Освобождение от уголовной ответственности (148970)

Посмотреть архив целиком

69



ОГЛАВЛЕНИЕ:



ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………... стр. 3

1. ПОНЯТИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ…………………………………………………….. стр. 5

2.ОСНОВАНИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ …………………………………………………….. стр. 12

2.1. Тяжесть совершенного преступления как основание освобождения от уголовной ответственности ……..……………………………………….… стр. 14

2.2. Характеристика личности правонарушителя как основание освобождения от уголовной ответственности ……………………………. стр. 18

3. ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

И ИХ ОСНОВАНИЕ………………………………………………………... стр. 23

    1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с

деятельным раскаянием.…………………………………………………… стр. 24

    1. Освобождение от уголовной ответственности с примирением

с потерпевшим……………..……………………………………………….. стр. 28

    1. Освобождение от уголовной ответственности в связи

с изменением обстановки………….………………………...……………... стр. 31

    1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением

сроков давности……...…………………………………………..…………. стр. 35

    1. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних

с применением принудительных мер воспитательного воздействия…… стр. 43

4. АМНИСТИЯ КАК ОСОБЫЙ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЫЕТСТВЕННОСТИ…………………………………………………... стр. 49

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………. стр. 58.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………….. стр.

ПРИЛОЖЕНИЯ ……………………………………………………… стр.

ВВЕДЕНИЕ



В правовом государстве уголовная ответственность является не самоцелью, а средством исправления лиц, совершивших преступные действия, и превентивного воздействия на других граждан. Наше общество заинтересовано в том, чтобы успешная защита правопорядка обеспечивалась при условии разумной, целесообразной экономии уголовной репрессии в тех случаях, когда достижение исправления и перевоспитания возможно иными законными путями и средствами.

Эта позиция реализована в уголовно-правовых нормах, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности. Институт освобождения от уголовной ответственности имеет в уголовном праве самостоятельное значение.

Реализация задачи охраны интересов личности, общества или государства от преступных посягательств предполагает применение судом к лицам, виновным в их совершении, предусмотренных законом наказаний. Однако, могут сложиться такие условия, при которых не требуется, чтобы виновное лицо претерпело возложение мер уголовной ответственности (в том числе и наказания). Кроме того, дает о себе знать потребность проявить в определенных случаях известную снисходительность к лицам, нарушившим уголовно – правовой запрет и, руководствуясь принципом гуманизма, предусмотреть в Уголовном кодексе возможность освобождения виновных не только от наказания, но и в целом от уголовной ответственности.

В дипломной работе, представляется чрезвычайно актуальным рассмотрение вопроса о реализации уголовно - правовых отношений с освобождением лица от уголовной ответственности. В основе данной темы лежат понятия гуманизма, приоритета общечеловеческих ценностей, что получило признание в общественных науках, в том числе и юридической. Будем надеяться, что развитие темы освобождения от уголовной ответственности в представленной дипломной работе будет рассматриваться не только как теоретические исследования, но и принесёт практическую пользу. Особенно актуально выглядит данная тема в свете переполненности исправительных учреждений. По нашему мнению, представленный дипломный проект, в определённой мере поможет практическому применению законодательства в рассмотренной области.

Ранее при УК РСФСР 1960 года об институте освобождения от уголовной ответственности имелось много высказываний ученых, таких как Келина С. Г, Бойцов А. И., Ретюнских И. С. и многих других. В настоящее время в условиях перехода к рыночным отношениям уголовное законодательство требовало изменения. С 1 января 1997 года вступил в силу новый УК РФ. За короткий промежуток времени существование УК об институте освобождения от уголовной ответственности имеется мало литературы рассматривающей этот вопрос. Можно привести таких учёных, как Н. Егорова, А. Савкин, И. Дюрягин, А. Пошляков, Б. Барановский, А. Тарбаргиев и др. В данной работе проанализированы и обобщены мнения данных учёных. Некоторые мнения представляются нам достаточно спорными, что обосновано и соотнесено с общепринятыми российскими и международными правовыми нормами.

В дипломной работе, представляется чрезвычайно актуальным рассмотрение вопроса о реализации уголовно – правовых отношений с освобождением лица от уголовной ответственности.

При постановке вопроса освобождения от уголовной ответственности первостепенно надо дать определение понятия освобождения от уголовной ответственности.

Разумеется, реализация уголовно – правовых отношений с освобождением лица от уголовной ответственности допускается только при наличии оснований, предусмотренных действующим уголовным законодательством. В этой связи, представляется важным рассмотрение и анализ таких оснований.

После этого необходимо рассмотреть ряд норм, которые содержатся в действующем уголовном законодательстве, допускающих прекращение уголовно – правовых отношений с освобождением лица от уголовной ответственности.

Рассмотрение поставленных вопросов является важным для определения значения этого института как для лица виновного в совершении преступления так и для законодателя.

Структурно представленная работа состоит из следующих глав и параграфов. Введение освещает актуальность и значимость темы. Основная часть состоит из четырёх глав. В первой главе мы рассматриваем определения и термины, связанные с освобождением от уголовной ответственности. Вторая глава посвящена основаниям освобождения от уголовной ответственности. Глава состоит из двух частей. В первой части изучена тяжесть совершенного преступления как основание освобождения от уголовного преступления. Во второй части – характеристика личности правонарушителя. В третей главе проанализированы виды освобождения от уголовной ответственности и их основание. Глава состоит из следующих подпунктов: освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, освобождение от уголовной ответственности с примирением с потерпевшим, освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Четвертая глава рассматривает амнистию, как вид освобождения от уголовной ответственности. В заключении мы подводим итоги, обосновываем достижение целей и задач представленной работы. Приложение содержит таблицы и графики, подтверждающие правильность выводов на практике. Заключает работу список используемой литературы.

  1. ПОНЯТИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.



Понятие «освобождения от уголовной ответственности» появилось в советском уголовном праве не так давно, в 1958 году, когда Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик употребляли его в заголовке и тексте УК РСФСР 1960 года. Тогда институт освобождения от уголовной ответственности начал активно развиваться, основной тенденцией являлось использование в борьбе с преступностью не уголовно-правовых средств, а мер общественного воздействия. Другой предпосылкой становления и развития этого института в российском уголовном законодательстве явилось то, что значительная часть преступлений, предусмотренных Уголовным Кодексом РСФСР 1960 года, относилась к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности, граничащих с административными и иными правонарушениями.

Правовая природа освобождения от уголовной ответственности тесно связана с самою уголовной ответственностью.

Затрудняет процесс выявления правовой природы освобождения от уголовной ответственности отсутствие единой точки зрения на вопрос об уголовной ответственности и ее сущности.

Некоторые авторы рассматривают уголовную ответственность с одной стороны, как определенную обязанность, с другой - как осуждение и порицание1. Так, М.А. Шнейдер считает, что уголовная ответственность «...означает вытекающую из уголовного закона обязанность лица дать отчет перед советским судом в своих общественно опасных действиях и понести заслуженное осуждение и наказание в случае виновного причинения вреда»2. Связывая уголовную ответственность с обязанностью подвергнуться осуждению и понести наказание, данные авторы имеют ввиду понести наказание, так как об уголовной ответственности, по их мнению, можно говорить лишь тогда, когда обвинительный приговор вынесен с назначением наказания.

Подобные мнения являются ошибочными (*). Более правильно отождествление уголовной ответственности и наказания, ибо трактовка уголовной ответственности как обязанности лица претерпеть наказание неправомерно переносит основной аспект ретроспективной ответственности, не регулируемой нормами уголовного права1.

Поэтому, хотя уголовная ответственность и существует в рамках уголовных правоотношений, она не может отож­дествляться с элементом уголовных правоотношений, ка­ковым является обязанность преступника понести лише­ния. Уголовная ответственность это обязан­ность лица отвечать за совершенное преступление, сме­шивают юридический аспект проблемы ретроспективной ответственности с этическим2. Лицо может быть обязан­ным, но не претерпеть впоследствии ответственности. На­пример, лицо, совершившее преступление, при определен­ных условиях по истечении сроков давности не может быть привлечено к ответственности, хотя все это время оно обязано было ее претерпеть.

Нельзя отождествлять уголовную ответственность и с уголовными правоотношениями3. Уголовные правоотно­шения значительно шире по объему правоотношения, со­ставляющего уголовную ответственность (правоотношения ответственности). Если лицо, совершившее преступление, находится с государством в уголовно-правовых отношени­ях с момента совершения преступления и до погашения или снятия судимости, то правоотношение ответственно­сти имеет место только при осуществлении уголовной от­ветственности.

Отождествление уголовной ответственности с одним из элементов уголовного правоотношения (обязанностью ли­ца), уголовно-правовыми отношениями в целом или сово­купностью уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений не только противоре­чит действующему уголовному законодательству, но и приводит к неправильному выводу о пределах уголовной ответственности, что, в свою очередь, искажает ее сущ­ность и содержание.

Так, определяя уголовную ответственность как обязан­ность лица претерпеть те или иные лишения и страдания за совершенное преступление, Н. С. Лейкина считает, что она возникает с момента совершения преступления и за­вершается отбытием наказания. Однако ее реализация начинается с процессуального привлечения к уголовной ответственности, проходит стадию назначения наказания и завершается его исполнением1.

По мнению Я. М. Брайнина, уголовная ответственность как обязанность лица претерпеть лишения и страдания за совершенное преступление возникает с момента при­влечения его в качестве обвиняемого и в дальнейшем окончательно реализуется в форме судебного приговора2. Несколько иного мнения придерживается Н. А. Огурцов. Полагая, что уголовная ответственность это бремя принудительно-воспитательных мер (мер процессуального пресечения, наказания, публичного изобличения и осуж­дения, иного право ограничения), фактически возлагаемое на лицо, совершившее преступление, он убежден, что эта ответственность начинается с момента применения к об­виняемому мер процессуального пресечения, заключаю­щихся в ограничении его личной свободы и интересов. Ес­ли же мера пресечения в отношении обвиняемого не при­меняется, то уголовная ответственность выражается в на­значении виновному наказания и его исполнении1. Это мнение разделяют и другие ученые2.

Представляется обоснованным, что лицо ни в коей мере не может пре­терпевать уголовную ответственность с момента соверше­ния преступления. Такое положение противоречило бы конституционному принципу осуществления правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ), в соответствии с которым никто не может быть признан виновным в совер­шении преступления, а также подвергнут уголовному на­казанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 49 Конституции РФ).

Исходя из этого, лицо не может претерпевать уголов­ную ответственность в процессе дознания или предвари­тельного следствия ни при избрании меры пресечения, ни при привлечении лица в качестве обвиняемого. Как пра­вильно отмечено в литературе, в этих случаях лицо, со­вершившее преступление, не претерпевает никаких изме­нений в своем материально-правовом положении, ибо к нему не применяются нормы уголовного права. Квалифи­кация же преступления является предварительной и юри­дической силы не имеет. Она имеет лишь процессуальное значение, поскольку определяет пределы предъявленного обвинения3.

В связи с этим нельзя согласиться с мнением тех уче­ных, которые выделяют этапы (стадии) реализации уго­ловной ответственности, признавая таковыми привлече­ние к ответственности (когда это оформляется процессу­альным актом предъявления обвинения), назначение и ис­полнение наказания4.

Правоотношение ответственности возникает не при из­брании меры пресечения, не при привлечении лица в ка­честве обвиняемого, а при применении уголовно-правовой нормы (одной или нескольких) судом, когда он от имени государства отрицательно оценивает конкретное преступ­ление и лицо, его совершившее, в обвинительном пригово­ре. Поэтому уголовная ответственность есть не что иное, как осуждение и порицание виновного в совершении пре­ступления судом от имени государства, т.е. публичное го­сударственное осуждение (порицание, отрицательная оценка) определенного общественного опасного деяния и лица, его совершившего1.

Однако при определении понятия уголовной ответственности не следует ограничиваться только государственно-правовой и морально-политической оценкой, адресованной лицу, виновному в совершении преступления. Помимо этого в определении необходимо отметить и такие важные сторо­ны этого института, как его принудительный характер, степень осуществления прав и обязанностей участниками уголовных правоотношений (правоотношения ответствен­ности), назначение института ответственности в уголовном праве.

С учетом изложенного уголовная ответственность есть такая мера государственного принуждения, когда в результате реализации прав и обязанностей участников охранительных уголовных правоотношений (государства в целом и лица, действительно совершившего преступле­ние) и применения норм уголовного права конкретное де­яние и лицо. его совершившее, подвергаются судом отри­цательной государственно-правовой и морально-политиче­ской оценке, выраженной во вступившем в законную силу обвинительном приговоре суда, в целях обеспечения охра­ны наиболее ценных общественных отношений от преступ­ных посягательств, исправления правонарушителя, предупреждения совершения преступлений2.

В литературе нет единого мнения и по вопросу о сущ­ности и содержании уголовной ответственности. Пред­ставляется неверным мнение, что сущностью уголовной ответственности является осуждение и порицание винов­ного в совершении преступления со стороны государства, т.е. морально-политическая отрицательная оценка, адре­сованная виновному3.

Уголовная ответственность это прежде всего обще­ственное отношение, возникшее по поводу совершенного преступления (сущность уголовной ответственности). Бу­дучи урегулированным нормами уголовного права, это фактическое общественное отношение обретает юридиче­ское содержание в виде уголовного правоотношения (пра­воотношения ответственности). Реализация прав и обязанностей участников этого правоотношения в суде, когда преступление и лицо, виновное в его совершении, отрицательно оценивается от имени Государства в обвинительном приговоре, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждение преступления, означает в тоже время, реализацию уголовной ответственности.

Определяя понятие освобождение от уголовной ответственности через саму уголовную ответственность, она является отказом суда от вынесения обвинительного приговора в отношении лица, виновного в совершении преступления, и связанного с этим применение к нему уголовно – правовых санкций (наказания). Реально такой отказ заключается в вынесении судом и правоохранительными органами решения о прекращении уголовного дела, что влечет за собой прекращение уголовно – правовых отношений.

Раскрывая определение освобождение от уголовной ответственности, можно с уверенностью сказать, что правоохранительные органы, а также суд, вынося решение об освобождении лица виновного в совершении преступления от уголовной ответственности всесторонне рассматривают тяжесть совершенного преступления, характеризуют личность виновного, и делая вывод, что лицо не имеет большой общественной опасности, его поведение не будет отрицательно воздействовать на окружающих, не наказываю его т.е. не применяют санкций в виде лишения свободы, а также других мер уголовно правового характера. Им представляется, что такое исправление принесет положительный результат, как если будет применена другая мера наказания.

Правоохранительные органы, а также суд, как бы дают шанс лицу, совершившему уголовное деяние, исправить самому свои ошибки и изменить свое отношение к обществу, то есть вести правильный образ жизни, не преступить через закон.

Вот, что пишут А. Бойков и В. Пройченко о институте освобождения от уголовной ответственности. «Прежде всего при освобождении от уголовной ответственности, в том числе и в суде, уголовное дело в соответствии со ст. ст. 6-9 УПК РСФСР прекращается производ­ством без вынесения обвинительного приговора. Поэтому суд, так же как и другие органы, не решает вопроса о виновности лица.

Кроме того, закон не устанавливает каких-либо различий в условиях освобож­дения от уголовной ответственности в зависимости от органа, решающего этот вопрос.»1

Большинство сходится во мнении, что освобождение от уголовной ответствен­ности возможно после предъявления обвинения. Однако А. Р. Палтсер, разделяющий эту позицию в отношении освобождения лица от уголовной ответственности с переда­чей па поруки, полагает, что освобождение с передачей в товарищеский суд возможно без привлечения в качестве обвиняемого и даже возбуждения уголовного дела.2

Наличие такого диапазона во мнениях связано с отсутствием в законодательстве четких указании по этому вопросу.

Однако такая позиция уязвима. Объективность—обязательное требование при производстве любого уголовного дела и здесь не может быть различных требований в зависимости от основания и вида освобождения от уголовной ответственности. Квалифицированность рассмотрения дела в суде также не должна соизмеряться с ква­лификацией следователя. Уровень профессиональной компетенции прокурора, судьи и следователя должен быть высоким в одинаковой мере. Гласность и состязательность процесса — вот преимущества, которые обуславливают исключительное право суда на вынесение приговора от имени государства. При прекращении же уголовного дела, осо­бенно в стадии предания суду, суд при исследовании доказательств не обладает преимуществами перед органами предварительного расследования. Следует согла­ситься и с позицией авторов, полагающих, что передача суду исключительного права на прекращение уголовных дел привела бы к перегруженности судебных органов и формальному рассмотрению таких дел1.

Поэтому правомерно следующее решение данного вопроса: в тех случаях, когда основания для освобождения от уголовной ответственности выявлены в стадии пред­варительного расследования, уголовное дело должно быть прекращено без передачи в суд. Данное правило должно распространяться на все правовые нормы, относящиеся к институту освобождения от уголовной ответственности.2

В соответствии с этой позицией освобождение от уголовной ответственности возможно лишь до вынесения обвинительного приговора суда. Необходимо, однако, уточнить, что, будучи верным для абсолютного большинства случаев, эти определе­ние не может быть признано универсальным в силу следующих причин: в п. 1 ст. 349 УПК РСФСР предусмотрено право кассационной судебной инстанции на отмену обви­нительного приговора с прекращением дела при наличии оснований, указанных в ст. ст. 5—9 и 402 УПК. О праве на прекращение дела производством судом, рассмат­ривающим протест, говорится п. п. 2 ст. 378 УПК РСФСР.1

Поскольку квалификация деяния в приговоре как преступного вышестоящей инстанцией не оспаривается, основанием для отмены приговора и прекращения дела по нереабилитирующим основаниям в данном случае является несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного, то есть неверная оценка судом общественной опасности деяния и лица, его совершившего.2

Возможна и иная ситуация, когда приговор первой инстанции полностью правомерен, однако к моменту рассмотрения дела в порядке кассации или надзора возникли новые обстоятельства, позволяющие решать вопрос о прекращении уголовного дела. В частности, по мнению В. Г. Степанова, высказанному в связи с анализом ст. ст. 378 и 379 УПК РСФСР, надзорная инстанция наделена правом передачи правонарушителей па поруки, предпосылкой чего служит ходатайство общественной орга­низации или трудового коллектива, принятое после вступления приговора в законную силу.3

Мы полагаем, что освобождение от уголовной ответственности – это прекращение или при­остановление уголовных правоотношений между государством и лицом, совершившим деяние, содержащее признаки преступления, факультативно, в соответствии с уголов­ным законом, применяемое правоприменительными органами.

  1. ОСНОВАНИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.



Под основанием, в науке понимается существенный признак, по которому определяется влияния, понятия, причина, достаточный повод1. Однако, эта формулировка, на наш взгляд, не показывает отличия «основания» от других обстоятельств, необходимых для применения той или иной нормы. Нам представляется, что основанием освобождения от уголовной ответственности может быть названо такое обстоятельство или совокупность обстоятельств, которые отвечают трём признакам:

Во-первых, они не только наиболее существенны и необходимы для применения нормы об освобождении, но и характеризуют совершённое преступление или личность преступника;

Во-вторых, они характеризуют преступление и преступника на момент совершения этого деяния или оценки его органами правосудия;

В-третьих, между «основанием» и нормой об освобождении имеется неразрывная связь, т.е. при наличии обстоятельств, которые относятся к «основаниям», всегда или по общему правилу может быть применено освобождение от уголовной ответственности. Юридическая наука различает криминологические и уголовно-правовые основания освобождения от уголовной ответственности (2).

В качестве криминологического основания признается, в частности, утрата лицом, совершившим преступление, своей общественной опасности, а также целесообразность освобождения от уголовной ответственности, обусловленная осуществлением уголовным правом функции предупреждения преступлений и их вредных последствий. Это второе основание ведет к установлению в нашем законодательстве правовых норм, признанных стимулировать такое поведение лица, совершившего преступление, которое направлено на раскрытие преступления и возмещение причиненного им ущерба.

Основным уголовно-правовым основанием освобождения является поведение лица после совершения им преступления. Оно в состоянии выполнить ту функцию, если будет свидетельствовать об исправлении лица, то есть об утрате им своей общественной опасности (явка с повинной, помощь в раскрытии преступления, возмещение причиненного ущерба, несовершение новых преступлений, примирение с потерпевшим).

Другие основания освобождения выражаются в обстоятельствах, которые сами по себе являются показателями каких-либо происходящих в сознании лица изменений, но в сочетании с другими также способны служить критериями утраты им общественной опасности (истечение сроков давности в сочетании с несовершением новых преступлений, изменение обстановки с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления.

В УК РФ глава 11, при обобщении отдельных видов освобождения от уголовной ответственности, можно прийти к выводу, что законодательство допускает освобождения от уголовной ответственности при двух основаниях:

  1. Невысокая степень общественной опасности преступления;

  2. Относительно невысокая степень опасности личности виновного.








2.1. Тяжесть совершенного преступления как основание освобождения от уголовной ответственности



Преступая к рассмотрению данного вопроса можно отметить следующие особенности, что совершение преступления невысокой степени общественной опасности отвечает всем требованиям, предъявляемым к «основаниям», которые рассмотрены выше.

  1. Это основание характеризует преступления;

  2. Данная характеристика относится к моменту совершения преступления;

  3. Совершение преступления повышает степень общественной опасности в совокупности со вторым основанием, относящимся к личности виновного, как правило, даётся возможность положительно решить вопрос об освобождении виновного лица от уголовной ответственности.

В соответствии со статьями 75, 76, 77, 90, УК РФ, непременным условием для освобождения лица от уголовной ответственности является совершение им впервые преступления небольшой (либо средней) тяжести. К преступлениям невысокой степени общественной опасности относятся, преступления, небольшой тяжести, т.е. умышленное и неосторожное деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы, и преступления средней тяжести, т.е. умышленное и неосторожное деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышают пяти лет лишения свободы.

Из статьи 76 следует, что в связи с примирением с потерпевшим освобождения от уголовной ответственности может последовать по достаточно разнообразному кругу преступлений, сопряжённые с посягательством на интересы личности. Это например, побои (ст. 116 УК), заражение ВИЧ – инфекцией (ч.1 ст. 122 УК), незаконное лишение свободы ( ч.1 ст. 127 УК), клевета (ч.1,2 ст. 129 УК), оскорбление (ст. 130 УК), нарушение равноправия граждан (ст.137 УК), нарушение неприкосновенности жилища (ч.1,2 ст.139 УК), умышленное уничтожение или повреждение имущества (ч.1 ст. 167 УК), воспрепятствование свободной предпринимательской деятельности (ст.169 УК), незаконное использование товарного знака (ст.180 УК).

Освобождение от уголовной ответственности за преступления средней тяжести, законодатель допускает только в порядке статьи 77 УК РФ, когда будет установлено, что вследствие изменения обстановки или совершенные им деяния перестали быть общественно опасными.

К преступлениям средней тяжести, при которых наступает освобождение от уголовной ответственности в соответствии со ст. 76 РФ, в частности, относятся убийство матерью новорождённого ребёнка (ст. 106 УК), причинение смерти по неосторожности (ст.109 УК), доведение до самоубийства (ст. 110 УК), вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 105 УК), мошенничество (ч.1 ст. 159 УК), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК), лжепредпринимательство (ст. 173 УК), контрабанда (ч. 1 ст. 188 УК), хищение либо вымогательство радиоактивных материалов (ч. 1 ст.221 УК).

Законодательством так же предусмотрено, что освобождение от уголовной ответственности наступает даже при совершении преступления иной тяжести. Так, в соответствии с ч. 2. ст. 75 УК РФ лицо, совершившее преступление иной категории, т.е. преступление средней тяжести или даже особо тяжёлое, при наличии условий, предусмотренных ч. 1 этой статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями. Особенной частью УК. Это означает, что по соображениям целесообразности, в целях раскрытия опасных преступлений, в примечание к целому ряду статей особенной части УК включены специальные нормы, об освобождении от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния. Такими примечаниями являются:

  • К ст. 126 УК, согласно которому освобождаемое лицо, добровольно освободившее похищенного человека;

  • К ст. 205 УК, согласно которому лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению акта терроризма;

  • К ст. 206 УК, предусматривающее освобождение от уголовной ответственности лица, которое добровольно или по требованию властей освободило захваченного им заложника;

  • К ст. 208 УК, согласно которому освобождается от уголовной ответственности лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшие оружие;

  • К ст. 223 УК, в силу которого лицо, добровольно сдавшее оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, незаконно изготовленные им, освобождается от уголовной ответственности;

  • К ст. 228 УК, предусматривающее освобождение от уголовной ответственности лица, которое добровольно сдало наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовало раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем;

  • К ст. 275 УК в соответствии, с которым освобождается от уголовной ответственности лицо, совершившее государственную измену или виновное в насильственном захвате или насильственном удержании власти, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации;

  • К ст. 291 УК, в силу которого освобождается от уголовной ответственности лицо, давшее взятку, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки (а также аналогичное примечание к ст. 204 УК о коммерческом подкупе);

  • К ст. 307 УК, по которому освобождается от уголовной ответственности свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства, до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Следует учитывать, что во всех названных случаях, (за исключением предусмотренных ст. 228, 291, 307 УК) освобождение от уголовной ответственности может быть применено при условии, что в действиях виновного лица не содержится иного состава преступления.

Все категории преступлений небольшой общественной опасности, не могут быть определены по какому-либо формальному признаку. Таким преступлением может оказаться в сущности почти любое преступное деяние, если в данном случае с учетом всех объективных и субъективных обстоятельств оно не представляет большой общественной опасности, а исполнитель его заслуживает такой гуманной меры, как освобождение от уголовной ответственности.





2.2. Характеристика личности правонарушителя как основание освобождения от уголовной ответственности.



На возможность освобождения от уголовной ответственности, при относительно невысокой степени опасности личности виновного, прямо указывают все нормы уголовного закона, регулирующие виды освобождения.

Невысокая степень опасности личности виновного можно назвать именно основанием всякого освобождения от уголовной ответственности, так как оно отвечает требованиям, предъявляемым к каждому основанию:

Невысокая степень опасности личности виновного имеет место, как правило, в самый момент совершения преступления либо в некоторых случаях – в момент оценки содеянного органами правосудия.

В связи с рассмотрением данного основания встает общая проблема: насколько вообще правомерно самостоятельно оценивать степень опасности личности виновного, можно ли определить степень опасности личности виновного, отделяя ее от степени общественной опасности совершенного этим лицом преступления

Законы охраняют общество и граждан от общественно опасных посягательств (преступлений), а не от опасных личностей самих по себе.

Степень опасности личности виновного не может рассматриваться в уголовном праве вне связи с преступлением1.

Действительно, о степени опасности личности виновного и необходимости применения уголовно-правовых мер, речь может идти только в связи с актом уже совершившего преступления.

Единым и единственным основанием уголовной ответственности по Российскому уголовному праву является наличие в действиях лица признаков того или иного состава преступления. В этом смысле степень опасности личности виновного не может служить вторым, помимо состава преступления, основанием уголовной ответственности, ибо это противоречит конституционному принципу (1).

Бесспорно положение о том, что установление в действиях лица признаков того или иного состава преступления есть одновременно фиксирования акта степени опасности личности виновного.

Российское уголовное законодательство придает большое значение оценки степени, опасности личности виновного, учитывая ее не только при избрании конкретной меры наказания, но и вообще при индивидуализации ответственности, в частности для применения полного или частичного освобождения от наказания или освобождения от уголовной ответственности.

Необходимо подчеркнуть, что рассматриваемое основание не является единственным; освобождение от уголовной ответственности может применяться только при одновременном наличии обоих обстоятельств – невысокая степень общественной опасности совершенного преступления и невысокая степень опасности личности виновного. Причем из двух указанных оснований преимущественное значение имеет первое – характер преступления, ибо совершение тяжкого преступления, как правило, исключает возможность освобождения от уголовной ответственности.

При рассмотрении обстоятельств, характеризующих личность виновного, являющиеся основанием освобождения от уголовной ответственности, можно разделить обстоятельства на три группы.

Первая группа - обстоятельства указывающие характер и тяжесть совершенного преступления.

Однако степень опасности личности виновного, совершившего даже тяжкое преступление, с одной стороны, резко повышается, если преступление совершено им второй раз и более.

С другой стороны, степень опасности личности виновного представляется меньшей, если преступление совершено по неосторожности. Помимо характера и тяжести совершенного преступления при оценки личности виновного на момент совершения преступления, имеют важное значение факты, свидетельствующие о конкретной роли лица в совершении преступления, о мотивах преступления.

Вторая группа - факты, характеризующие личность виновного на момент совершения преступления.

Закон придает первостепенное значение наличию или отсутствию судимости либо факту повторного совершения преступления.

Освобождение от уголовной ответственности распространяется только на лиц, совершивших преступление впервые. При этом лицо считается совершим преступление впервые как в случае фактического его совершения в первый раз, так и вновь по истечении срока давности либо после погашения или снятия судимости за ранее совершенное преступление. Следовательно, в данном случае следует руководствоваться юридическим содержанием понятия “деяние, совершенное впервые”.

В соответствии со статьёй 16 УК РФ преступление не признаётся совершённым неоднократно, если заранее совершённые преступления лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности.

Спорным является вопрос о том, можно ли считать лицо впервые совершившее преступление, если ранее оно было освобождено от уголовной ответственности по тем или иным не реабилитирующим основаниями. Специфичности института освобождения от уголовной ответственности заметно сказывается на выборе аргументов в пользу того или иного решения этого вопроса. Существует позиция, в соответствии с которой оно уже было освобождено от уголовной ответственности по тем или иным не реабилитирующим основаниям, не может признаваться впервые совершившим преступление в течение установленных законом сроков давности, т.е. при совершении преступления небольшой тяжести в течении двух, а при совершении преступления средней тяжести – шести лет. Это объясняется тем, что само по себе освобождение от уголовной ответственности по сути дела уже есть явная льгота в отношении лица, виновного в совершении преступления, однако распространять льготный подход и на оценку дальнейшего поведения этого лица представляется чрезмерным. Таким образом, по моему мнению, более обоснованным и отвечающим принципу справедливости выглядит ограничение возможности двукратного освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, либо примирением с потерпевшим в пределах сроков давности за первое из совершенных лицом преступлений.

Освобождение от уголовной ответственности не касается лиц, ранее судимых, а также состоящих под следствием или судом либо уклоняющихся от следствия и суда.

При оценке личности в период, предшествовавший совершению преступления, важна также характеристика личности (т.е. производственная характеристика, характеристика с места жительства и другие характеризующие данные).

Третья группа - обстоятельства, влияющие на оценку степени опасности личности виновного составляет его поведение после совершения преступления.

Таким образом, законодатель предполагает, что лицо после совершения преступления добровольно явилось с повинной, примерилось с потерпевшим, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненным в результате преступления.

Так же, надо учесть, что в ряде случаев из‑за повышенной социальной запущенности правонарушителя, его исправления без применения мер уголовно‑правового воздействия может исключаться за категорию преступления небольшой или средней тяжести, к которым применяется освобождение от уголовной ответственности.

Поэтому, решая вопрос о прекращении уголовно‑правовых отношений и освобождения лица от уголовной ответственности, правоохранительные органы в каждом конкретном случае должны тщательно анализировать все обстоятельства, относящиеся не только к преступлению, но и к личности преступника, характеризующие до совершения преступления, в момент и после совершения преступления.


3. ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ИХ ОСНОВАНИЯ.



В уголовном кодексе 1960 года РСФСР предусматривал следующие виды освобождения от уголовной ответственности ;

  • вследствие истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 48 УК);

  • при совершении лицом в возрасте до восемнадцати лет преступления, не представляющего большой общественной опасности с применением принудительных мер воспитательного характера (ч. 3 ст. 10, ст. 63 УК);

  • при передаче материалов дела несовершеннолетнего на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних (ч. 4 ст. 10 УК);

  • в тех случаях, когда ко времени расследования или рассмотрения дела в суде вследствие изменения обстановки совершенное виновным деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным (ч. 1. cт. 50 УК);

  • при замене уголовной ответственности мерами административного воздействия (ст. 50 УК);

  • при передаче дела в товарищеский суд (ст. 51 УК);

  • при передачи лица на поруки (ст. 52 УК);

В период перехода нашей страны к рыночным отношениям некоторые из видов освобождения от уголовной ответственности, которые были предусмотрены в УК РСФСР 1960 г. претерпели изменения, а некоторые из них полностью утратили юридическую силу.

После вступления в силу с 1 января 1997 нового Уголовного Кодекса РФ в институт освобождения от уголовной ответственности были включены новые виды освобождения от уголовной ответственности, которые будут рассмотрены ниже.

3.1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.



Возможность освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в Общей части российского Уголовного Кодекса предусмотрена впервые.

Из текста статьи видно, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно только в случае совершения лицом преступления небольшой тяжести, то есть когда максимальное наказание за умышленное или неосторожное деяние не превышает двух лет лишения свободы. Лицо совершившее преступление иной тяжести, при тех же условиях может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК РФ.

Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ за тяжкие и особо тяжкие преступления, на наш взгляд, можно объяснить не только гуманностью Российского уголовного законодательства, но и трудностью предупреждения и раскрытия преступлений.

Вторым необходимым основанием освобождения от уголовной ответственности в порядке ст. 75 УК РФ является соответствующее поведение этого лица после совершения преступления.

Это положение закона имеет большое практическое значение. Во – первых, оно оказывает сильное психологическое воздействие на правонарушителя и стимулирует его исправление; во – вторых, способствует успешному раскрытию преступлений. Действующее уголовно – процессуальное законодательство предусмотрело и соответствующий порядок прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК РСФСР).

До прекращения уголовного дела лицу должны быть разъяснены основания прекращения дела в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 75 УК РФ и право возражать против прекращения дела по этим основаниям. Потерпевший в течении пяти суток вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору. В случае возражения лица, совершившего преступление, против прекращения уголовного дела по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, производство по нему продолжается в обычном порядке.

Под деятельным раскаянием в уголовном праве понимается такое активное добровольное поведение лица, совершившего преступление, которое направлено на предотвращение или уменьшение вредных последствий либо на оказание помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления (*). Его не следует отождествлять с чистосердечным раскаянием, которое представляет собой внутренне психическое состояние лица, совершившего преступление, возникшего в результате переоценки своего антиобщественного деяния. Раскаяние может проявляться в публичном признании своей вины, осуждении своих прошлых поступков, соглашений в совершенном преступлении и выражении готовности понести за него наказание. Под влиянием раскаяния лицо может совершить также действия, направленные на уменьшение примененного преступлением вреда и оказание помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления. Именно такое поведение лица после совершения преступления и принято именовать деятельным раскаянием. Вместе с тем уголовный закон не связывает последнее исключительно с поведением раскаявшегося проступка: мотивы деятельного раскаяния могут быть и иными (например, стремление избежать уголовной ответственности, заслужить смягчение наказания).

По общему правилу, деятельное раскаяние притупляется уголовным законом обстоятельством, смягчающим наказание. Так, в п. “и” 4.1, ст. 61 посвященной такого рода обстоятельствам говорится, в частности, о явке с повинной, активном способствованию раскрытия преступления, а в п. “к” о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда, примененных в результате преступления, и иных действиях, направленных за заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Однако лицо, которое впервые совершило преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущербили иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления (ч. 1 ст. 75 УК).

Таким образом, основанием для освобождения виновного лица от уголовной ответственности в силу данной уголовно – правовой нормы, выступает не любая разновидность деятельного раскаяния, а строго фиксированная в законе совокупность позитивных пост преступных действий лица. Только при условии, что лицо добровольно явится с повинной, окажет реальную помощь правоохранительным органам в раскрытии совершенного им преступления и наряду с этим возместит причиненный ущерб или иным образом загладит вред, который причинен в результате преступления, суд может поставить вопрос об освобождении этого лица от уголовной ответственности. Добровольная явка с повинной – это сообщение лица о акте совершения им преступления, сделанное при личном обращении в органы государственной власти. При этом не имеет значения, сколько времени прошло с момента совершения преступления, а также каковы мотивы такого после преступного поведения виновного. Не исключается добровольность явки с повинной и при создании лицом того, что оно разыскивается правоохранительными органами. Однако, если лицо знает, что место нахождение известно правоохранительным органам и оно вскоре будет задержано, то явка с повинной является вынужденной.

Способствование раскрытию преступления прежде всего предполагает дачу ложных и правдивых показаний лицом, совершившим преступление небольшой тяжести, а затем добровольно явилось с повинной. Кроме того, оно состоит в оказании помощи органам следствия и суду в изобличении других соучастников преступления, отыскании доказательств по уголовному делу, розыску имущества, добытого в результате преступления. При этом также не имеет значения, какими мотивами руководствовался виновный, - стремился ли он обеспечить себе снисхождение или действовал под влиянием раскаяния.

Третьим элементом деятельного раскаяния, включенным в основание освобождения от уголовной ответственности, является возмещение виновным лицом причиненного ущерба или иной способ заглаживания вреда, причиненного в результате совершения преступления, до принятия решения судом по данному уголовному делу. Реально это может выразиться в заглаживании материального вреда путем возвращения потерпевшему похищенного имущества или передачи эквивалентной денежной суммы, ремонте поврежденного имущества. Виновный может принять участие, кроме того, в устранении физического вреда, например, путем оплаты курса лечения пострадавшего, здоровью которого при совершении преступления был причинен вред. Не исключается также материальная компенсация за причиненный потерпевшему моральный вред или заглаживание его в форме публичного извинения

У лица, освобождённого от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, сохраняются другие правовые обязанности, в частности, обязанность отвечать по гражданскому иску.


3.2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Прекращение уголовного преследования в отношении лица, виновного в совершении преступления, в связи с примирением с потерпевшим издавна практикуется в системе англосаксонского права. В частности, этот вид освобождения от уголовной ответственности имеет прочные традиции в американском уголовном судопроизводстве в рамках так называемого института сделок между обвиняемым и потерпевшим. При этом его нельзя с полным основанием отнести к сугубо уголовно – правовому институту, скорее, он носит преимущественно уголовно – процессуальный характер, а в целом является комплексным правовым институтом. В соответствии со (ст.76 УК РФ) лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило вред, которое причинило ему.

Таким образом, в российское уголовное законодательство введено совершенно новое основание освобождения виновного лица от уголовной ответственности, не известное ни одному из раннее действовавших Уголовных кодексов.

Принципиальная его новизна состоит в том, что произошло некоторое ослабление оставшихся до сих пор незыблемым начал публичности отечественного уголовного законодательства и придание ему черт частного права. Это означает, применение уголовного закона зависит не только сугубо от усмотрения правоохранительных органов, но и непосредственно от волеизъявления лица, интересы которого были нарушены в результате совершения преступления, то есть от усмотрения потерпевшего .

Следует, однако, заметить, что действующее российское уголовно – процессуальное законодательство допускает возможность прекращения отдельных категорий уголовных дел в случае примирения потерпевшего с обвиняемым. Так, ч.1 ст. 27 УПК РСФСР предусматривает, что дела о таких преступлениях, как причинение легких телесных повреждений, клевета (без отягчающих обстоятельств) и оскорбление (соответственно ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР 1960г.), а также ст.115,116,ч.1ст.129,ч.1ст.131,ч.1ст.146, ч.1ст.147 УК РФ возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым. При этом примирение допускается только до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Вместе с тем, если уголовное дело по факту совершения одного из названных преступлений, как имеющее особое общественное значение или в силу беспомощного состояния потерпевшего, его зависимости от обвиняемого или по иным подобным причинам, будет возбуждено прокурором при отсутствии жалобы потерпевшего, то такое дело прекращению за примирением потерпевшего, с обвиняемым не подлежит.

По делу Г. прокурор без обоснования принял решение о невозможности защиты потерпевшей самостоятельно своих прав и интересов. Однако собранные по делу доказательства не свидетельствовали о наличии перечисленных в ч.3 ст.27 УПК РСФСР оснований для возбуждения уголовного дела прокурором1.

Усмотрев в действиях лица состав преступления, предусмотренный ч.1ст.112 УК РСФСР, при отсутствии жалобы потерпевшего суд прекращает дело производством в соответствии с п.7 ст.5 УПК РСФСР независимо от того, что прокурор в суде поддержал обвинение.

Из содержания ст. 76 УК вытекает, что освобождение от уголовной ответственности возможно при обязательном наличии следующих условий, характеризующих совершенное лицом преступление, само это лицо, а также его пост преступное поведение:

  • преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести;

  • виновное лицо совершило преступление впервые;

  • состоялось примирение виновного лица с потерпевшим;

  • виновное лицо загладило причиненный потерпевшим вред.

Решающим фактором принятия судом и правоохранительными органами решения об освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в данном случае является само по себе состоявшееся примирение этого лица с потерпевшим, что должно найти конкретное отражение в материалах уголовного дела. Так, потерпевший может выразить согласие на освобождение виновного лица от уголовной ответственности либо даже настаивать на прекращении уголовного дела ввиду отсутствия у него претензий к виновному.

Закон не определяет, в какой форме должно быть подано заявление о примирении с обвиняемым, из чего следует, что оно может быть как устным, так и письменным. По общим правилам, оно заносится в протокол, письменное должно быть подписано и содержать все установочные данные о заявителе.

В качестве другого непременного условия освобождения от уголовной ответственности в силу примирения с потерпевшим в ст. 76 УК указывается на заглаживание виновным причиненного вреда. Собственно, само по себе заглаживание виновным вреда в данном случае и играет решающую роль в его примирении с потерпевшим. Однако по смыслу закона в материалах дела должно быть также зафиксировано, что лицо, совершившее преступление, тем или иным образом полностью загладило причиненный потерпевшему материальный или моральный вред (возместило стоимость поврежденного имущества, оплатило курс лечения от причиненного вреда здоровью, выплатило денежную сумму в виде компенсации за упущенную выгоду либо за вред, причиненный репутации потерпевшего).

Размер материальной компенсации за причиненный потерпевшему моральный вред должен быть установлен им самостоятельно, а факт возмещения виновным – получить конкретное отражение в материалах дела. Это позволит исключить последующие необоснованные требования потерпевшего о необходимости выплаты ему дополнительных денежных сумм.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим всё более широко применяется на практике. Об этом говорят материалы прекращения уголовных дел органами прокуратуры, МВД и дознания г. Геленджика. Из схемы 5 мы видим, что рассматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности в 1999 году стал применяться более чем в два раза по сравнению с 1998 году.

3.3. Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки.



Данный вид освобождения от уголовной ответственности предусмотрен ст. 77 УК, которая устанавливает, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. Важной особенностью данного вида освобождения от уголовной ответственности по сравнению с ранее рассмотренными видами является то, что закон допускает возможность освобождения от уголовной ответственности при совершении лицом преступления не только небольшой, но и средней тяжести (ч.2и ч.3 ст.15 УК РФ).

Данное основание прекращения уголовного дела является нереабилитирующим.

Впервые положение о неприменении уголовного наказания в силу изменения обстановки было включено в УК РСФСР 1926г., в ст. 8 которого, в частности, говорилось, что если преступление к моменту расследования или рассмотрения дела в суде потеряло характер общественно опасного “ в силу одного факта изменившейся социально – политической обстановки, или если лицо, его совершившее, по мнению суда, не может быть признано общественно опасным”, то оно не влечет применения меры наказания.

Статья 77 УК РФ 1996г., посвященная освобождению от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки, фактически предусматривает два самостоятельных основания освобождения от уголовной ответственности: 1) в силу того, что общественную опасность утратило совершенное лицом деяние; 2) в силу того, что перестало быть общественно опасным лицо, совершившее преступление. При этом, в соответствии со статьей. 77 УК и то, и другое должно быть непосредственно связано именно с изменением обстановки.

Утрату деянием общественной опасности не следует понимать как отпадение всяких оснований уголовной ответственности за него. Хотя на момент принятия судом решения об освобождении лица от уголовной ответственности деяние в силу изменившейся обстановки и перестало быть общественно опасным, но при совершении оно было именно преступлением и по действующему уголовному закону продолжает оставаться таковым. Если же деяние в момент его совершения в силу малозначительности не представляло общественной опасности (то есть лишь формально содержало признаки какого - либо преступления), то ввиду отсутствия состава преступления уголовная ответственность попросту невозможна (ч. 2 ст. 14 УК).

Кроме того, изменение обстановки, влекущее отпадение общественной опасности деяния, не следует смешивать с изменением уголовного закона, устраняющим преступность деяния или смягчающим наказание за него. В этом случае происходит не освобождение от уголовной ответственности по ст. 77 УК, а прекращение уголовной ответственности в силу правила об обратной силе уголовного закона (ч. 1 ст.10 УК).

Под изменением обстановки, о котором говорится в ст. 77 УК, следует понимать значительные социально – политические и социально – экономические перемены в масштабах всего общества (например, крупные экономические реформы, резкое изменение уровня жизни) либо отдельного региона (например, введение режима свободной экономической зоны, отмена чрезвычайного положения). Эти перемены по своему содержанию должны быть столь существенны, что в результате все деяния, однородные рассматриваемому судом, утрачивают присущую им в момент совершения степень общественной опасности. Другими словами, под влиянием изменения обстановки утрачивается типовая степень общественной опасности тех или иных видов преступлений небольшой или средней тяжести.

Кроме того, в отдельных случаях изменение обстановки в смысле статьи 77 УК может выразиться в отпадении тех особых условий места и времени, лишь при наличии которых деяние признается преступным. Примером может служить незаконная охота на территории заповедника, если спустя некоторое время любительская охота в нем по тем или иным причинам (например, вследствие чрезмерного увеличения численности определенного вида животных) будет официально разрешена (статья 158 УК РСФСР). С учетом новых условий любое из ранее совершенных противоправных деяний перестает быть общественно опасным (утрачивает присущую ему в момент совершения степень общественной опасности), а потому привлечение к уголовной ответственности виновных лиц не отвечало бы задачам уголовного закона.

Вот, что пишет И. Дюрягин о применении судами ст. 6 и ч. 2 ст. 309 УПК. «Практика применения ст. 6 и ч. 2 ст. 309 УПК неопределенна и разноречива: и то, и другое решение принимаются, например, вследствие безупречного поведения подсудимого и совершения им поощрительных поступков (спасение людей на пожаре), в связи с призывом его в Советскую Армию, и возмещением вреда и по другим основаниям. Согласно ст. 6 УПК суд вправо прекратить уголовное дело, если ко времени рассмотрения дела в суде вследствие из­менения обстановки совершенное лицом даяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным. В соответствии же с ч. 2 ст. 309 УПК суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, если к моменту рассмотрения дала в суде деяние потеряло общественную опасность или лицо его совершившее, перестало быть общественно опасным. В связи с этим в юридической литературе отмечается, что прекращение производства по делу в судебном заседании по ст. 6 УПК противоречит ч. 2 вт. 309 УПК, в соответствии с которой должен быть постановлен обвинительный приговор без назначений наказания»1

Мы убеждены, что указанное противоречие не формально. В результате создается возможность для проявления субъективизма и беззакония, поскольку на полное усмотрение суда оставляется решение вопроса о прекращении дела или вынесении обвинительного приговора при наличии одних и тех же об­стоятельств. Данное противоречие не столько внутри-процессуальный вопрос, сколько следствие несогласованности между уголовным и уголовно-процессуальным правом и отражает несоответствие формы содержанию принимаемого судом решения по уголовному делу

На практике изменение обстановки понимается и более широко – как определенные перемены на конкретном предприятии, в учреждении или организации (например, реорганизация или ликвидация). Однако в этом случае чаще признается утраченной общественная опасность не деяния, а личности виновного. Характеристика самого по себе деяния, в первую очередь степень его общественной опасности, остается неизменной прежней. Трансформируются только условия, которые окружали именно виновное лицо до совершения преступления. Так, суды довольно часто в качестве изменения обстановки, повлекшего отпадение общественной опасности лица, признают увольнение его с должности, находясь на которой оно совершило преступление. Наряду с этим изменение обстановки нередко на практике практикуется и в виде позитивных перемен в жизни лица, совершившего преступление, таких как призыв на службу армию, поступление на работу или учебу нормализация внутрисемейных отношений.

Не может рассматриваться в качестве изменения обстановки деятельное раскаяние - положительное поведение лица после совершения преступления. Оно является основанием для применения ст. 75 УК.

Вместе с тем истечение длительного времени (в пределах установленных ст. 78 УК сроков давности), в том числе и при приостановлении течения давностных сроков, вызванном уклонением виновного лица от следствия или суда, вполне обоснованно признается судебной практикой изменением обстановки, если поведение этого лица будет сочтено судом и правоохранительными органами безупречным.

Рассматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности является факультативным, т.е. применяется не как обязанность, а как право компетентных правоохранительных органов с учётом характера совершённого преступления, тяжести причинённого вреда, периода времени, истекшего с момента совершения преступления, а также важности обстоятельств, свидетельствующих об изменении обстановки (причём необходимо установить в чём конкретно выразилось изменение обстановки) и об отпадении общественной опасности деяния либо лица, его совершившего.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки является окончательным и безусловным, т.е. оно не ставится в зависимость от последующего поведения лица, освобождённого от уголовной ответственности, либо от каких-либо иных обстоятельств и условий.

По основаниям, указанным в ст.77 УК РФ, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности органом дознания или следователем с согласия прокурора, а также прокурором или судьёй (судом).

В постановлении (определении суда) о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки необходимо указать конкретные обстоятельства, послужившие для признания деяния потерявшим характер общественной опасности, и мотивы того, что к данному лицу применение наказания нецелесообразно.

Прекращение дела ввиду изменения обстановки допускается только с согласия подозреваемого или обвиняемого, о чём ему даются соответствующие разъяснения. Подозреваемый и обвиняемый соответственно вправе возражать против прекращение дела по этому основанию, что влечёт производство по делу в обычном порядке и заканчивается вынесением обвинительного или оправдательного приговора.

Согласие потерпевшего на прекращение уголовного дела на основании ст.6 УПК РСФСР, т.е. вследствие изменения обстановки, не требуется. Он лишь уведомляется о прекращении уголовного дела и в течении 5 суток вправе обжаловать определение суда или постановление судьи в вышестоящий суд, а постановление прокурора, следователя или органа дознания – вышестоящему прокурору.

Согласно схемы №5 освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки всё более широко применяется на практике. По сравнению с 1998 в 1999 году наблюдалось значительное увеличение числа освобождённых от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки. Данные получены при анализе материалов органов прокуратуры, МВД и дознания г. Геленджика.

4. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.



Чем скорее наказание следует за преступлением, тем более эффективно реализуются его превентивные цели. Однако, если после совершения преступления истекло не мало времени и виновное лицо не предстало перед судом, совершенное деяние, продолжая оставаться преступлением, как правило, уже не выглядит столь общественно опасным, как прежде. Да и само лицо по прошествии этих лет может утратить свою общественную опасность. Кроме того, правоохранительные органы в силу объективных причин не в состоянии в кратчайшие сроки раскрыть все совершенные преступления и потому количество преступлений прошлых лет неизбежно будет увеличиваться. Материальные и физические затраты на их раскрытие будут снижать эффективность деятельности по изобличению лиц, виновных во вновь совершенных преступлениях.

Таким образом, если в уголовном законе не предусмотреть возможность прекращать производство по делам о преступлениях, совершенных в прошлые годы, то придется расследовать уголовные дела многолетней давности, потерявшие актуальность и социальную значимость. Нельзя не учесть также, что многие доказательства постепенно утрачиваются или теряют силу, в том числе стираются в памяти свидетелей, и суд лишается возможности осуществлять всесторонне и полное рассмотрение по многим уголовным делам. Как указывал Н. С. Таганцев, “всепоглощающая сила времени стирает вредные следы, оставленные преступлением, успокаивает взволнованную общественную совесть, делает наказание актом бесцельного возмездия, не соответствующего существу и достоинству карательного государственного правосудия”1.

Это означает, что вполне разумно и целесообразно установить определенный срок, по истечении которого правоохранительные органы вправе принять решение о прекращении уголовно – правовых последствий совершенного преступления. Именно с учетом названных выше предпосылок в уголовном законе (ст. 78 УК РФ) и установлен особый срок, именуемый сроком давности, в связи с истечением которого лицо, виновное в совершении преступления, освобождается от уголовной ответственности. Однако при этом органам предварительного расследования или судом должны быть установлены и некоторые другие указанные в законе условия1.

Необходимо отметить, что освобождение от уголовной ответственности вследствие истечения срока давности возможно только с согласия лица, деяния которого с момента истечения этого срока продолжает оставаться общественно опасным и уголовно наказуемым, т.е. содержит в себе основание уголовной ответственности. При возражении лица против прекращения уголовного дела следователь, орган дознания должны передать его в суд2. Если срок давности истекает в ходе судебного разбирательства, уголовно – процессуальный закон предусматривает иной порядок прекращения уголовного дела (ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР).

Необходимым основанием (условием) для освобождения лица от уголовной ответственности в соответствии со ст. 78 УК является истечение зафиксированных в ней сроков после совершения им преступления. Их продолжительность непосредственно зависит от тяжести совершенного преступления, то есть от того, к какой категории преступления отнесено в соответствии со ст. 15 УК.

Установлены четыре срока давности: два года, шесть лет, десять лет и пятнадцать лет. В соответствии с ч. 2 УК двухгодичный срок давности установлен для преступлений небольшой тяжести; шесть лет – для преступлений средней тяжести; десять лет - для тяжких преступлений; пятнадцать лет – для особо тяжких преступлений.

Во всех случаях течение сроков давности начинается со дня совершения преступления. Это означает, что независимо от того, имеет ли место совершение преступления с так называемым формальным или материальным составом, срок его давности исчисляется одинаково – со дня совершения деяния (действия или бездействия).

При длящихся преступлениях течение срока давности начинается со дня наступления обстоятельства, означающего его фактическое прекращение, то есть с момента явки виновного с повинной или его задержания. Срок давности при совершении продолжаемого преступления начинает течь со дня выполнения лицом последнего из образующих его тождественных действий, охватываемых единым умыслом виновного. При неоконченном преступлении (совершении приготовительных действий или покушении на преступление) срок давности начинает течь со дня пресечения преступных действий виновного; при совершении преступления в соучастии срока давности исчисляются отдельно для каждого из соучастников с момента совершения конкретных действий, обусловленных ролью каждого из них.

Срок давности по длящимся преступлениям в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1923г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1969г., начинает течь с момента ,когда лицо явилось с повинной или было задержано , а при продолжаемых преступлениях срок давности начинает течь с момента исполнения последнего деяния, образующего это продолжаемое преступление1.

Интересно мнение В. Барановского о применении понятия давности на различных стадиях уголовного процесса. «Вопрос … решается неоднозначно. Если будет установлено, что срок давности истек до возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения, то произ­водство по делу в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР подлежит прекра­щению следователем, прокурором (ст. ст. 208, 214 УПК). Иной порядок уста­новлен законом в том случае, когда факт истечения срока давности уста­навливается судом. Здесь возможны несколько вариантов. Так, если обви­нение было ошибочно предъявлено по­сле истечения срока давности, но дан­ное обстоятельство обнаружилось лишь в распорядительном заседании, то суду следует выносить определение о прекращении уголовного дела (ст. 234 УПК). Если же это обстоятельство выясняется на более поздней стадии — в процессе судебного разбиратель­ства, то в соответствии с ч. 2 ст. 5 УПК суд выносит обвинительный приговор с освобождением лица от наказания. И, наконец, если в случае переквалифи­кации судом деяния по статье, преду­сматривающей более мягкое наказа­ние, будет установлено, что срок давно­сти привлечения к уголовной ответственности за это преступление истек к моменту рассмотрения дела, то в со­ответствии с ч. 2 ст. 5 УПК суд поста­новляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказа­ния. При такой переквалификации моментом привлечение к уголовной ответственности следует считать день вынесения приговора.»1 Таким образом, судебная практике сориентирована на чрезмерно узкое понимание пределов давности прив­лечения к уголовной ответственности Если в течение срока давности лицо не будет привлечено в качестве обвиня­емого по делу, то его нельзя также и признать виновным в совершении пре­ступления обвинительным приговором суда. Между тем институт давности осно­вывается на полном отпадении либо существенном снижении обществен­ной опасности лица, не уклоняющегося от следствия и суда, если оно в течение установленного срока не совершит но­вого преступления, за которое может быть назначено лишение свободы на срок более двух лет.2

В частности это касается ныне действующего процессуального порядка освобождения от уголовной ответственности в судебном заседании в связи с истечением давности привлечения к уголовной ответственности, когда в соответствии с ч. 2 ст. 5 УПК суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. Однако уголовная ответственность заключается именно в осуждении, негативной оценке преступления и преступника, крепленной в обвинительном приговоре Установленный процессуальный порядок фактически возлагает уголовную ответственность вместо того, чтобы освобождать от нее. Осужденного в случае следует рассматривать лишь как лицо, освобожденное от наказания.

По нашему мнению, процессуальную форму освобождения от уголовной ответственности следует привести в соответствии с материально-правовой природой института уголовной ответственности и освобождения от нее. Наиболее приемлемым в данном случае представляется вынесение судом определения о прекращении дела и освобождении лица от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Спорный до недавнего времени вопрос о моменте истечения сроков давности получил разрешение в новом российском УК. Часть 2 ст. 78 УК формулирует это следующим образом: “Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу”. Таким образом, если незадолго до истечения срока давности за совершенно лицом преступление это лицо будет задержано правоохранительными органами, но до вынесения судом обвинительного приговора срок давности за данное преступление истечет, такое лицо безусловно должно быть освобождено от уголовной ответственности.

По делу, по которому истёк срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести, суду следует руководствоваться ч.6 ст.3 Федерального закона О введении в действие УК Российской Федерации ( в ред. Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон от 27.12.97г.№161-ФЗ ”О введение в действие УК Российской Федерации” CЗ РФ.1997г. №1 ст.2), согласно которой с 1 января 1997г. подлежат прекращению находящиеся в производстве судов дела, по которым истёк срок давности привлечения к уголовной ответственности, установленный ч.1 ст.78 УК. Такие дела подлежат прекращению независимо от стадии производства в суде первой инстанции, если подсудимый против этого не возражает1.

Существует, например, точка зрения, что течение давности прекращается с предъявлением обвинительного заключения, так как в законе идет речь и давности привлечения к уголовной ответственности2.

Максимальный срок давности осуждения должен отвечать обязательному условию быть по крайней мере не меньше чем максимальный срок лишения свободы. В противном случае может возникнуть ситуация. когда из двух лиц, совершивших одновременно тяжкое преступление, одно будет осуждено к максимальному сроку лишения свободы, а другое, не привлечен­ное своевременно к уголовной ответственности, по истечении части: того срока не сможет быть привлечено из-за того, что срок давности истек. Эти нарушает требо­вание справедливости.1

По нашему мнению, срок давности осуждения не может быть короче срока того наказания, которое можно назначить виновному лицу за совершенное пре­ступление. Это относится не только к лишению свободы, но и к другим наказа­ниям. В том случае, когда возможно назначение и дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определен­ной деятельностью, срок давности осуждения должен быть равен сумме максиму­ма лишения свободы и максимума лишения этого права.

Иным был порядок исчисления сроков давности в дореволюционном русском уголовном законодательстве. Так, Уголовное положение 1903 г. в зависимости от тяжести совершенных преступлений устанавливало следующие сроки давности: один год – за уголовные проступки; три года, восемь лет, десять лет, пятнадцать лет – за преступления соответствующей категории. При этом исчислялись сроки давности ”со дня учинения преступного деяния до дня возбуждения против обвиняемого уголовного преследования в установленном порядке”. В тоже время допускалось исчисление давностных сроков “со дня учинения таких преступлений до дня постановления приговора о виновности”. В последнем случае предусматривалось удвоение (а для проступков – утроение) указанных выше сроков.

Новый российский УК не предусматривает перерыва давности срока. Согласно ч. 2 ст. 78 УК в случае совершения лицом нового преступления сроки давности за каждое из них исчисляются самостоятельно, то есть на исчисление срока давности за первое преступление факт совершения лицом любого нового преступления никакого влияния не оказывает. Это явно свидетельствует о воплощении идеи экономии репрессии в новом УК и более гуманном содержании рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности.

В случае совершения лицом одновременно нескольких преступлений разных категорий тяжести срок давности привлечения к уголовной ответственности за каждое из них течёт отдельно : сначала истекает срок давности за менее тяжкое, а потом - за более тяжкое преступление.

В соответствии с ч. 3 ст. 78 УК возможно приостановление сроков давности: “Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скроется от следствия и суда”. Таким образом, в данном случае давность как бы “замораживается”, и ее течение возобновляется, как указывает закон, с момента задержания скрывшегося от правосудия лица или его явки с повинной. Время, в течение которого лицо, совершившее преступление, скрывалось от следствия и суда, в срок давности не засчитывается. В этом случае время, истекшее до момента уклонения, суммируется со временем, прошедшим после задержания лица или явки его с повинной. Если сумма до момента вступления приговора в законную силу превысит установленный законом срок давности, то уголовная ответственность исключается.

Скрывшимся от следствия или суда признается лицо, которое, являясь подозреваемым, или обвиняемым в совершении преступления, предпримет действия, направленные на то, чтобы избежать задержания, что обусловит необходимость проведения его розыска правоохранительными органами повсеместно (объявления во всероссийский розыск) или на какой-либо территории. Именно такое поведение виновного свидетельствует о повышенной опасности его личности и обусловливает приостановление течения срока давности.

Не может считаться скрывающимся от следствия или суда лицо, которое не было установлено в качестве подозреваемого органами дознания или следователем и которому не было предъявлено обвинение в совершении конкретного преступления, даже если меняет место жительства, изменяет фамилию, внешность, живет по подложным документам и совершает иные действия с целью избежать уголовной ответственности.

Если виновный с целью уклонения от уголовной ответственности совершит побег из под стражи, то происходит приостановление течения срока давности за преступление, в связи с расследованием которого он содержится под стражей. Поскольку побег из-под стражи является самостоятельным преступлением, срок давности за него исчисляется с момента его совершения (то есть со дня побега) и истекает спустя шесть или десять лет (в зависимости от того по какой части ст. 313 УК квалифицируются действия виновного). Поэтому неправильным является исчисление срока давности за побег с момента задержания виновного или явка его с повинной. С этого момента возобновляется течение давности за первое преступление, совершенное скрывшимся от следствия лицом.

Особый порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности установлен в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления, за которые по закону может быть назначена смертная казнь или пожизненное лишение свободы.

В соответствии с ч.4 ст. 78 УК в этом случае вопрос о применении давности решается судом. Применение давности означает принятие судом решение об освобождении от уголовной ответственности лица, изобличенного в таком преступлении. Если же суд не сочтет возможным применить давность (с учетом характеристики личности виновного либо исключительной опасности совершенного им преступления), то взамен смертной казни или пожизненного лишения свободы должно быть назначено наказание в виде лишения свободы на определенный срок.

Согласно нормам международного права независимо от времени совершения деяния не применяются сроки давности к военным преступлениям, преступлениям против человечества, были ли они совершены во время войны или в мирное время, как они определены в Уставе Нюрнбергского Международного военного трибунала от 8 августа 1945г., а также за такие преступления, как апартеид и геноцид1. Учитывая данное обстоятельство, в ч. 5 ст. 78 УК РФ установлено, что к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, применение запрещенных средств и методов ведения войны, геноцид, экоцид – ст. 353, 356 - 358 УК ) сроки давности не применяются.

В соответствии с Конвенцией о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968г. срок давности за геноцид не применялся и тогда, когда по внутринациональному законодательству такое деяние не предусматривалось как преступление2.

До вступления в силу УК РФ 1996г. в Российской Федерации продолжали действовать законодательные акты бывшего Союза ССР, регулирующие вопросы наказания лиц, виновных в преступлениях против мира и человечества и военных преступлениях. Независимо от времени, истекшего после совершения названных преступлений, подлежали ответственности нацистские преступники и те советские граждане, которые в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945гг. проводили активную карательную деятельность – принимали участие в карательных экспедициях, личное участие в убийствах и истязаниях советских людей. Причем в виде исключения из норм УК к ним могла применяться смертная казнь. Положение ч. 5 ст. 78 нового российского УК о неприменении давности за преступление против мира и безопасности человечества также означает, что указанные лица могут быть подвергнуты исключительной мере наказания – смертной казни.

Срок давности исчисляется полными годами и заканчивается через предусмотренное ст.78 УК число лет в 0 часов последнего дня соответствующего года (например, срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести, совершённое 3января 1997 года, заканчивается в 0 часов 3 января 1999 года.

Для освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности существует определённая процессуальная процедура (ст.5 ч.3 УПК РСФСР). Возбуждённое уголовное дело подлежит обязательному прекращению на стадии предварительного расследования, о чём выносится постановление органа дознания, следователя или прокурора. В стадии предания суду уголовное дело прекращается постановлением судьи (определением суда). Прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает (например, считая себя невиновным). В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке. Если факт истечения давности срока установлен в стадии судебного разбирательства, а также если этот срок истёк во время дела судом, разбирательство доводится до конца и суд выносит обвинительный приговор с освобождением осуждённого от наказания.

5. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия.



В законодательстве указанно, что возрастная категория относящиеся к лицам достигшие четырнадцатилетнего возраста, но не достигшие восемнадцати лет, а в некоторых случаях и двадцати лет считаются несовершеннолетними. Устанавливая возраст, с которого несовершеннолетний может быть привлечён к уголовной ответственности, а также освобождён от неё, законодатели исходят из объективных и субъективных предпосылок формирования личности подростка, его сознания, волевых качеств, темперамента, навыков, привычек и так далее.

Впервые совершения подростком преступлений неболь­шой или средней тяжести он обязательно подлежит осво­бождению от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным УК РФ и, в первую очередь, с применением к нему принудительных мер вос­питательного воздействия (ст. 90 — 91 УК).

По сравнению с ранее действующим законодательством (ч. 3 и 4 ст. 10 УК РФ 1960 г.) УК РФ 1997 г. значи­тельно расширил возможности освобождения несовершен­нолетних правонарушителей от уголовной ответственности с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия, уточнил основания их при­менения, особенно относящиеся к тяжести совершенного подростком преступления. Теперь, в соответствии с ч. 1 ст. 90 УК РФ, освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних правонарушителей с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия допускается как в случае совершения ими преступлений небольшой, так и средней тяжести. Если учесть, что таких преступлений по УК РФ около 70 % (*), то можно предста­вить, какие надежды возлагает законодатель на этот вид освобождения несовершеннолетних от уголовной ответст­венности.

Конечно, совершаемые подростками преступления не­большой или средней тяжести имеют специфические чер­ты, вытекающие из возрастных и психологических особен­ностей несовершеннолетних, что в известной мере влияет на их общественную опасность.

В преступлениях несовершеннолетних, как правило, проявляются их личностные качества, характерные для такого возраста: честолюбие, показная романтика, упрям­ство, неуравновешенность, недостаточное уважение к авторитетам, стремление во что бы то ни стало проявить свои способности, склонность к подражанию и некоторые другие. Все эти особенности подлежат установлению при­менительно ко всем признакам состава совершенного преступления.

При определении общественной опасности совершенно­го подростком преступления особое значение приобрета­ет учет отягчающих и смягчающих обстоятельств.

Поскольку, прекращение уголовно-правовых отношений с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия возможно в том случае, если будет признано, что его исправление может быть до­стигнуто без привлечения к уголовной ответственности, то наряду с обстоятельствами, смягчающими и отягчающи­ми наказание, большое значение имеют данные о лично­сти виновного, характеризующие его до совершения пре­ступления, в момент совершения и после его совершения. Поэтому правоохранительные органы, решая вопрос об освобождении от уголовной ответственности, в каждом конкретном случае должны учитывать: условия жизни и воспитания подростка, его отношение к учебе или работе, окружение, занятия в свободное от учебы или работы время и т.д. (ст. 90 и 91 УК РФ).

В соответствии с уголовно-процессуальным законода­тельством (ст. 8 УПК РФ), вопрос о возможности исправ­ления несовершеннолетнего, освобожденного от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, могут решать проку­рор, следователь с согласия прокурора, суд только до вы­несения приговора. Уголовное дело, прекращенное проку­рором или следователем с согласия прокурора в порядке ч. 1 ст. 90 УК РФ, направляется прокурором в суд для решения вопроса о применении в отношении несовершен­нолетнего принудительных мер воспитательного воздейст­вия. По поступившему прекращенному уголовному делу суд принимает соответствующее решение. Если же суд сам прекращает в отношении несовершеннолетнего уго­ловное дело в порядке ч. 1 ст. 90 УК РФ, то он одновре­менно с прекращением уголовного дела применяет к нему принудительные меры воспитательного воздействия.

В ст. 90 и 91 УК РФ предусмотрено несколько видов принудительных мер воспитательного воздействия, кото­рые образуют определенную систему, построенную по принципу от менее строгих к более строгим. И хотя применение принудительных мер воспитательного воздейст­вия к несовершеннолетнему ограничивает его правовое положение, они не являются уголовным наказанием и не порождают судимости. Самой мягкой принудительной ме­рой воспитательного воздействия является предупрежде­ние. Оно состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повтор­ного совершения преступлений, предусмотренных Уголов­ным кодексом (ч. 1 ст. 91 УК). Применение указанной ме­ры воспитательного воздействия носит разовый характер, поэтому для большей эффективности ее целесообразно со­четать с другими мерами, например с передачей под над­зор родителей.

Более строгой принудительной мерой воспитательного воздействия является передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государ­ственного органа. Она состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением (ч. 2 ст. 91 УК). Видимо, целесообразно совмещать надзор ро­дителей с надзором специализированного государственно­го органа это в большей мере позволит контролировать поведение несовершеннолетнего правонарушителя и по­высит эффективность его исправления.

Существенной принудительной мерой воспитательного воздействия является возложение обязанности загладить причиненный вред. Эта мера возлагается на несовершен­нолетнего правонарушителя с учетом его имущественного положения и наличия у него соответствующих трудовых навыков (п. 3 ст. 91 УК).

На наш взгляд, в законе следовало бы определить раз­мер причиненного вреда, подлежащего возмещению несо­вершеннолетним, и раскрыть понятие имущественного по­ложения подростка. Думается, что имущественное поло­жение несовершеннолетнего должно определяться его за­работной платой, получаемой за постоянную или времен­ную работу, а также стипендией, пенсией и т.д.

Поскольку обязанность загладить причиненный вред возлагается с учетом не только имущественного положе­ния несовершеннолетнего, но и наличия у него соответст­вующих трудовых навыков, суд может обязать подростка своим трудом устранить причиненный материальный ущерб, т.е. в этом случае несовершеннолетний не должен прибегать к помощи других лиц. Размер ущерба также должен быть определен в законе.

В соответствии с действующим уголовным законода­тельством (ст. 90, 91 УК) суд может ограничить досуг не­совершеннолетнего правонарушителя, установить особые требования к его поведению. Это значит, что предусмат­ривается запрет на посещение определенных мест, ис­пользование определенных форм досуга, в том числе свя­занных с управлением механическим транспортным сред­ством, ограничение пребывания вне дома после опреде­ленного времени суток, выезд в другие местности без раз­решения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть предъявлено также требование возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Могут быть установлены и дру­гие требования к поведению несовершеннолетнего, не ука­занные в законе.

Разумеется, столь широкий круг требований к поведе­нию несовершеннолетнего предполагает действенный кон­троль со стороны родителей, лиц, их заменяющих, и спе­циализированного государственного органа. Только таким путем возможно достижение исправления несовершенно­летнего без привлечения к уголовной ответственности.

Следовательно, соблюдение подростком требований той или иной принудительной меры воспитательного воздейст­вия, назначенной судом, является необходимым условием его освобождения от уголовной ответственности. В случае же систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия, она по представлению специализированного государственного органа отменяется судом, и материалы направляются в соответствующие органы для привлечения подростка к уголовной ответственности.

УК РФ в отличие от УК РСФСР вдвое сокращает сроки давности освобождения от уголовной ответственности или отбывания наказания лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте. Это обусловлено, во-первых, презумпцией исправления лица, совершившего в прошлом преступление, и тем, что оно перестало быть общественно опасным, и, во-вторых, социально-психологической характеристикой личности несовершеннолетних, их переориентации, о чём свидетельствует их примерное поведение после совершения преступления или после вступления приговора в законную силу. Положения ч.2 и ч.3 ст.78 и ч.2 ст.83 УК РФ распространяются на всех несовершеннолетних. Положение ч.5 ст.78 и ч.4 ст.83 УК не распространяются на лиц совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, т.к. на практике несовершеннолетие в возрасте от 16 до 18 лет не привлекаются к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст.353,356,357,358 УК РФ.

Прекращение уголовного дела на основании ст.8 УПК РСФСР не допускается, если несовершеннолетний возражает. Предварительное согласие несовершеннолетнего должно быть процессуально оформлено и находиться в материалах дела.

В соответствии со ст.4 Федерального закона от 24 июня 1999г. «Об основах профилактики преступности и безнадзорности несовершеннолетних» специализированным государственным органом, на который возложена обязанность обеспечивать исправление несовершеннолетнего по определению суда, является комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. Судья своим постановлением может возложить подобную обязанность и на другой государственный орган.1

Вопросы защиты прав и интересов несовершеннолетних в сфере уголовного судопроизводства урегулированы международными правовыми актами (ст.2,3 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966г.; Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ).(*)














4. Амнистия, как особый вид освобождения от

уголовной ответственности,


Амнистия (от греческого - забвение, прощение) является смешанным и видом освобождения: с помощью акта амнистии возможно применение любого вида освобождения как от ответственности, так и от наказания, и практически на любой стадии уголовного процесса. Так согласно ч.2 УК: “Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица осуждённые за свершение преступлений могут быть освобождены от наказания, либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания, либо такие лица могут быть освобождены от дополнительного вида наказания. С лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята судимость”.

Амнистия может быть общей и частичной. Общая распространяется на всех лиц, совершивших преступления, предусмотренные определёнными статьями УК. Частичная относится к определённой категории лиц, которые предусмотрены актом амнистии.

Согласно ст.5 УПК освобождение от уголовной ответственности на основании акта амнистии оформляется: на стадии возбуждения уголовного дела - постановлением об отказе в его возбуждении; на стадии расследования, либо в отношении дел, по которым закончено расследование, но не вынесен приговор, - постановлением о прекращении уголовного дела; на стадии судебного разбирательства - определением суда о прекращении уголовного дела.

По общему правилу амнистия распространяется лишь на те преступления, которые были закончены до момента вступления в законную силу акта об амнистии. В этой связи сохраняет значимость постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. с изменениями внесёнными постановлением Верховного Суда СССР от 14 марта 1963 г. “Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям”, в соответствии с которыми “длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти). Поэтому амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые окончились до её издания. К длящимся же преступлениям, продолжающимся после издания амнистии, таковая не применяется.

Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом - момент совершения последнего преступного действия. В соответствии с этим амнистия применяется к продолжаемым деяниям, вполне закончившимся до издания амнистии, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжаемое деяние, совершено было после издания амнистии”.

Освобождение от наказания по амнистии возможно как в момент вынесения приговора, так и в процессе его исполнения. Освобождение от дальнейшего отбытия наказания по амнистии также многовариантно: лицо может быть освобождено досрочно, срок наказания может быть сокращён, назначенное наказание может быть заменено менее тяжким (например, лишение свободы заменяется исправительными работами). Наконец, актами амнистии может быть предусмотрено освобождение от правовых последствий наказания - судимости.

Амнистия - это внесудебный акт освобождения от уголовной ответственности и наказания. Во все времена и у всех народов амнистия рассматривалась как исключительная прерогатива суверенов - высших органов государственной власти и управления. Чаще всего акты амнистии принимаются в связи с какими-либо знаменательными событиями в жизни государств. Так, Стоглавый Собор объявил амнистию к церковному празднику Пасхи, по которой освобождались все тюремные сидельцы, кроме осуждённых за убийство и разбой. Со времён Бориса Годунова стали обычными амнистии по поводу восшествия на престол, болезни или выздоровления царя или членов его семьи, рождения наследника, за помин души и т.п. Пётр Великий к таким поводам добавил амнистии в честь викториальных дней - победы в сражениях. В советское время амнистии издавались в честь знаменательных событий: в связи с 50-летием Октября, 50-летием победы в Великой Отечественной войне и тому подобное.

Конституция РФ относит объявление амнистии к ведению Государственной Думы Федерального Собрания РФ. Часть 1 ст. 84 УК лишь дублирует конституционное положение, закрепляя, что амнистия объявляется Государственной Думой. Таким образом, амнистия - это государственно-правовой, а не уголовно-правовой акт, однако, как уже отмечалось ранее, последствия её применения существенно затрагивают сферу уголовного права.

То обстоятельство, что амнистия - внесудебный акт, и её достоинство, и её недостаток. Государственная Дума, несмотря на то, что она является законодательным органом власти страны, в основе своей состоит из депутатов, весьма далёких от вопросов применения права, тем более уголовного. Отсюда нередко актами амнистии перечёркивается многолетняя и многотрудная работа всех звеньев правоохранительных органов; зачастую они содержат положения, которые никак нельзя признать справедливыми и гуманными. Например, от наказания освобождаются лица, виновные в совершении тяжких преступлений, а те, кто совершил преступления средней тяжести, амнистии не подлежат (*). Более того, основания, порядок принятия актов амнистии законодательством не установлены и практически носят произвольный характер.

Эти обстоятельства привели к тому, что амнистия как вид освобождения имеет давних и последовательных противников, в числе которых был И.Кант, Ч.Беккарий и др. По их утверждению, ничто не может оправдать такое ниспровержение силы закона и судебного приговора, каким является амнистия.

Несмотря на это, именно амнистия наряду с помилованием является одним из самых исторически устойчивых институтов уголовного права. Необходимость её применения оправдывается обычно следующими обстоятельствами.

С помощью амнистии имеется возможность устранить некоторые недостатки существующего или существовавшего ранее уголовного закона. Примером может служить постановление Государственной Думы Федерального Собрания от 24 февраля 1994 г. “Об объявлении политической и экономической амнистии”, по которой были освобождены от уголовной ответственности, наказания и судимости лица, осуждённые ранее за такие преступления, как нарушение правил о валютных операциях, некоторые виды злоупотребления служебным положением. Данные лица были осуждены в своё время на законном основании, но экономическая и социальная политика государства изменилась, подобного рода деятельность не только утратила свою общественную опасность, но и стала социально одобряемой. Амнистия, таким образом, отразила новую политику государства.

Амнистия оправданна и применительно к некоторым преступлениям, носящим временный характер, совершённым в результате стечения определённых неблагоприятных обстоятельств, так как применяется в случае улучшения этих обстоятельств либо представляет собой попытку направить развитие ситуации в более благоприятное русло. Наглядной иллюстрацией этому служит Постановление Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 г. “Об амнистии совершивших преступления бывших военнослужащих контингента советских войск в Афганистане”(*). Вывод советских войск из Афганистана, прекращение военных действий, необходимость возврата на родину военнопленных и иных лиц, оставшихся после вывода войск на территории Афганистана, объясняют необходимость и желательность применения амнистии к данной категории преступников. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ “Об объявлении амнистии в отношении лиц, участвующих в противоправных деяниях, связанных с вооружёнными конфликтами на Северном Кавказе” объясняется стремлением хоть каким-то образом стабилизировать обстановку, прекратить военные действия.

Во всех остальных случаях применение амнистии может быть оправдано лишь соображениями гуманности, которую проявляет государство к своим оступившимся гражданам. Действительно, большинство актов амнистии касается тех категорий осуждённых, которые заслуживают некоторого снисхождения: несовершеннолетних, женщин, имеющих на иждивении детей, участников войны и военных действий, инвалидов, лиц преклонного возраста.

Обычно амнистия не распространяется на лиц, совершивших государственные и иные особо опасные преступления, лиц признанных особо опасными рецидивистами, лиц, ранее освобождавшихся от наказания в силу акта амнистии или помилования, злостных нарушителей режима отбывания наказания. В соответствии с постановлением Государственной Думы от 18 июня 1999 г. “О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии” злостными нарушителями режима следует считать лиц:

а) осужденных, в отношении которых принято соответствующее постановление начальника исправительного учреждения;

б) осужденных, содержавшихся в колониях - поселениях и направленных в исправительные колонии других видов, если после вынесения постановления судьи о направлении указанных осужденных в исправительные учреждения они находились под стражей менее одного года на день принятия решения о применении акта об амнистии. Срок наказания исчисляется со дня заключения осужденного под стражу;

в) осужденных к исправительным работам, которым за злостное уклонение от отбывания наказания неотбытый срок исправительных работ был заменен судом наказанием в виде лишения свободы, если они находились под стражей менее шести месяцев на день принятия решения о применении акта об амнистии; осужденных к исправительным работам без лишения свободы и исправительным работам, совершивших новое преступление до постановки на учет в уголовно - исполнительных инспекциях;

г) осужденных, совершивших умышленные преступления до вступления приговора в законную силу, а также совершивших умышленные преступления во время отбывания наказания, в течение установленного судом испытательного срока или в период отсрочки отбывания наказания либо исполнения приговора;

д) осужденных, которым судом отменены условное осуждение или отсрочка отбывания наказания, если после вынесения постановления судьи о направлении указанных осужденных в исправительные учреждения они находились под стражей менее одного года на день вступления в силу Постановления об амнистии;

е) осужденных, не уплативших без уважительных причин штраф в установленные законом или судом сроки.

Амнистия как государственно-правовой акт имеет следующие признаки. Во-первых, она при всех обстоятельствах носит нормативный характер, т.е. распространяется на индивидуально не определённый круг лиц, на неопределённое количество уголовных дел, независимо от того, на какой процессуальной стадии они находятся. Во-вторых, инициатива их издания всегда исходит от государственного органа. В-третьих, акты амнистии имеют общеобязательный характер как для правоохранительных органов, которые призваны применять акты амнистии, так и для тех лиц, которые попадают под амнистию. Единственное исключение - лица, признающие себя невиновными в совершении инкриминируемого преступления и настаивающие на судебном разбирательстве. Наконец, в-четвёртых, акт амнистии лишь создаёт нормативное основание для освобождения лица, определяет категории лиц, которые подпадают под амнистию, порядок и условия её применения (сноска). Юридическим же основанием освобождения от уголовной ответственности (наказания) служит индивидуально определённый акт применения норм права: постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, определение суда о прекращении уголовного дела; обвинительный приговор суда с освобождением от наказания; постановление начальника исправительно-трудового учреждения, санкционированное прокурором, либо постановление специальной комиссии по освобождению из мест лишения свободы и так далее.

Весьма любопытно проанализировать данные по прекращению уголовных дел на основании амнистии в 1998 – 99 гг. Данные получены при изучении материалов о прекращении уголовных дел органами прокуратуры МВД и дознания г. Геленджика (*). Как мы видим, в 1999 году, по сравнению с 1998 годом, количество прекращённых уголовных дел на основании амнистии значительно возросло, что говорит о более широком применении законодательства этой области (см. схему №5).














ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Среди актуальных проблем, возникших в процессе борьбы с преступностью, первостепенное значение имеет решение вопроса об эффективности уголовно‑правовых мер борьбы с преступностью к лицам, совершивших преступления. Уголовно‑правовые отношения могут реализовываться в различных формах, в том числе и с освобождением лица от уголовной ответственности. По данной проблеме, нами было проведено исследование нормативного материала, научной литературы и периодических изданий. В результате чего, мы сумели сделать следующие выводы.

При рассмотрении данной темы было выяснено, что освобождение от уголовной ответственности есть отказ суда от вынесения обвинительного приговора в отношении лица, виновного в совершении преступления, и связанного с этим применения к нему уголовно – правовых санкций (наказания).

Одной из приоритетных проблем данной работы, является рассмотрение основания освобождения лица от уголовной ответственности.

Вместе с тем, для прекращения уголовно – правовых отношений, вовсе недостаточно установления степени тяжести преступления. Необходимо так же, чтобы и лицо совершившее преступление, можно было исправить без привлечения к уголовной ответственности. Такое действие в отношении правонарушителя, допускается законодателем уже в силу совершения преступления (впервые) небольшой или средней тяжести. Хотя, в ряде случаев, из‑за повышенной социальной запущенности правонарушителя, его исправление без применения мер уголовно‑правового воздействия, за вышеназванную категорию преступлений, может исключаться.

Поэтому, решая вопрос о прекращении уголовно‑правовых отношений и освобождение лица от уголовной ответственности, необходимо, что бы правоохранительные органы и суд: во‑первых, в каждом конкретном случае тщательно исследовать все обстоятельства, относящиеся к преступлению; во‑вторых, всесторонне анализировать личность преступника, характеризовать его как до совершения преступления, так и в момент, и после совершения преступления.

Переходя к основополагающему вопросу о видах освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные УК РФ, можно констатировать, что эти виды, а именно: “освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием”, “освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим”, “освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки”, “освобождение от уголовной ответственности в связи истечением сроков давности”, “освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия”. Вышеперечисленные виды, непосредственно не связывают освобождение от уголовной ответственности лица совершившего преступление, с возможностью его исправления без применения уголовного наказания, то есть с достижением основной цели уголовного наказания.

Представляется, что в условиях перехода к рыночным отношениям, построение правового общества и государства, эти виды освобождения от уголовной ответственности будут способствовать исправлению лиц, впервые совершивших преступления небольшой тяжести, и реализация принципа законности в деятельности правоохранительных органов.

В настоящий период, преступление невысокой степени общественной опасности, составляет около 1/5 всех совершаемых в стране преступлений, практика освобождения от уголовной ответственности получила мировое распространение и ей отводится значительная роль в борьбе с преступностью. Свыше 1/3 всех несовершеннолетних, изобличённые в совершении преступления, освобождаются от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Согласно результатам выборочных исследований, проводимых Всесоюзным институтом и другими научными учреждениями по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, подавляющее большинство лиц, освобождаемых от уголовной ответственности или в связи с применением принудительным мер воспитательного характера несовершеннолетним, не совершают впоследствии новых преступлений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



  1. Конституция Российской Федерации. Принята 12 декабря 1993 г. М., 1993.

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. Принят 24 мая 1996 г. М., 1996.

  3. СССР и международное сотрудничество в области прав человека. // Международное право в документах. М., 1989.

  4. Брайнин Я. М. Уголовная ответственность и её основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 12-45.

  5. Бойков А., Пройченко В. Применение законодательства о освобождении от уголовной ответственности. // Советская юстиция. 1986 №7 С. 89.

  6. Гальперин И. Как исчислять срок давности привлечения к уголовной ответственности. // Сов. юстиция. 1966. № 9, С. 8.

  7. Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. С. 142-156.

  8. Дубинскии А.Я. Прекращение уголовного дела на предварительном следствии. Киев, 1975. С. 87; Клочков В. В. Общественное поручительство: Уголовно-правово и уголовно-процессуальное исследование: Автореф. канд. дис. М., 1962. С. 18.

  9. Дюрягин И. Освобождение от уголовной ответственности и наказания. // Советская юстиция. 1990. №90. С. 13.

  10. Загородникова Н. И. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М., 1987. С. 27.

  11. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. // Отв. ред. В.И. Радченко М., 1996.

  12. Келина С. Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974. С. 123-156.

  13. Курляндскии В.И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М., 1965. С. 132.

  14. Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. с 23-31.

  15. Лейкина Н. С. Стадии реализации уголовной ответственности и личности преступника // Проблемы советского уголовного права в период развёрнутого строительства коммунизма. Л., 1963. С 3-19.

  16. Наташев А. Е., Стручков Н. А. Основы теории исправительно‑трудового права. М., 1967. С. 2-9.

  17. Наумов А. В., Загородников Н. И. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М., 1987.

  18. Наумов А. О соотношении норм международного и уголовного права // Советская юстиция. N 19. 1993.

  19. Наумов А. О. Соотношении норм международного и уголовного права // Советская юстиция. 1993. N 19, С. 2.

  20. Огурцов Н. А. Правоотношение и ответственность в советском уголовном праве. Рязань. 1975. С. 141-162.

  21. Осипов П. П. Теоретические основы построения и применения уголовно‑правовых санкций. Л., 1976. С. 51.

  22. Палтсер А.Р. Освобождение от уголовной ответственности по советскому уголовному праву: Автореф. канд. дис. Тарту, 1966. С. 14

  23. Пашкевич П. Ф. Некоторые вопросы правового, регулирования. // Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Здравомыслов Б. В., М., 1996.

  24. Ретюнских И. С. Уголовная ответственность и её реализация. Воронеж., 1983. С. 15-17.

  25. Ретюнских И. С. Уголовно – правовые отношения и их реализация. / Учеб. пособие. Воронеж, 1997. С 100-160.

  26. Российское уголовное право. Общая часть: учебник. / М., 1997.

  27. Советское уголовное право. Общая часть. / Под ред. Кригера Г. А. и др. Унта, 1981.

  28. Таганцев Н. С. Уголовное уложение 22 марта 1903. / СПБ: 1904.

  29. Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР. М.: 1997.

  30. Филимонов В. Д. Общественная опасность личности преступника. Томск. 1979.

  31. Шнейдер М.А. Учебно-методическое письмо по советскому уголовному праву для студентов ВЮЗИ. М., 1950. С. 37.

  32. Бюллетень ВС РФ 1998. №5. С.9.

  33. Бюллетень Верховного союза РСФСР. 1991. N 4. С. 11.

  34. Бюллетень Верховного Союза РСФСР. 1991. N 4. С. 11.

  35. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1963. № 3.

1 Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника. Томск, 1979. С. 249, 253.


22Шнейдер М.А. Учебно-методическое письмо по советскому уголовному праву для студентов ВЮЗИ. М.1950. С. 37

1 Осипов П. П. Теоритические основы построения и применения уголовно – правовых санкций. Л., 1976. С. 50 – 51.

2

2 Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.,1975. С. 162.


3 Загородников Н. И. О содержании уголовно-правовых отношений // государство и право. 1963. N11. С. 86.

1 Лейкина Н. С. Проблемы советского уголовного права в период развернутого строительства коммунизма. Л.,1963. С. 18.


2 Брайнен Я. М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 25.

1 Огурцов Н. А. Правоотношение и ответственность в советском уголовном праве. Рязань. 1975. С. 162.


2 Наташев А. Е., Стручков Н. А. Основы теории исправительно‑трудового права. М., 1967. С. 9.


3 Филимонов В. Д. Общественная опасность личности преступника. Томск. 1979. С. 249.


4 Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. С. 31.

1 Тихонов К. Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов. 1967.С. 43.


2 Ретюнских И. С. Уголовная ответственность и её реализация. Воронеж. 1983. С.15.


3 Тихонов К. Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов. 1967.-С. 43.

1 Бойков А., Пройченко В. Применение законодательства о освобождении от уголовной ответственности. Советская юстиция 1986 №7 С. 89


2 Палтсер А.Р. Освобождение от уголовной ответственности по советскому уголовному праву: Автореф. канд. дис. Тарту, 1966. С. 14


1 Там же С.140


2 Дубинскии А.Я. Прекращение уголовного дела на предварительном следствии. Киев, 1975. С. 87; Клочков В. В. Общественное поручительство: Уголовно-правовос и уголовно-процессуальное исследование: Автореф. канд. дис. М., 1962. С. 18.

1 Келина С.Г. Теоретические проблемы освобождения от уголовной ответственности: Докт. дис. М., 1975. С. 125.


2 Бойков А., Пройченко В. Применение законодательства о освобождении от уголовной ответственности. Советская юстиция 1986 №7 С. 89


3 Степанов В. Г. Передача на поруки в советском уголовном прцессе: Авто. реф. канд. дис. Л., 1966. С. 15

1 Алексеев Н. С., Смирнов В. Г., Шаргородский М. Д. Основание уголовной ответственности по советскому праву «Правосудие», 1961, №2, стр. 77


1 Манаев. Ю. Советская юстиция. 1968. №4. С. 12.

1 Бюллетень ВС РФ 1998. №5. С.9.

1 И. Дюрягин. Освобождение от уголовной ответственности и наказания. Советская юстиция 1990. №90. С. 13.


1 Таганцев Н. С. Уголовное уложение 22марта 1903г. СПб. 1904. С.141.


1 Загородникова Н. И. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М., 1987. С. 27.


2 См. Бюллетень Верховного Союза РСФСР. 1991. N 4. С. 11.

1 Бюллетень ВС СССР. 1963. N 3.

1 Б. Барановский, А. Тарбагаев. Сроки давности. Советская юстиция. 1990. №13. С. 15.

2 Там же С. 15.

1 Бюллетень ВС РФ.1998.№12.


2 Ткачевский Ю. М. Система освобождения от уголовной ответственности. Вестик МГУ. Серия 11. №5. С 89.

1

1 Гальперин И. Как исчислять срок давности привлечения к уголовной ответственности.— Сов. Юстиция. 1966. № 9, С. 8.

1 СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы.: М., 1989. С. 327; Наумов А. О соотношении норм международного и уголовного права // Советская юстиция. 1993. N 19, С. 2


2 Там же

1 СЗ РФ.1999.№26 Ст.3177