Преступления против жизни по Уголовному Законодательству Российской Федерации (kursovik)

Посмотреть архив целиком

49



Министерство Образования Российской Федерации


Иркутский Государственный Технический Университет


Институт Экономики








Курсовая работа


По дисциплине «Уголовное право Российской Федерации»



Тема: «Преступления против жизни по Уголовному Законодательству Российской Федерации»









Выполнил: Семенов С.В.


Группа: Ю-02-4


Проверил научный сотрудник: Минкина Н.И.








Ангарск 2004 г.

План

Главы: Страницы:

Глава 1.

Введение________________________________________________3


  • 1. Понятие убийства_________________________________________5


  • 2. Классификация убийств____________________________________8


Глава 2.

  • 1. Квалифицирующие признаки убийства, относящиеся к объективной стороне____________________________________________________9


  • 2. Квалифицирующие признаки убийства, относящиеся к субъективной стороне____________________________________________________22


  • 3. Квалифицирующие признаки убийства, характеризующие потерпевшего_______________________________________________33


Глава 3

  1. Простое убийство_________________________________________39

    1. Убийство из ревности_____________________________________39

    2. Убийство из мести________________________________________40

    3. Убийство в драке или ссоре________________________________41

    4. Иные случаи “простого” убийства___________________________42

Заключение_________________________________________________44

Список использованной литературы и приложения________________46

Введение

Половина жителей Земли, как утверждается статистикой, погибает преждевременно, и предметом нашего рассмотрения станет насильственная смерть, убийство.

Конечно, насильственная смерть – это, прежде всего признак военного времени. Считается, что в течение всей истории человечества в войнах погибло более трех с половиной миллиардов человек. Но и повседневная действительность не лучше, и ежегодно в России регистрируется все больше умышленных убийств – не менее 25-30 тыс. человек в год.

Во всех странах убийство – наиболее тяжкое из признаваемых законом преступлений. Жизнь человека – это то, что дается лишь раз и должно сохраняться обществом, государством. В то же время убийство – это то преступление, которое вызывает наибольшие трудности при расследовании и при юридической квалификации. Недаром в Бюллетенях Верховного Суда всегда находится множество дел, рассматриваемых в связи с расследованием умышленного убийства.

Свобода убийства, которая, не будучи сдерживаемой, могла истребить человечество, была осуждена и запрещена, и по мере становления цивилизации, запрет приобрел форму закона, обязательного для всех членов сообщества. Уголовная же наказуемость и дифференциация преступлений против жизни берет начало в Римском праве, которое, умалчивая о неосторожном лишении жизни, отдельно упоминает о разбойническом убийстве, подкарауливании или поджоге с целью убийства, отравлении, других видах предумышленного лишения жизни.1

Дифференциация убийств – одно из важнейших положений – определялось по-разному в различных государствах. Это могла быть скрытость и открытость лишения жизни, убийство незнакомых людей и родственников, убийство в честном бою и т.д. В "Русской Правде", например, много внимания уделяется вопросам чести, и в основе выделения различных признаков убийств там лежат не внутренние, субъективные, а внешние, объективные признаки преступления. Существенной была разница и за убийство мужчины и женщины, холопа или княжеского человека. В Советском Союзе было принято 3 разных Уголовных Кодекса, и самый последний – четвертый, был принят Государственной Думой 24 мая 1996 года, одобрен Советом Федераций 5 июня 1996 года и подписан Президентом РФ Б.Н. Ельциным 13 июня 1996 года. В нем убийство определяется как "умышленное причинение смерти другому человеку.2 Новый УК во многом отличается от ранее действовавшего уголовного законодательства. В статьях Особенной части достаточно четко и однозначно закреплена первичная классификация всех преступлений, выделены типы посягательств. Мы рассматриваем "Преступления против личности", вид же – "посягательства на жизнь и здоровье". Он, в свою очередь, содержит различные подвиды, описываемые в статьях УК, и наша статья – статья 105, ч.1 "Убийство".3 Этот раздел – один из самых кратких и в то же время самых емких. Под понятие простого убийства подпадает не меньше десятка разновидностей – от убийства в драке до жертвенного убийства. При этом считается, что нет ни смягчающих (ст.107,108), ни отягчающих (ст.105 ч.2) обстоятельств.

По отношению к УК РФ 1996 года также следует отметить, что его разработчики отказались от того, чтобы отдать предпочтение интересам государства, и на первое место выдвинули интересы личности, затем – общества, на третье – государства, то есть от простого к сложному.

Итак, целью моей курсовой работы будет являться проблема классификации и определения простых убийств, по различным основаниям, меры наказания, применяемые при осуждении по данному виду преступлений.





Глава 1. Убийство: понятие и классификация.

§1.Понятие убийства.

В уголовно-правовом смысле понятие «убийство» неразрывно связано с понятием жизни и смерти человека. Жизнь человека, с биологической точки зрения, состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. С прекращением этих функций прекращается и жизнь. Согласно ст.20 Конституции РФ, каждый имеет право на жизнь. Жизнь человека охраняется государством посредством законодательства, в частности-уголовного. Для того чтобы уголовное законодательство могло действительно защитить жизнь человека, нужно определить временные границы жизни. Что касается момента ее окончания, то в литературе нет сколько-нибудь существенных разногласий по этому поводу и многие авторы определяют момент окончания человеческой жизни моментом наступления так называемой биологической смерти, т.е. состояния, когда происходит необратимая гибель центральной нервной системы, остановка сердца и прекращение дыхания. Наступление биологической смерти человеческого организма считается безусловным по истечении 30 минут с момента выявления всех вышеописанных признаков. Биологическая смерть наступает вследствие естественного и неизбежного старения человеческого организма, хотя не исключается и так называемая патологическая смерть, когда все вышеописанные признаки наступают вследствие какой-либо болезни.4 Но для того, чтобы установить временные границы уголовно-правовой защиты жизни человека, нужно еще определить и момент ее начала, т.е. тот момент, когда человек уже может считаться полноправным членом общества. Некоторые авторы, например С.В.Бородин, предлагают считать моментом начала жизни мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери. Данная позиция вызывает большие сомнения, т.к. в этом случае умерщвление уже родившегося ребенка, но которого с организмом матери еще связывает пуповина, или же ребенка во время родов, у которого из утробы матери уже показалась головка, не считалось бы убийством в уголовно-правовом смысле. Это представляется неправильным даже потому, что в УК 1996г. введена статья, устанавливающая ответственность за лишение жизни ребенка матерью сразу же после родов или во время их (ст. 106 УК РФ) и Уголовный кодекс называет такие действия убийством. Поэтому более правильной представляется позиция Б. Сарыева, который считает, что «…не просто начало родов, а тот его момент, когда плод стал виден из утробы матери (и стал таким образом сам по себе доступен посягательствам), и следует признать с точки зрения уголовного права началом жизни. Именно с этого момента всякие попытки умертвить плод становятся убийством.»5

Исходя из подобного определения границ человеческой жизни можно сделать вывод, что любое противоправное посягательство на жизнь другого человека в рамках этих границ, причиняющее смерть, является убийством. Такая позиция, по крайней мере, явно прослеживалась в УК РСФСР. В нем, в частности, убийством признавалось как умышленное, так и неосторожное лишение жизни другого человека. УК РФ убийством признает лишь любое противоправное умышленное лишение жизни другого человека, а те же деяния, но совершенное по неосторожности, обозначает термином «причинение смерти». В данном случае логика законодателя не совсем ясна, ибо в русском языке «убийство» и «причинение смерти» являются синонимами. В частности, В. Даль определяет слово «убить» как зашибить или ударить до смерти, а «убийство» как лишение кого-либо жизни как преступление. По словарю Ожегова «убить» значит лишить жизни, а «убийство» - преступное лишение жизни кого-нибудь. И ни в одном случае не упоминается о форме вины. Н.И. Загородников говорил по данному поводу, что «…глагол «убить» часто употребляется при любом насильственном причинении смерти, при этом имеется в виду как преступное, злонамеренное, так и неосмотрительное и даже случайное причинение смерти».6 Правильной представляется позиция Б. Сарыева, который говорит, что «…вряд ли простое «переименование»…неосторожного убийства в неосторожное лишение жизни (а также в причинение смерти по неосторожности-Ш.В.) что-либо может изменить. Ведь правосознание граждан причисляет к убийству любое лишение жизни, не различая ни форм вины, ни случайности («убило током» и т.п.). Тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, в правосознании граждан тоже расценивается как убийство, хотя закон ни прежде, ни ныне указанное деяние убийством не считал и не называл. Перемена названия ничего не изменит в оценке данного деяния правосознанием граждан, следовательно, цель, ради которой хотят эту перемену произвести, вряд ли будет достигнута».7 Тем не менее, убийством по уголовному праву признается предусмотренное Особенной частью Уголовного Кодекса противоправное, виновное, умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Тот факт, что глава 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья» оказалась первой в Особенной части (в отличие от УК РСФСР, где подобная глава находилась на третьем месте) говорит о том, что государство в числе приоритетных задач уголовного права ставит защиту жизни личности. Об этом же говорит и то, что наказания за убийства (кроме убийств со смягчающими обстоятельствами) увеличились. В силу ч.5 ст.15 УК РФ так называемое простое убийство (ч.1ст.105 УК РФ) и убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105 УК РФ) относятся к категории особо тяжких преступлений. Но для того, чтобы уголовно-правовой механизм защиты жизни в полном объеме выполнял свои функции (как карательные, так и превентивные) и тяжесть совершенного убийства соответствовала строгости наказания, нужно, чтобы совершенное преступление было правильно квалифицировано.

На практике квалификация убийств вызывает большие затруднения, как у следователей, так и у судей, следствием чего является отмена приговора вышестоящей инстанцией и отправка дела на доследование. А все дело в том, что расследование дела об убийстве (как предварительное, так и судебное) проводятся «однобоко», не выясняются истинные мотивы и цели преступника, а также остальные элементы преступления, характеризующие субъективное отношение убийцы к содеянному. К тому же нельзя оставлять без внимания и другие обстоятельства дела. Только их анализ в совокупности и каждого из них в отдельности может дать точную картину совершенного преступления и применить уголовно-правовую норму в соответствии с ее точным смыслом.

§2.Классификация убийств.

В науке уголовного права убийство традиционно делится на простое, квалифицированное и привилегированное. В этой работе последнее нас интересовать не будет, о простом же речь пойдет ниже. Что касается квалифицированного, то в уголовно-правовой науке существует несколько подходов к классификации его признаков. В частности, Э.Ф. Побегайло предложил следующую:

  1. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъекту.

  2. Относящиеся к субъективной стороне.

  3. Относящиеся к объекту.

  4. Относящиеся к объективной стороне.8

Такой же классификации поддерживается и Б. Сарыев.

Несколько иную предложил Н.И. Загородников:

  1. Признаки, относящиеся к субъективной стороне, которые в некоторых случаях также характеризуют общественную опасность субъекта (хулиганский мотив также отрицательно характеризует и преступника).

  2. Признаки, характеризующие субъекта.

  3. Признаки, характеризующие способ совершения преступления.9

По моему мнению, все пункты, указанные в качестве отягчающих обстоятельств убийства в ч.2 ст.105 УК РФ можно поделить на три группы по определенным признакам. Первая: отягчающие признаки, характеризующие объективную сторону особо опасного убийства; вторая: характеризующие субъективную сторону данного преступления; третья: характеризующие потерпевшего. При этом признаки третьей группы не могут рассматриваться «оторвано» от субъективного отношения преступника к совершенным действиям, т.к. в законе каждый раз специально делается оговорка «заведомо для виновного», будь то состояние беременности, беспомощность, выполнение служебного или общественного долга потерпевшим. Важно также заметить, что признаки второй группы не могут сочетаться между собой при квалификации одного убийства, т.к. убийство является таким преступлением, которое совершается с каким-либо одним мотивом или целью (мотивы и цели, конечно, могут сочетаться, но только один мотив и цель может быть доминирующим).

Глава 2. Квалифицирующие признаки убийства.

§1. Квалифицирующие признаки убийства, относящиеся к объективной стороне.

П. «а» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство двух и более лиц. Повышенная общественная опасность данного вида убийства заключается в том, что у преступника возникает умысел на убийство сразу двух человек. Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 27.01.99г. «О судебной практике по делам об убийстве» в п.5 говорит, что по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух человек одновременно, если действия виновного охватывались единством умысла и совершаются, как правило, одновременно. Т.е. вменение п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ возможно, когда убийство двух и более лиц является результатом одного действия. При этом убийство обоих может совершаться либо только с косвенным умыслом, либо с прямым в отношении одного и с косвенным в отношении другого. Так, если кто-либо, желая убить своего недруга, кидает гранату в компанию, в которой тот находится, и помимо его убивает еще и другого человека, то в отношении первого налицо прямой умысел, а второго - косвенный. Хотя в случае одновременного убийства двух и более лиц не исключена возможность и прямого умысла по отношению к смерти обеих жертв. В этом отношении показательно дело М., который, желая скрыть совершенный им грабеж, запер свидетеля П. И потерпевшего К. в доме, который затем поджег (см. приложение 1)10. В данном случае у М. имелся прямой умысел на убийство П. и К.(приговор Ангарского областного суда от 14.10.92г.). Если же убийство двух и более лиц совершается разновременно, то п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ можно вменить только в том случае, если убийство совершается по единому прямому умыслу.

На практике зачастую встает вопрос, как квалифицировать действия преступника, если в отношении одной жертвы преступные последствия наступили, а в отношении другой – нет по причинам, не зависящим от воли виновного. Возможно ли квалифицировать такую ситуацию по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, ведь преступный результат-убийство двух человек - не наступил? Пленум Верховного суда по этому поводу пояснил, что «убийство одного и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление-убийство двух и более лиц. Поскольку преступное намерение убить двух человек не наступило по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное следует квалифицировать по ст.103 УК РСФСР (ч.1 ст.105 УК РФ) и ст.15 и п. «з» ст.102 УК РСФСР (ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ)».

В том случае, если стороной, в отношении которой происходит лишь покушение на убийство, является работник правоохранительного органа, то, как отмечает С.В.Бородин, в данном случае налицо покушение на убийство и убийство (вышеописанная ситуация, но присутствует один из квалифицирующих признаков, а именно потерпевший-сотрудник правоохранительного органа). Здесь квалификация будет следующей: ст.317 и ч.1 ст.105 УК РФ. Если же вследствие посягательства на жизнь работника правоохранительного органа ему причиняется смерть, то квалификация должна быть следующей: в отношении работника правоохранительного органа-ст.317 УК РФ (т.к. она охватывает и покушение, и убийство), а в отношении второй жертвы - п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ.

Для правильной квалификации убийства по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо, чтобы оно было умышленным. Умышленное отношение к смерти одного человека и неосторожное к смерти другого исключает квалификацию действий виновного по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ. Это следует из буквы закона, в котором убийством признается только умышленное лишение жизни другого лица, неосторожное же определяется термином «причинение смерти».

П. «д» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное с особой жестокостью. В соответствии с п. «и» ч.1 ст.63 УК РФ, особая жестокость, садизм, издевательство, а также мучение для потерпевшего являются отягчающими обстоятельствами в любом преступлении. В русском языке слово «жестокий» определяется как безжалостный, бесчеловечный, безмерно мучительный, крайне суровый, беспощадный. Для того чтобы правильно применить п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ, нужно точно определить термин «особая жестокость». При этом термин «просто жестокость» применять нельзя, т.к. его можно будет толковать более широко, чем предусматривает закон, определяя совершение убийства в данном случае именно с особой жестокостью. Ни закон, ни вышеупомянутое постановление Пленума Верховного суда РФ не дают точного определения особой жестокости. Они лишь перечисляют способы, которые ею можно признать. Так, согласно постановлению Пленума, можно выделить три группы способов совершения такого убийства. Первый, - при котором в процессе лишения жизни к потерпевшему применялись пытки, истязания или глумление над трупом жертвы. Применение пыток и истязаний либо последующее глумление над трупом может говорить о садистских наклонностях убийцы, и поэтому можно сказать о том, что причинение особых страданий жертве причиняется с прямым умыслом. Убийца в данном случае хочет удовлетворить свои нездоровые желания или выплеснуть на жертву свою ненависть, которая накопилась к ней вследствие каких-либо предыдущих неприязненных отношений. Нельзя согласиться с С.В. Бородиным, который утверждает, что данное убийство совершается только с прямым умыслом по отношению к смерти.11Ведь если какой-нибудь садист, желая лишь помучить жертву, начинает применять к ней пытки, вполне осознавая, что она может вследствие этого умереть, но смерти не желает, то в данном случае по отношению к особым страданиям жертвы налицо прямой умысел, а по отношению к смерти - косвенный. Что касается последующего глумления над трупом, то для признания таких действий особой жестокостью, нужно установить цель. Так, если целью убийцы является сокрытие преступления (например, уничтожение или расчленение с целью уничтожения трупа), то об особой жестокости не может быть и речи. Но если были другие цели, свидетельствующие о желании убийцы напоследок поглумиться над своим недругом, отомстить ему даже после его смерти либо просто до конца удовлетворить свою садистскую страсть, то эти действия нужно квалифицировать как убийство, совершенное с особой жестокостью.

Второй способ совершения убийства с особой жестокостью связан с заведомым для виновного причинением особых страданий потерпевшему. В постановлении Пленума Верховного суда дается примерный перечень подобных действий: нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.п. Этот перечень содержит лишь характерные и наиболее встречающиеся способы совершения подобного убийства, хотя он и не является исчерпывающим. Можно сказать лишь, что в данном случае виновный не желает причинить своей жертве особых страданий, но сознательно допускает, что она будет страдать от его действий и относится к ним безразлично, основная же цель - убить человека. Характерно в этом отношении дело С., который на почве пьяной ссоры со своим соседом гражданином С, с целью убийства с особой жестокостью, нанес ему 15 ударов ножом в область живота, а также один удар пластмассовым чайником с кипятком, после чего завернул его в целлофановый пакет отвез и закопал в снег в лесном массиве (см. приложение 2)12. Данный способ убийства был признан судом как причинивший особые страдания потерпевшему. Здесь С., возможно, и не желал, чтобы его сосед страдал, он всего лишь хотел ее смерти.

Подобные способы убийства относятся к числу особо тяжких потому, что убийца хоть и желает «просто» лишить жизни другого человека, но, тем не менее, сознательно выбирает особо жестокий способ, хотя он мог избрать и менее мучительный и добиться того же результата. Это говорит о крайней моральной и нравственной деградации личности, о полном безразличии к страданиям другого человека.

Третий способ- убийство в присутствии близких для потерпевшего лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. Убийство близкого родственника гражданина или лица, который ему дорог или судьба которого ему не безразлична, само по себе вызывает моральные страдания. Но если процесс лишения жизни происходит, к тому же, на глазах у этого гражданина, то это может вызвать сильный психотравмирующий шок и даже психическое заболевание. Убийствами в подобных случаях признаются убийства детей в присутствии родителей и наоборот, либо других близких родственников, когда те, кто за этим наблюдают, лишены по какой-либо причине возможности оказать им эффективную помощь. Здесь об особой жестокости свидетельствует характер действий виновного, выражающийся в надругательстве над чувствами близких потерпевшему лиц. Важно только, чтобы виновный знал, что близкие видят процесс убийства и это им причиняет особые страдания. В связи с этим правильными представляются слова Э.Ф. Побегайло о том, что «при совершении убийства с особой жестокостью субъект должен осознавать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни,…а также желать либо сознательно допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни».13

Приведу пример: Ц. обвинялся в убийстве Ш.А. из хулиганских побуждений с особой жестокостью. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Супруги Ш.А. и Ш.Г. выпивали вечером дома. К ним пришел Ц. в нетрезвом состоянии и попросил у Ш.А. занять денег. Получив отказ, Ц. вытащил нож и ударил Ш.А. в шею, от чего тот умер. После убийства Ц. ударил супругу Ш.А. по голове тупым предметом, отвез в лесной массив, изнасиловал и убил см. (приложения 3 и 4)14.

Б. Сарыев предлагает признавать убийство с особой жестокостью и тогда, когда убивают лицо, осознающего характер совершаемых в отношении него действий, но который не может противостоять убийце. Автор мотивирует это тем, что если можно признать особую жестокость, когда убийство происходит на глазах близких родственников, то можно ее признать и при убийстве лица, которое не может оказать сопротивление. С этим можно было бы согласиться, если бы в ч.2 ст.105 УК РФ не был введен специальный пункт по этому поводу.

Убийство с особой жестокостью - категория оценочная. Для признания его таковым нужно, чтобы факт особой жестокости установил суд. Об этом могут свидетельствовать как показания виновного, его цели и прочие элементы субъективного отношения к содеянному, так и характер и локализация телесных повреждений.

П. «е» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное общеопасным способом. П. 9 вышеуказанного постановления Пленума Верховного суда говорит: «для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей, необходимо установить, осознавал ли виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека». Следовательно, для квалификации убийства по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо осознание виновным того, что выбранный им способ создает реальную опасность для жизни нескольких людей. При этом общеопасным, согласно определению Пленума Верховного суда РФ, признается способ, который создает опасность жизни хотя бы двум человекам. В судебной практике традиционно общеопасными признаются такие способы, как, например, взрыв, поджог, обвал. Но при этом нельзя оценивать опасность абстрактно, нужно сопоставлять ее с той конкретной обстановкой, в которой совершается преступление. Так, использование взрывного устройства в безлюдном месте или поджог дома, в котором заведомо находится одно лицо, не может автоматически считаться общеопасным способом.

Если в результате такого преступления одному лицу причиняется смерть, а другому- вред здоровью, то квалификация действий виновного должна быть по совокупности п. «е» ч.2 ст.105 со статьей УК, которая предусматривает ответственность за причинение вреда здоровью, т.к. норма предполагает лишь общеопасный способ, причинение вреда жизни и здоровью других лиц лишь предполагается, но не обязательно. Думается, что в данном случае необходима опасность причинения вреда только личности, а не другим охраняемым законом интересам (например, имущественным). Если вред в результате убийства причиняется не личности, а, например, имуществу, то квалификация необходима по совокупности ч.1 ст.105 и ст.167 УК РФ.

Правильная квалификация по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ зависит от выяснения умысла виновного, как в отношении потерпевшего, так и остальных лиц, для жизни которых выбранный способ оказался опасным. Чаще всего виновный при таком убийстве преследует цель убить определенное лицо, а к тому, что в результате могут погибнуть другие люди, относится безразлично, т.е. по отношению к смерти потерпевшего он действует с прямым умыслом, а к возможной смерти другого лица- с косвенным. Однако не исключена ситуация, когда виновный действует с косвенным умыслом, не имея цели убийства кого-либо. Так, человек, желающий «пошутить» и ради этого кидающий гранату в толпу, не желает убить кого-то, однако, если хотя бы один человек погибает, то в данном случае налицо убийство общеопасным способом. Точно так же следует расценивать действия лица, желающего убить двух человек в толпе путем кидания гранаты. Исходя из этого, можно сделать вывод, что в таком убийстве умысел виновного по отношению к смерти одного является прямым, а по отношению к смерти других лиц - либо прямой, либо косвенный.

В судебной практике возникает вопрос, как квалифицировать действия лица, стреляющего с целью убить кого-либо в сторону нескольких человек из ружья, заряженного дробью или картечью. Н.К. Семернева, чтобы решить вопрос о возможности квалификации данного убийства по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ, предлагает в таких ситуациях проводить баллистическую экспертизу, которая позволила бы дать ответ на вопрос о площади рассеивания дроби или картечи при выстреле с определенного расстояния, и выяснить отношение виновного к избранному им способу убийства. Так, при прицельном выстреле с близкого расстояния опасности для окружающих нет, т.к. дробь или картечь рассеивается не очень сильно, но, в то же время, опасность для жизни других будет реальна, если этот же выстрел будет произведен с расстояния 30-40 метров. На мой взгляд, это совершенно верно, т.к. человек, стреляющий в толпу из ружья, заряженного дробью, не может не понимать, что опасность такого выстрела для окружающих возрастает по мере увеличения дистанции выстрела.

Очень тщательно должен решаться вопрос о квалификации действий, когда в качестве орудия убийства выступает транспортное средство, которое само по себе является механизмом, эксплуатация которого сама по себе создает повышенную опасность. Чтобы отграничить убийство, орудием которого выступает транспортное средство от преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ (которое, к тому же, по сравнением с убийством, является лишь преступлением средней тяжести), важен анализ субъективной стороны виновного. Если отношение к последствиям (смерти человека) неосторожное, то квалификация должна быть по ст.264 УК РФ, но если же был умысел на убийство кого-либо, то при определенных обстоятельствах (например, наезд на человека в толпе) подобные действия должны квалифицироваться по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ.

Убийство, совершенное общеопасным способом, следует отличать от убийства двух и более лиц. Так, с объективной стороны, в первом случае важен исключительно способ совершения убийства одного человека, который представляет реальную опасность для жизни многих людей, а во втором случае способ не важен, важно лишь последствие-смерть двух и более человек. С субъективной стороны возможны два варианта:

  1. При убийстве по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ лишение жизни одного лица совершается с прямым умыслом, а по отношению к смерти других лиц-с косвенным. При разновременном убийстве двух и более лиц возможен только прямой умысел по отношению к смерти всех жертв.

  2. При убийстве, совершенном общеопасным способом - косвенный умысел по отношению к смерти одного и возможной смерти других лиц, при убийстве двух и более - единый прямой умысел на убийство двух лиц либо прямой по отношению к одному и косвенный по отношению к другому при одновременном совершении преступлений.

П. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. В ст.102 УК РСФСР подобный пункт был введен лишь в 1993г. Он предусматривал только убийство группой лиц по предварительному сговору. В УК РФ 1996г. несколько шире по сравнению с УК РСФСР данное отягчающее обстоятельство, которое помимо этого включает в себя также простую группу лиц и организованную. П. «в» ч.1 ст.63 УК РФ предусматривает в качестве общего отягчающего обстоятельства совершение преступления в составе простой и организованной группы, а также группы лиц по предварительному сговору и преступного сообщества.

Для того чтобы решить вопрос о квалификации убийства по данному основанию, необходимо разобраться в данных видах соучастия. Как явствует из ст.35 УК РФ, группа лиц - это два и более соисполнителя, совершающие преступление без предварительного сговора. Совершением преступления группой лиц по предварительному сговору признается преступление, в котором участвовали несколько лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления (именно в этом виде соучастия уже возможно разделение участников преступной группы на организатора, подстрекателя, пособника и исполнителя). Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершается устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Для квалификации убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ по признаку простой группы лиц, необходимо установить, что убийство совершали как минимум два человека. При этом виде соучастия совсем не нужно, чтобы был предварительный сговор на совершение преступления. В данном случае умысел возникает неожиданно сразу у нескольких человек и приводится в исполнение немедленно, но возможен другой вариант, когда в процессе совершения убийства к исполнителю, опять же без предварительной договоренности, присоединяется другой человек, который выполняет часть объективной стороны преступления. В данном виде соучастия, в силу отсутствия предварительного сговора у виновных, практически невозможно деление этих лиц на организаторов, подстрекателей и пособников, в преступлении участвуют лишь соисполнители (об этом нам говорит ч.1 ст.35 УК РФ).

При совершении преступления группой лиц по предварительному сговору важно установить, что умысел на убийство у группы был осуществлен спустя какой-то промежуток времени. За это время соучастники успели распределить роли между собой. В данном случае имеется в наличии уже т.н. сложное соучастие, т.е. присутствуют все (или некоторые, но не менее двух, один из которых обязательно исполнитель) виды соучастников, указанных в ст.35 УК РФ.

Совершение преступления организованной группой является отягчающим признаком в силу того, что члены этой группы, объединяясь в нее, заранее “настраивают” себя на совершение одного или нескольких преступлений, знают это и вступают в эту группу, что характеризует их как особо опасных для общества лиц. При этом тот факт, что при совершении преступлений в данном случае происходит, помимо предварительного сговора, четкое распределение ролей, когда каждый знает, что он обязан выполнять, к тому же строятся заранее обдуманные планы ведения своей преступной деятельности, говорит о повышенной опасности данного вида соучастия.

П.”н” ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное неоднократно.

В УК РСФСР предусматривалось подобное убийство, только формулировка была немного иной: убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийств, предусмотренных ст.ст. 104 и 105 УК РСФСР. На первый взгляд может показаться, что формулировка, содержащаяся в п. «н” ч.2 ст.105 УК РФ не совсем корректна или же теперь не имеет значения, совершало ли лицо ранее убийство, предусмотренное ч.1 ст.105 УК РФ или же статьями 106, 107 и 108 УК РФ. Чтобы правильно ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к Общей части УК. Согласно ч.1 ст.16 УК РФ неоднократностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, предусмотренных частью статьи или одной статьей настоящего Кодекса, при этом совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями Кодекса может быть признано неоднократностью лишь в случаях, если это предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК. Из этого можно сделать вывод, что убийство, о котором речь ведется в п. «н” ч.2 ст.105 УК РФ будет признано совершенным неоднократно только в случае, если ранее лицо совершало убийства, ответственность за которые предусмотрена в ст.105 УК РФ. Следовательно, хоть и изменилась формулировка статьи по сравнению с УК РСФСР, но смысл остался тем же. Однако Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.99г. «О судебной практике по делам об убийстве» в п.14 указывает, что «по смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. «н» ч.2 ст.105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст.ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ». По-моему, данное утверждение не только не вытекает из смысла закона, но и прямо противоречит его сути.

Данный вид убийства отнесен к особо тяжкому преступлению в силу того, что лицо, которое совершает повторное убийство, проявляет стойкую общественно-опасную направленность. Постановление Пленума ВС РФ указывает, что для квалификации по данному пункту не имеет значения, было ли это лицо привлечено к уголовной ответственности за первое убийство или нет. Это понятно, т.к. если лицо, совершившее убийство, не было наказано за первое преступление, то можно сделать вывод о его склонности к совершению преступлений и о повышенной общественной опасности этого лица. Если же это лицо уже понесло наказание за предыдущее убийство и совершило новое, значит, меры исправительного характера не возымели должного действия, что тоже может характеризовать это лицо крайне отрицательно. Необходимо также, чтобы не истекли сроки давности за предыдущее убийство или не была погашена или снята судимость. Но если же, как следует из редакции ч.2 ст.16 УК РФ, лицо, ранее совершившее убийство, было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности или судимость за него погашена или снята, то новое убийство не создает признака неоднократности.

Если лицо ранее совершило убийство и не было привлечено за него к уголовной ответственности, а после совершило новое, то квалификация должна быть по ч.1 ст.105 УК РФ за первое (или ч.2 ст.105 УК РФ, если оно совершено при отягчающих обстоятельствах) и по п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ (и соответствующему пункту ч.2 ст.105 УК РФ, если оно также совершено при отягчающих обстоятельствах) за второе. При этом за повторное убийство нужно вменять п. «н” ч.2 ст.105 УК РФ и в том случае, если в первом убийстве (или обеих) лицо было соучастником-организатором, подстрекателем или пособником - но только со ссылкой на ст.33 УК РФ в соответствующем эпизоде.

Нужно сказать также, что повторность - личный признак, он не распространяется на соучастников, даже если они знали о повторном совершении убийства одним из них.

Возникает резонный вопрос: как квалифицировать действия лица, если одно из убийств (или оба) не были доведены до конца по независящим от виновного лица причинам? Вышеуказанное постановление Пленума ВС РФ дает на это подробный ответ. Так, если лицо ранее покушалось на убийство, предусмотренное ч.1 ст.105 УК РФ, а затем совершает убийство, то квалифицировать нужно по ч.3 ст.30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ и, по совокупности по п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ, а в случае, если оба убийства остаются неоконченными, то если первое - покушение без отягчающих, квалификация по ч.3 ст.30 и ч.1 ст. 105 УК РФ и ч.3 ст.30 и п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ. В случае же, если и первое - покушение с отягчающими, то ч.3 ст.30 и п. «н” плюс соответствующие пункты ч.2 ст.105 УК РФ. Позиция Пленума ВС РФ здесь ясна: п. «н” ч.2 ст.105 УК РФ предусматривает ответственность только за одно убийство, но совершенное неоднократно, следовательно, ранее совершенное убийство или покушение на него (а равно приготовление) должно быть квалифицировано самостоятельно.

Убийство, совершенное неоднократно, следует отличать от убийства двух и более лиц. Их разграничение происходит по субъективной стороне. При убийстве двух и более лиц лишение жизни обоих совершается по единому (прямому или косвенному) умыслу, а в п. «н” ч.2 ст.105 УК РФ убийство двух и более лиц каждый раз совершается по вновь возникшему умыслу.





§2. Квалифицирующие признаки убийства, относящиеся к субъективной стороне.

П.”з” ч.2 ст.105 УК РФ: убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.

Для правильной квалификации убийства из корыстных побуждений важное значение имеет раскрытие содержания этих побуждений. Корыстный мотив при убийстве охватывает материальную выгоду в широком смысле. Под корыстью в данном случае следует понимать помимо приобретения материальной выгоды, завладения тем, чем не обладал виновный, также и желание избавиться от материальных затрат, сохранить материальные блага, с которыми в будущем придется расстаться на основании закона, и к тому же приобретение каких-либо имущественных прав. Однако нельзя считать корыстью приобретение нематериальной выгоды - например, свободу действий. Э.Ф.Побегайло считает, что “корыстное убийство имеет место и в тех случаях, когда убийца лишает жизни человека ради удержания, сохранения (“спасения”) своего малоценного имущества” и приводит для примера дело Н., который убил И., пытавшегося похитить у того из огорода клубнику. Мотивируя свое мнение, Побегайло говорит, что “... “спасая” свое малоценное имущество, Н. тем самым желал получить определенную материальную выгоду - удержать это имущество. То, что он этой выгоды не получил и не мог получить, ни в коей мере не меняет корыстной сути его побуждений”.15 Однако с этим трудно согласиться, т.к. субъект в данном случае не получает материальной выгоды, а в корыстном убийстве он обязательно должен ее получать. Также не будет являться таковым убийство из мести лица, которое не возвращает долг, т.к. в этом случае субъект даже лишает себя определенной выгоды.

Пленум ВС РФ в своем Постановлении разъяснил, что под корыстным убийством следует понимать такое умышленное лишение жизни, которое имеет цель получения материальной выгоды (денег, имущества, прав на имущество, вознаграждений от третьих лиц и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврат долга, оплата услуг, выполнение имущественного обязательства, уплата алиментов и т.п.). При этом не имеет значения, кто получает выгоду: виновный или лица, в судьбе которых он заинтересован.

Корыстное убийство, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством и бандитизмом, может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. С прямым оно совершается только тогда, когда виновный осознает, что без причинения смерти ему не удастся получить материальную выгоду. Такое происходит чаще всего тогда, когда материальная выгода может быть получена виновным в случае смерти гражданина на основании закона, убийство является лишь средством завладения этими материальными благами. Если же изъятие этих благ происходит незаконно (путем разбоя, вымогательства, бандитизма), то тут возможен и косвенный умысел на убийство. В данном случае изъятие материальных ценностей возможно и без убийства, а лишь с угрозой его, но виновный, причиняя смерть, не всегда желает ее, но относится к ней безразлично.

Простое убийство отличается от сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом по следующим признакам:

а) первое может совершаться как путем нападения, так и без такового (например, отравление), второе же совершается исключительно при помощи нападения;

б) целью второго является только завладение имуществом и осуществляется оно в момент нападения или сразу же после смерти потерпевшего; первое же имеет целью как завладение имуществом, которое осуществляется уже после смерти потерпевшего (но в случае, если убийство осуществлялось способом не связанным с нападением, то завладение имуществом может происходить как в момент совершения преступления, так и после смерти потерпевшего), так и завладение имущественными правами, которое также может осуществляться как в момент совершения преступления, так и сразу после смерти потерпевшего, а также спустя некоторое время (например, по наследству).

Пункт 11 Постановления Пленума ВС РФ говорит о том, что в случае совершения убийства, сопряженного с разбоем, подобные действия следует квалифицировать по п. «з” ч.2 ст.105 УК РФ и по совокупности с разбоем, так как совершается два самостоятельных преступления. Подобное положение можно применять и к случаям убийства, сопряженного с вымогательством и бандитизмом. Но для этого нужно установить, что у виновного был умысел на завладение имуществом и на убийство человека. Если же умысла на завладение имуществом не было, но он возник сразу же после убийства по другим мотивам (мести, ревности и т.п.), то исключается возможность вменения виновному как п. «з” ч.2 ст.105 УК РФ, так и обвинение в разбое, вымогательстве и бандитизме. Так Ш. из личных неприязненных отношений убил Г., а затем вытащил у него из кармана 200 р. (см. Приложение 5)16. Ангарский городской суд не нашел в действиях Ш. корыстных побуждений и квалифицировал его действия по ст.103 и 145 УК РСФСР.

Корыстное убийство следует отграничивать от убийства с целью скрыть совершенное преступление. Такое возможно, например, при разбойном нападении, вымогательстве, бандитизме. Так, корыстное убийство будет тогда, когда оно совершается до либо в момент изъятия имущества и отношение виновного к смерти проявляется в форме косвенного умысла. Если же разбойное или бандитское нападение либо вымогательство уже завершено и преступник завладел имуществом, а потерпевший, например, заявляет, что “так этого не оставит” или нечто подобное, то в данном случае его убийство будет иметь цель сокрытие предыдущего преступления.

Б. Сарыев говорит о том, что убийство при разбойном нападении излишне квалифицировать по совокупности статей 102 п. «а” и 146 УК РСФСР, так как “оно связано с посягательством на собственность” и “отражает направленность деяния и против отношений собственности”.17

С данной позицией нельзя согласиться, так как этот вид убийства является преступлением против личности и не охватывает собой состав хищения.

В корыстном убийстве обязателен мотив обогащения в какой-либо форме. Если он отсутствует, нельзя квалифицировать по п. «з” ч.2 ст.105 УК РФ. Приведу пример. Е. и Р. обвинялись в совершении разбойного нападения на М. с целью завладения ключами от автомобиля, а также в совершении убийства группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, с целью скрыть другое преступление (см. Приложение 6)18. В судебном заседании было установлено, что Е. и Р. хотели забрать ключи от автомобиля у М. не с целью его похитить, а только покататься, поэтому, как правильно указал суд, в их действиях не было корыстной заинтересованности, и в судебном заседании действия Е. и Р. были переквалифицированы с ч.3 ст.162 на ч.4 ст.166 УК РФ, а также исключен из обвинения п. «з” ч.2 ст. 105 УК РФ.

Пункт “и” ч.2 ст.105 УК РФ: убийство из хулиганских побуждений.

Постановление Пленума ВС РФ разъяснило, что под данным видом убийства следует понимать такое лишение жизни, которое совершено на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Хулиганские мотивы обусловливаются озорством, бесчинством. Убийство - неадекватный ответ на какое-либо действие потерпевшего. Особенность состоит в том, что хулиган при незначительном поводе или совсем без повода может причинить потерпевшему смерть.

Хулиганское поведение лишено какой-либо необходимости: оно целиком проистекает из разнузданного эгоизма, связанного с неуважением к личности и человеческому достоинству, безразличным отношением к общественным интересам, пренебрежением к законам и правилам поведения. Хулиганские побуждения зачастую являются следствием безотчетной злобы ко всему, чувством неудовлетворенности жизнью и извращенным пониманием личной свободы типа “мне все дозволено”. Хулиганские побуждения означают, что субъекту доставляет удовлетворение сам процесс совершения преступных действий, желание за счет этого самоутвердиться. Из этого следует, что, совершая убийство из хулиганских побуждений, виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни человека. Зачастую оно происходит в общественном месте, на глазах большого количества людей, хотя этот признак не важен, а важны лишь причины, побуждающие к таким действиям.

Для квалификации убийства по п. «и” ч.2 ст.105 УК РФ необходимо установить мотив. Неправильно утверждение о том, что убийство из хулиганских побуждений является “безмотивным”. Если мотив не установлен - налицо обычное неквалифицированное убийство (ч.1 ст.105 УК РФ), т.к. все сомнения трактуются в пользу обвиняемого. О хулиганском мотиве позволяют судить сами действия виновного, а зачастую и повод для убийства. Нередко оно совершается без повода или с использованием незначительного повода как предлога для лишения жизни. Для выяснения мотива данного убийства также немаловажное значение имеют действия потерпевшего, а также отношения между ним и виновным.

Чаще всего убийство из хулиганских побуждений является логическим продолжением непосредственно хулиганских действий виновного. Пленум ВС РФ по этому поводу указал, что если наряду с убийством из хулиганских побуждений виновный совершает действия, грубо нарушающие общественный порядок и проявляющие явное неуважение к обществу, то они должны быть квалифицированы по п. «и” ч.2 ст.105 УК РФ и по совокупности со ст.213 УК РФ.

Судебная практика показывает, что подобные действия совершаются тогда, когда потерпевший, например, делает замечание виновному по поводу его недостойного поведения, либо когда не выполняют какое-либо желание виновного, либо вообще не пытаются пойти с виновным на контакт. При этом виновный действует как с прямым, так и с косвенным умыслом по отношению к смерти.

Для правильной квалификации убийства по п. «и” ч.2 ст.105 УК РФ нужно точно разграничивать хулиганские побуждения и другие мотивы (месть, ревность). Постановление Пленума ВС РФ говорит, что нельзя автоматически применять п. «и” ч.2 ст.105 УК РФ, если убийство совершается в общественном месте, хотя и по мотивам ревности, мести или другим, возникшим на почве личных отношений. При отграничении хулиганских побуждений от ревности и мести должна учитываться различная природа этих мотивов. Если хулиганские побуждения направлены против общественного порядка и характеризуются циничным отношением виновного к потерпевшему, то ревность и месть являются мотивами, при которых отношения между виновным и потерпевшим, предшествующие убийству, носят личный характер. Однако же, если ревность и месть являются лишь прикрытием для убийства из хулиганских побуждений, то необходима квалификация по п. «и” ч.2 ст.105 УК РФ. Для этого нужно выяснить, достаточно ли веские причины были у виновного для проявления таких естественных человеческих чувств, как ревность и месть.

От убийства из хулиганских побуждений нередко приходится отграничивать убийства в драке или ссоре. По этому поводу Постановление Пленума ВС РФ говорит, что следует выяснить, кто явился инициатором драки или ссоры и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком драки или ссоры явился потерпевший, или когда поводом к ним послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

П.”к” ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

В этом виде предусмотрено, по сути, два квалифицированных вида убийств: а) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, и б) сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

Для вменения п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ по первому основанию необходимо установить, что виновный всего лишь имеет цель посредством убийства скрыть какое-либо ранее совершенное преступление или облегчить совершение преступления, при этом не имеет значения, удалось ли ему это или нет и могло ли это убийство действительно скрыть все улики или помочь совершить новое преступление. При этом данное убийство совершается только с прямым умыслом, его отсутствие исключает возможность квалификации содеянного по п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ.

При убийствах подобного рода не имеет значения, какое преступление лицо скрывает или совершение какого преступления намеревается облегчить с точки зрения его тяжести. При этом виновным в убийстве может быть не только лицо, которое само совершило или намеревалось совершить другое преступление, но и то, которое заранее обещало (или не обещало) скрыть его или устранить какое-либо препятствие путем убийства. Если лицо заранее обещало совершить убийство, то его действия должны быть квалифицированы по п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ и по совокупности за соучастие в совершенном преступлении. Если же лицо заранее не обещало убить кого-либо, то его действия должны быть квалифицированы лишь по п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ. Однако, если убийство уже совершено, а облегчаемое преступление еще нет, то квалификация по п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ и по совокупности за приготовление к облегчаемому преступлению.

Подобные убийства совершаются, как правило, после совершения скрываемого преступления, однако возможно и до его совершения. Как говорит Э.Ф.Побегайло, “цель скрыть намеченное преступление будет и при убийстве лица, которое заведомо не может воспрепятствовать совершаемому преступлению, но может выступить свидетелем по нему”.19

Чаще всего подобного рода убийства происходят при разбойном нападении, вымогательстве или бандитизме, однако теперь в новом УК появилась специальная норма (п. «з” ч.2 ст.105 УК РФ), предусматривающая ответственность за убийства, сопряженные с этими преступлениями. Вместе с тем, убийство, предусмотренное п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ, может совершаться и при других преступлениях, в частности, при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера. Постановление Пленума ВС РФ по этому поводу говорит, что убийство, совершенное с этими преступлениями, может совершаться как в процессе их исполнения, так и после них (с целью их сокрытия), а также по мотивам мести за оказанное сопротивление. При этом, как говорит Постановление Пленума ВС РФ, решая вопрос о квалификации обеих преступлений, нужно учитывать, что совершаются два самостоятельных преступления и поэтому их нужно квалифицировать по п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ и по соответствующей части ст.131 или 132 УК РФ. По этому поводу не справедливо замечание Б. Сарыева о том, что “если пойти по пути квалификации по совокупности, то мы приведем к отрыву одного преступного действия от другого. Ведь если отрывать изнасилование от убийства и давать ему самостоятельную квалификацию по ст.117 УК РСФСР (ст.131 УК РФ), то надо по той же логике пойти дальше и оторвать убийство от изнасилования, дав ему тоже самостоятельную квалификацию. Но тогда ... оторванное от изнасилования убийство перестает быть квалифицированным видом ... и его можно квалифицировать только по ст.103 УК РСФСР (ч.1 ст.105 УК РФ)”.20

Как справедливо замечает Н.К. Семернева, во-первых, ч.3 ст.131 или ч.3 ст.132 УК РФ, предусматривающие ответственность за причинение тяжких последствий при совершении данных преступлений, вменить можно лишь в случае, если убийство происходит непосредственно перед, в процессе или сразу же после их совершения, а если потерпевшую (потерпевшего) убивают через какой-то промежуток времени после их совершения, то квалификация, наряду с п. «к” ч.2 ст.105 УК РФ должна быть лишь по той части ст.131 или132 УК РФ, которая соответствует обстоятельствам дела, ибо в данном случае убийство не явилось последствием изнасилования, т.к. совершалось по мотивам сокрытия его; во-вторых, для того, чтобы вменить п.”к” ч.2 ст.105 УК РФ, необходимо выяснить, был ли у виновного умысел на совершение убийства, т.к. неосторожное лишение жизни, которое стало результатом изнасилования или насильственных действий сексуального характера, полностью охватывается п.”а” ч.3 ст.131 УК РФ.

С.В. Бородин считает, что “сопряженное с изнасилованием” следует понимать в широком смысле, в частности, даже если потерпевшая или другое лицо заявили о совершенном изнасиловании, то их убийство должно квалифицироваться по п.”к” ч.2 ст.105 УК РФ, а не по п.”б” ч.2 ст.105 УК РФ, т.е. в данном случае убийство будет сопряжено с изнасилованием, а не совершено из мести лицу, выполнившему свой общественный долг.21 На мой взгляд, данная позиция является спорной. Категорически не согласен с Бородиным Побегайло, который считает, что Бородин слишком широко трактует понятие “сопряженное с изнасилованием” и поэтому полагает, что данное убийство будет преследовать цель облегчить или скрыть совершение другого преступления (в частности изнасилования), а если насильник был разоблачен, то убийство будет совершено из мести за выполнение лицом своего общественного долга.22 Он также полагает, что потерпевшей в данном убийстве может быть только потерпевшая в изнасиловании. Однако полагаю, что это не правильно, т.к. считаю, что лицо, предотвращающее изнасилование, также может быть потерпевшим в убийстве, сопряженном с изнасилованием.



П. «л» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести.

В сложившейся в РФ социально-политической обстановке включение в УК РСФСР в 1993г. с последующим включением в УК РФ подобного обстоятельства, отягчающего убийство, вполне оправдано. Причины обострения противоречий между представителями разных национальностей, рас, народностей или религиозных групп были заложены еще в период тоталитаризма, когда целые народы переселялись с их национальной родины в другие местности. Сейчас, когда незаконно выселенное население возвращается в места прежнего проживания, их земли оказываются занятыми представителями другой национальности. В результате в ряде случаев возникает вражда, которая получает национальную окраску.

Для применения п. «л» ч.2 ст.105 УК РФ обязательным является установления факта национальной, расовой, религиозной вражды или ненависти при убийстве в качестве мотива этого преступления. Данный мотив может сочетаться и с мотивом мести, и с другими мотивами, но здесь мотив национальной, расовой или религиозной вражды или ненависти должен во всех случаях быть установлен как самостоятельный и доминирующий. Как правило, убийство по этому мотиву совершается с прямым умыслом.

Кровная месть при убийстве выступает как пережиток прошлого, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, «вправе» лишить жизни обидчика. Она представляется им как справедливое возмездие за совершенное зло. Обычай кровной мести существовал у всех народов мира. У некоторых народов России он остался до сих пор, например, он сохранился в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии.

Поводом для кровной мести, может быть, убийство родственника или иное тяжкое оскорбление. При этом убийство на почве кровной мести не может считаться «простым» убийством на почве личных неприязненных отношений, т.к., во-первых, в результате него могут пострадать совершенно невиновные люди (например, родственники обидчика) и, во-вторых, акт кровной мести совсем не исключает подобных действий со стороны того, у кого убивают родственника, что, в конце концов, может привести к целой цепи убийств.

Для квалификации убийства по п. «л» ч.2 ст.105 УК РФ одним из признаков является то, что виновный должен признавать обычай кровной мести. При этом не важно, признает ли его потерпевший. Но этого признака мало, необходимо еще установить и мотив кровной мести, т.е. побудительную причину убийства, порожденную данным пережитком.

Убийство по мотиву кровной мести может совершаться только с прямым умыслом. В данном случае о косвенном говорить нельзя, т.к. виновный всегда желает смерти обидчика. В этом виде убийства побудительной силой выступает не чувство обиды за причиненный вред, а именно обычай кровной мести, а целью выступает не отмщение, а лишение жизни обидчика. Именно такие мотив и цель свидетельствуют о прямом умысле на совершение данного преступления.

П. «м» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство в целях использования органов и (или) тканей потерпевшего.

УК РСФСР не предусматривал данного обстоятельства в качестве отягчающего, лица, виновные в подобном убийстве, наказывались по ст.103 УК РСФСР.

Согласно закону РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22.12.92г.,23 объектами трансплантации могут быть сердце, легкое, почка, печень, костный мозг и другие органы и ткани человека, перечень которых утверждается Минздравом РФ совместно с Российской Академией медицинских наук. Закон также разрешает изъятие органов и (или) тканей для трансплантации у трупа, предполагая, что если не было запрета родственников или лица при жизни на это, то согласие есть. К тому же существует запрет на изъятие объектов трансплантации у живого донора, если в результате этого будет причинен значительный вред здоровью. При этом, возможно ли причинение вреда, должен установить консилиум врачей.

П. «м» ч.2 ст.105 УК РФ предусматривает умышленное лишение жизни человека в целях изъятия у него органов и (или) тканей для трансплантации. С.В. Бородин предполагает, что возможно подобное убийство человека, обреченного на близкую смерть, но которая еще не наступила и не констатирована в соответствии со ст.9 Закона. При этом Бородин высказывает мнение о том, что подобное убийство совершается только с косвенным умыслом, ибо лицо, изымающее органы или ткани у потерпевшего, желает их только изъять, но не желает смерти человека, хотя сознательно ее допускает. Данный случай характеризует лишь одну сторону данного вида убийств (например, врач изымает органы или ткани, допуская, что человеку будет причинен значительный вред здоровью или смерть). На мой взгляд, подобное убийство может совершаться в основном с прямым умыслом, например, когда кто-либо убивает лицо, а потом изымает у трупа органы или ткани. В данном случае виновный мотивирует свои действия желанием спасти жизнь другого человека (например, своего родственника или близкого), желает наступления смерти потерпевшего, целью же выступает изъятие органов и (или) тканей потерпевшего для трансплантации. Если же лицо убивает другого человека с целью изъять у того органы или ткани и потом продать их, то налицо корыстное убийство, предусмотренное п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ. П. «л» ч.2 ст.105 УК РФ в этом случае применять нельзя, т.к. он предусматривает цель лишь использования изъятых органов или тканей, а в данном случае имеется цель обогащения.

§3. Квалифицирующие признаки убийства, характеризующие потерпевшего.

П. «б» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Потерпевшим по данной категории дел может быть гражданин, выполняющий свой служебный или общественный долг или его близкие (родственники, иные лица, в судьбе которых он заинтересован). Под выполнением служебного долга, как указывает постановление Пленума ВС РФ, следует понимать действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, кооперативными или иными зарегистрированными в установленном законом порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит установленному законодательству, а под выполнением общественного долга- осуществление гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц. При этом мотивом действий виновного может быть как воспрепятствование правомерной деятельности потерпевшего по выполнению своего служебного или общественного долга, так и месть за такую деятельность.

Для квалификации убийства по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ не имеет значения, совершено ли оно непосредственно в момент выполнения потерпевшим или его близкими своего служебного или общественного долга, или же в другое время. При этом время, прошедшее с момента выполнения своего долга потерпевшим, значения не имеет. Также подобные убийства могут совершаться и в связи с предстоящей деятельностью потерпевшего. В данном случае важно всего лишь установить, что виновный либо желал воспрепятствовать выполнению долга, либо мстил за это.

Для правильного решения вопроса о квалификации убийства по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ важно выяснить, знал ли виновный о том, что потерпевший исполняет свой служебный или общественный долг. Если он этого не знал (и не мог знать), возможность вменения п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ исключается. Невозможно также вменить этот пункт и тогда, когда потерпевший, хоть и выполняя свой служебный и общественный долг (или всего лишь прикрываясь этим), превысил свои полномочия или действовал, явно выходя за рамки дозволенного. В данном случае возможна квалификация по ч.1 ст.105 УК РФ или же применение правил о необходимой обороне.

От убийства в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга необходимо отличать убийство государственного деятеля или представителя власти, совершенное в связи с его служебной или общественной деятельностью, с целью подрыва или ослабления власти (террористический акт). При убийстве, квалифицируемом по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ, цель подрыва или ослабления власти отсутствует. Также от подобного убийства следует отграничивать убийство с целью скрыть другое преступление. Так, убийство единственного свидетеля будет квалифицироваться по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ, если он уже дал свои показания; если же свидетель показания дать не успел, то на лицо убийство с целью скрыть другое преступление.

П. «в» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника.

Под беспомощным состоянием следует понимать такое состояние, когда лицо в силу своих физических возможностей, вызванных малолетним или престарелым возрастом, физическими недостатками или болезнью, не могло оказать сопротивление убийце. В литературе высказывается мнение, да и судебная практика идет по такому же пути, что к беспомощному состоянию следует также относить и психическую беспомощность (состояние опьянения, сон, душевная болезнь и пр.), когда потерпевший не понимает характер совершаемых действий по лишению его жизни. Так, Н.И. Загородников говорит, что «причины, вызывающие беспомощное состояние человека, не имеют значения и не влияют на содержание данного квалифицированного убийства. Главным, определяющим в данном случае является то, что потерпевший находился в беспомощном состоянии и виновный воспользовался этим для совершения убийства».24 С такой точкой зрения трудно согласиться, т.к. в данном случае, в силу того, что потерпевший не понимает характер совершаемого, вряд ли можно считать совершенное убийство более жестоким, чем, например, совершенное из ревности. С другой стороны, более жестоким представляется убийство человека, который не может сопротивляться в силу физической беспомощности, но понимает, что его убивают. Так, П. убил своего отца, который находился в беспомощном состоянии. У потерпевшего, 1915 г.р., была травма ноги, исключающая возможность самостоятельно передвигаться. П., достоверно зная об этом, начал наносить отцу телесные повреждения, от которых тот умер, после чего одел его, вытащил на улицу и бросил на снег (см. Приложение 7)25. Суд квалифицировал действия П. по п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ.

Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, имеет место в том случае, когда в процессе похищения или захвата заложника потерпевшего лишают жизни, или убийство происходит с целью сокрытия данных преступлений. При этом убийство может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. Так, косвенный умысел будет налицо, когда виновный, захватывая заложников, желая устрашить их, начинает беспорядочно стрелять и убивает кого-нибудь. С прямым же убийство совершается, если виновный скрывает похищение или захват заложников, или убивает потерпевшего вследствие, например, невыполнения выдвинутых требований.

Поскольку похищение человека и захват заложника образуют самостоятельные преступления, которые лишь сопряжены с убийством, либо убийство является способом сокрытия этих преступлений, в такой ситуации, очевидно, нужна квалификация преступлений по совокупности (п. «в» ч.2 ст.105 и ст.126 или ст.206 УК РФ).

П. «г» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Согласно п. «з» ч.1 ст.63 УК РФ, любое преступление против женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, является преступлением, совершенном при отягчающих обстоятельствах. Убийство беременной женщины является особо тяжким преступлением тем более потому, что, по сути, два человека лишаются жизни: будущая мать и ребенок, который находится в ее утробе.

Для того чтобы правильно квалифицировать убийство беременной женщины, нужно выяснить, знал ли виновный о ее беременности. Проблем не возникает, если срок беременности уже велик и ее наличие можно определить визуально. Но если он не на столько велик, чтобы можно было без проблем определить, была ли потерпевшая беременна, то нужно анализировать субъективную сторону преступления. Для вменения п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ нужно, чтобы виновный заведомо знал о беременности своей жертвы. Заведомость предполагает несомненность знаний, их бесспорность, достоверность. При этом какие-либо догадки или предположения, хотя бы и основанные на жизненном опыте, не будут являться заведомым знанием. Таковым может быть признано лишь медицинское заключение либо сведения, полученные от самой потерпевшей.

Возникает вопрос, как квалифицировать действия виновного, который совершил убийство в условиях фактической ошибки: считал, что убивает беременную женщину, хотя на самом деле она таковой не являлась. Предложенный некоторыми учеными вариант: ч.1 ст.105 и ст.30 + п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ – вызывает большие сомнения, т.к. налицо убийство только одного человека, а судя по квалификации можно сделать предположение, что преступлений совершено два. Нельзя также согласиться и со второй точкой зрения: квалификация только по п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ, т.к., хоть преступный результат – смерть женщины – и достигнут, однако же, последствия, которые указаны в п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ все же не наступили. Наиболее правильное мнение по данному поводу высказал А.А. Пионтковский, который, рассматривая вопрос о видах ошибок в уголовном праве, заметил: «Фактическая ошибка, относящаяся к объективным обстоятельствам, квалифицирующим данное преступление, может состоять или в ошибочном предположении об отсутствии их, или в ошибочном предположении о наличии этих обстоятельств… Совершение преступления при ошибочном предположении лица о наличии квалифицирующих преступление обстоятельств следует рассматривать как покушение на совершение квалифицированного преступления». Думается, что это утверждение вполне применимо и при квалификации убийства женщины, предположительно для виновного находящейся в состоянии беременности, но на самом деле беременной не являющейся. Ошибки в объекте здесь нет – человек лишен жизни, субъект полностью выполняет и объективную сторону преступления, однако желаемый преступный результат не наступает: убита женщина, не являющаяся беременной. Следовательно, квалификация должна быть по ст.30 и п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ.

Несколько по иному решается вопрос о квалификации действий виновного, когда происходит ошибка в личности потерпевшего. В тех случаях, когда субъект покушается на жизнь другого человека при наличии квалифицирующих убийство обстоятельств (в частности беременности), а фактически из-за ошибки в личности убивает постороннее лицо, квалификация должна осуществляться по двум частям ст.105 УК РФ. Применительно к данной ситуации это ст.30 + п. «г» ч.2 ст.105 и ч.1 ст.105 УК РФ. Квалификация подобных действий только по ч.1 ст.105 УК РФ означала бы недооценку действий субъекта с точки зрения их общественной опасности. Здесь субъект выполнил все необходимые действия для наступления преступных последствий, однако они не наступили по независящим от него причинам – ошибки в личности потерпевшего.





Глава 3.

1.1 Простое убийство.

Менее опасным убийством, чем то, ответственность за которое предусмотрена в ч.2 ст.105 УК РФ, является т.н. простое убийство, которое характеризуется тем, что совершается без обстоятельств, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, но и без специальных привилегированных обстоятельств (ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ), и поэтому оно представляется менее опасным. В юридической литературе традиционно характеризуют как простое убийство такие его виды, которые совершаются из ревности, мести, возникшей на почве личных неприязненных отношений, в драке или ссоре. Не исключены и другие мотивы.

1.2 Убийство из ревности.

Во всех случаях данного убийства ревность выступает как низменное, эгоистическое, хоть и естественное для каждого человека чувство, не смягчающее убийство. При этом не имеет значения, были ли у виновного основания для ревности, в данном случае важен лишь сам мотив.

Чаще всего подобные убийства возникают на почве эротической ревности, которая представляет собой совокупность специфических человеческих чувств, таких как зависть, ненависть, злоба, тревога, гнев, отчаянность, страсть, жажда мести и т.д. Зачастую она сопровождается мучительными сомнениями, сложными проявлениями в интеллектуальной и волевой сферах, многообразием форм поведения, в том числе общественно опасного. При расследовании подобных дел необходимо выяснить характер ревности. Все дело в том, что бывает ревность, не исключающая вменяемости, а бывает и такая, которая граничит с душевной болезнью, поэтому, если убийство совершается во втором случае, то не исключена и полная невменяемость лица, совершившего это убийство.

В большинстве случаев поводом к убийству из ревности служит реальная или мнимая измена любимого человека. Возможны и другие случаи: отказ заключить брак, продолжать интимные отношения и прочее. При этом может показаться, что во всех этих случаях мотивом убийства является месть, но стоит учесть тот момент, что месть в данном случае возникает на почве ревности, а поводом для ревности служит измена или неразделенная любовь. Практически для квалификации убийства по ч.1 ст.105 УК РФ разграничение мотивов мести на почве личных неприязненных отношений и ревности не имеет значения, так как в любом случае применяется данная норма. Однако и в этом случае нельзя исключать необходимость установления действительного мотива убийства, могущего оказать влияние на назначение наказания.

В некоторых случаях убийство из ревности может быть совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного циничными действиями со стороны другого лица, например, измена этого лица в присутствии виновного. Для разграничения подобных ситуаций важно выяснить, как возник умысел на убийство - неожиданно или он вынашивался постепенно. В данной ситуации в первом случае не исключена возможность применения ст.107 УК РФ, во втором - только ч.1 ст.105 УК РФ.

1.3 Убийство из мести.

Месть - это совершение зла за причиненное зло. Совершая зло другому человеку по принципу “око за око”, виновный как бы желает восстановления справедливости в отношении себя, что, однако, не может в какой-либо степени быть признано смягчающим обстоятельством. При этом зло или обида, за которые виновный мстит, не являются объективным явлением, здесь важно лишь то, что виновный сам считает поступки потерпевшего злыми и обидными в отношении себя самого. Объективно же действия лица, которому мстят, могут не содержать ни зла, ни обиды. Месть возникаем на почве межличностного конфликта, когда лицо отвергает возможность его решения “мирным” путем, предпочитая “силовой” вариант.

На практике поводом убийства из мести могут послужить различные действия потерпевшего, при этом как правомерные, так и нет: оскорбление или насилие, недостойное поведение, желание оградить себя от виновного и прочее. При этом месть может возникнуть в результате таких действий потерпевшего, которые не причинили и, с точки зрения общепризнанных правил поведения, не могли обидеть или причинить какое-либо зло виновному в силу своей малозначительности. В данном случае возникает необходимость отграничить убийство из мести, возникшей на почве личных отношений, от убийства из хулиганских побуждений. Для этого нужно выяснить, действительно ли был сколько-нибудь весомый повод для мести.

Следует отграничивать также убийства из мести, возникшей на почве личных отношений, от кровной мести и мести в связи с осуществлением потерпевшим своего служебного или общественного долга (здесь разграничение проводится по правилам, описанным выше), а также от убийства в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны. В последнем случае хоть и присутствует мотив мести, но нужно, все-таки, решать вопросы о квалификации данных убийств в совокупности со всеми обстоятельствами совершенного преступления.

1.4 Убийство в драке или ссоре.

Подобные убийства прямо не предусмотрены в ч.1 ст.105 УК РФ, и, кроме того, совершение убийства при таких обстоятельствах отнюдь не исключает иную квалификацию. Только при отсутствии отягчающих и смягчающих обстоятельств можно квалифицировать подобные действия по ч.1 ст.105 УК РФ, ибо, с одной стороны, лишение жизни в подобных ситуациях возможно и в состоянии аффекта, и при превышении пределов необходимой обороны, и в состоянии необходимой обороны, и по неосторожности; а с другой стороны, необходимо исходить из того, каковы мотивы убийства, т.к. ссора или драка не исключает наличие мотивов, влекущих признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах, поскольку драка или ссора нередко оказываются лишь поводом для того, чтобы обострить отношения с потерпевшим, а затем совершить убийство.

Необходимо подчеркнуть, что для правильной квалификации убийств во время драки или ссоры, важно не механически констатировать данные обстоятельства, т.к. они не являются тем моментом, который оказывает решающее влияние на квалификацию этого убийства, а указывает лишь на обстановку его совершения, необходимо выяснять мотивы этого преступления.

Очень часто в подобных ситуациях возникает вопрос о разграничении простого убийства от совершенного при отягчающих обстоятельствах (из хулиганских побуждений). В данном случае очень осторожно нужно подходить к вопросу о том, кто был инициатором или активным участником драки или ссоры. Бытует мнение, что если виновным оказывается зачинщик или активный участник драки или ссоры, то он действует из хулиганских побуждений, а если он таковым не является, то налицо “простое” убийство. Данное мнение не совсем верно, т.к., все-таки, независимо от того, кто был зачинщиком, не исключаются как хулиганские побуждения виновного, так и состояние аффекта или превышение пределов необходимой обороны. Здесь очень важное значение имеет мотив совершения убийства.

1.5 Иные случаи “простого” убийства.

К таковым видам можно отнести другие убийства, совершенные без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Такими, например, являются убийства, совершенные при неправомерном применении огнестрельного оружия работником правоохранительных органов или при нарушении правил караульной службы. В данном случае важно установить, что убийство произошло с нарушением требований, указанных в законе или других нормативных актах, которые обусловливают применение огнестрельного оружия (например, словесное предупреждение, предупредительные выстрелы в воздух и т.д.).

По ч.1 ст.105 УК РФ квалифицируются так называемые убийства из сострадания, хотя и с учетом смягчающего обстоятельства, указанного в п. «д” ч.1 ст.61 УК РФ. Здесь, если убийство происходит по просьбе потерпевшего или из сострадания и не содержит в себе признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ ( например, убийство из корыстных побуждений, когда лицо, убивая больного человека, желает избавиться от материальных затрат по уходу за ним ), оно должно квалифицироваться по ч.1 ст.105 УК РФ. Такая же квалификация должна быть и в случае убийства (без признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ) при проведении какого-либо эксперимента.

На этом виды “простых” убийств не исчерпываются. Для правильной квалификации убийства по ч.1 ст.105 УК РФ важно установить, не содержит ли оно признаков, указанных в ч.2 ст.105 или ст.ст.106, 107, 108 УК РФ, т.к. эти отягчающие или смягчающие обстоятельства убийства являются исчерпывающими.



























Заключение.

Для правильной квалификации убийства следователю или судье необходимо знать все факты и обстоятельства совершенного преступления, т.к. даже самый несущественный, на первый взгляд, момент в итоге может оказаться таким обстоятельством, которое в конечном итоге может привести к направлению дела на доследование или отмене приговора. Чтобы этого не произошло, практическому работнику необходимо всесторонне и полно исследовать собранные по делу доказательства, не пренебрегать никакими из них, какими бы незначительными они не показались.

При квалификации убийств на практике нередко возникают трудности именно с обеспечением полноты и всесторонности доказательств. Зачастую лицо, совершившее преступление, при допросе пользуется правом, предоставленным ему ст.51 Конституции РФ и отказывается давать показания. В такой ситуации, ни о какой всесторонности и полноте речи быть и не может, и практическому работнику приходится квалифицировать его действия, основываясь лишь на собранных объективных доказательствах. Это не имеет существенного значения, если совершено убийство с квалифицирующими признаками, относящимися к объективной стороне преступления, и правильность квалификации зависит лишь от доказательств, существующих объективно, а как быть, если правильность квалификации зависит от выяснения мотивов и целей преступника. По-моему, пока этот вопрос остается открытым. Изъян нашего уголовного законодательства в том, что оно слишком большую роль, на мой взгляд, уделяет субъективной стороне преступления.

Однако не так гладко обстоят дела и с признаками, характеризующими потерпевшего, в частности, п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ – убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Судебная практика к таковым приравнивает и состояние сна. Вышеуказанное Постановление Пленума ВС РФ прямо не предусматривает в качестве беспомощного состояния сон потерпевшего, однако говорит, что беспомощность будет иметь место тогда, когда человек в силу психического или физического состояния не может защитить себя. Данное положение можно трактовать двояко, однако, как упоминалось выше, автор этих строк не согласен с тем, чтобы сон жертвы указывал на ее беспомощное состояние.

В новом уголовном законодательстве не решена проблема эвтаназии, убийство из сострадания считается «простым» убийством (хотя небезынтересно заметить, что оно подпадает под признаки п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ – убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) и виновное в данном преступлении лицо несет ответственность наравне с остальными, хотя с моральной точки зрения такое лицо не более опасно для общества, чем, например, виновный в совершении убийства в состоянии аффекта.



























Использованная литература



Нормативные акты:



  1. Конституция РФ.

  2. Уголовный кодекс РСФСР.

  3. Уголовный кодекс РФ.

  4. Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», от 22.12.92г.

  5. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве», от 27.01.99г.

  6. Сборник Кодексов Российской Федерации. 3 – е изд., доп., - Ростов – на – Дону: издательство «Феникс» 2000 г.

  7. Невостребованные фотографии по уголовным делам Постоянно Действующей Следственно Оперативной Группы.: «ПДСОГ» г. Ангарска





























Литература:



  1. Бородин С.В. и др. «Советское уголовное право. Часть особенная», М. 1975г.

  2. Он же. «Квалификация убийств по советскому уголовному праву», М. 1963г.

  3. Бородин С.В. «Квалификация преступлений против жизни», М.1977г.

  4. Бородин С.В. «Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву», М.1994г.

  5. Ефанов А. «Квалификация умышленных убийств», Советская юстиция, 1966г. №13.

  6. Загородников Н.И. «О квалификации преступлений против жизни», Сов. Государство и право, 1976г. №2.

  7. Загородников Н.И. «Преступления против жизни», М.1961г.

  8. Загородников Н.И. «Советское уголовное право», М. 1975г.

  9. Зыков В. «Разграничение некоторых преступлений против жизни», Сов. Юстиция, 1981г. №1.

  10. Наумов А.В., Новиченко А.С. «Законы логики при квалификации преступлений», М. 1978г.

  11. Пионтковский А.А. «Курс советского уголовного права», М. 1971г.

  12. Побегайло Э.Ф. «Умышленные убийства и борьба с ними», Воронеж, 1965г.

  13. Сарыев Б. «Ответственность за преступления против жизни и здоровья», Ашхабад, 1973г.

  14. Семернева Н.К. «Вопросы квалификации умышленных убийств», Свердловск, 1984г.

  15. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник для вузов. Под редакцией доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова и кандидата юридических наук, профессора В.С. Камиссарова. – М.: ИДК Зерцало – М, 2002 г.

  16. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н.Г Иванов. – М.: Издательство «Экзамен», 2003 г.









1 И.Я.Козаченко. Уголовное право. Особенная часть. М.1998.стр.29

2Уголовный Кодекс Российской Федерации. М., 1996, стр. 38.

3И.Я. Козаченко. Уголовное право. Особенная часть.. М.1998.стр.16-17


4 См. Бородин С.В. «Квалификация преступлений против жизни», М. 1977, стр. 16-17.


5 Б. Сарыев, «Ответственность за преступления против жизни и здоровья», Ашхабад, 1973, стр. 18.


6 Загородников Н.И. «Преступления против жизни», М. 1961, стр. 21.

7 Б. Сарыев, Указ. Соч. стр. 15.

8 См. Побегайло Э.Ф. «Умышленные убийства и борьба с ними», Воронеж, 1965, стр. 18.

9 См. Загородников Н.И. Указ. Соч. стр. 118-120.

10 Невостребованные снимки по уголовному делу Постоянно Действующей Следственно Оперативной группы г.Ангарска, «ПДСОГ»

Ангарск 2003 г.

11 См. Бородин С.В. Указ. Соч. стр. 129.

12 Невостребованные снимки по уголовному делу Постоянно Действующей Следственно Оперативной группы г.Ангарска, «ПДСОГ»

Ангарск 2003 г.


13 Побегайло Э.Ф. Указ. Соч. стр. 85.

14 Невостребованные снимки по уголовному делу Постоянно Действующей Следственно Оперативной группы г.Ангарска, «ПДСОГ»

Ангарск 2003 г.


15 Э.Ф. Побегайло, Указ. Соч., стр.99-100.

16 Невостребованные снимки по уголовному делу Постоянно Действующей Следственно Оперативной группы г.Ангарска, «ПДСОГ»

Ангарск 2003 г.


17 Б. Сарыев, Указ. Соч., стр.50-52.

18 Невостребованные снимки по уголовному делу Постоянно Действующей Следственно Оперативной группы г.Ангарска, «ПДСОГ»

Ангарск 2003 г.


19 Э.Ф. Побегайло, Указ. Соч., стр.110.

20 Б. Сарыев, Указ. Соч., стр.79.

21 С.В.Бородин, “Квалификация преступлений против жизни”, М. 1977г. стр.109-110.

22 Э.Ф.Побегайло, Указ. Соч. стр.114.

23 См. Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного совета РФ, 1993г. №1

24 Н.И. Загородников, Указ. Соч., стр.151.

25 Невостребованные снимки по уголовному делу Постоянно Действующей Следственно Оперативной группы г.Ангарска, «ПДСОГ»

Ангарск 2003 г.



Случайные файлы

Файл
10345.rtf
77158-1.rtf
163702.rtf
77557.rtf
98-1.rtf