Наказание по уголовному праву (148930)

Посмотреть архив целиком

1. Понятие и признаки уголовного наказания

1. Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному винов­ным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

2. Наказание применяется в целях восстановления социальной спра­ведливости, а также в целях исправления осужденного и предупрежде­ния совершения новых преступлений.

При всем многообразии вопросов, решаемых в ходе создания и применения уголовного закона, два вопроса являются центральными: на чем основывается уголовная ответственность, т.е. за что следует наказывать, и от чего зависят размеры ответственности, т.е. как наказывать.

Важно отметить, что развитие уголовного законодательства проявляется в значительной мере в изменени­ях составов преступлений и санкций. Можно даже утверждать, что интенсивность криминализации может быть определенно обозначена с изменением видов и размеров наказания.

Следует отметить особую значимость уголовного наказания для отображения функций уголовного права.

Некоторые из функций специфичны только для уголовного права: прежде всего, охранительная и социаль­но-превентивная. Между указанными общими функциями уголовного права и уголовного наказания есть оп­ределенная связь. Так, в частности, уголовное наказание способствует реализации такой специфической функции уголовного права, как социально-превентивная функция, - общее и специальное предупреждение преступлений.

В отличие от института уголовной ответственности в юридической литературе теоретические проблемы уголовного наказания разработаны более обстоятельно. Они достаточно полно и всесторонне отражены в учебниках и курсах по уголовному праву.

Институт уголовного наказания, способствующий воплощению в жизнь социально-превентивной функции уголовного права (общее и специальное предупреждение преступлений), является одним из важнейших ин­ститутов уголовного права.

Вопрос об эффективности уголовного права в значительной мере сводится к вопросу об эффективности уголовного наказания и зависит от правильного определения целей наказания.

До принятия «Основ уголовного законодательства» вопрос об отличии понятий «уголовная ответствен­ность» и «уголовное наказание» не был предметом специального рассмотрения. Понятие «уголовная ответст­венность» как отличное от понятия «наказание» появилось впервые лишь в «Основах уголовного законода­тельства» 1958 г.

В ранее действовавшем уголовном законодательстве не было дано определение наказания. Наиболее су­щественные его признаки были указаны в ряде норм уголовного права. На основании законодательных по­ложений и обобщения судебной практики такое определение давала теория уголовного права.

Раскрывая содержание ст. 20 «Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». И.С.Ной отмечал три положения, закрепленных в этой статье: «... во-первых, в ней содержится определенная информация о наказании как социальном институте; во-вторых, определяется результат, который должен быть достигнут при применении наказания и, в-третьих, определяются целенаправленность и характер дея­тельности по достижению указанного результата».

Впервые законодательное определение понятия наказание было дано в ст. 28 Основ 1991 г.: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда к лицу, признанному винов­ным в совершении преступления, и заключающаяся в предусмотренных законом лишении или ограничении прав и интересов осужденного».

Были даны и иные формулировки понятия наказания. Так, в процессе создания теоретической модели УК приводилось следующее определение: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государст­ва по приговору суда и в соответствии с законом к лицу, признанному виновным в совершении преступле­ния, и выражающая отрицательную оценку его преступной деятельности» (ст. 57).

Заслуживает внимания определение, данное А.И.Чучаевым: уголовное наказание - это «мера государственного принуждения, установленная уголовным законом и влекущая лишение или ограничение прав и ин­тересов осужденного; наказание применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступ­ления, назначается от имени государства по приговору суда».

Меры государственного принуждения разнообразны.

Уголовное наказание - одна из наиболее значительных мер государственного принуждения. Об этом сви­детельствует исторический опыт. Так, Чсзаре Беккариа в трактате «О преступлениях и наказаниях» писал, что «только законы могут устанавливать наказания за преступления, и власть их издания может принадле­жать только законодателю... Никакой судья не может, не нарушая справедливости, устанавливать наказания для других членов общества. Несправедливо наказание, выходящее за пределы закона, т.к. оно явилось бы другим наказанием, не установленным законом».

Обобщая значимые теоретические разработки, ныне действующий Уголовный кодекс Российской Федера­ции закрепил на уровне закона «принцип законности», где определено, что «преступность деяния, его нака­зуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом».

Текст ст. 43 действующего УК РФ гласит: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступлсния, и заключается в предусмотренном настоящим кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

Существенным при этом является то, что законодатель выделил понятие наказания в части первой данной статьи, а цели применения наказания в самостоятельной части второй этой нормы.

Такая редакция нормы позволила избежать тех трудностей толкования закона, которые имели место в ра­нее действовавшем УК РФ 1960 года.

Так, ст. 20 «Цели наказания» оговаривала, что «наказание не только является карой за совершенное пре­ступление, но и преследует цели...».

В редакционном отношении смысловое содержание нормы было изложено неудачно, поскольку сопостав­лялись разно порядковые понятия - содержание и цели наказания. Фактически наказание понималось зако­нодательством как «кара», ибо «но» относилось к формулировке его целей.

Представляется, что исключение из текста закона термина «кара» символично. Так, уже в ст. 10 Руково­дящих начал (1919 г.) нашел свое закрепление принцип отрицания возмездия: «Наказание должно быть целе­сообразно и в то же время совершенно лишено признаков мучительства и не должно причинять преступнику бесполезных и лишних страданий». Эта формулировка Руководящих начал была воспринята затем ст. 26 УК РСФСР (1922 г.), ст. 4 Основных начал (1924 г.); ст. 9 УК (1926 г.).

Однако то, что законодатель использует термин «государственное принуждение», не означает, что последний не придаст должной значимости элементу кары.

Сложность познания сущности наказания связана не только с различным подходом в науке к определе­нию места кары в наказании, но и с различными взглядами ученых на природу самой кары. В юридической литературе нет единообразия в понимании содержания кары как сущности наказания. Многие авторы сводят ее к страданиям и лишениям, которые доставляют наказание осужденному. Так, М.Д.Шаргородской писал: «Наказание является лишением преступника каких-либо принадлежащих ему благ и выражает отрицательную оценку преступника и его деяния государством. Наказание причиняет страдание тому лицу, к которому оно применяется. Именно это свойство, являясь необходимым признаком наказания, делает его карой» Как видно, приоритет отдается моментам лишения и страдания. В курсах советского уго­ловного права при определении понятия наказания кара не упоминается, а упор делается на государственно-принудительный его характер и причинение лишений виновному, а также упоминаются цели наказания.

Б.С.Утевский определил кару как принуждение. Б.С.Никифоров, критикуя такое расширительное толко­вание кары, отметил: «Кара - это принуждение к такому страданию, которое по своему характеру и длитель­ности пропорционально, соразмерно совершенному преступником злому делу, преступлению».

С критикой изложенных точек зрения выступил И.С.Ной: «...кара была бы соразмерна тяжести совершен­ного преступления, если бы за убийство предусматривалась лишь смертная казнь. Но принцип возмездия не проводится в нашем законодательстве, а допустимость применения смертной казни за убийство продиктова­на не соображениями возмездия, а, прежде всего целью общей превенции»

Следует отметить, что «государственное принуждение» в новом УК нельзя отождествлять и с «мерами со­циальной защиты» (УК 1922 г.) или с выражениями «меры социальной защиты судсбноиспранительного ха­рактера» (УК РСФСР 1926 г.). Государственное принуждение, как прямо указано в законе (ст. 44 нового УК), состоит в лишении или ограничении прав осужденного.

В ст.ст. 44-59 действующего УК РФ перечислены все меры принуждения, являющиеся наказанием. При­чем иные меры принудительного воздействия не имеют силы уголовного наказания.

Среди наказаний предусмотрен различный уровень правоограничсний.

Действующий уголовный закон предусмотрел смертную казнь в общей системе наказаний (п. «н» ст. 44), отменив тем самым ее исключительность. Репрессивность видов наказания определена действующим УК РФ от наказания, связанного с наименьшим объемом кары - штрафом, до обладающего наибольшим - смертной казни.

Ст. 6 действующего УК, раскрывая принцип справедливости, в части первой оговаривает, что: «наказание и иные меры уголовно-правового характера, подлежащие применению к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать тяжести преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». Фактически получил развитие принцип, обоснованный ранее основоположниками уголовно-правовой теории: «Личный характер ответственности составляет одно из первых условий правильной карательной деятельности, хотя нельзя не прибавить, что это начало является продуктом сравнительно позд­ней эпохи уголовного права».

Ранее в ст. 3 УК РФ 1960 г. также оговаривался этот принцип: «Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления...».

Возможна и иная реакция общества на преступление, так называемые иные меры уголовно-правового ха­рактера. Таковые, например, предусмотрены в ст. 92 УК РФ «Применение принудительных мер воспитатель­ного воздействия»; ст. 92 «Освобождение от наказания несовершеннолетних»; ст. 82 «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей» и др.

В части первой ст. 44 УК РФ законодатель вновь закрепил положение, что эта «мера государственного принуждения назначается только по приговору суда».

УК РФ 1960 года в части второй ст. 3 также оговаривал этот принцип: «Никто не может быть признан ви­новным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом».

Представляется, что и новый УК РФ подразумевает, что наказание назначается от имени государства. Этим подтверждаются конституционные начала судопроизводства. Назначение наказания только судом опре­делено и в действующем УПК в ст. 13: «...Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом».

Наказание назначается от имени государства (ст. 300 упк РФ), т.е. наказание носит публичный характер.

Ранее в ст. 56 УК РФ 1960 г. отмечалось, что освобождение от наказания либо его смягчение, кроме слу­чаев применения амнистии или помилования, производится только судом.

Новый УК РФ не имеет конкретно такого указания. Однако по содержанию норм, помещенных в гл. 12 «Освобождение от наказания», можно сделать вывод о наличии этого принципа.

В новом УК РФ выделены в отдельную главу три нормы: ст. 84 «Амнистия»; ст. 85 «Помилование»; ст. 86 «Судимость».

На уровне закона раскрыт процессуальный (внесудебный) порядок применения институтов амнистии, по­милования. Представляется значимым, что в диспозиции этих норм указано на непосредственную связь ам­нистии и помилования с освобождением от наказания: «Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания, либо назначенное наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания».

Уголовное наказание влечет судимость. Представляется верным редакционное изменение названия статьи. Статья прежнего УК РФ гласила: «Погашение судимости».

Ст. 86 нового УК РФ названа «Судимость». При этом законодатель в части первой данной статьи на уров­не закона раскрыл уголовно-правовое значение судимости при осуществлении процессуальных действий и указал на связь судимости как правового последствия с назначаемым наказанием: «Судимость, в соответст­вии с настоящим Кодексом, учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания».

Судимость определяется по действующему УК РФ как правовое последствие, связанное с вступлением об­винительного приговора в законную силу и действующее до момента погашения или снятия судимости.

Ст. 2 УК РФ определяет «задачи Уголовного кодекса». В части второй указанной статьи определено, что «настоящий УК определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются пре­ступлениями, и устанавливает виды наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступления».

Представляется, что в данной статье, как и в норме, определенной ст. 3 УК «Принцип законности», где последовательность изложения такова: «Преступность деяния, его наказуемость...», это свидетельствует о вторичности уголовного наказания по отношению к совершаемым преступлениям. Существенно, что на уровне закона разрешен вопрос о значимости наказания в процессе классификации преступлений. Так, Н.И.Загородников считал, что «в основу классификации преступлений следовало бы по­ложить санкцию (размер и вид предусмотренного в законе наказания)».

Такое утверждение оценено законодателем как не совсем обоснованное, т.к. наказание нельзя признать «соизмеримой единицей» общественной опасности. Последняя есть объективная реальность, она первична по отношению к наказанию.

Поэтому в статье действующего УК РФ «Категории преступлений» дано подразделение преступлений и;1 небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления, исходя из формы вины и мак­симального наказания, предусмотренного УК.

Изложенное позволяет определить отличительные признаки уголовного наказания, на основании которых выявляется его отличие от иных видов государственного принуждения:

1) осуждение лица, виновного в совершении преступного деяния, от имени государства;

2) наибольшая острота репрессии (в отличие от административных или гражданско-правовых видов принуждения);

3) применение наказания только к лицам, виновным в совершении преступления;

4> возможность применения уголовного наказания только по приговору суда;

5) судимость - последствие, присущее лишь уголовному наказанию.

2. Цели наказания

Произошедшие в уголовном законодательстве изменения сделали актуальным вопрос: в чем заключено социальное назначение наказания? Что должно преобладать при назначении наказания: его карательный элемент или направленность на предупреждение преступления Настоящий момент требует превращения уголовной политики в социальную политику предупреждения преступности.

Уголовное наказание как особая форма государственного принуждения рассматривается в юридической литературе и качестве правовой категории. Однако по своему содержанию, функциям, характеру и объектам воздействия оно значительно шире, чем общественные отношения, возникающие при назначении, исполне­нии и освобождении от отбывания наказания. Уголовное наказание затрагивает и ряд социологических ас­пектов. Необходим учет комплекса мер воздействия принуждения, связанных с влиянием уголовного наказа­ния на личность преступника, других членов общества, да и на само общество в целом. Должная разработка таковых позволит государству более успешно планировать и осуществлять уголовную политику, совершенст­вовать уголовное и исправительно-трудовое законодательство. Важной проблемой изучения уголовного нака­зания как социологической категории являются его социальные функции. Одна из основных функций нака­зания - предупреждение, применяемое к конкретному лицу за совершенное преступление.

Однако наказание как форма государственного принуждения должно быть сопряжено с ограничительным положением карательного воздействия. По мере стабилизации общества возникает необходимость развития мер воспитательного воздействия на осужденных. Именно поэтому основной социальной функцией наказа­ния следует считать его предупредительную функцию, входящую в качестве составной части в систему мер борьбы с преступностью.

Институт наказания реализует функцию социального контроля с точки зрения как общей, так и частной превенции. Эффективность социального контроля в форме использования наказания в борьбе с преступно­стью во многом зависит от правильного учета влияния социальных изменений на законодательную регламен­тацию уголовно-правовых санкций, их применения и исполнения.

Определение целей наказания - один из наиболее принципиальных вопросов уголовного права. «От её решения зависит не только построение многих институтов этой отрасли права, но и целеустремленное при­менение самого уголовного законодательства».

Чезаре Беккариа писал: «Цель наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, что­бы сделать несуществующим уже совершенное преступление... Цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же».

Н.С.Таганцов, определяя цели наказания, указывал: «Будучи личным страданием, причиняемым виновно­му за учиненное им деяние, наказание должно быть, организовано так, чтобы оно служило или могло слу­жить тем целям, которые преследует государство, наказывая»

В юридической литературе первых лет Советской власти много внимания уделялось вопросу о целях и за­дачах наказания. Сложность этой проблемы приводила к тому, что отдельные авторы, удачно сформулировали ту или иную задачу наказания - исправительную, предупредительную или же охранительную, в ряде случаев считали ее единственной, чем искажали действительную роль наказания в Советском государстве. В рассмат­риваемый период еще только начинали оформляться положения советской теории уголовного права о соот­ношении принудительной и воспитательной сторон наказания, о соотношении понятий «кара» и «воспитание», «кара» и «наказание».

Цели наказания влияют на существо кары и определяют направленность наказания, главное его назначе­ние. Определяя цели наказания, законодатель указывает на оптимально возможный и желаемый результат выраженной в законе угрозы наказанием и практики его применения в борьбе с преступностью. Для право­охранительных органов, применяющих и исполняющих уголовное наказание, они становятся практическим ориентиром эффективности их практической деятельности. От целей наказания следует отличать его функ­ции, с помощью которых решаются частные задачи, достигаются промежуточные результаты на пути к цели. Смешение целей с функциями в литературе встречается, и это не только мешает правильному уяснению тех и других, но и приводит к искажению социального назначения наказания, направленности уголовной поли­тики.

Например, такое происходит, когда в качестве цели наказания признается сама кара.

Ранее законодатель отделял кару как основу наказания от его целей указанием на: 1) исправление и пере­воспитание осужденных; 2) предупреждение совершения преступлений осужденным; 3) предупреждение со­вершения преступлений иными лицами (ст. 20 УК РСФСР 1960 г.).

Однако ряд авторов в своих монографических исследованиях в качестве одной из целей ставили кару. При этом Н.А.Беляев пояснял: «Под карой как целью наказания мы понимаем причинение правонарушителю страданий и лишений в качестве возмездия за совершенное им преступление». Думается, такой подход не согласуется с законом, если не сказать, прямо противоречит ему. И.И.Карпец, отстаивая такую же точку зре­ния, рассуждал примерно так: «Раз наказание карает и достигает каких-то целей, без чего не бывает, значит, кара является одной из целей наказания». Аргументы одного и другого авторов неизбежно приводят к выво­ду, что наказание как кара является самоцелью, чего как раз уголовный закон не допускает.

Новый УК РФ определяет цели наказания в части второй ст. 44: «Наказание применяется в целях восста­новления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения но­вых преступлений».

Формулировка ст. 43 УК РФ существенно отличается от текста ст. 20 УК РФ 1960 г. Во-первых, в ней от­сутствует текст, содержащийся в части второй, устанавливающий, что «наказание не имеет целью причине­ние физических страданий или унижение человеческого достоинства».

В новом законе этим содержанием определен принцип гуманизма (часть вторая ст. 7 УК). Во-вторых, в ст. 43 УК РФ отсутствует указание на перевоспитание осужденных как цель наказания. Ряд авторов убедительно доказали, что уголовно-правовые средства нельзя непосредственно связать с процессом перевоспитания.

Однако законодатель оговорил в норме цель исправления осужденного, В свое время авторы проекта УК отмечали, что «единственным указанием на критерии исправления является положение, содержащееся в по­становлении Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971г. «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены не отбытой части наказания более мягким». В п. 2 этого постановления говорится, что «доказательствами исправления осужденных служат примерное по­ведение и честное отношение к труду, а для несовершеннолетних - и к обучению». Под исправлением осужденного Н.А.Стручков видел: «... во-первых, результат определенного воздействия на лицо, совершившее преступления, и во-вторых, специфический воспитательный процесс, протекающий в условиях исполнения наказания и применения мер исправительно-трудового воздействия».

Н.А.Беляев писал по этому поводу так: «Исправление - это та оптимальная задача, которая должна быть решена при исполнении наказания. Об исправлении преступника можно говорить тогда, когда под влиянием наказания в его сознании происходят изменения, при наличии которых преступник хотя и не превращается в активного, сознательного члена нашего общества, но уже становится безопасным для общества».

Относясь к указанию в статье нового УК РФ на «цель исправления» осужденного как к реальности, следует присоединиться к точке зрения Г.А.Злобина, делающего акцент в функциях уголовного права на «охранительную социально-превентивную».

Представляется, что исправление осужденного возможно с большим эффектом мерами исправительно-трудового воздействия.

Кроме того, возникает вопрос: если достижение надежного исправления осужденного обеспечивает несовершение им новых преступлений, почему отдельно выдвигается еще цель частной превенции?

Итак, уголовное наказание преследует две общепризнанные цели: специальное и общее предупреждение. Буквальное толкование текста действующей ныне части второй ст. 43 свидетельствует о том, что законода­тель не сделал разграничения на уровне закона на специальное и общее предупреждение.

Однако представляется, что их наличие подразумевалось и изначально.

При разработке модели нового УК отмечалось, что «традиционно наиболее важными целями уголовного наказания считаются общее и специальное предупреждение преступлений». Причем «в плане общего преду­преждения наказание должно устрашать; в плане специального предупреждения - исправлять и перевоспи­тывать, что необязательно предполагает устрашение».

Касаясь существа цели, надо отметить, что механизм ее достижения заключается в карательном содержа­нии наказания и испытании его осужденным. Если же впоследствии осужденного удерживает от совершения преступления опыт пережитого наказания, то, считается, налицо частное предупреждение. Не имеет значе­ния, что в. этом могло больше сказаться: устрашение, страдание, испытание кары, осознание своей вины, пе­рестройка установок или же исправление в подлинном смысле.


Случайные файлы

Файл
179223.rtf
14549.rtf
15888.doc
144084.rtf
164798.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.