Преступления против жизни (ref-15529)

Посмотреть архив целиком

29



МОСКОВСКАЯ ГУМАНИТАРНО-СОЦИАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ.

юридический факультет

кафедра уголовно-правовых и специальных дисциплин.








Курсовая работа по уголовному праву на тему:

«Преступления против жизни»









Работу выполнил

студент II курса группы Ю 201

Теванян А. А.

Научный руководитель

д. ю. н., профессор Коробейников Б. В.









Москва 2003.

Содержание.


  1. Введение.

  2. Понятие и виды преступлений против жизни.

  3. Убийство. Состав и виды этого преступления. Практика Верховного Суда РФ.

  4. Причинение смерти по неосторожности. Состав и виды этого преступления.

  5. Заключение.

  6. Список использованной литературы.


































Введение.


Преступления против жизни являются одними из самых распространённых преступлений. Постоянное развитие науки уголовного права в этой области обусловлено возникновением все новых видов правоотношений (например, с развитием медицины в области трансплантологии). Правильная оценка причин и условий совершения преступления против жизни, всех обстоятельств дела определяет справедливое наказание.

В работе раскрыты квалифицирующие признаки состава преступления, учтены положения постановления Пленума Верховного Суда и теоретиков в области уголовного права.




























Понятие и виды преступлений против жизни.


Согласно ст. 17 Конституции РФ, в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Уголовный закон, как и другие отрасли права, ставит своей задачей охрану интересов личности, которые закреплены в международно-правовых актах и в Конституции РФ, является способом реализации обязанностей государства, которые отражены в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Для выполнения этих задач УК устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступными, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за их совершение.

Все эти принципы, положения и институты уголовного права закреплены в Общей части УК, Особенная же часть уголовного права представляет собой совокупность установленных уголовным законом норм, определяющих круг и признаки деяний, признаваемых преступными, а также виды и пределы наказаний, предусмотренных за их совершение.1 Общая и Особенная части органически связаны между собой и составляют единое целое.

Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации открывается разделом VII «Преступления против личности». Глава 16 Особенной части посвящена преступлениям против жизни и здоровья. Родовым объектом всех преступлений входящих в раздел преступлений против личности, являются общественные отношения связанные с интересами личности. Видовым объектом преступлений, предусмотренных главой 16, являются такие неотъемлемые блага личности, как жизнь и здоровье. По непосредственному объекту эти посягательства подразделяются на преступления против интересов жизни и преступления против интересов здоровья конкретного человека. Нас интересуют посягательства на жизнь, к которым УК 1996 года относит: 1. Убийство (ст. 105); 2. Убийство матерью новорождённого ребёнка (ст. 106); 3. Убийство в состоянии аффекта (ст. 107); 4. Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108); 5. Причинение смерти по неосторожности (ст. 109); 6. Доведение до самоубийства (ст. 110).


В соответствии с ч. 1 ст. 105 УК убийство – это умышленное противоправное причинение смерти другому человеку. Впервые в нашем законодательстве дано определение понятия убийства; ранее было лишь доктринальное определение этого наиболее опасного преступления. К убийству УК РФ в отличие от УК РСФСР относит лишь умышленное причинение смерти другому человеку, что согласуется с традициями русского уголовного права и с Законодательством России, существовавшим до 1917г. Законодательное определение убийства, по существу, ставит точку в вопросе о том, что следует понимать под убийством, который долгие годы был дискуссионным в теории уголовного права. Одни выделяли убийство как противоправное деяние, причиняющее смерть другому человеку.1 Другие определяли суть убийства через виновность деяния.2 Третьи были сторонниками того, что убийством следует считать только умышленное причинение смерти.3 Здесь было бы также уместно вспомнить прения между сторонниками психологического и оценочного понимания вины.4

Причинение смерти по неосторожности теперь в законе не называется убийством, хотя вследствие общности родового и непосредственного объектов это преступление оставлено в главе «Преступления против жизни и здоровья». Это деяние является уголовно-наказуемым и предусмотрено в качестве самостоятельного преступления в ст. 109 УК РФ.

Непосредственным объектом преступлений против жизни, в том числе и убийства, как уже упоминалось ранее, является жизнь человека. Что же такое жизнь? Классическое определение Ф. Энгельса гласит: «Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причём с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка». Здесь следует пояснить, что Энгельс имел в виду не собственно белки, а структуры содержащие белок.5

Таким образом, в самом общем смысле жизнь можно определить как активное, идущее с затратой полученной извне энергии поддержание и самовоспроизведение специфической структуры организма. То есть необратимые нарушения системы, которые влекут прекращение функции самовоспроизведения, влекут и прекращение жизни.

Другое определение жизни даёт нам наука уголовного права. «Жизнь – это естественное право человека, которое охраняется уголовным законом. Законодатель в равной степени охраняет жизнь любого человека, независимо от его возраста, состояния здоровья, жизнеспособности, физических и моральных качеств от начала рождения и до момента смерти».1 Возникает справедливый вопрос - с какого момента начинается человеческая жизнь? Здесь нет единого мнения. Одни авторы считают, что начальным моментом жизни как объекта посягательства при убийстве является начало физиологических родов.2 С этим вряд ли можно согласиться, так как роды – это сложный физиологический процесс и в некоторых случаях возможны аномалии.

В соответствии с рекомендациями об определении критериев живорождения и мертворождения3 начальным моментом жизни человека следует считать момент, когда плод отделился от утробы роженицы, за исключением пуповины, которая не перерезана, и у плода имеется дыхание или сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольные движения мускулатуры. При наличии этих признаков младенца признают живорождённым, посягательство на его жизнь является преступным.

Что касается насильственного прекращения биологической деятельности плода до рождения ребёнка, то ответственность в этих случаях может наступать за причинение тяжкого вреда здоровью.4

Как известно конечным моментом человеческой жизни является смерть. Медицине известна смерть клиническая и биологическая. Клиническая смерть наступает с момента остановки сердца. Биологическая5 смерть характеризуется возникновением необратимого процесса распада клеток центральной нервной системы. Именно биологическая смерть является конечным моментом человеческой жизни, хотя в связи с широко распространившейся в последнее время коммерческой деятельностью, связанной с изъятием органов и тканей человека для трансплантации, отдельные авторы высказывают мысль о пересмотре этого момента.

Объективную сторону убийства можно выразить как умышленное причинение смерти другому лицу. Объективная сторона этого состава преступления состоит из деяния, последствия и причинной связи, следовательно, для наличия оконченного преступления необходимо установить действия (бездействие), направленные на лишение жизни, последствие в виде смерти другого человека и причинную связь между ними.

Деяние при убийстве имеет, прежде всего, форму действия. Так совершается подавляющее число убийств. «Действия виновного могут состоять как в физическом (ранение, отравление, утопление и т. д.), так и в психическом (испуг, сообщение сведений, которые привели к параличу сердца, различные угрозы) воздействии на жертву. Убийство, совершенное путём использования различных орудий (кастет, кинжал и т. д.), механизмов (ружьё, пистолет и т. д.), следует рассматривать как совершённое в результате действий виновного».1 В последнее время в результате расширения форм и методов воздействия на человеческую психику причинение смерти человеку путём психического воздействия приобретает ещё более широкие возможности.

Убийство возможно также и в форме бездействия. Как правило, это может быть тогда, когда виновный с целью лишения жизни не предотвращает наступление смерти, хотя он мог и обязан был это сделать, а в ряде случаев и сам создаёт эту опасность её наступления. «Такая обязанность вытекает из закона2 (например, мать с целью убийства не кормит новорождённого); из служебного положения или профессиональных обязанностей (няня отвечает за преступное бездействие, если оставляет ребёнка без помощи, что обусловливает наступление смерти); из предшествующего поведения лица, создавшего угрозу причинения смерти (например, человек, хорошо плавающий, пригласил приятеля переплыть реку и не оказал ему помощи, когда тот стал тонуть, что привело к смерти последнего)».3

При совершении некоторых убийств на квалификацию влияет и способ действия или бездействия (например, в п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ в качестве квалифицирующего признака умышленного убийства признан общеопасный способ).

Вторым признаком объективной стороны убийства является последствие в виде смерти потерпевшего. Отсутствие последствия при наличии прямого умысла на лишение жизни означает, что деяние виновного является покушением на убийство. Смерть при убийстве может наступать немедленно после совершения деяния или по истечении определённого времени.

Наличие причинной связи между действием (бездействием) и наступлением смерти потерпевшего также относится к обязательным признакам убийства, является основанием для вменения в вину последствия.

Уголовно-правовая наука исходит из того, что, устанавливая причинную связь по делам об убийстве, необходимо иметь в виду следующее:

1) причинная связь устанавливается между наступлением смерти и не только непосредственными телодвижениями преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т. п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому человеку;

2) действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если они явились необходимым для лишения жизни потерпевшего условием, при отсутствии которого смерть не могла наступить;

3) действия лица, являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в случае, если результат вытекал с необходимостью из этих действий, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ними.

Субъективную сторону убийства составляют признаки, характеризующие психическое отношение виновного к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего. Убийство относится к числу преступлений, которые могут быть совершены только умышленно как с прямым, так и с косвенным умыслом при условии, если лицо осознавало, что его действие (или бездействие) может привести к смерти потерпевшего, желало или сознательно допускало ее наступление либо безразлично относилось к наступлению такого последствия. При решении вопроса о содержании умысла виновного необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления, в частности учитывать предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, причины прекращения преступных действий виновного, способы и орудия преступления, а также характер ранений, например, в жизненно важные органы тела и т. д.

Разграничение прямого и косвенного умысла при убийстве имеет значение для индивидуализации ответственности и отграничения этого преступления от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию, преступление в этом случае получает юридическую оценку по фактически наступившим последствиям, то есть при отсутствии причинной связи между деянием и последствием лицо несёт ответственность только за совершённое деяние. При установлении прямого умысла на причинение смерти имеет место покушение на убийство, при наличии косвенного умысла лицо отвечает за фактически причинённый вред (например, за причинение вреда здоровью).

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 постановления «О судебной практике по делам об убийстве»1 разъяснил, что если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.

В число обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства, могут входить также такие признаки, как мотив, цель и эмоциональное состояние виновного в момент совершения преступления. Это факультативные признаки субъективной стороны убийства. В тех случаях, когда их установление необходимо, они могут иметь решающее значение как для квалификации преступления, так и для назначения наказания виновному. Вот как говорит об этом Пленум ВС: «По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания».2

Субъектом убийства может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет, за исключением убийств, предусмотренных ст.ст 106-108 УК РФ (субъектом этих убийств является лицо, достигшее 16 лет). Подростки, достигшие 14-летнего возраста, несут ответственность за приготовление к убийству, покушение на его совершение и за соучастие в нем. Данные, характеризующие личность субъекта убийства, при определенных условиях могут оказывать влияние на степень его ответственности за совершенное преступление.

Закон называет некоторые признаки субъекта, имеющие значение для квалификации совершенного им убийства. Так, убийство, совершенное неоднократно, влечет квалификацию по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК. Эти данные могут иметь существенное значение и для назначения наказания.



Убийство. Состав и виды этого преступления. Практика Верховного Суда РФ.


В УК основной состав убийства и убийство при квалифицирующих обстоятельствах объединены в одной статье (ст. 105). Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, является основным составом данного вида преступлений: с этой нормы начинается глава о преступлениях против жизни и здоровья и в ней содержится определение понятия убийства. Что касается признаков данного состава, то существенным является то, что он не должен относиться к убийствам с квалифицирующими признаками, предусмотренным ч. 2 ст. 105 УК и не должен содержать признаков, понижающих опасность, указанных в ст.ст. 106 - 108 УК. Каких-либо особых признаков, указывающих на необходимость применения нормы ч. 1 ст. 105 УК, кроме общих признаков убийства, о которых уже говорилось, данная норма не содержит.

К числу убийств, квалифицируемых по ч. 1 ст. 105 УК, практика относит чаще всего: убийства из ревности; из мести, возникшей на почве личных отношений; в ссоре или драке; в результате неправомерного применения оружия представителем власти либо сторожем при неисполнении потерпевшим законных требований; из сострадания по просьбе потерпевшего; лица, ошибочно принятого за нападающего при отсутствии признаков необходимой обороны; когда мотив убийства не установлен и т. п.1 Эти обстоятельства не имеют самостоятельного значения для квалификации, они лишь ориентируют на применение ч. 1 ст. 105 УК (при отсутствии отягчающих и смягчающих обстоятельств).

Убийство из ревности, как правило, совершается в связи с действительной или мнимой изменой, отказом от сожительства, нарушением обещания выйти замуж или жениться. Убийство из ревности необходимо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, когда ревность используется виновным лишь как предлог для скандалов, издевательств и последующего убийства потерпевшей. Потерпевшая в таких случаях зачастую вообще не давала никаких поводов для ревности. В подобных ситуациях важно выяснить, какой мотив был доминирующим, определяющим поведение виновного.

Убийство из мести на почве личных отношений возможно в связи с самыми различными поступками потерпевшего, относящимися как к правомерным, так и противоправным действиям, совершенным непосредственно перед убийством или когда-то в прошлом. Убийство из мести необходимо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, когда предлогом для убийства избирается какой-либо малозначительный поступок потерпевшего (например, отказ дать прикурить, поделиться спиртными напитками).

Представляется, что по ч. 1 ст. 105 УК следует квалифицировать убийства, по которым мотив убийства не установлен. Такие убийства иногда относятся к убийствам из хулиганских побуждений. Однако при не установлении мотива и при отсутствии других обстоятельств, влияющих на квалификацию, эти убийства в действительности должны относиться к преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 105 УК. Ведь если не выяснен мотив преступления, значит, не установлены и хулиганские побуждения.

Умышленное убийство из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от того, где оно совершено (например, на улице, в парке или ином общественном месте), не должно квалифицироваться как убийство из хулиганских побуждений. В таких случаях, необходимо установить, что мотивы, которыми руководствовался виновный, возникли на почве личных отношений и несовместимы с хулиганскими побуждениями. Факт ссоры или драки при убийстве не влечет сам по себе применения ст. 105 УК. Для квалификации убийства, совершенного в ссоре или драке, не имеет значения, кто (потерпевший или виновный) явился ее зачинщиком, а равно была ли драка обоюдной. Установление указанных обстоятельств не устраняет факта совершения убийства при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, и только при отсутствии этих обстоятельств убийство, совершенное в ссоре или драке, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК. Драка не исключает состояния необходимой обороны, поэтому лишение жизни в драке может быть признана правомерным, направленным на защиту своих интересов, интересов других граждан. В процессе драки могут быть причинены увечья и смерть по неосторожности, которые должны квалифицироваться как самостоятельные преступления. Таким образом, и драка, и ссора могут быть обстоятельствами, при которых совершаются как более тяжкие виды убийства, так и менее тяжкие.

В науке уголовного права России проблема убийства больного из чувства сострадания (эвтаназии) нередко рассматривается с позиции более широкого понятия – согласия потерпевшего на причинение вреда. Российское уголовное право исходит из того, что такое согласие, по общему правилу, не должно рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Поэтому позиция действующего уголовного законодательства относительно эвтаназии однозначна: это убийство – умышленное, неправомерное лишение жизни другого человека. Мотив сострадания, указанный в перечне привиллегирующих обстоятельств, предусмотренных в статье 61 УК Российской федерации, может быть учтён лишь при назначении наказания виновному лицу, но не при квалификации деяния. Убийство по мотиву сострадания квалифицируется по ч.1 ст. 105 УК РФ, т. е. как простое убийство.

Что касается склонения к эвтаназии (и вообще к убийству), то наш УК не предусматривает ответственности за таковое деяние, в УК РФ предусматривается лишь состав доведения до самоубийства (ст. 110), предполагающего определённый способ совершения: применение угроз, жёсткое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего.1

Убийство при квалифицирующих обстоятельствах предусмотрено ч.2 ст. 105 УК. Это убийство является наиболее опасными из всех видов убийств. Оно составляет примерно 15% от числа всех убийств.2 В юридической литературе принято делить эти обстоятельства на группы. Критерии деления при этом различны. Нередко используют при этом элементы состава преступления.3 Другие авторы рассматривают отягчающие обстоятельства в том порядке, в каком они расположены в статье Уголовного кодекса4, независимо от того, к какому элементу состава преступления они относятся. В новом УК отягчающие обстоятельства расположены в определённом порядке, а именно: вначале перечисляются обстоятельства, относящиеся к объекту и объективной стороне, а затем к субъективной стороне и субъекту. Хотя следует заметить, что этот порядок не всегда соблюдается. Тем не менее этот критерий, в основном, выдерживается. Поэтому квалифицирующие обстоятельства убийства рассматриваются так, как они расположены в ст. 105 УК.

а) Убийство двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Подобный вид убийства имеет место тогда, когда виновный лишает жизни двух или более человек. В п. 5 постановления Пленума ВС5 рекомендуется квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ случаи, когда действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Такая рекомендация обусловлена тем, что теперь в УК РФ наряду с этим признаком в п. «н» ч. 2 ст. 105 предусмотрена ответственность за убийство, совершённое неоднократно. Комментируя положение, содержащееся в п. «н» ч. 2 ст. 105, Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что неоднократность характеризуется убийством двух и более лиц при отсутствии единого умысла на их совершение и, как правило, в разное время. При разновременности убийств возможна и такая ситуация, когда виновный вначале убивает одного человека, а потом, спустя некоторое, обычно непродолжительное время, убивает другого. Важно доказать, что он имел умысел на убийство не одного, а двух или более человек. Мотивы убийства при этом в отношении разных лиц могут быть неодинаковыми. Одного, например, он убивает из ревности или мести, а другого – с целью сокрытия первого убийства. Причем, намерение убить второго человека у виновного возникло не после совершения первого убийства, а до этого. Суд вправе изменить квалификацию действий подсудимого с п. «а» на п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ и наоборот, если это не ухудшает его положения и не нарушает права на защиту. Во всех остальных случаях это не допустимо.

Если при умысле на убийство двух или более человек имели место убийство одного человека и покушение на жизнь другого, то действия виновного следует квалифицировать по ч. 1 или по ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

б) Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Действующее законодательство предусматривает повышенную ответственность за убийство в случаях, когда это преступление против жизни связано с посягательством на потерпевших двух категорий: на гражданина, осуществляющего служебную обязанность или выполняющего общественный долг, либо на его близких.

Под служебной деятельностью следует понимать основанные на законе действия лиц, входящие в круг его служебных полномочий. При этом не имеет значение, где работал потерпевший – в государственных или иных организациях. Незаконная деятельность потерпевшего исключает возможность привлечения виновного по п. «б» ч. 2ст. 105 УК.

Общественный долг – это и специально возложенные обязанности, и добровольные действия в интересах общества или отдельных лиц (охрана порядка в общественных местах, пресечение нарушений порядка или норм морали, деятельность депутатов, их помощников, присяжных заседателей, сообщение властным структурам региона или Федерации о готовящемся либо совершенном тяжком преступлении и т.п.).

Момент причинения смерти может быть различным. Если целью виновного было пресечение законной деятельности потерпевшего, то смерть может быть причинена до начала или в момент ее выполнения. А если целью была месть за уже выполненную служебную обязанность либо общественный долг, то данное преступление может быть совершено после выполнения потерпевшим его правомерных деяний.

Под близкими (вторая категория потерпевших) следует понимать не только родственников по восходящей и нисходящей линиям, но и других лиц, близких потерпевшему по каким-либо иным причинам (дружба, любовь, уважение и т.п.)

Пленум ВС РФ в постановлении от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве» рекомендует к близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, относить иных лиц, состоящих с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

в) Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряжённое с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Для нашего уголовного законодательства данный квалифицирующий признак новый, что обусловлено крайне неблагоприятными тенденциями преступлений, сопряжённых с похищением людей и захватом заложников. Учитывая, что похищенные лица и заложники в большинстве случаев находятся в беспомощном состоянии, законодатель эти квалифицирующие признаки объединил в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

По данному квалифицирующему признаку Пленум ВС1 даёт следующие разъяснения: «По п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознаёт это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее». Подобное состояние может быть вызвано и опьянением, как алкогольным, так и наркотическим, и приёмом лекарственных препаратов, сильнодействующих или ядовитых веществ. Не имеет значения для квалификации, кто привёл потерпевшего в такое состояние, что послужило причиной этого. Законодатель говорит о беспомощности жертвы, которая должна быть заведомой, то есть достоверно известной виновному. Использование виновным состояния потерпевшего, при котором он лишён возможности защитить себя, говорит об особой жестокости виновного, об отсутствии у него элементарных нравственных качеств.

Убийство, сопряжённое с похищением человека либо захватом заложника, имеет место тогда, когда в процессе похищения либо захвата заложника потерпевшего лишают жизни или убийство происходит с целью сокрытия указанных преступлений. Поскольку похищение человека и захват заложников образуют самостоятельные преступления, которые лишь сопряжены с убийством, либо убийство является способом сокрытия этих преступлений, в такой ситуации, очевидно, нужна квалификация преступлений по совокупности (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК и ст. 126 или 206 УК РФ).

г) Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Этот вид преступления характеризуется повышенной общественной опасностью вследствие особого состояния потерпевшей. Для его наличия необходимо установить, помимо других, два обязательных признака. Потерпевшая должна быть в состоянии беременности любой продолжительности, и виновный должен знать об этом. Термин заведомо означает, что виновный осведомлен о наличии беременности потерпевшей. При этом не имеет значения, возникали ли у него на это счёт сомнения, главное состоит в том, что у него была информация о беременности потерпевшей, которая сообщила ему об этом лично или ему стало известно об этом из других источников.

Сложная ситуация возникает, когда виновный ошибается. Осуждённый считал, что убитая им женщина была беременна, а в действительности этого состояния не было. Привлекать в этих случаях за покушение на преступление будет неверным, так как преступное последствие – смерть человека – наступило. Квалифицировать содеянное как оконченное преступление тоже будет неточным, так как состояния беременности не было, а только его наличие закон считает квалифицирующим признаком. Усматривать здесь покушение на убийство беременной женщины и оконченное убийство без отягчающих обстоятельств нельзя, потому что получится, что мы привлекаем виновного за два преступления, чего здесь нет. Кстати сказать Пленум ВС также не даёт объяснений по этому поводу. Интересная мысль высказывается в учебнике Б. В. Здравомыслова.1 В такого рода ситуациях следует квалифицировать содеянное по ч. 3 ст. 30, по п. «г» ч. 2 ст. 105 и по ч. 1 или ч. 2 (при наличии других отягчающих обстоятельств) ст. 105 УК.

При ошибке иного рода, когда виновный убивает беременную женщину, полагая ошибочно, что она не находится в таком состоянии, его действия не могут быть квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, так как в этом пункте содержится обязательный признак «заведомости», и должны влечь ответственность по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

д) Убийство совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Убийство, само по себе, жестокое деяние. Для квалификации по этому пункту требуется особая жестокость. Об этом, прежде всего, свидетельствует способ убийства. «Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания».2

Роль судебно-медицинской экспертизы по таким делам состоит в даче заключения об этиологии причинения смерти, количестве и локализации ранений, характере и времени их нанесения. Заключение экспертов суд должен оценить наряду с другими доказательствами по делу. Вывод суда о возможности квалификации содеянного по указанному пункту должен базироваться на анализе всех объективных и субъективных признаков преступления.

Для квалификации деяния как убийства, совершённого с особой жестокостью, необходимо установить, что виновный сознавал наличие подобного способа лишения жизни. Здесь не требуется, чтобы субъект желал именно такого способа убийства, хотя и это может иметь место, необходимо понимание виновным, что он лишает жизни человека с особой жестокостью. Для лица очевидно, что он при убийстве причиняет особые мучения, если этого сознания нет, то нет и квалифицирующего признака.

«Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст.244 УК РФ.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершённого с особой жестокостью».1

е) Убийство, совершённое общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

При совершении данного вида убийства применяется такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека. Обычно это бывает тогда, когда человек лишается жизни путём производства взрыва, стрельбы из огнестрельного оружия в многолюдном месте, отравления источников воды, которыми пользуются и другие лица и т. д. Если при этом, кроме намеченной жертвы, погибают и другие лица, при квалификации дополнительно применяется и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. В случаях причинения телесных повреждений другим лицам действия виновного, кроме п. «е» ч. 2 ст. 105 УК, надлежит квалифицировать также по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.2

Если при совершении убийства общеопасным способом, кроме смерти намеченной жертвы, наступает смерть других лиц, причём отношение к их смерти имеет форму неосторожной вины, то деяние следует квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК, и по ст. 109 УК. Точно также по совокупности преступлений должна происходить квалификация при неосторожном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью другим лицам (ст. 118 УК). В качестве обоснования подобной позиции можно привести довод о том, что законодатель в качестве отягчающего обстоятельства предусматривает здесь не смерть или причинение телесных повреждений другим лицам, а реальную опасность их причинения при обязательном осознании виновным этой опасности.

«В тех случаях, когда убийство путём взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК РФ».1

ж) Убийство, совершённое группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Ранее в УК РСФСР в п. «н» ст. 102 обстоятельством, отягчающим ответственность, считалось только совершение убийства по предварительному сговору группой лиц. В УК РФ к числу квалифицирующих признаков убийства законодатель относит три разновидности соучастия: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа. Для уяснения этих понятий необходимо обратиться к ст. 35 УК, в которой установлено понятие указанных форм соучастия.

«Преступление признаётся совершённым группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора».2 То есть исполнителями следует признать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего. При этом для признания лица исполнителем убийства не имеет значения, наступила ли смерть от ранений, причинённых всеми лицами в совокупности, или непосредственно от ранения причинённого одним из них. Главное, необходимо установить, что все лица действовали сообща, взаимно дополняемые усилиями с умыслом, направленным на причинение смерти.

Если исполнители убийства заранее договорились о совместном совершении преступления, то налицо совершение убийства по предварительному сговору группой лиц. Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договорённость двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.1

В случаях, когда исполнители убийства не только заранее договорились о совместном совершении убийства, но и представляли собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, имеет место совершение преступления организованной группой.

з) Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряжённое с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

По данному пункту следует квалифицировать такое умышленное убийство, которое совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат. Получение материальной выгоды может выражаться в получении денег, имущества или прав на имущество, жилплощадь, вознаграждение от третьих лиц. Избавление от материальных затрат означает освобождение от уплаты долга, возврата имущества, оплаты услуг, уплаты алиментов и т. д.2

В содержании данного вида убийства закон указал на те случаи, когда оно сопряжено с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Это означает, что, если умышленное убийство совершено при разбойном нападении, вымогательстве или бандитизме, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

В указанных случаях лишение жизни происходит во время совершения этих преступлений. Если же оно происходит после совершения этих преступлений, то квалифицировать убийство как корыстное или сопряжённое с этими преступлениями не следует, хотя совокупность подобных преступлений, несомненно имеет место.

Для квалификации убийства как совершённого из корыстных побуждений необходимо установить, что подобный мотив возник у виновного до убийства. Если же это обстоятельство отсутствует, то завладение, например, имуществом убитого после лишения его жизни образует состав убийства без корыстных побуждений и состав кражи. Лишение жизни потерпевшего после совершения разбойного нападения, вымогательства или бандитизма может происходить с целью сокрытия указанных преступлений. В этих случаях убийство квалифицируется по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

При убийстве из корыстных побуждений необходимо установить, что виновный преследовал цель получения материальной выгоды или избавления от материальных затрат. Если этого признака нет, то и квалификация убийства из корыстных побуждений отсутствует. Убийство по найму представляет разновидность убийства из корысти, так как совершается специально приглашённым (нанятым) лицом, который работает за определённую плату.1

и) Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что данный квалифицирующий признак при рассматриваемом преступлении встречается чаще других, указанных в ст. 105 УК РФ (примерно каждое седьмое дело). Пленум ВС в п. 12 постановления от 27.01.99 разъяснил, что по п. «и» ч. 2 ст. 105 Ук РФ следует квалифицировать убийство, совершённое на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога убийства).

Хулиганские мотивы обусловлены не какой-либо необходимостью, а эгоизмом, связанным с неуважением к личности, пренебрежением к обществу, его законам, нормам общечеловеческой морали. В основе хулиганских мотивов лежат антисоциальные потребности и интересы эгоизма и самоутверждения.

Привлечение виновного по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК не исключает ответственности по ст. 213 УК, так как убийство, являясь преступлением против личности, не охватывает хулиганские действия, нарушающие общественный порядок. Такая квалификация содеянного обуславливает назначение наказания по совокупности преступлений. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы может быть назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ в пределах 25 лет лишения свободы, что весьма существенно увеличивает уровень ответственности хулигана, посягающего на здоровье ни в чем не повинных граждан.2

Нередко убийство из хулиганских побуждений совершается в результате ссоры, в драке. Но это не означает, что любое убийство в ссоре или драке автоматически должно быть квалифицировано как убийство из хулиганских побуждений.

к) Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряжённое с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В этом пункте предусмотрены два самостоятельных квалифицирующих убийство обстоятельства (изнасилование и действия сексуального характера можно в силу их близости объединить в одно).

Сокрытие или облегчение совершения другого преступления хотя и отличаются друг от друга по своему содержанию, но нередко переплетаются между собой. Как правило, виновный совершает убийство для сокрытия уже совершённого преступления или для облегчения его совершения (до или в процессе его совершения). Лицо скрывает преступление, о совершении которого неизвестно правоохранительным органам, а если и известно, то об этом не знает виновный.

«По смыслу закона квалификация по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ совершённого виновным убийства определённого лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему другую цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ».1

Под убийством, сопряженным с изнасилованием, следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также совершённое, например, по мотивам мести за оказанное при изнасиловании сопротивление. В данном случае совершаются два самостоятельных преступления. Поэтому квалификация проводится по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и соответствующей части ст. 131 УК. Если какое-либо из этих преступлений является неоконченным, то при квалификации его делается ссылка на ст. 30 УК.

Убийство может быть сопряжено не только с изнасилованием, но и с насильственными действиями сексуального характера. К подобным действиям относятся мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, совершённые с применением насилия или угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей). Если в процессе совершения подобных действий или для скрытия их или в порядке мести за оказанное при их совершении сопротивление было совершено убийство, то, так же как и при изнасиловании, налицо два преступления (ст. 132 и п. «к» ч. 2 ст. 105).

л) Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Подобный вид убийства в последнее время получает всё более широкое распространение, особенно это касается убийства по мотивам национальной ненависти или вражды. Этому во многом способствовала непродуманная национальная политика. В последние годы развитие получают идеи национального самоутверждения и патриотизма. Сами по себе эти идеи являются естественным явлением, и не они порождают национальную вражду или рознь (при условии, если они не перерастают в шовинизм или экстремизм). Если подобные побуждения лежат в основе формирования умысла на лишение жизни, то убийство в этих случаях квалифицируется по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК. Предлог для убийства может быть самым различным: неправомерное (правомерное) действие потерпевшего или иных лиц, неугодные для виновного решения или поведение властей, когда потерпевший своей национальностью отождествляется с ними.1 Законодатель относит к числу обязательных признаков данного вида преступления специальный мотив – ненависть к лицам другой национальности, расы, к представителям другой религии.

Несколько особняком стоит предусмотренное в этом же пункте убийство по мотивам кровной мести. Убийство, совершённое по мотиву кровной мести, обусловлено стремлением отомстить обидчику или членам его семьи, рода за подлинную или мнимую обиду, нанесённую убийце либо членам его семьи или рода. Субъектом данного вида убийства может быть только лицо, принадлежащее к той национальности или группе населения, которая ещё сохраняет обычай кровной мести (некоторые республики Северного Кавказа). Потерпевшим может быть только мужчина, так как женщина вне кровной мести.

м) Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Достижения медицины в области пересадки органов и тканей одного человека к другому обуславливают потребность в донорском материале. Учитывая эти возможности медицины, законодатель, в большей степени преследуя профилактические цели, впервые отнес к квалифицированным видам убийства данное преступление.

Под использованием следует понимать трансплантацию органов или тканей, т.е. пересадку их. Производство таких операций урегулировано Законом РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», в соответствии с которым изъятие органов и (или) тканей у здорового человека с его согласия и причинившее вред его здоровью следует считать (в некоторых случаях) правомерным. Закон запрещает пересадку органов, их частей и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека.1

Мотивом данного преступления может быть корысть и в этом случае виновный должен отвечать по п.п. «з» и «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ; но возможны и другие мотивы (например, спасти близкого человека за счёт жизни другого).

Цель данного преступления – использование органов и тканей потерпевшего для трансплантации, но цели могут быть и другие (при садизме, каннибализме и т. д.).

н) Убийство, совершённое неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Для убийств, совершённых неоднократно, характерно то, что они совершаются разновременно, их осуществление не охватывается единым умыслом – это отличает данный вид убийства от убийства двух или более лиц, которое происходит одновременно или с незначительным разрывом во времени и совершается с умыслом причинить смерть двум или более потерпевшим.

Убийство, совершённое неоднократно, имеет место тогда, когда оно совершено лицом, ранее совершившим убийство, независимо от того, было ли оно за него осуждено. Разумеется, если оно было осуждено, то судимость не должна быть снята или погашена. Для квалификации по данному пункту не имеет значения, было ли первое убийство оконченным или покушением на убийство, был ли виновный исполнителем или иным соучастником этого преступления. Если лицо за новое преступление не было осуждено и его действия подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 и ст. 30 (ч. 1 или ч. 3) и ч. 1 ст. 105 УК или ст. 34 и ч. 1 ст. 105 УК, то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а второе преступление подлежит квалификации по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК (при необходимости со ссылкой на ст. 30 или ст. 34 УК). Такой же порядок самостоятельной квалификации применяется, если вначале совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом оконченное преступление при отягчающих обстоятельствах, или наоборот, тогда оба этих преступления также подлежат самостоятельной квалификации. В тех случаях, когда совершаются два убийства при отягчающих обстоятельствах, квалифицируемых одинаково (оба оконченных или оба неоконченных, оба совершаемых только исполнителем), квалификация производится только по соответствующему пункту (пунктам) ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство, совершённое ранее, если оно предусмотрено ст. 107 или ст. 108 УК, не даёт оснований для квалификации второго убийства как убийства, совершённого неоднократно.

***

«По смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершённое при квалифицирующих признаках, предусмотренных пунктами «а», «г», «е», «н» ч. 2 ст. 105 УК, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости, если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны».1


Причинение смерти по неосторожности. Состав и виды этого преступления.


По новому УК причинение смерти по неосторожности не относится к видам убийства, а является отдельным самостоятельным преступлением. Основное отличие от убийства заключается в иной форме вины по отношению к наступлению смерти. Смерть по неосторожности может быть причинена как по легкомыслию, когда лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований рассчитывало на их предотвращение, так и по небрежности, когда лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

В качестве примера небрежности можно привести дело по обвинению П. В доме Л. между Л. и П. возникла ссора, во время которой Л. ударил П. пустой бутылкой по голове, причинив ему лёгкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. В ответ П. нанес кулаком в лицо три удара большой силы, от которых Л. падал на пол и поднимался вновь. В результате этих действий П. причинил Л. лёгкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. От последнего удара П. кулаком в лицо Л. при падении ударился головой о печь, получив при этом тяжкое телесное повреждение, от которого скончался на следующий день в больнице. П., нанося удары Л. кулаком в лицо, отчего тот падал, хотя и не предвидел возможность наступления смерти, но по обстоятельства дела должен и мог это предвидеть.1

Причинение смерти по легкомыслию, по общему правилу, представляет большую общественную опасность, чем причинение смерти по небрежности.

Судебная практика свидетельствует о том, что суды не всегда разграничивают умышленное убийство и причинение смерти по неосторожности. Чаще других необоснованно признается умышленным убийством причинение смерти по неосторожности, причем сознание виновным фактической стороны своих действий ошибочно признается свидетельством предвидения смерти потерпевшего. Эти выводы делаются без глубокого анализа субъективной стороны преступления, без учета конкретных обстоятельств дела, взаимоотношений потерпевшего и виновного, их намерений и всей обстановки происшедшего.2

Преступные действия, повлекшие смерть потерпевшего, могут расцениваться как совершенные по неосторожности лишь в том случае, когда виновный не имел умысла ни на причинение смерти потерпевшему, ни на причинение ему тяжкого телесного повреждения.

Причинение смерти потерпевшему путем нанесения побоев или телесных повреждений, а равно наступление смерти потерпевшего в результате удара его о твердый предмет при падении от толчка или побоев, нанесенных виновным, квалифицируется как причинение смерти по неосторожности при условии, если действия совершены виновным без умысла на убийство или на причинение тяжкого телесного повреждения, когда установлено, что он по обстоятельствам дела мог и должен был предвидеть наступившие последствия.

Причинение смерти в результате легкомыслия подлежит отграничению от убийства с косвенным умыслом. При этом необходимо учитывать, что:

1)при легкомыслии виновный предвидит лишь возможность наступления смерти в аналогичных случаях; при косвенном умысле виновный предвидит также и вероятность наступления смерти в данном случае;

2)при легкомыслии виновный надеется на предотвращение смерти потерпевшего; при косвенном умысле виновный, не принимая никаких мер к предотвращению смерти потерпевшего, не желает, но сознательно допускает ее наступление либо относится к этому безразлично.

Причинение смерти по неосторожности необходимо отграничивать от случайного причинения смерти. Ответственность за причинение смерти исключается:

1)если лицо предвидело возможность причинения смерти другому человеку и, не желая этого, предприняло все необходимые, по его мнению, меры для предотвращения наступления смерти, но смерть наступила по не зависящим от него причинам;

2)если лицо не предвидело, не могло и не должно было предвидеть наступления смерти другого человека.1

В последнем случае сочетание объективного (должен был) и субъективного (мог) критериев при оценке конкретного деяния позволяет прийти к правильному выводу о разграничении причинения смерти по небрежности и случайного причинения смерти.

Причинение смерти по неосторожности как самостоятельное преступление должно отграничиваться от других преступлений, которые сопряжены с причинением смерти человеку по неосторожности: при умышленном причинении вреда здоровью (ст. 111 УК); при незаконном производстве аборта (ст. 123 УК); неоказании помощи больному (ст. 124 УК); похищении человека (ст. 126 УК); незаконном лишении свободы (ст. 127 УК) и др. В таких случаях основным критерием отграничения является то, что помимо причинения смерти по неосторожности совершаются иные действия (бездействие), посягающие на другой объект. Здесь речь идет и об ответственности за преступление, которое может быть совершено с двумя формами вины.

Квалифицированный вид данного преступления предусмотрен в ч. 2 ст. 109 УК, признаками которого являются причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; причинение смерти двум или более лицам.

Профессиональные обязанности (правила) могут быть установлены законом, другим нормативным актом, утверждены администрацией данного предприятия, установлены государственным стандартом (типовые правила техники безопасности) и т. п. При привлечении лица к уголовной ответственности за причинение смерти человеку по неосторожности в результате нарушения профессиональных обязанностей должно быть установлено, что данное лицо знало эти обязанности и было предупреждено об опасности их нарушения. Наличия диплома или свидетельства по специальности для наступления уголовной ответственности при работе с источником повышенной опасности, недостаточно. Если не установлено, что лицо знало свои профессиональные обязанности, ответственность должна наступать для руководителей такого лица.

Представляется, что профессиональные обязанности могут быть нарушены как по легкомыслию, так и по неосторожности. Субъектом данного преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.







Заключение.


Как видно ещё остаются сложности в квалификации преступлений против жизни. Это обусловлено не только сложностью квалификации, но и недопущением объективного вменения. Думаю, это обусловлено тем, что тема смерти считалась не актуальной в рамках того общества, которое мы строили в течение 70 лет и у правоведов не накопилось достаточного опыта. Долгое время не публиковалась статистика убийств, а все шаги, которые производились в этом направлении были весьма робкими. В общем, в этом разделе социологии права царило полное затишье.





























Список использованной литературы.


  1. Конституция Российской Федерации. – М.: «ТАНДЕМ», 2000г.

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации – М.: «ТД Элит – 2000», 2002г.

  3. Закон РФ от 22.12.92 № 4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека».

  4. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве».

  5. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 4.12.92 №318

  6. Бюллетень ВС РСФСР, 1975, N 3.

  7. Постановления и определения Верховного Суда РСФСР, 1981 - 1988. М., 1989.

  8. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994.

9. Злобин Г. А., Никифоров Б. С. «Умысел и его формы», М., 1972.

  1. Ткаченко В. И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М., 1977.

Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996.

Курс советского уголовного права. Л., 1973.

Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1988.

Биологический энциклопедический словарь / Гл. ред. М. С. Гиляров. – М., 1989.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. В. М. Лебедева. – М., 2003.

Крылова Н. Е. «Эвтаназия: уголовно-правовой аспект» // Вестник московского университета серия 11 право, 2000, № 2.






1 См. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996, С. 3.

1 См. Ткаченко В. И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М., 1977, С. 5.

2 См. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994, С. 8.

3 См. Курс советского уголовного права. Л., 1973, С.476.

4 Развитие учения о вине в науке уголовного права происходило не прямолинейно. В разные периоды высказывались различные точки зрения. Наиболее острой была дискуссия 50-х гг. (в некоторых источниках 40-х гг.), которую принято характеризовать как дискуссию между сторонниками «психологического» и «оценочного» понимания вины. Вкратце, суть взглядов сторонников психологической теории вины состояла в том, что вина существует объективно, вне сознания юристов. Она познаваема. Познать форму вины правоохранительные органы могут по действиям преступника. Сознание и воля лица, совершающего преступление, находится в определённом сочетании друг с другом, и в зависимости от этого вину, можно определить как умысел или неосторожность. В итоге дискуссии оценочная теория, сторонники которой виной считали оценку, данную общественно опасному деянию судом, была отвергнута. См. подробнее: Злобин Г. А., Никифоров Б. С. «Умысел и его формы», М., 1972.

5 См. Биологический энциклопедический словарь / Гл. ред. М. С. Гиляров. – М., 1989. С. 202.

1 См. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. В. М. Лебедева. – М., 2003, С. 257.

2 См. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994, С. 6.

3 См. приказ Министерства здравоохранения РФ от 4.12.92 №318.

4 См. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996, С. 21.

5 В соответствии с Законом РФ от 22.12.92 № 4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека» заключение о смерти даётся на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Установление гибели всего головного мозга позволяет отграничить биологическую смерть от клинической или комы. Причинение клинической смерти, когда организм потерпевшего удаётся вернуть к жизни, можно квалифицировать как покушение на убийство. (Также, по правилам фактической ошибки, следует квалифицировать посягательство на мертвого человека, ошибочно принятого за живого).

1 См. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. В. М. Лебедева. – М., 2003, С. 257.

2 СМ. например, ч. 2 ст. 38 К. РФ.

3 См. Там же.

1 См. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве».

2 См. Там же. п. 1.

1 См. Там же. п. 4.

1 См. подробнее Крылова Н. Е. «Эвтаназия: уголовно-правовой аспект» // Вестник московского университета серия 11 право, 2000, № 2.

2 См. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. В. М. Лебедева. – М., 2003, С. 259.

3 См. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994, С. 56-57.

4 Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1988, С. 145-153.

5 См. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве».

1 См. Там же. п.7.

1 См. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996, С. 30.

2 См. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве». п. 8.

1 См. Там же.

2 См. Там же. п. 9.

1 См. Там же.

2 Уголовный кодекс Российской Федерации – М.: «ТД Элит – 2000», 2002г.

1 См. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве». п. 10.

2 См. Там же. п. 11.

1 См. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996, С. 34-36.

2 См. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. В. М. Лебедева. – М., 2003, С. 263 – 264.

1 См. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве». п. 13.

1 См. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996, С. 39.

1 См. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. В. М. Лебедева. – М., 2003, С. 266.

1 См. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве». п. 16.

1 См. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юрист, 1996, С. 48.

2 См. Постановления и определения Верховного Суда РСФСР, 1981 - 1988. М., 1989, С. 170.

1 См. Бюллетень ВС РСФСР, 1975, N 3, с. 10.



Случайные файлы

Файл
37604.rtf
Logika.doc
10601-1.rtf
13399.rtf
24800.rtf