Подсудность в уголовном процессе (148996)

Посмотреть архив целиком

11








Введение 2

Предметная (родовая) подсудность 2

Варианты состава суда первой инстанции 4

Территориальная подсудность 5

Персональная подсудность 8

Подсудность военных судов 9

Изменение подсудности. 10

Литература: 12



Введение

Подсудность дел, уголовных и гражданских - это такие свойства (признаки, особенности) дела, по которым решается вопрос о том, в каком конкретном суде и в каком со­ставе этого суда оно (данное дело) должно рассматриваться. Определить подсудность—значит определить тот суд, в котором должно разбирать­ся дело, и его состав.

Вопрос о составе суда, разбирающего конкретное дело, — явление но­вое для современного уголовного судопроизводства. После судебной ре­формы 1922—1924 гг. в течение 70 лет в российских судах всех уровней для всех уголовных дел, рассматривавшихся по первой инстанции, сущест­вовал стандартный «набор» судей — один судья-профессионал и два на­родных заседателя. Поэтому вопрос о составе суда не возникал. Он приоб­рел практическое звучание после принятия в мае 1992 года закона, допус­тившего единоличное рассмотрение уголовных дел, а в июле 1993 года — закона, предусмотревшего возможность образования суда первой инстан­ции в составе трех профессиональных судей или в составе одного профес­сионального судьи и двенадцати присяжных заседателей.

С учетом этого обстоятельства в наши дни при определении понятия «подсудность» всегда необходимо помнить о том, что данное понятие не­разрывно связано не только с конкретным судом, куда дело должно по­пасть на разбирательство, но и с его составом

Выбор суда, где должно рассматриваться дело, и определение его состава — важные предпосылки для реализации при рассмотрении и разрешении дела принципа полноты, всесторонности и объективности. Здесь не последнюю роль играет и обес­печение своевременности вынесения итогового судебного решения (приговора). Подобные предпосылки также являются эффективным средством способствующим тому, чтобы конкретное уголовное дело рассматри­валось и разрешалось судом законным, компетентным, независимым и бес­пристрастным, как требуют авторитетные международные документы (см., например, ч. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах), а также ряд действующих российских конституционных предписаний.


Предметная (родовая) подсудность

Одной из трех разновидностей подсуд­ности принято считать пред­метную (родовую). Такая подсудность пря­мо зависит от содержания (предмета) конкретного дела. Содержание же оп­ределяется прежде всего квалификацией содеянного лицом, привлекаемым к уголовной ответственности.

Общий принцип определения предметной подсудности вкратце можно сформулировать так: районные суды должны рассматривать все уголов­ные дела, кроме тех, что по закону подсудны вышестоящим общим судам или военным судам.


УПК определяет такую подсудность:

Статья 35. Уголовные дела, подсудные районному (городскому) народному суду



Районному (городскому) народному суду подсудны все дела, кроме дел, подсудных вышестоящим судам или военным судам.

Судья единолично рассматривает дела о преступлениях, за которые максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, не превышает пяти лет лишения свободы.

Коллегия в составе судьи и двух народных заседателей рассматривает дела о преступлениях, за которые максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, является более строгим, чем пять лет лишения свободы, но не превышает пятнадцати лет лишения свободы, а также все дела о преступлениях несовершеннолетних. (в ред. Федерального закона от 21.12.96 N 160-ФЗ)


Статья 36. Уголовные дела, подсудные краевому, областному, городскому суду, суду автономной области и суду автономного округа



Краевому, областному, городскому суду, суду автономной области и суду автономного округа подсудны дела о преступлениях, предусмотренных статьями 105 частью второй, 126 частью третьей, 131 частью третьей, 152 частью третьей, 205, 206 частями второй и третьей, 208 частью первой, 209-212 частью первой, 227, 263 частью третьей, 267 частью третьей, 269 частью третьей, 275-279, 281, 290 частями третьей и четвертой, 294-302, 303 частями второй и третьей, 304, 305, 316 (в части, касающейся укрывательства преступлений, перечисленных в настоящей статье), 317, 318 частью второй, 321 частью третьей, 322 частью второй, 353-358, 359 частями первой и второй и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судам, перечисленным в части первой настоящей статьи, подсудны также все дела, содержащие сведения, составляющие государственную тайну. (в ред. Федеральных законов от 21.12.96 N 160-ФЗ, от 17.12.97 N 150-ФЗ)


Статья 37. Уголовные дела, подсудные Верховному суду республики



Верховному суду республики подсудны дела, указанные в статье 36 настоящего Кодекса. (в ред. Федерального закона от 21.12.96 N 160-ФЗ)







Статья 38. Уголовные дела, подсудные Верховному Суду Российской Федерации



Верховному Суду Российской Федерации подсудны дела, отнесенные к его подсудности в соответствии с федеральным законом, а также дела особой сложности или особого общественного значения, которые он вправе принять к своему производству по собственной инициативе либо по инициативе Генерального прокурора Российской Федерации при наличии ходатайства обвиняемого. (в ред. Федерального закона от 21.12.96 N 160-ФЗ)



Варианты состава суда первой инстанции


В районном суде допускается рассмотрение уголовных дел в двух составах (ст. 35 УПК): единолично судья обязан рассматривать дела о пре­ступлениях, которые могут быть наказаны не более строгим наказанием, чем пять лет лишения свободы. Для всех других дел, подсудных этому су­ду, должен образовываться коллегиальный состав — районный судья и два народных заседателя. Особо в законе оговаривается недопустимость едино­личного разбирательства дел, по которым хотя бы один подсудимый явля­ется несовершеннолетним.

В общих судах среднего звена и военных судах среднего и основного звеньев, а также в Верховном Суде РФ по первой ин­станции уголовные дела могут рассматриваться только коллегиально. Но коллегиальный состав в этих судах возможен в различных вариантах:

основным из них является состав, включающий в себя одного су­дью- профессионала и двух народных заседателей;

с согласия подсудимого во всех названных судах для рассмотре­ния подсудных им уголовных дел по первой инстанции допускается образование коллегии в составе трех судей-профессионалов (ч. 1 ст. 15 УПК). С 1 июля 1998 года в соответствии с Федеральным законом от 26 февраля 1997 года (СЗ РФ, 1997, № 9, ст. 1027) в таком составе должны рассматриваться в обязательном порядке (независимо от со­гласия подсудимого) все уголовные дела о преступлениях, за совер­шение которых УК предусматривает лишение свободы на срок свы­ше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертную казнь;

по делам, подсудным пока что некоторым из общих судов среднего звена (краевым, областным и городским судам), предусмотрена воз­можность образования коллегии в составе одного судьи-профессионала и 12 присяжных заседателей. Делаться это должно, как отмечено выше, по ходатайству обвиняемого. В соот­ветствии с постановлением Верховного Совета РФ о порядке введе­ния в действие Закона от 16 июля 1993 года (ВВС, 1993, № 33, ст. 1314) в таком составе суды могут начать функционировать по пред­ложениям субъектов Федерации, поскольку не везде еще имеются условия для обеспечения деятельности краевых, областных, или го­родских судов (в Москве и Санкт-Петербурге) с участием присяжных заседателей. Пионерами в этом деле стали Ставропольский край, Ивановская, Московская, Рязанская и Саратовская области, где соот­ветствующие положения Закона от 16 июля 1993 года были введены в действие с 1 ноября того же года. Первый процесс с участием при­сяжных состоялся в Саратове 15—17 декабря 1993 года. С 1 января 1994 года рассмотрение дел с участием присяжных стало возмож­ным также в судах Алтайского и Краснодарского краев и Оренбург­ской и Ульяновской областей.


Территориальная подсудность


Территориальная подсудность уголов­ного дела — это такие его свойства (признаки, особенности), в силу которых

оно должно рассматриваться в суде, расположенном в определенной мест­ности (республике, крае, области, городе, районе, округе). По закону она определяется, как правило, местом совершения преступления. Но если ме­сто совершения преступления установить невозможно (к примеру, кража совершена в движущемся поезде или летящем самолете; взятка вручалась одному и тому же лицу в разных концах страны), то территориальная под­судность определяется в зависимости от места завершения расследования.

Данное правило имеет отношение к определению подсудности уголов­ных дел по первой инстанции, когда речь идет о решении основных вопро­сов — о виновности или невиновности, назначении наказания или освобож­дении от него.

Однако проблемы территориальной подсудности могут возникать и в других случаях:

при решении вопросов, связанных с исполнением приговоров

В зависимости от содержания возникающих вопросов их решение воз­можно в суде по месту отбывания наказания, по месту вынесения приговора или по месту проживания осужденного. Четкое указание о месте рассмот­рения конкретных вопросов дано в ст. 368 УПК. Скажем, вопрос об услов­но-досрочном освобождении из исправительной колонии и замене не отбытой части более мягким наказанием должен решаться судьей по месту от­бывания наказания. Это обусловлено тем, что в данном случае необходимо учитывать сведения, характеризующие поведение осужденного. А ими рас­полагает прежде всего администрация колонии. Вопросы устранения неяс­ностей в приговоре легче решаются там, где находятся подлинник пригово­ра и все материалы уголовного дела, — в суде, постановившем приговор. Поэтому вопросы такого рода и рассматриваются по месту его нахождения;

при судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления его срока

В соответствии со ст. 2202 УПК проверку должен осуществлять судья по месту содержания под стражей лица, к которому применяется эта мера пре­сечения. Такое место не всегда совпадает с местом производства расследо­вания или тем местом, где будет разбираться данное дело по существу.

Однако реализация этого правила должна происходить с максимальным учетом предписаний, содержащихся в неоднократно упоминавшемся выше постановлении Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конститу­ционности статей 220' и 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна» от 3 мая 1995 года. Согласно данному постановлению являются неконституционными положения на­званных статей УПК о том, что жалоба на незаконное и необоснованное применение ареста или продление его срока может быть подана только на­ходящимся под стражей лицом, его защитником или законным представи­телем в суд, действующий там, где находится место содержания под стра­жей. Подать такую жалобу, как отмечено в указанном постановлении, впра­ве также лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избран арест, но он реально не исполнен, и не обязательно в суд, о котором сказано в ст. 2202 УПК («по месту содержания лица под стражей»).

В связи с принятием данного постановления возникли определенные трудности с решением вопроса о том, в каком суде должна рассматриваться жалоба лица, в отношении которого арест еще реально не исполнен. Вари­антов ответа на него может быть несколько: в суде по месту производства следствия, в суде по месту нахождения должностного лица, вынесшего по­становление об избрании меры пресечения, в суде по месту нахождения прокурора, давшего санкцию, в суде по месту жительства (или фактическо­го пребывания) подающего жалобу и т.д. В постановлении Конституцион­ного Суда РФ ответа не дано. Его там и не должно быть, поскольку данный суд этого делать не должен.

Если руководствоваться логикой статей 220' и 2202 УПК, то такого рода жалобы следовало бы рассматривать в судах, расположенных там. где вы­носилось постановление об избрании в качестве меры пресечения заключе­ния под стражу (ареста). Это будет способствовать -весьма необходимой для таких случаев оперативности принятия решения по жалобе. Суд, распо­ложенный там, где принималось постановление об избрании меры пресече­ния, имеет больше шансов быстро получить требуемые в таких случаях материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста, объясне­ния должностных лиц, принимавших решения. Ему также проще обеспе­чить явку прокурора в судебное заседание, на котором будет рассматри­ваться жалоба. Если место, где принималось постановление об избрании меры пресечения, не совпадает с местом, где находится прокурор, давший санкцию на арест, то будет логично, чтобы жалобу рассматривал судья по месту нахождения прокурора;

при судебной проверке законности и обоснованности задержания по подозрению в преступлении

Как отмечалось выше, Пленум Верховного Суда РФ в своем постанов­лении от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» разъяснил судам, что в со­ответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах они вправе принимать к рассмотре­нию жалобы лиц, подвергнутых задержанию по подозрению в совершении преступления. Рассматриваться такие жалобы должны с учетом правил, предусмотренных в статьях 220" и 2202 У ПК. А это значит, что местом их рассмотрения должны быть суды по месту содержания задержанных.

При оценке практического значения данного постановления Пленума Верховного Суда РФ следует иметь в виду, что оно принималось, когда действовал Указ Президента РФ от 14 июня 1994 года, допускавший задер­жание лиц, подозреваемых в бандитизме или иных организованных престу­плениях, на срок до 30 суток. Ровно три года спустя (14 июня 1997 года) этот Указ был отменен. Предельным сроком задержания лиц, подозревае­мых в совершении преступлений, вновь стал срок, предусмотренный ст. 122 УПК, — до трех суток. В такой срок невозможно добиться проверки судом законности и обоснованности задержания;

при получении судебного разрешения на ограниче­ние конституционного права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а равно на проникнове­ние в жилище помимо воли проживающих в нем лиц

В соответствии с упомянутым постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» от 24 декабря 1993 года № 13 орга­ны, намеревающиеся осуществить такого рода действия, направляют необ­ходимые материалы в суды (общие и военные) среднего звена. Возможно их направление и в суды (общие и военные) основного звена, которые не вправе отказать в приеме материалов и рассмотрении поставленного в них вопроса.

Однако в УПК и данном постановлении Пленума нет прямого указания относительно того, где территориально должны приниматься подобные су­дебные решения. Ответ на это следовало бы искать в ч. 2 ст. 9 Закона об оперативно-розыскной деятельности, где сказано, что «рассмотрение мате­риалов об ограничении конституционных прав граждан... осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких (оперативно-розыскных. — КГ.) мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении»;

при судебном рассмотрении вопросов, возникающих в связи с реабилитацией жертв политических репрессий

В соответствии со ст. 9 Закона о реабилитации жертв политических ре­прессий вопросы признания конкретных лиц жертвами политических ре­прессий (когда органы прокуратуры дают отрицательное заключение) должны рассматриваться:

в отношении тех, к кому репрессии применены судами, — как пра­вило, судами, вынесшими последнее решение по делу, связанному с лишением или ограничением прав или свобод конкретного лица, ли­бо (при упразднении суда, вынесшего решение по делу) судами среднего звена соответствующих субъектов Федерации, где находи­лись упраздненные суды;

в отношении тех, к кому репрессивные меры применялись внесудеб­ными органами («особые совещания», «тройки» и т.п.), — общими или военными судами среднего звена, действующими на территории того субъекта Федерации, где в свое время функционировали такого рода внесудебные органы.

Что касается случаев, когда политические репрессии применялись в ад­министративном порядке (административная ссылка и высылка, направле­ние в так называемые трудовые отряды и т.д.), то при отказе органа внут­ренних дел в признании конкретного гражданина жертвой политических репрессий этот гражданин вправе обжаловать такой отказ в судебном по­рядке, установленном Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и ре­шений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 года (ВВС, 1993, № 19, ст. 685). Как предусмотрено ч. 4 ст. 4 этого Закона, жа­лоба подается по усмотрению гражданина либо в суд по месту его житель­ства, либо в суд по месту нахождения органа либо должностного лица.

Персональная подсудность

Персональная подсудность определяется свойствами (признаками, особенностями) личности обвиняемого (подсудимого).

Чаще всего во внимание принимаются такие персональные свойства (признаки, особенности) лица, привлекаемого к уголовной ответственности, как его принадлежность к числу военнослужащих, а также воинское звание или должностное положение (необязательно, как будет показано ниже, свя­занное с воинской службой). По первому из названных свойств определяют, относится ли данное дело к ведению военных судов (другими словами: ус­танавливают подведомственность дела). Что касается второго свойства (воинское звание или должностное положение), то оно приобретает значе­ние, когда нужно избрать тот конкретный суд в системе судов, где должно рассматриваться данное дело (т.е. определить подсудность). Особым случа­ем влияния персонального фактора (должностного положения) на подсуд­ность уголовного дела является правило об определении подсудности дел о преступлениях, совершенных судьями. Подведомственность и подсудность военных судов устанавливается в статьях 11—20 Положения о военных трибуналах, которое, хотя и продол­жает действовать, должно применяться с учетом радикальных перемен, произошедших после событий конца 1991 — начала 1992 годов.

Как и прежде, этим судам подведомственны уголовные дела о преступ­лениях, совершенных, как правило, военнослужащими, понятие которых Положение о военных трибуналах не дает. Не дается оно исчерпывающе и в других законодательных актах, в том числе ст. 331 У К. О его содержании можно получить более или менее полное представление лишь после анали­за нескольких нормативных актов: Закона РФ «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 года (ст. 1), Закона РФ «О воинской обязанности и воен­ной службе» от 11 февраля 1993 года (ст. 35), Федерального закона «Об обороне» от 31 мая 1996 года (ст.ст. 1, 16 и 25), ст. 331 УК и Указа Прези­дента РФ «Об утверждении общевойсковых уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» от 14 декабря 1993 года № 2140 (п. 3). Оно не­сколько уточняется также в официальном разъяснении Государственно-правового управления Президента РФ от 30 марта 1995 года № 10.

В соответствии со всеми этими предписаниями военнослужащими при­знаются лица, проходящие особый вид государственной службы в Воору­женных Силах РФ, пограничных войсках, внутренних войсках, войсках Фе­дерального агентства правительственной связи и информации при Прези­денте РФ, обеспечивающих связь с органами военного управления, желез­нодорожных войсках, войсках гражданской обороны, а также в Главном управлении охраны РФ, Службе безопасности Президента РФ, Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы безопасности. Феде­ральном агентстве правительственной связи и информации при Президенте РФ, Федеральном дорожно-строительном управлении при Министерстве обороны РФ, Федеральном управлении специального строительства при Правительстве РФ, Государственной противопожарной службе МВД РФ, некоторых других учреждениях, органах и т.п. Но одного только состояния на службе в названых структурах недостаточно для того, чтобы считаться военнослужащим. Нужно еще быть офицером, прапорщиком, мичманом, курсантом военного образовательного учреждения, профессионального об­разовательного учреждения, старшиной, сержантом, солдатом или матро­сом, поступившим на военную службу по контракту или призыву. К воен­нослужащим приравниваются лица, проходящие военные сборы.

В военных судах в качестве подсудимых могут оказаться и не военнослужащие. Поэтому к их ведению отнесены также дела:

о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных лицами начальствующего состава исправительных уч­реждений уголовно-исполнительной системы Министерства внут­ренних дел РФ;

о шпионаже, в том числе совершенном военнослужащими;

о всех преступлениях, совершаемых в местностях, где в силу исклю­чительных обстоятельств не действуют общие суды;

о всех групповых преступлениях, если хотя бы один из подсудимых является военнослужащим;

о нескольких преступлениях, если хотя бы одно из них подсудно венному суду.

Особыми правилами определяется подсудность военных судов, находя­щихся вместе с российскими войсками за пределами России. Например, Соглашение, заключенное с Республикой Молдова, предусматривает общее правило, что лица, входящие в состав российских воинских формирований (военнослужащие и гражданский персонал воинских формирований из чис­ла граждан РФ), и члены их семей должны нести уголовную ответствен­ность по молдовским законам, и дела о совершенных ими преступлениях подлежат рассмотрению в молдовских судах. Но это общее правило не рас­пространяется на случаи, когда названные лица совершают преступления в местах дислокации российских воинских формирований, преступления про­тив Российской Федерации или против лиц, входящих в состав российских воинских формирований, воинские преступления, а также при исполнении должностных и специальных обязанностей. Дела о таких преступлениях подсудны российским военным судам (см. ст. 9 и 10 Соглашения).

Подсудность военных судов

Уголовные дела, отнесенные к ведению военных судов, подсудны таким судам раз­личных уровней (звеньев). Конкретно под­судность определяется с учетом нескольких

факторов, среди которых одним из основных является воинское звание и должностное положение лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Эта линия четко прослеживается в Положении о военных трибуналах (см. ст. 16—18):

дела о преступлениях военнослужащих, имеющих воинские звания до подполковника или капитана 2-го ранга, должны рассматриваться, как правило, в военных судах армии, флотилий, соединений и гарни­зонов;

дела о преступлениях военнослужащих, имеющих звание полковника или капитана 1-го ранга, а также лиц, занимающих должности от ко­мандира полка, командира корабля 1-го ранга и выше, и лиц, зани­мающих равное с ними служебное положение, — в военных судах округов, флотов, видов и групп войск;

дела о преступлениях военнослужащих, имеющих звание генерала (адмирала) либо занимающих должности командира соединения и выше, и им равные, — в Военной коллегии Верховного Суда РФ.

При определении подсудности дел, подведомственных военным судам, учитываются не только «персональный фактор», но и предмет (содержание) дела: дела о преступлениях, наказуемых смертной казнью в условиях мир­ного времени, должны рассматриваться независимо от воинского звания и должности подсудимого, в военных судах среднего звена, а дела исключи­тельной важности — в Военной коллегии Верховного Суда РФ.

Особым случаем необходимости учета «персонального фактора» при определении подсудности уголовных дел являются установленные Законом о статусе судей правила, регламентирующие неприкосновенность личности судей. В соответствии с ч. 7 ст. 16 этого закона дело о преступлении, со­вершенном судьей, может стать подсудным непосредственно Верховному Суду РФ, если на этом настаивает подсудимый.

Изменение подсудности.


УПК гласит:


Статья 40. Рассмотрение вышестоящим судом уголовного дела, подсудного нижестоящему суду

Вышестоящий суд вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции любое уголовное дело, подсудное нижестоящему суду, при наличии ходатайства обвиняемого.



Также ст. 38 УПК, разрешает беспрепятственное перенесение дел особой сложности или особого общественного значения в Верховный Суд РФ по его инициативе, инициативе Генерального прокурора или его заместителя, при наличии ходатайства обвиняемого.

ст. 44 УПК, предусматривает возмож­ность передачи уголовного дела не в вышестоящий суд, а в другой суд того же уровня, хотя условия такой передачи тоже весьма неопределенны и не соответствуют полностью ч. 1 ст. 47 Конституции РФ. Эта статья УПК раз­решает осуществлять передачу «в отдельных случаях» и с целью:

наиболее быстрого, полного и объективного рассмотрения дела;

наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбира­тельства дела.

Передача дела, подсудного данному суду, в другой суд по иным сооб­ражениям не допускается.

Решение о передаче уголовного дела из одного суда в другой в пределах республики, края, области или иного субъекта федерации может быть при­нято только председателем соответственно верховного суда республики, краевого, областного или приравненного к ним суда. Вопрос о передаче конкретных дел из суда одного субъекта федерации в суд другого субъекта федерации решается Председателем Верховного Суда РФ или его замести­телем. Сходным образом такие вопросы решаются в подсистеме военных судов (ст. ст. 19 и 20 Положения о военных трибуналах).

По сути это означает, что сохраняющий свое действие уголовно-процессуальный закон, вопреки Конституции РФ, не предусматривает не­обходимости учета мнения обвиняемого (подсудимого) в такого рода слу­чаях.

Этот изъян законодательства «сглаживается» разъяснением Пленума Верховного Суда РФ, которое дано им в упомянутом выше постановлении от 31 октября 1995 года. В нем по данному поводу сказано следующее:

«Если рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, невозможно (например, в связи с недопустимостью повторного участия судьи в рассмотрении дела, наличием обстоятельств, устраняющих судью от участия в рассмотрении дела в данном суде), пред­седатель вышестоящего суда вправе передать дело для рассмотрения в дру­гой ближайший суд того же уровня (звена) с обязательным извещением сторон о причинах передачи дела».

Другими словами, Верховный Суд РФ ориентирует суды на существен­ную модернизацию практики применения и ст. 44 УПК. Он стремится огра­дить лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, от произвольных решений хотя бы тем, что требует обязательного извещения сторон о при­чинах передачи дела, то есть мотивировки соответствующих решений.

Не исключено, что проведенная сравнительно недавно корректировка УПК и судебной практики, касающейся изменения подсудности уголовных дел, — это только первый шаг В дальнейшем жизнь заставит задуматься, к примеру, и над тем, как должно выявляться согласие или несогласие подсу­димого на передачу его дела в вышестоящий суд или суд того же уровня, с соблюдением какой процедуры возможно принятие соответствующего ре­шения. Пока что эти и подобные им вопросы четко не решены.

Во избежание волокиты УПК устанавливает ряд других пра­вил, призванных упорядочивать передачу дел из одних судов в другие:

если судья до начала разбирательства дела по существу приходит к выводу, что оно должно рассматриваться другим судом, то он дол­жен направить его в тот суд, которому оно подсудно;

если такое обстоятельство обнаруживается после начала разбира­тельства дела по существу, то его передача в другой суд не обяза­тельна при условии, разумеется, что на передаче не настаивает под­судимый (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ наделяет его таким преимуще­ством);

при установлении в ходе судебного разбирательства того, что рас­сматриваемое дело подсудно вышестоящему или военному суду, оно должно быть направлено по подсудности;

начатое рассмотрением дело в вышестоящем суде не подлежит пере­даче в нижестоящий суд;

споры о подсудности между судами не допускаются (ст. 45 УПК).

Литература:

  1. Конституция РФ— ст.ст. 15 и 47.

  2. Международный пакт о гражданских и политических правах — ч. 1 ст. 14 (Документы и материалы, с. 302—320).

  3. Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Молдова по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований Российской Федерации на территории Республики Молдова, одобренное распоряжением Президен­та РФ от 4 февраля 1994 года № 50 рп (РГ, 1994, 10 февраля).

  4. УПК—ст.ст. 15,35—45, 2202, 368, 421.

  5. Положение о военных трибуналах, утвержденное Верховным Советом СССР 25 июня 1980 года — ст. 11—20 (ВВСС, 1980, № 27, ст. 546).

  6. Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996 года — ст. 1, 16 и 25 (СЗ РФ, 1996, № 23, ст. 2750),

  7. Закон РФ «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 года — ст. 1 (ВВС, 1993, №6, ст. 188).

  8. Учебник «Уголовный процесс» М.1998 г.



Случайные файлы

Файл
28446.rtf
8473.rtf
30387-1.rtf
122606.rtf
132000.rtf