изготовление может производиться как промышленным, так и кустарным способом (поддельные документы, оружие и др.). В отличие от приспособления, в данном случае указанные средства и орудия создаются заново. Разумеется, замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее — только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления.

К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой средств и орудий, в результате которой они становятся пригодными для реализации задуманного преступления. Например, обработка ключа с целью проникнуть в квартиру, затачивание металлической пластины под нож, приспособление газового оружия для стрельбы боевыми патронами и др.

Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для исполнения преступлений могут фигурировать одновременно.

Анализируя все перечисленные виды приготовительных действий, следует иметь в виду субъективную ориентацию виновного. Ведь само по себе приобретение, изготовление либо приспособление орудий и средств может оказаться безразличным для уголовного закона. Лишь связав воедино действия виновного с его намерением совершить преступление, можно говорить о наличии или отсутствии стадии приготовления к нему. Более того, необходимо учесть, что приготовленным к преступлению орудием (средством) может быть назван только предмет, приведенный в такой вид и поставленный в такие условия, при которых он действительно может служить средством выполнения задуманного.

Под приисканием участников понимается вербовка исполнителей и пособников для последующего криминального деяния. Лицо непосредственно подбирает соучастников для совершения преступления. В данном случае имеет смысл говорить о том, что преступление по тем или иным причинам не было доведено до конца, прерываясь на стадии разработки условий для совершения. При этом способами приискания могут быть уговор, угрозы, обещания совместного обогащения, шантаж и др. Лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несет уголовную ответственность за приготовление (неудавшееся подстрекательство).

Под сговором законодатель понимает организацию группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении конкретного преступления. Сговор касается преступления в це­лом, а не отдельных его деталей по сокрытию, допустим, следов преступления, транспортировке и сбыту похищенно­го и т. п. Признаками, позволяющими отнести сговор к приготовлению, можно назвать:

  1. цели объединения двух и более лиц — для совершения одного или нескольких преступле­ний, отнесенных законодателем к тяжким или особо тяжким;

  2. сговор должен состояться до начала выполнения объективной стороны конкретного состава преступления;

  3. подготовительная преступная деятельность прервана помимо воли виновных.

Сговор является логическим продолжением предыдущей формы — приискания участников. Они образуют, два этапа одной и той же формы. Сговор уголовно наказуем, и если преступление по тем или иным причинам не было доведено до конца, то содеянное расценивается как приготовление к соответствующему преступлению.

Более того, многие разновидности приготовительных действий могут образовывать самостоятельный и оконченный состав преступления. Например, вербовка наемников — ст. 359 УК, планирование и подготовка агрессивной войны — ст. 353 УК, создание ус­тойчивой вооруженной группы (банды) — ст. 209 УК и т. д. В этих случаях, имея в виду чрезвычайно высокую общест­венную опасность организаторской деятельности, законода­тель переносит окончание преступления на стадию приго­товления и конструирует как усеченные составы.

Под иным умышленным созданием условий понимаются все остальные действия, которые не охватываются вышеописанными действиями, но которые тоже делают это преступление реально возможным. Например, установление времени прихода намеченной жертвы домой, обычного маршрута его движения и др. Установить полный перечень этих форм просто не представляется возможным.

Специфической разновидностью приготовления к преступлению является направление преступника к месту совершения преступления, разумеется, при доказанности цели совершения преступления. По крайней мере, по делам о групповых изнасилованиях и кражах чужого имущества по предварительному сговору судебная практика обычно квалифицирует такие действия как приготовление к указанным преступлениям. Так, например, по делу Т. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР указала, что прибытие Т. к месту преступления с целью изнасилования потерпевшей направлено на обеспечение возможности совершения этого преступления, и поэтому это действие следует расценивать как приготовление к изнасилованию.1 По делу 3. было установлено, что тот, встретив С., работавшего на текстильной фабрике, предложил ему подготовить для хищения с фабрики мануфактуру. Они договорились о дне и часе встречи, а также о месте, где краденая мануфактура будет переброшена ими через забор. В условленное время З. вместе с П. пришли к фабрике, но 3. в проходной не пропустили, и он возвратился к ожидавшему его П. Вскоре из проходной вышел С. и сообщил, что похитить мануфактуру он не смог. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении по этому делу указал, что С. и 3. договорились о краже, их последующие действия, в частности приход 3. и П. в обусловленное место к фабрике, попытка 3. пройти на ее территорию, - говорят об умышленном создании ими условий для совершения преступления. Исходя из этого, Президиум пришел к выводу, что выраженный в конкретных действиях умысел на хищение правильно в данном случае квалифицирован как приготовление к хищению.2

Еще одной специфической формой приготовления к преступлению можно считать получение необходимой информации. Под этим понимается результативный процесс сбора, проверки и оценки сведений об объекте и предмете посягательства, о лице, против которого готовится посягательство, об обстановке в районе нахождения предмета или намеченной жертвы, о защитных средствах и т.п. Например, при похищении человека с целью последующего получения выкупа собирается информация о финансовых возможностях родственников, взаимоотношениях в семье и т.п.

Получение необходимой информации в ряде случаев может образовывать оконченное преступление. Так, собирание сведений о частной жизни лица, составляющих личную или семейную тайну (ст. 137 УК РФ) образовывает окончательное преступление.

1 Бюл. ВС СССР, 1972, N 3, с. 21 - 23

2 Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. М., 1960, с. 22 - 23



Дореволюционные правоведы, в частности Н.С. Таганцев, относили к приготовительным действиям и действия, подготавливающие возможность уклонения лица от уголовной ответственности за совершение задуманного им преступления (например, приобретение парика, накладных усов и др. Для изменения внешности).

Приготовление может совершаться как одним действи­ем, например изготовлением отмычки для отпирания замка, так и целой системой действий. Например, приготовление к подделке денежных знаков может заключаться в изготовле­нии клише, подборе бумаги, красителей, вербовке соиспол­нителей для выпуска фальшивых купюр в обращение.

По времени приготовительные действия предшествуют преступлению. Временной промежуток может быть различ­ным: от нескольких месяцев до нескольких минут перед об­щественно опасным деянием. Место совершения подготови­тельных действий может не совпадать с местом преступле­ния; иногда они могут находиться на значительном расстоянии друг от друга.


Глава 3. Наказуемость приготовления к преступлению


Предыдущие уголовные кодексы исходили из принципа наказуемости приготовительных действий к любому преступлению. В судебной практике случаи осуждения за приготовление к преступлению встречались редко, что вполне объяснимо отдаленностью приготовительных действий от окончания преступного посягательства и в связи с этим незначительной степенью их общественной опасности. Кроме того, на практике приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего. В связи с этим законодатель вполне обосновано отказался от общей наказуемости приготовления к преступлению. По УК РФ уголовная ответственность за приготовление к преступлению ограничена кругом тяжких или особо тяжких преступлений (ч.2 ст. 30 УК РФ).

Важно отметить, что отнесение готовящегося преступления к тяжкому или особо тяжкому еще не предрешает вопроса об уголовной ответственности за приготовление к преступлению. Так как объективно приготовление и к этим преступлениям вполне может подпадать под ч. 2 ст. 14 УК РФ, устанавливающую, что не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Такая малозначительность применительно к приготовлению к преступлению может выразиться либо в малозначительности самих приготовительных действий, либо их значительной отдаленности во времени от последующего покушения на преступление или доведения преступления до конца. Например, жена покупает утюг, в будущем когда-нибудь предполагая что он ей может понадобиться не только по назначению, но и как орудие для убийства нерадивого мужа-пьяницы. Формально эти действия вполне могут быть отнесены к разновидности умышленного создания условий для совершения убийства в виде приобретения орудия совершения преступления. Однако трудности исполнения такого намерения и отдаленность этих действий от непосредственного исполнения задуманного преступления, отсутствие непосредственной опасности для потерпевшего дает основание рассматривать эти действия как малозначительные, не представляющие общественной опасности. Существуют трудности доказывания криминализационности этого действия (т.к. приобретение утюга еще не свидетельствует об умысле лица на убийство).

Состав приготовления к преступлению имеет самостоятельную уголовно-правовую оценку и особенности по сравнению как с составом оконченного преступления, так и с составом покушения на преступление. Эта специфика относится к объективным признакам и субъективной стороне приготовительных действий.

При приготовлении к преступлению отсутствует непосредственное воздействие на объект задуманного преступления. Например, вор приобрел отмычки для того, чтобы совершать кражи из квартир. Объектом будущей кражи является собственность, однако приобретение орудия преступления еще не означает непосредственного воздействия на такой охраняемый уголовным законом объект, как собственность.

Любые приготовительные к преступлению действия образуют объективную сторону приготовления к преступлению, однако они не входят в объективную сторону готовящегося преступления. Например, лицо в целях совершения грабежей приобретает огнестрельное оружие. Объективную сторону грабежа будет составлять насильственное лишение собственности другого человека. Приобретение огнестрельного оружия не образует объективной стороны грабежа. Таким образом, состав приготовления к преступлению характеризуется собственной самостоятельной объективной стороной.

Дискуссионным является вопрос о форме совершения данной стадии преступления. По этому поводу существует 2 точки зрения. В комментарии к Уголовному кодексу РФ под редакцией А.В. Наумова говорится: «С объективной стороны приготовление к преступлению характеризуется также тем, что оно может быть совершено только путем действия. Это вытекает и из законодательного определения приготовления к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК), так как уголовный закон перечисляет лишь активные формы данной стадии совершения преступления. Очевидно, что ни одна из этих форм преступного поведения не может быть осуществлена путем бездействия»1.

Однако профессор Б.В. Яцеленко в учебнике по уголовному праву под редакцией А. И. Рарога утверждает, что «Реже приготовление выражается в бездействии, например, кассир, уходя с работы, оставляет незапертым сейф для последующего совершения кражи его соучастниками»2.

Специфика объективной стороны состоит в том, что преступление при этом не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам. В этом случае нужно обратить внимание на 2 момента:

  • приготовительные действия не должны образовывать самостоятельное оконченное преступление;

  • необходимо, чтобы преступная деятельность лица по подготовке задуманного лицом преступления не была доведена до конца именно по независящим от лица обстоятельствам. То есть преступная деятельность была прервана не по воле виновного. Если же приготовительные действия прерваны по воле лица, совершившего их, уголовная ответственность исключается в силу добровольного отказа.

С субъективной стороны приготовление к преступлению, как уже отмечалось, характеризуется умышленной виной, причем в виде прямого умысла.

Приготовление к преступлению квалифицируется по статьям Особенной части УК, предусматривающим ответственность за готовящееся преступление, и ст. 30 УК РФ. В случаях, если приготовительные действия образуют самостоятельный состав преступления, требуется их дополнительная квалификация по ст. Особенной части, предусматривающей ответственность за это преступление (например, в случае хищения ядовитых веществ для совершения убийства уголовная ответственность будет наступать за кражу (ст. 158 УК РФ) с присовокуплением срока за приготовление к убийству).

1 СПС «Гарант», Постатейный комментарий к УК РФ под ред. А.В. Наумова, ст. 30.

2 «Уголовное право России. Общая часть», Учебник под ред. А.И. Рарога, М., 1997 с. 144-145.


При назначении наказания за приготовление к преступлению суд исходит из общих начал назначения наказания (ст. 60 УК РФ) и учитывает особенности назначения наказания за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ). При этом учитываются обстоятельства, в виду которых преступление не было доведено до конца.

С учетом того, что приготовление является первым этапом к совершению преступления и считается менее опасным действием по отношению к покушению на преступление, закон предусматривает и более мягкое наказание по сравнению с наказанием за покушение на преступление или оконченное преступление.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное преступление.

При этом, как уже отмечалось, уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

УК РСФСР не запрещал применения исключительной меры наказания за совершение покушения на преступление. Ч. 4 ст. 66 УК РФ говорит о невозможности назначения смертной казни и пожизненного лишения свободы как за приготовление, так и за покушение на преступление.


Заключение


На основе всего вышесказанного можно подвести некоторый итог:

приготовление к преступлению — это умышленное создание условия для совершения умышленного преступления, но не доведенного до конца по не зависящим от лица обстоятельствам;

приготовление к преступлению квалифицируется по статье Особенной части, предусматривающей ответственность за то, преступление, к которому готовился виновный;

если в процессе совершения приготовительных действий субъект выполнит состав другого (а не того, к которому готовился) преступления, он отвечает и за это оконченное преступление, и за приготовление к соответствующему преступлению;

наказание за приготовление к преступлению обязательно снижается.


Список использованных источников:


1. Постатейный комментарий к УК РФ под ред. А.В. Наумова, СПС «Гарант».


2. Комментарий к УК РФ под ред. Ю.И. Скуратова, М.В. Лебедева. Издательская группа Инфра М-Норма, 1997.


3. Кузнецова Н.Ф. «Преступление и Преступность», М., 1969.


4. «Уголовное право России. Общая часть», Учебник под ред. А.И. Рарога, М., 1998.


5. «Уголовное право РФ. Общая Часть», Учебник под ред. Б.В. Здравомыслова, М., 1996.


6. «Преступление: вопросы и ответы», Научно-практическое пособие под ред. Н.Ф. Мурашова, М., 1999.


7. «Уголовное право. Общая часть», Учебник под ред. Р.Р. Галиакбарова, Краснодар, 1999.

10


Случайные файлы

Файл
153145.rtf
86321.rtf
referat.doc
132275.rtf
72448.doc